Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


К проблеме определения термина «имущество» в законодательстве Республики Казахстан
Научные статьи
17.06.10 15:20
 
ЕврАзЮж № 1 (20) 2010
Право стран СНГ
Киздарбекова А.С.
К проблеме определения термина «имущество» в законодательстве Республики Казахстан
Научная статья посвящена вопросам определения термина «имущество» в зако­нодательстве Республики Казахстан и теории гражданского права. Данная категория является центральной в системе гражданского права, ее использует большинство статей гражданского законодательства. Легального определения данного термина закон не дает, ограничиваясь перечислением только его видов. Отсутствие законо­дательного закрепления термина «имущество» не способствует единству правопри­менительной практики, позволяя отождествлять различные по правовой природе объекты. В работе рассматриваются история развития понятия «имущество», различ­ные взгляды ученых на правовую природу данной категории, анализируются новые подходы к ее определению.

В соответствии со ст. 115 Гражданского кодекса Республики Казахстан (далее ГК РК) объектами гражданских прав могут быть имущественные и личные неимущественные блага и права. К имущественным благам и правам (имуществу) относятся: вещи, деньги, в том числе иностранная валюта, ценные бумаги, работы, услуги, объективированные результаты творческой интеллектуальной деятельности, фирменные наименования, товарные знаки и иные средства индивидуализации изделий, имущественные права и другое имущество. Исходя из данного определения, можно констатировать, что объекты имущественного характера занимают в системе объектов гражданского права значительное место. Общим понятием, характеризующим все вышеперечисленные объекты, является термин «имущество».
Несмотря на определяющее значение данного понятия для ряда отраслей правовой науки и для науки гражданского права в частности, в законодательстве Республики Казахстан понятие «имущество» не раскрыто, что не может не оказывать негативного влияния на раскрытие понятия имущественного отношения, составляющего предмет гражданского права.
Нередко в юридической литературе имущество отождествляется с понятием «вещь». Следует отметить, что понятие вещь лежит в основе всех объектов имущественного характера, поскольку последние являются различными производными вещной основы. Любое имущественное право представляет собой либо стоимостный эквивалент вещи, либо обязанность в отношении вещи, либо саму вещь. Вместе с тем, ни наука, ни действующее законодательство оснований  для отождествления понятий «имущество» и «вещь» не дают. Более того, термин «имущество» гораздо шире понятия «вещь», поскольку охватывает как саму вещь, ее совокупности, так и деньги и ценные бумаги, работы и услуги и другое. Факт перечисления в законе видов имущества без раскрытия его понятия, конечно, дает возможность анализировать имущественные объекты, но не исчерпывает всей проблемы имущества как центральной категории системы объектов гражданских прав.
Термин «имущество» подвергался изучению на различных этапах становления правовой науки.
Общеизвестно, что в эпоху римского права юристами широко использовалось понятие «вещь». Под вещами римские юристы понимали все то, что окружало человека, могло быть объектом вещного права и имело определенную ценность.  Римскому праву было неизвестно деление имущественных прав на вещные и обязательственные (им различались иски, которые могли быть вещными и личными). Доказательство данного тезиса встречается в трудах Д.И.Мейера: «…по примеру римского права, объект права называется обыкновенно вещью (res), причем слово вещь понимается не только в смысле физического тела, но и в смысле, обнимающем чужие действия…».  Вследствие этого в римском праве единственным объектом имущественных отношений выступала вещь, которая могла быть бестелесной и телесной. Когда впоследствии произошло выделение вещного и обязательственного прав, бестелесная вещь стала объектом первого, телесная вещь – объектом вещного права. Таким образом, можно констатировать тот факт, что понятия «вещь» и «имущество» в римском праве совпадали.
Достаточно детальную разработку учение об имуществе получило в дореволюционной юридической доктрине. Среди ученых, уделявших внимание данной проблеме, можно назвать Д.И.Мейера, Г.Ф.Шершеневича, В.И.Синайского. 
Одним из первых данную проблему в своих трудах затронул Д.И.Мейер. По его мнению, объектом права называется то, что подлежит господству лица как субъекта права. Предметами, подлежащими господству лица, являются лица, вещи и чужие действия (действия других лиц), так что все права по их объекту представляются или правами на лица, или правами на вещи, или правами на чужие действия. Но права на лица чужды имущественного характера, гражданское же право имеет дело только с имущественными правами, так что правам на лица нет, собственно, места в гражданском праве. «И нам приходится поэтому остановиться на двучленном разделении объекта права, т. е. принять, что объектами гражданского права представляются вещи и чужие действия. Оба эти предмета подходят под понятие имущества, так что, можно сказать, имущество представляется объектом гражданского права. И этим еще полнее характеризуется объект гражданского права, точнее определяются те предметы, которые подлежат господству лица как субъекта гражданского права».
Таким образом, Д.И.Мейер считал понятие «имущество» более широким, нежели понятие «вещь». Вещи, наряду с чужими действиями, по его мнению, охватываются понятием имущество. Следует отметить, что некоторые ученые того времени, например, Е.В.Васьковский, называя в качестве объекта гражданских прав физические вещи и чужие действия, тем не менее, не связывали их с понятием имущества.
По мнению Г.Ф.Шершеневича, «вещи и чужие действия составляют экономические блага, и запас таких благ, находящихся в обладании известного лица, называется имуществом с экономической точки зрения. Юридическое понятие об имуществе не совпадает с указанным экономическим. С юридической точки зрения под имуществом понимается совокупность подлежащих денежной оценке юридических отношений, в которых находится известное лицо, – чисто личные отношения сюда не входят. Следовательно, содержание имущества с юридической точки зрения выражается, с одной стороны, в: а) совокупности вещей, принадлежащих лицу на праве собственности и в силу иных вещных прав, и b) в совокупности прав на чужие действия…».  Таким образом, Г.Ф.Шершеневич выделял два значения имущества – экономическое и юридическое.
Иную позицию во взгляде на понятие «имущество» занимал В.И.Синайский. Он писал: «Для обозначения объекта права… пользуются термином имущества. Причем наличным имуществом называется физический или телесный предмет (точнее, вещные права на него), и долговым имуществом – бестелесный предмет (точнее, обязательственные права). Иски обязательственные и вещные, также исполнительные листы по ним суть долговое имущество».  Далее он отмечает, что «указанное деление имуществ на наличное и долговое оставляет в стороне целую группу бестелесных имуществ.  Это суть а) авторские права и б) права на изобретения». 
В.И.Синайский, таким образом, в понятие имущества включает не только вещные и обязательственные права, но и права исключительные, что в перспективе оказывает значительное влияние на развитие данного понятия.
В период становления и первые годы советской власти термин «имущество» употреблялся в основном в значении, тождественном понятию собственности. Именно в таком значении понятие «имущество» используется в трудах классиков марксизма-ленинизма. Собственность, в свою очередь, в юридической литературе советского периода рассматривается с двух позиций – как вещь и как отношение.  Это объясняет и то, что в юридической литературе того периода термин «имущество» характеризуется аналогичным образом. С одной стороны, понятием имущество охватываются вещи или их совокупность, включая деньги и ценные бумаги, с другой – под имуществом понимают совокупность субъективных прав, иногда и обязанностей.
С обретением независимости в Республике Казахстан стало формироваться национальное законодательство. Его становление происходило на базе накопившегося к тому времени теоретического опыта исследования цивилистических явлений. Гражданский кодекс РК учел и многие достигнутые к тому времени результаты развивающегося учения об имуществе. Так, ст. 115 ГК РК закрепила то, что объектами гражданских прав могут быть имущественные и личные неимущественные блага и права. К имущественным благам и правам (имуществу) были отнесены: вещи, деньги, в том числе иностранная валюта, ценные бумаги, работы, услуги, объективированные результаты творческой интеллектуальной деятельности, фирменные наименования, товарные знаки и иные средства индивидуализации изделий, имущественные права и другое имущество. Таким образом, ГК РК закрепил теорию множественности объектов, не определив при этом само понятие «имущество», предоставив тем самым почву для дальнейшего научного рассмотрения данной категории. 
В современной цивилистической литературе употребляется несколько значений термина «имущество». Е.А.Суханов определяет имущество как «совокупность принадлежащих субъекту гражданского права вещей, имущественных прав и обязанностей».  А.П.Сергеев в качестве имущества называет:
1) отдельные вещи или их совокупность;
2) вещи, деньги и ценные бумаги;
3) не только перечисленные выше объекты, но и имущественные права;
4) совокупность наличных вещей, денег, ценных бумаг, имущественных прав, а также обязанностей субъекта. 
Л.В.Щенникова под имуществом в узком смысле слова понимает совокупность вещей, а в широком – включает в него также права требования и долги, или гражданско-правовые обязанности. Помимо этого она указывает, что с юридической точки зрения имуществом будет выступать совокупность подлежащих денежной оценке юридических отношений, в которых находится известное лицо.
Б.В.Покровский и Р.А.Маметова под имуществом понимают как отдельные имущественные блага или имущественные права, так и их совокупности.  Р.А.Маметова указывает на то, что понятием имущество охватываются не только вещи, но и имущественные отношения, обязательственные права требования, предметом которых являются вещи.  М.К.Сулейменов пишет, что «имущество – понятие многоплановое. Оно применяется, в частности, для обозначения:
1) совокупности вещей и материальных ценностей, находящейся у определенного лица на праве собственности или ином вещном праве;
2) совокупности вещей и имущественных прав на получение вещей или иного имущественного удовлетворения от других лиц (актив);
3) совокупности вещей, имущественных прав и обязанностей, которые характеризуют имущественное положение носителя (актив и пассив) – универсальное правопреемство».
Таким образом, термин «имущество» в науке права и в законодательстве имеет различный смысл. О.С.Иоффе предлагал всякий раз, когда этот термин встречается, устанавливать путем толкования законодательного текста, в каком именно смысле он применен в данном конкретном законе.  Однако «такая постановка вопроса, – пишет Г.А.Алиханова, – позволит правоприменительному органу субъективно определять суть нормы, хотя у него не должно быть никаких сомнений по поводу того, какое понятие имел в виду законодатель, используя термин «имущество».
С.В.Скрябин полагает, что «понятие имущества следует употреблять только в одном значении – как совокупность вещей, выступающих объектами права собственности… Следовательно, имущество – это совокупность вещей, принадлежащих конкретному субъекту права. Зачастую это значение термина «имущество» в тексте Гражданского кодекса звучит как собственность».  Г.А.Алиханова пишет, что виной тому, что некоторые исследователи между вещами и имуществом ставят знак равенства, являются неточности, допущенные законодателем при определении объекта права  собственности.  «Так, – пишет она, – если исходить из п. 1 ст. 188 ГК РК, то законодатель при определении объекта права собственности использует понятие «имущество» вместо понятия «вещь».  Следует согласиться с мнением Г.А.Алихановой, что основная проблема заключается в том, что ни действующее законодательство, ни теория права не содержат определения понятия имущества. В действующем законодательстве закреплены лишь виды имущества, а теория гражданского права лишь констатирует и комментирует перечисленные в законодательстве виды имущества, но нигде не раскрывается самое понятие имущества и, конечно же, не исчерпываются проблемы имущества как центральной категории всей системы гражданского права.
По мнению многих авторов, наиболее удачное определение имущества, отвечающее современным концепциям, отражено в ГК Нидерландов.  В соответствии со ст. 1 кн. 3 ГК Нидерландов, «имущество – это все вещи и все имущественные права».  Следует полагать, что такое определение имущества свидетельствует о понимании имущества в широком смысле. Такой вывод является следствием того, что ГК, упоминая имущество в качестве объекта права собственности, предоставляет возможность предполагать, что объектом права собственности является имущество не только в виде вещей, но и другое имущество. Аналогично рассуждает, например, Т.Е.Каудыров. Он считает, что в ГК закреплено самое широкое понимание имущества, включающего в себя любые вещи, работы, услуги и все имущественные права, позволяющее до неизвестных пределов наполнять этот термин. В результате этого, по его мнению, имущественные права и обязанности на результаты интеллектуальной творческой деятельности и приравненные к ним объекты, называемые исключительным правом, несомненно и беспрепятственно охватываются таким пониманием имущества.
Если исходить из данной позиции, то можно констатировать тот факт, что объектом права собственности, например, может быть как вещь, так и имущественное право. К такому толкованию приводит то, что в качестве объекта права собственности, в соответствии с ГК РК, упоминается имущество. И, если исходить из понимания имущества, закрепленного в ст. 115 ГК, такая ситуация вполне допустима. Такой подход характерен для англо-саксонской концепции гражданского права, в которой допускается возникновение права собственности и на материальную вещь, и на имущественное право. Однако механизмы, используемые англо-саксонской системой права, не всегда соответствуют правовым представлениям системы права, которой подчинено законодательство Республики Казахстан.
Сложившаяся на сегодняшний день ситуация, связанная с понятием «имущество», дает основания некоторым ученым предлагать свои решения, обращаясь к позициям, ранее предложенным видными учеными-цивилистами. Так, Г.А.Алиханова видит решение данной проблемы, предлагая определить имущество как совокупность имущественных прав, принадлежащих конкретному субъекту. Она считает, что с юридической точки зрения субъекта интересуют только права на вещи, такие как право собственности, иные вещные права: право землепользования, право недропользования, право хозяйственного ведения, право оперативного управления, ограниченные вещные права. И если лицо будет обладать этими правами, то, естественно, по ее мнению, оно обладает имуществом в качестве отдельных прав либо совокупности этих прав. Например, обладая определенным количеством вещей, но не обладая правами на эти вещи, лицо не может утверждать, что обладает имуществом. У него есть вещи, но нет имущества, так как нет прав на эти вещи.  В данном предложении может и есть определенная степень целесообразности. Однако это не решит, например, проблемы с определением объекта права собственности. Даже если заменить в ст. 188 ГК термин «имущество» на термин «вещь» и «совокупность вещей», такой объект необходимо будет поименовать и в ст. 115 ГК. Однако, по предложению Г.А.Алихановой, там будет указан один объект – имущественные права. Понятие «вещь», на наш взгляд, такой объект не охватывает. Если же оставить в ст. 188 ГК термин «имущество», он не будет соответствовать смысловой нагрузке определения имущества, которую предлагает  Г.А.Алиханова. Это породит необходимость поиска новых решений данной проблемы.
Таким образом, на сегодняшний день проблема определения понятия «имущество» остается открытой. Необходим поиск новых решений, которые, не разрушая выработанную концепцию гражданского права, позволят по-новому взглянуть на сложившуюся проблему. 

вверх


Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика