Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Политико-правовые механизмы урегулирования споров в Южно-Китайском море и роль России как ключевого медиатора в политике мира
Научные статьи
22.01.15 11:39




Политико-правовые механизмы урегулирования споров в Южно-Китайском море и роль России как ключевого медиатора в политике мира

alt
Умнова И. А.
alt

Мордасов С. Н.

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО
Умнова И. А., Мордасов С. Н.
Статья посвящена механизму мирного урегулирования споров в Южно-Китайском море, предлагаются возможные институциональные и правовые пути решения возникших проблем, определяется миротворческая роль России как ключевого медиатора.


   Красивые заставки на рабочем столе, которые встречают вас утром, провожают вечером, цепляют ваш взгляд в течение дня. Любой ваш интерес, будь то временное увлечение или постоянное хобби, можно выразить красивыми картинками для рабочего стола вся подробная информация на сайте http://www.wallpack.ru

Сегодня Россия предпринимает немало усилий для укре­пления ее авторитета как ключевого медиатора в политике мирного урегулирования споров. Векторы ее миротворчества обозначены в Концепции внешней политики, утвержденной Указом Президента Российской Федерации от 12 февраля 2013 года. В ней, в частности, отмечено, что в условиях гло­бальной турбулентности и растущей взаимозависимости госу­дарств и народов уже не имеют перспектив попытки строить отдельные «оазисы спокойствия и безопасности», а единствен­но надежной страховкой от возможных потрясений является соблюдение универсальных принципов равной и неделимой безопасности применительно к евроатлантическому, евразий­скому и азиатско-тихоокеанскому пространствам.

Концепция 2013 года четко определила имидж России на мировой арене. В данном документе сказано, что внешняя политика России является открытой, предсказуемой и праг­матичной. Она характеризуется последовательностью, пре­емственностью и отражает уникальную, сформировавшуюся за века роль нашей страны как уравновешивающего фактора в международных делах и в развитии мировой цивилизации. При этом Россия всецело осознает свою особую ответствен­ность за поддержание безопасности в мире как на глобаль­ном, так и на региональном уровне и нацелена на совместные действия со всеми заинтересованными государствами в целях решения общих задач.

2014 год оказался непростым для Российской Федерации. Внешнеполитическая деятельность значительно осложнилась из-за драматических событий на Украине, многочисленные попытки нашей страны доказать свою миролюбивую полити­ку упорно отвергаются на евроатлантическом пространстве, а России настойчиво приписывается клише агрессора. Между тем на евразийском и азиатско-тихоокеанском пространстве авторитет России более устойчив и потенциал подтвержде­ния ее миротворческой миссии весьма высок. Осознавая это, Россия укрепляет СНГ, ОДКБ, Евразийский экономический союз (ЕАЭС), наращивает взаимодействие в таких форматах, как «Группа двадцати», БРИКС (Бразилия, Россия, Индия, Ки­тай, ЮАР), «Группа восьми», ШОС (Шанхайская организация сотрудничества), РИК (Россия, Индия и Китай), а также усиливает свое влияние в других международных организаци­ях, структурах и диалоговых площадках.

Важную роль в политике миротворчества играет уси­ление взаимодействия Рос­сии с традиционными пар­тнерами в целях оказания помощи в урегулировании международных региональ­ных конфликтов. Среди та­ких конфликтов в Азиатско-Тихоокеанском регионе наиболее болезненным и затяжным является сегодня спор по статусу и границам территориальных владений в Южно-Китайском море.

    Особый резонанс получил территориальный конфликт вокруг островов Южно-Китайского моря, который является потенциальным источником дестабилизации геополитиче­ской обстановки в регионе. Конфликт, который насчитывает не одно десятилетие и в который вовлечены страны АСЕАН (Ассоциация стран Юго-Восточной Азии) и Китай, получил но­вый импульс развития после размещения 2 мая 2014 года Ки­таем буровой платформы «Хайян-Шию-981» в районе спорных Парасельских островов. Это привело к ответной негативной реакции населения Вьетнама, выразившейся в антикитайских протестах, апофеозом которых стал разгром металлургическо­го комбината, приведший к жертвам, как среди китайцев, так и среди вьетнамцев.

События, складывающиеся вокруг Южно-Китайского моря, находятся в сфере внимания политиков и экспертов, обсуж­даются на различных площадках. В частности, 17-18 ноября 2014 года в городе Дананг, Вьетнам состоялась уже Шестая по счету международная конференция на тему: «Южно-Ки­тайское море: сотрудничество для региональной безопасности и развития». Конференция была организована Дипломатиче­ской академией Вьетнама (DAV), Фондом исследований Южно­Китайского моря (FESS) и вьетнамской Ассоциацией юристов (VLA). Россия была представлена на этой конференции в лице отдельных экспертов.

Одной из причин незатухания конфликта в Южно-Китай­ском море является, на наш взгляд, отсутствие эффективной политической диалоговой площадки, в рамках которой роль ключевых медиаторов мирного урегулирования спора мог­ли бы играть наиболее влиятельные страны и международ­ные организации, призванные сохранять нейтралитет и бес­пристрастность. Несмотря на политическое противостояние между Россией и США, возникшее в связи с разными взгля­дами на пути решения так называемого украинского вопроса, обе страны на других площадках, имеющих важное для мира геополитическое значение, должны симметрично выступить ключевыми медиаторами и не конкурировать, а сотрудничать в деле укрепления мира. В данном случае, если иметь в виду события в Южно-Китайском море — обе страны должны это делать вместе с АСЕАН, ШОС и другими евразийскими и ази­атско-тихоокеанскими международными и межгосударствен­ными структурами.

На наш взгляд, в настоящее время ситуацию по мирному урегулированию спора осложняют вооруженные силы США, присутствие которых в акватории Южно-Китайского моря на протяжении нескольких лет повышает степень напряжен­ности. Политика американского присутствия была в свое время разъяснена бывшим Госсекретарем США Хиллари Клинтон, которая официально заявила, что американские национальные интересы состоят в разрешении спора в Южно-Китайском море, и это является вопросом региональной безопасности США. Государственный департамент США на протяжении всего конфликта планомерно наращивает собственное военное присутствие, преследующее государственные интересы США по возвращению в Азиатско-Тихоокеанский регион. Не являет­ся секретом, что стратегические планы США включают в себя следующие пункты:

1) закрепление и усиление традиционных альянсов со стра­нами региона;

2) развитие партнерских отношений с новыми стратегиями, в первую очередь ведущих стран Азиатско-Тихоокеанского региона;

3) разработка устойчивого механизма регионального со­трудничества;

4) поддержка и развитие «демократии», «прав человека» с точки зрения США.

Внешне привлекательные, эти задачи могут трактоваться по разному, и современная история знает трагические слу­чаи навязывания «американского взгляда» на права человека и демократию, влекущие за собой, к сожалению, не мир, а за­тяжные гражданские войны (Афганистан, Ирак, Ливия, Сирия и др.).

Исходя из общей картины, сложившейся в настоящее вре­мя в Южно-Китайском море, можно сказать, что существует множество факторов, приводящих к повышению напряжен­ности. Тем не менее дальнейшая эскалация конфликта может привести и, вероятнее всего, приведет к новым жертвам среди мирного населения, поэтому так важно в нынешней ситуации использовать все имеющиеся механизмы мирного урегулиро­вания международных споров.

Для решения задач налаживания мирного сосуществования и сотрудничества в зоне Южно-Китайского морея нам видится важным проведение двух генеральных линий.

Первая — юридическое решение принципиального во­проса о гарантиях мира и безопасности в Южно-Китайском море.

Как известно, в 2002 г. Китай и АСЕАН подписали Декла­рацию поведения сторон в Южно-Китайском море. Этот до­кумент регулирует политику стран, претендующих на спорные территории. Одно из его положений предусматривает вы­работку Регионального Кодекса поведения сторон в Южно­Китайском море, который определит окончательные параме­тры урегулирования конфликта. В настоящее время АСЕАН стремится ускорить принятие Регионального Кодекса. Ана­лиз содержания уже разработанного проекта Кодекса свиде­тельствует о том, что его принятие будет играть важнейшую стабилизирующую роль в достижения мира и мирного со­трудничества государств в зоне ЮКМ. Вместе с тем принятие Кодекса не решит принципиального вопроса о статусе, не до­пускающего милитаризацию моря и вооруженных конфликтов в его зоне. Представляется, что для целей мира и безопасности целесообразно пойти дальше принятия Кодекса поведения и заключить Договор о нейтралитете Южно-Китайского моря. Такой договор должен быть подписан всеми государствами, территории которых прилегают к Южно-Китайскому морю, а АСЕАН, Россия и США могли бы выступить посредниками в процессе подготовки и подписания такого договора.

Вторая генеральная линия — систематизация, то есть фор­мирование политико-правового кластера текущих мер по уре­гулированию конфликта путем принятия дорожной карты урегулирования споров в ЮКМ. Ключевыми медиаторами формирования дорожной карты вместе со спорящими и за­интересованными сторонами должны стать АСЕАН, Россия и США.

Допустимым инструментом мирного урегулирования спо­ра можно рассматривать, прежде всего, обращение в Между­народный суд ООН по вопросам оценки территориального спора. Для этого, как известно, необходимо заключить специ­альное соглашение между Вьетнамом и Китаем о передаче спо­ра в Международный суд ООН, потому как Международный суд ООН вправе рассматривать дело лишь в том случае, если соответствующие государства дали согласие на то, чтобы стать стороной разбирательства в Суде (принцип согласия сторон). Устав ООН обязывает государства выполнять решения Суда по тем делам, в которых они являются сторонами. В тех случа­ях, когда какая-либо сторона в деле не выполнит решение Суда, другая сторона может обратиться в Совет Безопасности, кото­рый в свою очередь вправе вынести рекомендации или принять меры для приведения решения в исполнение. Решение Между­народного суда ООН могло бы положить конец многолетнему спору между Китаем и Вьетнамом, а также между Китаем и другими странами.

Вторым возможным вариантом разрешения сложив­шейся ситуации в рамках международного правосудия мо­жет стать учреждение на базе АСЕАН Регионального Суда справедливости, решения которого по территориальным спорам будут иметь не только политический, но и право­вой характер, несмотря на то, что Китай не входит в данную организацию. Суд справедливости АСЕАН мог бы положить конец территориальным спорам, разделив прибрежный шельф между государствами и остальную часть акватории, распространить режим кондоминиума, что обеспечило бы совместную разработку спорных месторождений и свобод­ное судоходство.

В случае недостижимости задачи создания Суда справедли­вости в рамках АСЕАН, в качестве другого варианта междуна­родного судебного разрешения спора предлагается создание аналогичного Суда справедливости на базе ШОС. Как известно, Хартия ШОС от 7 июня 2002 года провозглашает основными целями и задачами ШОС: укрепление между государствами- членами взаимного доверия, дружбы и добрососедства; разви­тие многопрофильного сотрудничества в целях поддержания и укрепления мира, безопасности и стабильности в регионе, содействия построению нового демократического, справедли­вого и рационального политического и экономического между­народного порядка; поощрение эффективного регионального сотрудничества в политической, торгово-экономической, обо­ронной, правоохранительной, природоохранной, культурной, научно-технической, образовательной, энергетической, транс­портной, кредитно-финансовой и других областях, представля­ющих общий интерес; содействие всестороннему и сбалансиро­ванному экономическому росту, социальному и культурному развитию в регионе посредством совместных действий на ос­нове равноправного партнерства в целях неуклонного повыше­ния уровня и улучшения условий жизни народов государств- членов; взаимодействие в предотвращении международных конфликтов и их мирном урегулировании; совместный поиск решений проблем, которые возникнут в XXI веке.

В случае вхождения помимо Китая в состав ШОС Вьетна­ма и других стран зоны ЮКМ, использование юрисдикции предлагаемого Суда позволит выйти на прямой диалог по су­ществующим конфликтам в рамках данной международной организации при посредничестве дружественной к спорящим государствам Российской Федерации.

Решение задачи создания институтов регионального международного правосудия требует длительного времени, и оживленные дискуссии по этому вопросу неизбежны. По­этому эта задача может ставиться лишь на перспективу. В бли­жайшее время более реальная политико-правовая мера до­стижения мирного публичного правопорядка в зоне ЮКМ нам видится в формировании заинтересованными странами (при возможном посредничестве АСЕАН, России и США, если это потребуется) международной межправительственной органи­зации — Комиссии по Южно-Китайскому морю.

Эффективность предложенной меры можно оценить исхо­дя из опыта сотрудничества и международного мониторинга, приобретенного во время урегулирования конфликтов вокруг пользования ресурсами реки Дунай. Конвенцией о режиме судоходства на Дунае, подписанной в Белграде в 1948 году, была учреждена Дунайская комиссия — международная меж­правительственная организация. Основными ее целями и за­дачами является обеспечение свободного судоходства на Дунае, а также развитие и укрепление культурных и экономических связей придунайских стран между собой и с другими государ­ствами. Дунайская комиссия — яркий пример эффективного управления международным судоходством. В список вопросов, решаемых Дунайской комиссией входит:

1) установление единых правил для речного надзора;

2) установление унифицированной системы навигационной обстановки на всем судоходном пути Дуная, с учетом особых условий на отдельных участках;

3) составление и публикация лоций, справочников, атласов и навигационных карт для нужд навигации;

4) определение основных положений плавания по Дунаю, в том числе основных положений для лоцманских служб;

5) предоставление консультаций и рекомендаций речным администрациям и обмен информацией с ними;

6) выполнение работ с целью обеспечения безопасности судоходства по Дунаю;

7) координирование гидрометеорологических служб на Ду­нае, издание унифицированных гидрологических прогнозов и гидрологического бюллетеня для реки Дунай;

8) предоставление консультаций и рекомендаций государ­ствам придунайского сектора, касающихся выполнения работ в сфере судоходства;

9) анализ проектов и предложений придунайских госу­дарств;

10) составление общих планов работ в интересах судо­ходства;

11) производство специальных работ;

12) ведение статистики судоходства по Дунаю для решения вопросов, входящих в компетенцию дунайской комиссии и др. Комиссии, регулирующие свободное судоходство на Дунае, су­ществуют с 1921 года. Отсутствие неразрешенных конфликтов доказывает эффективность этого метода, а также потенциал в контексте Южно-Китайского моря.

Опыт взаимодействия в рамках пока не разделенного Каспийского моря также говорит в пользу мирного уре­гулирования территориального спора об островах в Юж­но-Китайском море. После распада СССР перед новыми независимыми государствами прикаспийского региона встала необходимость разработки Конвенции по Каспий­скому морю, которая должна решить вопросы, связанные не только с разграничением морских пространств на Каспии и разработкой спорных месторождений, но и с определени­ем международно-правововго режима судоходства, величи­ны рыболовной зоны, воспроизводства осетровых и борь­ба с браконьерством, экологической защиты Каспийского моря, проработать вопросы военного присутствия, и другие. В настоящее время существует три варианта потенциально­го статуса Каспийского моря. Во первых, это определение международно-правового статуса Каспийского моря в соот­ветствии с Конвенцией ООН по морскому праву 1982 года. Эта концепция предполагает делимитацию не только дна, но и акватории, что сделает невозможным свободное су­доходство и приведет к новым территориальным спорам. Вторая концепция подразумевает определение статуса Ка­спийского моря как приграничного озера, что будет означать раздел на равные 20-процентные национальные секторы, что нанесет ущерб экологии, а также повлечет за собой терри­ториальные конфликты и споры за месторождения. Третья точка зрения на статус Каспийского моря подразумевает режим кондоминиума на акваторию и разграничение дна моря на основе прагматической линии (модифицированной срединной линии). Данный принцип позволяет разрешить территориальные споры и споры за месторождения. Бази­руется он на основе равного удаления от береговых линий и включает участки, которые не являются равноотстоящими от береговых линий и определяются с учетом геологических структур островов и других обстоятельств.

   Принцип кондоминиума, то есть совместной разработки месторождений, соответствует международной практике раз­решения морских территориальных споров. Каспийское море является уникальным закрытым водоемом, который должен иметь свой особый международно-правовой статус и не может полностью определяться Конвенцией ООН по морскому праву, что не исключает возможности заимствования отдельных по­ложений международного морского права.

Таким образом, совместное присутствие сторон конфлик­та в организации сотрудничества, где они будут являться равноправными членами, а все вопросы решаются консенсу­сом, является наиболее эффективным механизмом взаимо­действия. У Российской Федерации как ключевого медиатора в этих процессах уже наработан позитивный опыт мирного урегулирования конфликтных ситуаций на международной арене.

Благодаря посредничеству России и присутствию россий­ских миротворцев в Приднестровской Молдавской Республике на этой спорной земле до сих пор царит мир, и именно Рос­сийская Федерация служит сегодня гарантом безопасности и устойчивого развития в данном регионе.

При посредничестве Российской Федерации был подписан Минский протокол о перемирии на юго-востоке Украины. При этом следует учесть, что конфликт между самопровоз­глашенными республиками (ЛНР и ДНР) и Киевом находился на стадии вооруженных столкновений, и стороны не могли найти выход из сложившейся ситуации самостоятельно. По­средничество Российской Федерации позволило избежать многих жертв среди мирного населения и найти точки со­прикосновения противоборствующих сторон с соблюдением их интересов.

Стратегическое партнерство между Россией, с одной сто­роны, и с Китаем, Вьетнамом и другими странами зоны ЮКМ, с другой, в различных областях, в том числе в вопросах фор­мирования права мира Южно-Китайского моря, имеет не­малый потенциал. Формирование многосторонней группы при участии Российской Федерации, как независимой и бес­пристрастной третьей стороны, для решения проблем и вы­работки механизмов обеспечения мирного сотрудничества и урегулирования споров в ЮКМ позволит укрепить добро­ соседские отношения и выйти на новый уровень партнерских отношений.






Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика