Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

В кризисе юридической науки во многом виноваты сами учёные
Интервью с доктором юридических наук, профессором, заслуженным юристом Российской Федерации Николаем Александровичем Власенко

Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Международное экономическое право: задачи конкурса «Модель ВТО-2014» - Модель ВТО-2014
Научные статьи
22.01.15 11:33
Оглавление
Международное экономическое право: задачи конкурса «Модель ВТО-2014»
Модель ВТО-2014
Все страницы








Китай запросил у России и ЕЭК консультации.

Во время консультаций Китай обратил внимание на пара­граф 620 Доклада рабочей группы о присоединении России к ВТО. В параграфе гарантируется, что «с даты присоединения [РФ к ВТО] будет обеспечено полное соответствие с положе­ниями Соглашения по применению статьи VI ГАТТ-94 и Со­глашения по субсидиям и компенсационным мерам, а также Соглашения по защитным мерам, как со стороны компетент­ных органов Российской Федерации, так и уполномоченными структурами Таможенного союза». По мнению Китая, в про­цессе расследования были допущены нарушения Соглашения ВТО по применению специальных защитных мер, а именно:

1. В ходе расследования не была доказана ситуация «непред­виденных обстоятельств».

2. Информация о проведении слушаний была опублико­вана на сайте Евразийской экономической комиссии за 9 дней до проведения самих слушаний. В такие сроки представители китайских производителей не успели получить визы для въезда на территорию РФ, что лишило их возможности участия в кон­сультациях, предшествующих введению меры.

3. Отказ Суда ЕврАзЭС в удовлетворении законных требова­ний компании «Бин Ченг» — это нарушение права на судебную защиту, гарантированного Россией (параграфы 162-171 и 619 Доклада рабочей группы о присоединении России к ВТО). В результате имеет место аннулирование выгод Китая, которые он ожидал получить от присоединения России к ВТО.

Позиция России и ЕЭК была построена на двух тезисах:

1. Специальная защитная мера в отношении Товара была введена в полном соответствии с обязательствами Российской Федерации в рамках ВТО и законодательством ТС. Соглашение по специальным защитным мерам ВТО не содержит требова­ния относительно того, что рост импорта должен быть непред­виденным. В Соглашении по специальным защитным мерам ВТО также не зафиксирован срок, в течение которого орган расследования обязан уведомлять заинтересованные стороны о проведении слушаний.

2. Китай исчерпал право на судебную защиту (включая обжалование), подав жалобу в Суд ЕврАзЭС. Обращение Ки­тая в ОРС ВТО будет нарушением общепризнанных принци­пов международного права — принципов добросовестности и эстоппеля; принятие ОРС ВТО жалобы к рассмотрению и вы­несение решения по ней представит собой нарушение прин­ципа международного права res judicata.

Ввиду того, что консультации не привели к выработке взаи­моприемлемого решения, Китай подал жалобу в Орган по раз­решению споров ВТО.

Меры по стимулированию внутреннего спроса на продукцию тяжелого машиностроения

Российской Федерацией был введен в действие комплекс мер, направленных на стимулирование внутреннего спроса на продукцию тяжелого машиностроения отечественного про­изводства. В частности:

1. Был составлен перечень продукции тяжелого машино­строения, ввоз которой на территорию Российской Федерации осуществляется на особых условиях допуска в порядке, пред­усмотренном законодательством РФ.

2. Государственные предприятия обязывались в приори­тетном порядке приобретать отечественную продукцию тя­желого машиностроения (по установленному перечню такой продукции).

3. Хозяйствующие субъекты РФ обязываются в приоритет­ном порядке закупать продукцию отечественного машиностроения в случаях, когда таким субъектам были предоставлены государственные гарантии для рефинансирования кредитор­ской задолженности.

4. Представителям государства в советах директоров пред­приятий с преобладающей (более 50%) долей государственного участия были даны директивы относительно приоритетного приобретения отечественной продукции тяжелого машино­строения (по установленному перечню такой продукции).

5. Было ограничено, а по некоторым видам продукции — запрещено участие иностранных производителей в тендерах на приобретение государственными корпорациями и аффи­лированными с ними лицами продукции тяжелого машино­строения.

6. Был учрежден Федеральный инвестиционный фонд под­держки машиностроения, в задачи которого входило:

а) прямое софинансирование инвестиционных проектов в области создания высокотехнологичных, инновационных моделей продукции тяжелого машиностроения;

б) участие в акционерном капитале предприятий, которые будут реализовывать проекты по созданию инновационных моделей продукции тяжелого машиностроения;

в) внедрение системы государственных гарантий, отлича­ющейся от действующих гарантий Министерства финансов Российской Федерации (первые не нужно прописывать еже­годно в федеральном бюджете, и эти средства не «сгорают» по итогам финансового года).

Указанный комплекс мер подвергся критике со стороны иностранных производителей высокотехнологичного обору­дования и тяжелого машиностроения — прежде всего из ЕС (Даниэли и К. Оффичине Меканике С. П.А., Тиссен Крупп АГ, Сименс АГ и Лёше ГмбХ и др.).

Россию обвинили в том, что она решает проблемы некон- курентоспособности отечественной продукции путем ограни­чения доступа зарубежного оборудования, а это нарушение правил ВТО; принятые меры сокращают выгоды, которые ЕС (производители продукции, зарегистрированные в ЕС) ожи­дали получить от присоединения России к ВТО, и ухудшили условия доступа такой продукции на территорию Таможен­ного Союза.

Правовая позиция иностранных производителей из ЕС сво­дилась к следующему:

1. Реализация принятых РФ мер привела к импортозамеще- нию: количество заключаемых контрактов сократилось; объемы поставок по уже заключенным контрактам упали; российские импортеры стали систематически обращаться с просьбами о пересмотре условий заключенных контрактов — снижении стоимости поставляемого оборудования и оказываемых услуг.

2. При присоединении РФ к ВТО ставки импортных по­шлин на продукцию тяжелого машиностроения были сниже­ны. Это давало основания полагать, что Россия (и ТС) не будут принимать меры, которые могут привести к ограничению до­ступа иностранной продукции на внутренний рынок РФ/ТС.

3. Условия конкуренции на рынке тяжелого машиностро­ения РФ/ТС стали гораздо менее определенными, предсказуе­мыми и привлекательными, чем до присоединения РФ к ВТО.

4. Принятые меры привели к снижению конкурентных пре­имуществ и ухудшению режима торговли иностранной анало­гичной продукцией не только в РФ/ТС, но и на рынках других государств, главным образом в СНГ. Российские же предпри­ятия, наоборот, получили дополнительные преимущества при реализации своей продукции в этих странах, являющих­ся традиционными рынками сбыта также и для европейских компаний.

Иностранные производители обратились в Европейскую Комиссию с просьбой о проведении консультаций с россий­ской стороной на предмет пересмотра мер поддержки про­дукции тяжелого машиностроения. Консультации не привели к достижению взаимоприемлемого результата. ЕС обратился с жалобой в ОРС ВТО.

Антидемпинговые меры в отношении ковров машинного производства

Решением Совета ЕС были введены антидемпинговые меры в отношении импорта ковров машинного производства (да­лее — Товар) происхождением из Турции в размере 24% сро­ком на пять лет.

В ходе консультаций с ЕС, Турцией была изложена следу­ющая аргументация:

1. Европейской Комиссией при определении размера демпинговой маржи в расчет нормальной стоимости Това­ра не были включены представленные экспортерами данные по себестоимости товара в части ее энергетической составляю­щей. Энергосоставляющая была скорректирована, что привело к существенному завышению ставки окончательной антидем­пинговой пошлины.

2. Нормальная стоимость Товара фактически была искус­ственно завышена, поскольку в ЕС затраты на заработную пла­ту при производстве ковров были рассчитаны исходя из более высокого уровня заработной платы в сопоставимой отрасли ЕС.

3. Ознакомление иностранных производителей с неконфи­денциальными материалами, касающимися антидемпинговых мер/процедур вообще и данного дела в частности, осуществля­ется непрозрачно.

4. Вряд ли можно признать разумным требование со сто­роны ЕС обеспечить перевод на английский язык бухгалтер­ской и аудиторской отчетности иностранных производителей за пять лет, предшествовавших дате начала расследования.

5. Турция (от имени турецких производителей) предложи­ла принять на себя ценовые обязательства, касающиеся ковров, однако Комиссия ЕС отказалась от этого предложения.

Представители ЕС в ответ на аргументацию с турецкой стороны привели следующие доводы:

1. Стоимость электроэнергии как составляющей себесто­имости производства турецких ковров была при расчетах антидемпинговой маржи увеличена в сторону повышения — до средневзвешенной стоимости на территории Турции. Это сделано потому, что в регионе Турции, где расположено 8 из 12 производителей Товара, тарифы на электроэнергию были ниже более чем на 17% в сравнении со средневзвешенной сто­имостью электроэнергии на остальной территории Турции. Таким образом, стоимость электроэнергии в данном регионе была ниже справедливой рыночной цены.

2. Заработная плата работников фабрик, на которых произ­водится Товар, не соответствует принципам и уровню оплаты труда, как это проистекает из основополагающих конвенций МОТ; она на 39% ниже заработной платы сотрудников ана­логичных производств, расположенных на территории ЕС. Действующее между ЕС и Турцией соглашение о свободной торговле предполагает (имплицитно) сопоставимые условия оплаты труда, как они зафиксированы в законодательстве ЕС. В этой связи размер заработной платы сотрудников, занятых в производстве Товара, был скорректирован в сторону повы­шения до среднеевропейского уровня.

3. Процедура ознакомления участников с неконфиденци­альными материалами расследования определяется в границах усмотрения органа расследования — Комиссии ЕС. Ни поло­жения Соглашения по применению Статьи VI ГАТТ, ни право ЕС данный механизм детально не прописывают.

4. Перевод бухгалтерской, аудиторской отчетности и иной документации, имеющей отношение к производству и реали­зации товара-объекта расследования, на язык страны, которая проводит антидемпинговое расследование, является устояв­шейся практикой. Период, за который запрашивается такая документация, определяется органом расследования в зависи­мости от обстоятельства каждого дела.

5. Предложение о взятии на себя ценового обязательства, было представлено органу расследования иностранными про­изводителями на завершающей стадии антидемпинговой про­цедуры, когда у Комиссии ЕС ввиду ее высокой загруженности не оставалось времени на их детальное изучение. Кроме того, принятие ценового обязательства является актом доброй воли, но не обязательством органа расследования.

Ввиду того, что консультации не привели к выработке взаи­моприемлемого решения, Турция обратилась с жалобой в Ор­ган по разрешению споров ВТО.

Меры регулирования отдельных видов товаров и услуг

Российской Федерацией был принят закон, согласно кото­рому федеральным органам исполнительной власти в целях обеспечения соблюдения общественной морали и правопоряд­ка предписывалось принять меры, направленные на недопуще­ние поставки через сеть Интернет товаров и услуг, создающих либо могущих создавать угрозу национальной безопасности Российской Федерации, защите общественной морали или поддержанию общественного порядка.

Во исполнение положений данного закона:

(а) Роспотребнадзор РФ заблокировал доступ к соответству­ющим интернет-ресурсам, включая доступ к русскоязычным и иностранным социальным сетям, в которых обсуждались либо могли обсуждаться вопросы, подпадающие под вышеу­казанный запрет;

(б) кредитным организациям Российской Федерации на ос­новании предписания Банка России было запрещено прово­дить операции по оплате товаров и услуг (перечень ежегодно утверждается постановлениями Правительства РФ), подпада­ющих под вышеуказанный запрет.

Введение указанных мер вызвало недовольство целого ряда европейских и американских компаний, деятельность которых в значительной степени была ориентирована на поставку то­варов и услуг посредством сети Интернет российским потре­бителям. ЕС и США запросили проведение консультаций.

Существо претензий сводится к следующему:

1. Закон, позволяющий блокирование доступа к Интернет- ресурсам, не содержит четких критериев, согласно которым должно приниматься решение в отношении каждого конкрет­ного сайта; решение данного вопроса зависит от усмотрения соответствующего органа исполнительной власти.

2. Фактический запрет Банка России на поставку товаров и услуг противоречит основополагающим принципам между­народной торговли товарами и услугами.

3. Блокирование доступа к русскоязычным и иностранным социальным сетям является нарушением основополагающего права человека, гарантированного Конвенцией о правах чело­века и основных свобод (заключена в Риме 4 ноября 1950 г.), а именно, гарантированной ст. 10 «Свобода выражения мне­ния».

В ответ на это с российской стороны была изложена следу­ющая позиция:

1. Соглашения системы ВТО предусматривают право членов ВТО применять ограничения в отношении товаров и услуг.

2. В любом случае принятые Российской Федерацией меры подпадают под исключения, как они предусмотрены ГАТТ и ГАТС.

3. Что касается обвинения в нарушении ст. 10 Конвенции о правах человека и основных свобод, то следует учитывать следующее: право на выражение мнения не носит абсолютного характера и должно рассматриваться в совокупности с другими правами, гарантируемыми государством своим гражданам.

Ввиду того, что консультации не привели к выработке взаи­моприемлемого решения, ЕС и США обратились с жалобами в Орган по разрешению споров ВТО.

Меры в отношении импорта монолыж и досок для виндсерфинга

В Австралии были зафиксированы множественные случаи получения травм во время катания на монолыжах и виндсерфинговых досках (далее — Товар), в связи с чем государством были введены дополнительные требования к сертификации Товара. Для выпуска Товара в свободное обращение необхо­димо было получить сертификат безопасности. Государствен­ным органом, ответственным за выдачу сертификатов, было Агентство безопасности потребительских товаров Австралии. Детские спортивные школы (государственные и частные), об­учающие детей катанию на монолыжах и виндсерфинговых досках, отказались от использования в процессе обучения им­портного Товара.

Принятые Австралией меры были критически восприняты США, поскольку американские компании являлись крупней­шими поставщиками Товара на рынок Австралии. США были запрошены консультации, в ходе которых американская деле­гация выдвинула следующие соображения:

1. Принятые меры являются дискриминационными по со­держанию и по форме, поскольку относятся только к импорт­ным Товарам. Следовательно, меры не соответствуют обяза­тельствам Австралии, предусмотренным ГАТТ и Соглашением по техническим барьерам в торговле.

2. Агентство безопасности потребительских товаров Австра­лии не имеет подразделений за рубежом. Документооборот, связанный с подачей заявки на получение сертификата, ее рассмотрением и выдачей самого сертификата, не является электронным. Вследствие этого, американские поставщики, не имеющие возможности приехать в Австралию, вынужде­ны заключать посреднические договоры с физическими либо юридическими лицами, которые представляли бы их интересы в целях получения сертификата. Такую практику по оказы­ваемому ею фактическому воздействию следует приравнять к количественным ограничениям.

3. Отказ детских спортивных школ от импортного Товара и переход только на отечественную продукцию является под­тверждением государственной политики вытеснения иностран­ного Товара с внутреннего рынка Австралии.

4. В результате применения Австралией указанных мер, США были вынуждены переориентировать экспорт Товара на рынки других стран, что повлекло дополнительные затраты на маркетинг, рекламу, аренду складов, увеличение админи­стративных и коммерческих расходов. Таким образом, произо­шло аннулирование/сокращение выгод США, предусмотрен­ных соглашениями системы ВТО.

Австралия, в свою очередь, выдвинула следующие воз­ражения:

1. Аналогичные отечественные Товары производятся в Ав­стралии под государственным контролем и могут обращаться на рынке только после сертификации. Такая сертификация осуществляется на стадии производства и подтверждается вы­дачей сертификата качества. ГАТТ и Соглашение по техниче­ским барьерам в торговле не устанавливают требования предо­ставления a priori одинакового режима для импортируемых и аналогичных отечественных товаров.

2. Получение сертификатов безопасности Товара в агентстве, расположенном на территории Австралии — обычная деловая практика, характерная для получения большинства разреши­тельных документов в государственных органах членов ВТО.

3. Соглашения системы ВТО не предусматривают обяза­тельств членов организации в области электронного докумен­тооборота.

4. Решения об использовании в процессе обучения отече­ственных Товаров принимались в детских спортивных шко­лах специально уполномоченными на то коллегиальными органами — Комиссиями по закупкам, а не по указанию го­сударственных органов (более 75% детских спортивных школ в Австралии являются частными; следовательно, решения об отказе от использования импортных Товаров принято не го­сударством). Действия частных лиц в контексте права ВТО не являются «мерой», которая может быть оспорена в рамках Органа по разрешению споров. К тому же некоторые школы отказались от закупок импортного Товара еще до введения мер по обязательной сертификации.

5. Согласно правилам ВТО, аннулирование/сокращение вы­год должно выражаться в наступлении неблагоприятных эко­номических последствий (экономического ущерба). Поскольку США не представили доказательств, что принятые меры ведут к неблагоприятным последствиям для американских произ­водителей (если не считать упоминания об увеличении ад­министративных и коммерческих расходов, которые вряд ли являются существенными), оснований для жалобы нет.

Ввиду того, что консультации не привели к выработке взаи­моприемлемого решения, США обратились с жалобой в Орган по разрешению споров ВТО.

Поддержка агропромышленного комплекса

Евразийская экономическая комиссия (ЕЭК) одобрила Программу развития агропромышленного комплекса Тамо­женного союза (ТС) в период с 2013 по 2020 г. г. Результатом Программы должно стать удовлетворение внутреннего спроса на 60% - 80% по отдельным видам продукции.

Программа предусматривает следующее:

1. Предприятия агропромышленного комплекса, реализу­ющие масштабные инвестиционные проекты, в упрощенном порядке получают государственные гарантии по кредитам и рефинансированию кредиторской задолженности. При этом масштабными считаются проекты, включенные в националь­ные стратегии развития агропромышленного сектора госу­дарств-членов ТС.

2. Государственные банки будут возмещать агропромыш­ленным предприятиям (полностью или частично) проценты по кредитам, полученным на закупку оборудования и других материалов, произведенных на территории ТС.

3. На импорт сельскохозяйственного оборудования (коды ТН ВЭД ТС 8432, 8434) устанавливаются специфические ставки пошлин в размере, не превышающем действующие адвалор­ные ставки.

Агропромышленный холдинг Турции «All-the-year-round Fruits & Vegetables» (AYF&V), поставляющий продукцию на территорию ТС (в том числе до половины — в Россию), выразил недовольство предусмотренными мерами и счел их неправомерными. Руководство холдинга потребовало от Пра­вительства Турции провести консультации с ЕЭК и Российской Федерацией, имея в виду, что:

- Протокол о присоединении Российской Федерации к ВТО не предусматривает возможности принятия подобных про­грамм;

- при проведении переговоров о присоединении к ВТО рос­сийская делегация не озвучивала намерения подобной адрес­ной поддержки АПК (Турция являлась членом Рабочей группы по присоединению России к ВТО);

- предложенный в Программе механизм субсидирования процентов по кредитам направлен на поддержку предприятий АПК нерыночными методами, что нарушает обязательства России в рамках Соглашения ВТО по сельскому хозяйству и Со­глашению по субсидиям и компенсационным мерам;

- специфические ставки импортных пошлин на сельско­хозяйственное оборудование (коды ТН ВЭД ТС 8432, 8434) фактически ведут к превышению адвалорных ставок пошлин, предусмотренных Протоколом о присоединении Российской Федерации к ВТО;

- итогом действия Программы стало серьезное сокращение выгод, которые Турция ожидала получить от присоединения Российской Федерации к ВТО: экспорт продукции AYF&V на территорию ТС в течение 2013/2014 года сократился на 24%, а общий экспорт продукции, производимой АПК Турции, по данным Ассоциации производителей сельскохозяйственной продукции Турции, — на 42,5%.

Консультации между РФ/ЕЭК и Правительством Турции состоялись. Делегация РФ/ЕЭК не признала, что Программа на­рушает обязательства России в рамках ВТО. Кроме того, по ее мнению, специфические ставки импортных пошлин никак не затрагивают интересы AYF&V, поскольку данное предпри­ятие не является производителем и экспортером сельскохо­зяйственного оборудования. Турция обратилась с жалобой в Орган по разрешению споров ВТО.







Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика