Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Ограничение свободы: уголовный и уголовно-исполнительный аспекты
Научные статьи
04.02.15 17:00

вернуться


Ограничение свободы: уголовный и уголовно-исполнительный аспекты


 
УГОЛОВНОЕ ПРАВО
Лядов Э. В.
В статье рассматриваются вопросы назначения и исполнения уголовного наказания в виде ограничения свободы. Ограничение свободы является видом наказания, не предусматривающим лишения свободы, то есть данный вид наказания исполняется в условиях, когда осужденный не изолируется от общества в отличие от таких наказаний, как арест или лишение свободы, которые предусматривают изоляцию. Изоляция предполагает отделение (обособление) субъекта от окружающей среды, ограничение, прерывание прежних социальных связей, «вырывание» изолируемого из ранее окружавшей его микросреды при сохранении общих социальных связей. Содержание рассматриваемого вида наказания определяется положениями уголовного законодательства, при этом последнее предусматривает установление судом в отношении осужденного к ограничению свободы обязательных и дополнительных ограничений, перечень которых является исчерпывающим.


Одним из видов наказаний, альтернативных лишению сво­боды, предусмотренным действующим уголовным законо­дательством России, является наказание в виде ограничения свободы, закрепленное в ст. 53 УК РФ.

Статьей 1 Федерального закона РФ «О внесении изменений и дополнений в Федеральные законы „О введении в действие Уголовного кодекса Российской Федерации" и „О введении в действие Уголовно-исполнительного кодекса Российской Фе­дерации"» от 10 января 2002 г. № 4-ФЗ было определено, что ограничение свободы вводится в действие по мере создания необходимых условий для исполнения этого вида наказания, но не позднее 2005 г., однако из-за социально-экономической ситуации в стране он так и не вступил в действие. «Неработа­ющие» виды наказаний приводили к серьезным трудностям в правоприменительной практике, поскольку не оставляли возможностей для «маневрирования» судам при выборе вида наказания подсудимому. Как правильно отмечает В. М. Степа­шин, «длительное исключение из системы наказаний ограниче­ния свободы, как и обязательных работ, нарушало системность санкций, а в некоторых случаях делало затруднительным на­значение наказания, соответствующего его целям».

Введено в действие рассматриваемое наказание было лишь Федеральным законом от 27 декабря 2009 г. № 377-ФЗ, причем в редакции, полностью изменившей его содержание. Статьей 8 указанного закона была установлена дата вступления в дей­ствие положений УК РФ и УИК РФ о наказании в виде ограни­чения свободы с 10 января 2010 г.

В теории права понятие «ограничение свободы» соотно­сится с правовым явлением для обобщения в законодательстве ограничений, возникающих в процессе противоправного по­ведения людей. Ограничивая преступника в свободе, государ­ство ограничивает его в возможности полностью или частично выбирать действия по собственному усмотрению. В юриди­ческой литературе под этим, в частности, подразумевается ограничение выбора рода деятельности и профессии; свободы передвижения, выбора места пребывания и жительства; лич­ной свободы, обладания материальными и другими благами во время отбывания наказания.

Ограничение свободы является видом наказания, не пред­усматривающим лишения свободы, т.е. данный вид наказания исполняется в условиях, когда осужденный не изолируется от общества, в отличие от таких наказаний, как арест или лише­ние свободы, которые предусматривают изоляцию. Изоляция предполагает отделение (обособление) субъекта от окружаю­щей среды, ограничение, прерывание прежних социальных связей, «вырывание» изолируемого из ранее окружавшей его микросреды при сохранении общих социальных связей.

Содержание рассматриваемого вида наказания опреде­ляется положениями уголовного законодательства, при этом последнее предусматривает установление судом в отношении осужденного к ограничению свободы обязательных и допол­нительных ограничений, перечень которых является исчер­пывающим.

В соответствии с ч. 1 ст. 53 УК РФ обязательными огра­ничениями являются: запрет на изменение места житель­ства или пребывания без согласия УИИ и запрет на выезд за пределы территории соответствующего муниципального образования.

К дополнительным ограничениям относятся: а) не уходить из места постоянного проживания (пребывания) в опреде­ленное время суток; б) не посещать определенные места, рас­положенные в пределах территории соответствующего му­ниципального образования; в) не посещать места проведения массовых и иных мероприятий и не участвовать в указанных мероприятиях; г) не изменять место жительства или пребыва­ния, место работы и (или) учебы без согласия уголовно-испол­нительной инспекции, в случаях, предусмотренных законода­тельством Российской Федерации.

При этом необходимо отметить, что перечень исключитель­ных личных обстоятельств, при наличии которых осужденному УИИ дается согласие на уход из места постоянного прожива­ния (пребывания) в определенное время суток, на посещение определенных мест, расположенных в пределах территории соответствующего муниципального образования, либо на вы­езд за пределы территории соответствующего муниципального образования определен в ч. 4 ст. 50 УИК РФ.

При этом суд возлагает на осужденного обязанность являть­ся в УИИ от одного до четырех раз в месяц для регистрации.

Ограничение свободы может назначаться в качестве основ­ного или дополнительного уголовного наказания (ч. 2 ст. 45 УК РФ). Как основное оно назначается на срок от двух месяцев до четырех лет за преступления небольшой и средней тяжести, в качестве дополнительного — может быть назначено в до­полнение к принудительным работам или лишению свободы на срок от шести месяцев до двух лет в случаях, предусмотрен­ных соответствующими статьями Особенной части УК РФ.

Ограничение свободы не назначается военнослужащим, иностранным гражданам, лицам без гражданства, а также ли­цам, не имеющим места постоянного проживания на террито­рии Российской Федерации.

Исполнение ограничения свободы регламентируется ста­тьями 471-60 УИК РФ и Приказом Минюста РФ Приказ Ми­нюста России от 11 октября 2010 г. № 258 (ред. от 22.08.2014) «Об утверждении Инструкции по организации исполнения наказания в виде ограничения свободы».

Отличительной особенностью наказания в виде ограниче­ния свободы является то, что местом его исполнения в соот­ветствии с ч. 1 ст. 50 УИК РФ является место жительства осуж­денного. Постановка на учет осужденного осуществляется УИИ по месту его жительства. Вышеуказанной инструкцией уста­новлен ряд обязанностей УИИ, которые должны исполняться по месту жительства осужденных. К ним относятся, в частно­сти: направление уведомления в суд, вынесший приговор, о на­чале и месте отбывания наказания осужденным; направление извещения в орган внутренних дел и подразделение Федераль­ной миграционной службы по месту жительства осужденного о постановке его на учет; в военный комиссариат по месту постоянной регистрации о постановке на учет осужденного граж­данина Российской Федерации призывного возраста; выездные проверки; посещение в любое время суток (за исключением ночного времени) жилища осужденного; наведение справок; дополнительные проверки по домашнему стационарному те­лефону; установка по месту жительства осужденного устройств технических средств надзора и контроля. Таким образом, не­правильное определение судами места жительства подсудимо­го может повлечь значительные трудности при осуществлении надзора уголовно-исполнительными инспекциями.

Проследим динамику применения ограничения свободы как основного наказания по отношению ко всем осужденным с момента введения в действие норм, его регламентирующих. Удельный вес составил 2010 г. — 0,9%, 2011-1,4%, 2012-3,4%, 2013-4,4%. Можно отметить, что отмечается, хоть и не значи­тельная, но в целом положительная динамика.

Если же говорить об удельном весе лиц, состоявших еже­годно на учете в УИИ, которым назначено наказание в виде ограничения свободы, по отношению ко всем осужденным прошедшим по учетам УИИ, то картина выглядит следующим образом: 2010 г. — 0,75%, 2011-1,98%, 2012-4,25%, 2013-6,65%.

В 2010 г. ФСИН России начала внедрять систему электрон­ного мониторинга подконтрольных лиц (СЭМПЛ) в деятель­ность уголовно-исполнительных инспекций на территории всех субъектов Российской Федерации. По состоянию на 1 апре­ля 2014 г. она функционировала в 2337 УИИ 80 территори­альных органов ФСИН России. В настоящее время проводят­ся мероприятия по развертыванию СЭМПЛ на территории Крымского федерального округа.

Применение вышеотмеченной системы в отношении осуж­денных, отбывающих наказание в виде ограничения свободы, осуществляется в соответствии с ч. 1 ст. 60 УИК и постановле­нием Правительства Российской Федерации от 31.03.2010 г. № 198 «Об утверждении перечня аудиовизуальных, электрон­ных и иных технических средств надзора и контроля, использу­емых уголовно-исполнительными инспекциями для обеспече­ния надзора за осужденными к наказанию в виде ограничения свободы».

Как отмечает начальник Управления организации ис­полнения наказаний, не связанных с изоляцией осужденных от общества (далее — УОИНИО) ФСИН России Е. Л. Зарембинская: «Более 40 тысяч осужденных к ограничению свободы уже прошли через электронный контроль. Из чуть больше 2,5 тысяч по решению суда ушли в места лишения свободы в связи с нарушениями запретов. Позитивный эффект от применения данных средств достаточно велик, показатель повторной пре­ступности гораздо ниже». Другими словами, использование оборудования СЭМПЛ является достаточно перспективным на­правлением повышения эффективности контроля за соблюде­нием осужденными к наказанию в виде ограничения свободы, установленных судом в приговоре требований.

   Несколько слов необходимо сказать о социально-кримино­логической характеристике групп осужденных, отбывавших наказание в виде ограничения свободы с применением СЭМПЛ и вновь совершивших преступления. По данным О. Л. Дегтя­ревой, большинство повторных преступлений совершается лицами мужского пола в возрасте от 18 до 40 лет, отбывающими ограничение свободы в качестве основного вида наказания, практически здоровыми, проживающими в городе, ранее су­димыми, склонными к употреблению алкоголя и нарушению режима отбывания определенного судом наказания, на мо­мент отбывания наказания не занятыми социально полезной деятельностью (трудом или учебой), имеющими неполное среднее, среднее либо среднее специальное образование, не со­стоящими в браке. Причем ею отмечается, что аналогичная социально-криминологическая характеристика — и у осуж­денных к ограничению свободы без применения оборудования СЭМПЛ, совершивших повторные преступления.

В заключение подведем некоторые итоги и определим от­дельные проблемные моменты, связанные с применением из­учаемого уголовного наказания.

Следует согласиться с мнением А. С. Карпиевича, отмеча­ющего, что в нынешнем виде наказание в виде ограничения свободы по своему карательному содержанию мягче, чем такие виды уголовных наказаний, как исправительные и обязатель­ные работы и, соответственно, их расположение в иерархиче­ской лестнице наказаний, закрепленной в ст. 44 УК РФ долж­но быть изменено. Логичнее его было бы разместить перед обязательными работами. Кроме того, ограничение свободы может назначаться в качестве дополнительного наказания. Все смешанные наказания по своей репрессивной силе не могут быть жестче основных наказаний.

Часть 3 ст. 53 УК РФ устанавливает, что «в период отбы­вания ограничения свободы суд по представлению специа­лизированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде огра­ничения свободы, может отменить частично либо дополнить ранее установленные осужденному ограничения». То есть если в приговоре, например, будет указан конкретный адрес ме­ста жительства, которое осужденному запрещено покидать в определенное время суток, а в период отбывания наказания он с согласия УИИ сменит это место, то установленный судом запрет на уход из дома в определенное время суток фактически окажется неисполнимым, поскольку установленные осужден­ному ограничения возможно только отменить или дополнить, но никак не изменить.

Следующий проблемный аспект состоит в том, что ч. 1 ст. 53 УК РФ, формулируя ограничение в виде «не уходить из ме­ста постоянного проживания (пребывания) в определенное время суток», создает определенные трудности в правопри­менении. Так, суд при возможности назначении данного вида наказания в соответствии с санкцией статьи Особенной части УК РФ не может установить данное ограничение для лиц, ра­бочее время которых в период отбывания рассматриваемого наказания может меняться. К таким лицам можно, например, отнести врачей, рабочих, охранников, работающих по смен­ному графику с чередованием ночных и дневных смен. График работы таких лиц также может смещаться в случае необходи­мости замены одного работника другим (болезнь, команди­ровка и т.д.). Аналогичная ситуация может быть и с обучаю­щимися, посещающими учебные занятия в образовательных учреждениях в различное время в соответствии с расписанием учебных занятий. В результате необоснованно сужается круг лиц, которым может быть назначено наказание в виде ограни­чения свободы.

Имеются проблемы и при назначении рассматриваемого наказания судами. Так, О. С. Татауров отмечает, что существен­ным нарушением норм уголовного закона является то, что суды при назначении наказания в виде ограничения свободы не уста­навливают ограничения, которые в силу ч. 1 ст. 53 УК должны быть установлены в обязательном порядке.

Кроме того, имеются случаи, когда суд назначает ограни­чение свободы, не учитывая специфические особенности тру­довой деятельности подсудимого. Так, Благовещенским город­ским судом Амурской области в отношении лица, трудовая деятельность которого была связана с регулярными выездами за пределы г. Благовещенска, было назначено наказание в виде ограничения свободы. Поскольку приговором суда осужденно­му был установлен запрет на выезд за пределы г. Благовещен­ска, он потерял работу и с момента постановки на учет стал безработным.

На основании данного примера можно сделать вполне определенный вывод, что судам не следует применять ограни­чение свободы в отношении лиц, осуществляющих трудовую деятельность в различных регионах нашей страны, например, работников мостотрядов, водителей, экспедиторов и др.

Несмотря на отмеченные проблемы, численность осужден­ных к уголовному наказанию в виде ограничения свободы, как мы отмечали выше, ежегодно увеличивается, в том числе уве­личивается количество лиц, к которым применяются средства электронного мониторинга.

Можно согласиться с мнением профессора В. А. Уткина, что в перспективе «электронный мониторинг» должен занять свое место среди возможных средств профилактического контроля при всех мерах, не связанных с лишением свободы, но обяза­тельно с учетом личности осужденных и «факторов риска».




Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика