Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Специальные ограничения в военной службе как альтернатива лишению свободы (виду наказания) применяемой к военнослужащим
Научные статьи
19.01.15 15:50

вернуться








Специальные ограничения в военной службе как альтернатива лишению свободы (виду наказания) применяемой к военнослужащим

alt 
АДМИНИСТРАТИВНОЕ ПРАВО
Лядов Э. В.
В статье рассматриваются вопросы применения уголовного наказания в виде ограничения по военной службе к военнослужащим, проходящим военную службу по контракту. Ограничение по военной службе, как один из специальных видов уголовных наказаний, применяемых к военнослужащим, предусмотрен ст. 51 УК РФ. Для уголовного законодательства России он является новым видом наказания, который впервые был введен в систему уголовных наказаний Уголовным кодексом РФ 1996 г., вступившим в действие с 1 января 1997 г. Данный вид наказания заменяет ч. 2 ст. 34 УК РСФСР, по которой исправительные работы без лишения свободы военнослужащим заменялись содержанием на гауптвахте на срок до двух месяцев, что не являлось ранее самостоятельным видом наказания. Практика применения наказания в виде ограничения по военной службе показывает, что, вводя последний в систему уголовных наказаний, законодатель стремился позволить военнослужащим, которые избрали такой вид деятельности в качестве своей профессии, за совершение воинских и общеуголовных преступлений небольшой и средней тяжести не лишаться возможности проходить военную службу. Данный вид наказания применяется в двух случаях. Во-первых, когда в санкции статьи Особенной части УК РФ предусмотрен этот вид наказания за совершение преступления против военной службы от трех месяцев до двух лет, например, части 1 и 3 ст. 332, ч. 1 ст. 334 УК РФ и, во-вторых, военнослужащим, совершившим преступления, которые не относятся к числу преступлений против военной службы, при наличии в санкции соответствующей статьи наказания в виде исправительных работ и желании суда назначить именно исправительные работы, которые он в порядке ст. 51 УК РФ заменяет на ограничение по военной службе, например, части 1 и 2 ст. 115, части 1 и 2 ст. 158, части 1 и 2 ст. 159 УК РФ.


Одним из действенных средств охраны общественных отно­шений и военной безопасности государства от преступных по­сягательств лиц, проходящих военную службу, наряду с про­филактическими мерами, продолжает оставаться уголовное наказание.

Ограничение по военной службе, как один из специальных видов уголовных наказаний, применяемых к военнослужащим, предусмотрен ст. 51 УК РФ. Для уголовного законодательства России он является новым видом наказания, который впер­вые был введен в систему уголовных наказаний Уголовным кодексом РФ 1996 г., вступившим в действие с 1 января 1997 г. Данный вид наказания заменяет ч. 2 ст. 34 УК РСФСР, по ко­торой исправительные работы без лишения свободы воен­нослужащим заменялись содержанием на гауптвахте на срок до двух месяцев, что не являлось ранее самостоятельным видом наказания.

Говоря о соотношении видов наказаний в санкциях норм о преступлениях против военной службы, можно отметить, что рассматриваемый вид наказания присутствует в 16 статьях (76,2%), в 20 санкциях (43,4%) главы 33 «Преступления про­тив военной службы» УК РФ. Сравнивая приведенные выше показатели ограничения по военной службе с аналогичными показателями по другим видам наказаний, назначение которых предусмотрено УК РФ за совершение преступлений против военной службы, получаем следующую картину: штраф пред­усмотрен в трех санкциях (6,5%) трех статей (14,3%); арест — в 11 санкциях (23,9%), 10 статьях (47,6%); содержание в дисци­плинарной воинской части — в 23 санкциях (50%), 18 статьях (85,7%); лишение свободы — в 38 санкциях (82,6%), 20 статьях (95,2%), причем в пяти санкциях (10,9%), трех статьях (14,3%) наказание в виде лишения свободы назначается в сочетании с дополнительным видом наказания в виде лишения права занимать определенные должности или заниматься опреде­ленной деятельностью. Таким образом, можно сделать вывод, что по распространенности как в статьях, так и санкциях за со­вершение преступлений против военной службы рассматрива­емый вид наказания законодателем поставлен на третье место после лишения свободы и содержания в дисциплинарной во­инской части.

Однако несмотря на отводимое место в иерархии (по рас­пространенности в санкциях) наказаний в данной области, и в целом в системе наказаний, установленной в ст. 44 УК РФ, следует констатировать, что удельный вес осужденных к рас­сматриваемому виду наказания, несмотря на ежегодную по­ложительную тенденцию, остается достаточно низким. По дан­ным Н. А. Шулепова, удельный вес применения ограничения по военной службе от общего числа осужденных военнослужа­щих составил в 1998 г. 0,54%, в 1999 г. — 0,9%, в 2000 г. — 0,8%, в 2001 г. — 1,2%, в 2002 г. — 1,21%, в 2003 г. — 1,3%, в 2004 г. — 1,25%, в 2005 г. — 1,4%, в 2006 г. — 1,6%, в 2007 г. — 2,1%, в 2008 г. — 2,2%, в 2009 г. — 2,4%, по нашим данным, удельный вес осужденных к ограничению по военной службе составил в 2010 г. 2,68%, в 2011 г. — 2,61%, в 2012 г. — 8,7%, в 2013 г. — 5,82%. Применительно к рассматриваемым показателям необ­ходимо отметить, что после вступления в законную силу УК РФ можно было согласиться с мнением Т. В. Непомнящей, которая отмечала, что ограничение по военной службе — это фактиче­ски исправительные работы для военнослужащих. Это утверж­дение было верным в связи с тем, что, как правильно указывают В. Н. Орлов и А. Л. Карабанов, ограничение по военной службе являлось практически эквивалентом исправительных работ, применяемым в отношении осужденных военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, поскольку, так же как и при исправительных работах, из заработка, из денежного содержания осужденного производились удержания в доход государства в размере, установленном приговором суда, но не свыше двадцати процентов. Однако после внесения изменений в ст. 50 УК РФ Федеральным законом № 162-ФЗ от 8 декабря 2003 г. исправительные работы стало возможным назначать только осужденному, не имеющему основного места работы, и поэтому отмечаемое ранее равенство между ограничением по военной службе и исправительными работами утратилось. Вновь о равенстве стало возможным говорить лишь спустя восемь лет, после того, как законодатель Федеральным зако­ном от 07.12.2011 № 420-ФЗ вернул возможность назначения исправительных работ как лицам, имеющим основное место работы, так и не имеющим такового. Результатом внесенных изменений стал резкий подъем применения ограничения по военной службе. Если в 2011 г., как было указано выше, его удельный вес составлял 2,61%, то в 2012 г. увеличился более чем в три раза и достиг 8,7%.

Практика применения наказания в виде ограничения по во­енной службе показывает, что вводя последний в систему уго­ловных наказаний, законодатель стремился позволить военнос­лужащим, которые избрали такой вид деятельности в качестве своей профессии, за совершение воинских и общеуголовных преступлений небольшой и средней тяжести не лишаться воз­можности проходить военную службу. Особенно актуальным это является для высококвалифицированных военных специ­алистов, цели наказания применительно к которым можно достичь, не отрывая их от привычной социальной среды и вы­полнения профессиональных воинских обязанностей, путем применения альтернативного лишению свободы наказания, а именно ограничения по военной службе.

Данный вид наказания не имеет гендерных ограничений, иными словами, он может быть назначен судом как военнос­лужащим мужчинам, так и военнослужащим женщинам, од­нако исключительно тем, которые проходят военную службу по контракту.

Военнослужащим, проходящим военную службу по кон­тракту в соответствии с Положением о порядке прохождения военной службы, является гражданин Российской Федера­ции, добровольно заключивший письменный контракт (до­говор) с Министерством обороны РФ (федеральным органом исполнительной власти, в котором предусмотрена военная служба) на три года, пять лет, десять лет либо на меньший срок до наступления предельного возраста пребывания на военной службе, а также на неопределенный срок (до наступления пре­дельного возраста пребывания на военной службе) (п. «а» ч. 5 ст. 9 Положения). Контракт не может быть заключен с граж­данином (военнослужащим), в отношении которого вынесен обвинительный приговор и которому назначено наказание, в отношении которого ведется дознание либо предварительное следствие или уголовное дело в отношении которого пере­дано в суд, с лицом, имеющим неснятую или непогашенную судимость за совершение преступления, а также отбывавшим наказание в виде лишения свободы (ч. 3 ст. 4).

Началом военной службы считается день вступления в силу контракта. Срок военной службы истекает в соответствующие месяц и число последнего года срока контракта либо в соот­ветствующее число последнего месяца срока контракта, если контракт был заключен на срок до одного года. В случаях, когда истечение срока военной службы приходится на месяц, в котором нет соответствующего числа, указанный срок истекает в последний день этого месяца. Днем окончания военной служ­бы считается день исключения военнослужащего из списков личного состава воинской части в связи с увольнением с во­енной службы.

Данный вид наказания применяется в двух случаях. Во- первых, когда в санкции статьи Особенной части УК РФ пред­усмотрен этот вид наказания за совершение преступления против военной службы от трех месяцев до двух лет, например, части 1 и 3 ст. 332, ч. 1 ст. 334 УК РФ и, во-вторых, военнослу­жащим, совершившим преступления, которые не относятся к числу преступлений против военной службы при наличии в санкции соответствующей статьи наказания в виде испра­вительных работ и желании суда назначить именно исправи­тельные работы, которые он в порядке ст. 51 УК РФ заменяет на ограничение по военной службе, например, части 1 и 2 ст. 115, части 1 и 2 ст. 158, части 1. и 2 ст. 159 УК РФ.

Например, Астраханским гарнизонным военным судом 2 августа 2002 г. военнослужащий Р., проходящий военную службу по контракту, был осужден по пунктам «а», «б», «в» ч. 1 ст. 256 УК РФ за незаконную добычу рыбы с причинением крупного ущерба, с применением иных способов массового истребления рыбы в местах нереста и миграционных путях к ним. Суд назначил Р. наказание в виде исправительных работ сроком на один год, с удержанием десяти процентов из его заработка в доход государства, которые в соответствии со ст. 51 УК РФ были заменены на ограничение по военной службе на тот же срок, с удержанием десяти процентов из его денеж­ного содержания в доход государства.

Следует сказать, что в соответствии с ч. 1 ст. 73 УК РФ если, назначив ограничение по военной службе, суд придет к вы­воду о возможности исправления осужденного без реального отбывания наказания, он постановляет считать назначенное наказание условным.

Так, Астраханским гарнизонным военным судом 8 января 2002 г. военнослужащий Ш., проходящий военную службу по контракту, был осужден по ч. 1 ст. 349 УК РФ за нарушение правил обращения с оружием, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью человека. Суд назначил Ш. наказание в виде ограничения по военной службе сроком на два года, с удержанием десяти процентов из его денежного содержания в доход государства. В соответствии со ст. 73 УК РФ данное наказание ему назначено условно с испытательным сроком один год.

Ограничение по военной службе оказывает на осужденного психологическое воздействие фактом судимости, содержани­ем упрека государства, ограничивает или замедляет продви­жение по службе, влечет экономические утраты, связанные с удержанием из денежного содержания (довольствия) в до­ход государства15. Помимо этого, поскольку военнослужащий ограничен в продвижении в должности и звании, следствием этого является отсутствие возможности в повышении размера денежного довольствия.

Рассматривая ограничение по военной службе как альтер­нативу лишению свободы, следует отметить, что, отбывая дан­ный вид наказания, осужденный не отрывается от привычной для него социальной среды (которая, отметим, обладает опре­деленными особенностями в силу характера деятельности), продолжает службу, хотя и подвергается принудительному удержанию в доход государства определенной части его де­нежного довольствия.

Следует сказать, что военные суды, применяя наказание в виде ограничения по военной службе, иной раз допускают ошибки, назначая последнее и по тем статьям Особенной части УК РФ, которые не предусматривают наказания в виде ограни­чения по военной службе или исправительных работ.

Так, Рязанским гарнизонным военным судом 12 февраля 2003 г. военнослужащий П., проходящий военную службу по контракту, был осужден по ч. 1 ст. 335 УК РФ за нарушение уставных правил взаимоотношений между военнослужащи­ми при отсутствии между ними отношений подчиненности, связанное с унижением чести и достоинства потерпевшего и сопряженное с насилием. Применив статьи 64 и 51, УК РФ суд назначил П. наказание в виде ограничения по военной службе сроком на один год с удержанием десяти процентов из денеж­ного содержания, исчисленного из его должностного оклада, оклада по воинскому званию, ежемесячных и иных надбавок и других денежных выплат в доход государства.

Однако 21 мая 2003 г. по надзорному представлению во­енного прокурора данный приговор Постановлением Пре­зидиума Московского окружного военного суда был изменен. Из приговора было исключено указание о применении к во­еннослужащему П. ст. 51 УК РФ и было назначено наказание с применением статей 46 и 64 УК РФ в виде штрафа в размере двадцати пяти минимальных размеров оплаты труда (2500 ру­блей).

При этом Президиум Московского окружного военного суда указал, что поскольку санкция ч. 1 ст. 335 УК РФ не пред­усматривает наказаний в виде ограничения по военной службе или исправительных работ, суд не вправе был назначать П. данный вид наказания.

В соответствии с ч. 1 ст. 72 УК РФ срок ограничения по воен­ной службе исчисляется в месяцах и годах и отбывается во вре­мя прохождения военной службы по контракту.

При определении сроков наказаний путем сложения на­казаний трем дням ограничения по военной службе соответ­ствует один день лишения свободы, аналогичным образом за­считывается время содержания лица под стражей до судебного разбирательства.

Содержание данного наказания, назначенного реально, со­стоит в том, что, во-первых, из денежного довольствия осуж­денного производятся удержания в доход государства в раз­мере, установленном приговором суда, во-вторых, осужденный в течение определенного в приговоре времени не может быть повышен в должности и воинском звании и, в-третьих, срок наказания не засчитывается в выслугу лет для присвоения оче­редного воинского звания.

Порядок и условия исполнения наказания в виде ограни­чения по военной службе регламентируется: гл. 18 (ст. 143-148 УИК РФ), Правилами отбывания уголовных наказаний осуж­денными военнослужащими, утвержденными 29 июля 1997 г. Приказом № 302 Министра обороны Российской Федерации (ред. от 04.09.2006).

В соответствии с п. 2 вышеуказанных Правил последние рас­пространяют свое действие на осужденных военнослужащих, проходящих военную службу в Вооруженных Силах, других войсках, воинских формированиях и органах Российской Фе­дерации, и определяют процедуру исполнения наказаний, от­бываемых в условиях дальнейшего прохождения осужденными военной службы, а именно: ограничения по военной службе, ареста и содержания в дисциплинарной воинской части.

Контроль за исполнением наказания в виде ограничения по военной службе в соответствии со ст. 20 УИК РФ осущест­вляет военный суд.

Основные обязанности по исполнению рассматриваемого наказания возлагаются на командование воинских частей, уч­реждений, органов и воинских формирований, в которых про­ходят службу военнослужащие, осужденные к ограничению по военной службе (ч. 12 ст. 16 УИК РФ, п. 9 Правил).

Правовыми основаниями начала исполнения наказания в виде ограничения по военной службе являются, помимо всту­пившего в законную силу приговора суда, изданный для его исполнения приказ командира воинской части по месту отбы­вания наказания (ч. 1 ст. 143 УИК РФ, п. 12 Правил). В приказе разъясняются положения приговора, касающиеся оснований и срока наказания и вытекающих из него правоограничений, определяются кадровые, финансовые и другие службы либо должностные лица, ответственные за выполнение отдельных предписаний приговора.

В целях реализации определенного приговором наказания вышеуказанный приказ доводится до осужденного, факт чего удостоверяется его подписью, подписью всего личного состава части, где он проходит службу, а также кадровых и финансовых органов.

Для обеспечения соблюдения законных прав и интересов осужденного ст. 147 УИК РФ предусматривается, что не позд­нее, чем за три дня до окончания отбывания им наказания в виде ограничения по военной службе командир воинской части обязан издать приказ о прекращении исполнения на­казания, с указанием даты прекращения исполнения данного вида наказания. Такой датой является последний день срока наказания с учетом тех изменений, которые могут быть вне­сены в срок наказания в соответствии с законом (ч. 1 ст. 173 УИК РФ).

Истечение срока, установленного приговором суда, влечет за собой немедленное прекращение всех правоограничений, вытекающих из содержания наказания.

Выше был указан один из вариантов прекращения ис­полнения ограничения по военной службе, а именно пре­кращение по отбытии всего срока наказания, установленного судом. Однако, прекращение может быть и досрочным. Так, в соответствии с ч. 2 ст. 51 Закона «О воинской обязанности и военной службе» (ред. от 21.07.2014, с изм. от 14.10.2014)19 во­еннослужащий, проходящий военную службу по контракту, может быть досрочно уволен с военной службы, в частности: в связи с организационно-штатными мероприятиями; в связи с невыполнением им условий контракта; в связи с отказом в допуске к государственной тайне или лишением указанного допуска; в связи с вступлением в законную силу приговора суда о назначении военнослужащему наказания в виде ли­шения свободы условно за преступление, совершенное по не­осторожности и др.

Подобные ситуации могут возникать и в период отбывания наказания в виде ограничения по военной службе. А поскольку в случае увольнения со службы военнослужащий утрачивает свой статус и, соответственно, в силу ст. 51 УК РФ не может отбывать назначенное ему наказание, в ст. 148 УИК РФ пред­усмотрена обязанность командира воинской части направлять в суд представление о замене неотбытой части наказания бо­лее мягким его видом либо о досрочном освобождении лица от дальнейшего отбывания наказания.

Вопросам освобождения военнослужащих от отбывания наказания посвящена ст. 174 УИК РФ. Согласно ч. 1 данной ста­тьи осужденные военнослужащие, отбывающие ограничение по военной службе, освобождаются от дальнейшего отбывания наказания в случае заболевания, делающего их негодными к военной службе, при этом неотбытая часть наказания может быть заменена более мягким видом наказания. Порядок же обращения с ходатайством об освобождении от отбывания на­казания и представления о замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания урегулирован ст. 175 УИК РФ.

Решение об этом находится в ведении суда, вынесшего при­говор, причем последний принимает решение, основываясь на наличии оснований досрочного освобождения (ст. 172 УИК РФ), достижения назначенным ранее наказанием основной цели — исправления осужденного, мнения по данному вопро­су командования воинской части.

В п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.05.2014 № 8 отмечается, что в случае если до истечения установленного приговором суда срока наказания в виде огра­ничения по военной службе у осужденного военнослужащего истекает срок контракта, новый контракт с таким военнослу­жащим не заключается и такой военнослужащий подлежит увольнению с военной службы по истечении срока контракта. В этих случаях командир воинской части направляет представ­ление в суд о замене оставшейся неотбытой части наказания более мягким видом наказания либо об освобождении от на­казания.

Рассмотрение такого представления командира воинской части согласно п. 19 ст. 397 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее — УПК РФ) относится к вопро­сам, связанным с исполнением приговора, и осуществляется в порядке главы 47 УПК РФ.

В ч. 7 ст. 173 УИК РФ особо регламентируются действия командования воинской части после получения документов, подтверждающих освобождение осужденного военнослужаще­го от отбывания наказания по основанию, предусмотренному в п. «б» ст. 172 УИК РФ, а именно освобождение от отбывания наказания вследствие отмены приговора суда с прекращени­ем уголовного дела. Такому осужденному командиром воин­ской части разъясняются его права на восстановление имуще­ственных, трудовых, жилищных и иных утраченных на время отбывания наказания прав. В документе об освобождении, а именно — приказе командира воинской части — осужден­ному военнослужащему приносятся официальные извинения от имени государства.

Подводя итог рассматриваемому вопросу, остановимся на некоторых проблемных моментах, связанных с примене­нием уголовного наказания в виде ограничения по военной службе.

Во-первых, необходимо сказать о некоторой рассогласо­ванности ограничения по военной службе и исправительных работ, которая заключается в различных сроках данных на­казаний. Данная проблема проявляется в ситуации, когда суд принимает решение о замене военнослужащему, совершив­шему общеуголовное преступление, наказания в виде испра­вительных работ на ограничение по военной службе. В данном случае суд не может установить срок исправительных работ менее трех месяцев, хотя ч. 2 ст. 50 УК РФ предусматривает минимальный срок в два месяца, поскольку ч. 1 ст. 51 УК РФ определяет трехмесячный нижний предел срока ограничения по военной службе.

Во-вторых, размеры производимых при ограничении по во­енной службе в доход государства удержаний из денежного до­вольствия осужденного военнослужащего определяются судом и в отличие от исправительных работ имеют только верхний предел, а именно, устанавливаются до двадцати процентов де­нежного довольствия. Для сравнения заметим, что при назна­чении наказания в виде исправительных работ размер удержа­ний в доход государства в соответствии с ч. 3 ст. 50 УК РФ имеет помимо верхнего и нижний предел и устанавливается в преде­лах от пяти до двадцати процентов. Таким образом, в выше­описанной ситуации, то есть при замене военнослужащему, совершившему общеуголовное преступление, наказания в виде исправительных работ на ограничение по военной службе суд оказывается в неоднозначной ситуации, поскольку ч. 3 ст. 50 УК РФ установлен нижний предел удержаний в доход государства в размере 5%, то суд не может установить удержания ниже указанного предела, хотя, как уже говорилось выше, ч. 2 ст. 51 УК РФ не имеет такового. Помимо этого, закон фактически не устанавливает запрета на возможность не устанавливать со­вершенно никаких удержаний из денежного довольствия осуж­денного военнослужащего, однако, как правильно указывает В. В. Сивов, данный подход является в принципе неверным, поскольку удержание является обязательным составляющим элементом рассматриваемого наказания.

В целом можно отметить, что в действующей регламента­ции применения уголовного наказания в виде ограничения по военной службе имеется ряд пробелов, которые мешают его эффективному использованию. В частности, это касает­ся оснований освобождения осужденного военнослужащего от дальнейшего отбывания данного вида наказания. Ни при одном из них УК РФ не предусматривает прямую возможность освобождения осужденного от дальнейшего отбывания нака­зания в виде ограничения по военной службе или же замену его неотбытой части другим, более мягким видом наказания.





Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика