Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Рейдерство – сестра коррупции или хлеб бедных чиновников?
Научные статьи
17.06.10 15:44



ЕврАзЮж № 1 (20) 2010
Бизнес и право
Алдабергенова Б.Т.
Рейдерство – сестра коррупции или хлеб бедных чиновников?
Сегодня рейдерство является большой проблемой для многих стран постсовет­ского пространства. Несмотря на то, что активные и безнравственные методы бан­дитизма и рэкетирства на территории постсоветских стран в основном пришлись на 1990–2005 годы, актуальность незаконных захватов чужого бизнеса у добросовестно­го владельца не потеряла своей силы и сегодня. Высокий уровень коррумпированно­сти государственных и судебных органов, фактическое отсутствие системы защиты прав человека и собственника бизнеса, отсутствие прозрачности деятельности ком­паний, пассивный менталитет общества, не привыкшего верить в силу закона, – все это является главными мотиваторами развития преступности в стране, к числу кото­рых относится и рейдерство.
Одной из основных проблем сегодня для многих частных компаний развивающихся стран во всем мире стали рейдерские захваты чужого бизнеса. Жители многих государств называют рейдерство бичом своей страны, среди них граждане почти всех стран бывшего Советского союза, а также многих стран Южной Америки и Африки. Большинство аналитиков полагает, что рейдерство – это то, что в странах Западной Европы и США принято называть «враждебным поглощением». Однако пристальное внимание к этим двум проблемам социально-экономической жизни государства позволяет прийти к выводу, что «рейдерство», совершаемое у нас, и «враждебное поглощение», совершаемое в дальнем зарубежье, не имеют ничего общего, кроме желания захватить компанию. Однако, если в случае враждебного поглощения компания, которую пытаются захватить, является просто «целевой компанией», или «компанией-целью», то в случае рейдерства эта компания, точнее ее собственники или менеджеры, приобретает статус «потерпевшего» в совершенном преступлении.


    При этом под рейдерством необходимо понимать противоправные действия со стороны компании-захватчика, которая ведет агрессивную политику по лишению добросовестных владельцев бизнеса их собственности и непременному захвату целевой компании с использованием противозаконных и зачастую уголовно наказуемых мер. В подобных случаях компания-захватчик применяет различные противоправные методы по ее захвату, порой прибегая к силовым, угрожающим, иным криминальным способам захвата. Обычно рейдерство – это явление, характерное для развивающихся стран с недостаточно развитой экономикой, несовершенным законодательством и присутствием высокого уровня коррупции.
К сожалению, Казахстан на сегодняшний день не отличается совершенным законодательством, позволяющим полноценно защищать права собственников частных структур, о чем свидетельствует практика произошедших или пытавшихся произойти, не без участия государственных структур, враждебных поглощений и рейдерских действий со стороны отдельных компаний за последнее пятилетие.

    Рейдерские действия по захвату чужого бизнеса всегда сопровождаются нанесением серьезного материального и морального ущерба для владельцев компаний, ставших жертвами рейдерских атак и, как правило, приводят к значительным убыткам, непредвиденным расходам, утрате имущества и денег, недополученной выгоде, оскорблению чести и достоинства, подрыву репутации и т. д.

    Имевшее место на территории всех постсоветских стран в 1990-е годы перераспределение активов происходило на фоне масштабной структурной перестройки всей экономической системы. Получение и удержание контроля над компаниями осуществлялось в большинстве случаев силовыми методами с использованием криминальных структур и подкупа государственных служащих. Формирующаяся законодательная база постсоветских стран зачастую не только не защищала интересы собственников, но и напротив, стимулировала появление различных видов криминального поведения на рынке корпоративного контроля ввиду наличия множества «правовых дыр», отсутствия правовых норм, направленных на защиту прав владельцев частного бизнеса и высокого уровня коррумпированности государственной системы.

    К примеру, у нас в стране в 90-е годы вследствие отсутствия механизмов правового противодействия бандитской активности рэкетиров буквально за два–три года возникли десятки устойчивых криминальных групп, одним из основных видов деятельности которых являлось рейдерство, т. е. захват чужого бизнеса у добросовестных владельцев с применением оружия, угроз, шантажа, насилия, мошенничества, хищения, коррупционных связей в государственных органах и т. д.

    Такая же ситуация в 90-х годах сложилась и в соседних странах – России, Узбекистане, Киргизстане и т.
 д. Ситуация в сфере рынка слияний и поглощений в странах постсоветского пространства в период с 1990 по 2005 год, по мнению многих аналитиков, сравнивается с ситуацией в США начала XX века, периодом, когда там заправляли «бароны-грабители».

    Объектами рейдерства, как правило, выступают не недооцененные компании, как в случаях с поглощениями, а, напротив, эффективные и прибыльные компании с ценными активами, кадрами, информационными или производственными технологиями.

    Рейдерству присущи свои специфичные существенные признаки, среди которых можно выделить: систематичность, нанесение ущерба, криминальность. По мнению некоторых исследователей, рейдерство в силу его систематичности можно рассматривать как особый вид криминального бизнеса.

     На основе проведенного анализа способов рейдерских захватов, полагаем, рейдерство можно разделить на две категории:

1) носящее характер мошенничества;

2) носящее силовой характер.

К рейдерству, носящему характер мошенничества, можно отнести следующие виды противоправных деяний:

1) хищение и подделка ценных бумаг, учредительных документов, решений управляющих органов фирмы и иных документов целевой компании.

В России, к примеру, довольно популярен метод хищения реестра акционеров, который имеет совсем другое значение, нежели в развитых государствах. В России большинство акционерных обществ – это, как правило, компании, у которых число акционеров менее 50, и компании сами ведут реестр акционеров в бухгалтерской книге или в электронном виде. При этом компания – это единственное место, где хранится вся информация о том, сколько акций у каждого из акционеров фирмы. Бандиты, нанятые рейдерами, каким-либо образом добираются до реестра акционеров, уничтожают его и выписывают новый реестр, либо рейдеры впоследствии получают необходимое решение суда об оспаривании прав добросовестных собственников целевой компании, которые уже доказать свое право собственности на акции компании не в состоянии, поскольку все оригиналы документов и реестр акционеров уничтожен;

2) использование коррупционных связей в государственных органах для того, чтобы обеспечить всевозможные проверки деятельности целевой компании со стороны контролирующих и правоохранительных органов. Задачей таких проверок является выявление правоохранительными, налоговыми и контролирующими органами как можно большего числа нарушений в деятельности проверяемой организации и дальнейшая психологическая «прессовка» собственников компании, которая прекращается после того, как они передадут свои права собственности на компанию настоящему инициатору проверок. Подобный метод рейдерства, в силу высокого уровня коррумпированности, к сожалению, стал обычным явлением современной экономической жизни многих развивающихся стран, к которым относится и Казахстан, когда компании-захватчики не просто пользуются свои связями в государственных органах, но и нередко находятся либо под их «крышей», либо косвенно (неформально) принадлежат отдельным чиновникам.

     Порой можно услышать или прочесть об историях, как некий казахстанский аким (глава соответствующей области или района в стране) дает команду стриженым парням с толстыми шеями, и они на глазах многих людей избивают директора одной из частных, процветающих компаний, чтобы завладеть его имуществом. По факту избиения возбуждается уголовное дело, которое направляется, как называет их один из бывших депутатов Казахстана, «рэкетирам в погонах», однако ввиду того, что «местные защитники правопорядка» оказываются пособниками рейдера, дело закрывается за отсутствием состава преступления либо доказательственной базы.

В 2004 году применительно журнал «Слияния & поглощения» приводит следующие примерные сведения об оценке стоимости «услуг» государственных органов и общественных организаций России в деле оказания содействия рейдерам (табл. 1).

Таблица 1

Ведомство

Вид услуг

Стоимость

Прокуратура

Закрытие дела

Заведение дела по заказу

Выемка реестра акционеров

$ 15–350 тыс.

$ 50 тыс.

$ 20 тыс.

Арбитражный суд

Положительное решение по «мертвому» процессу

Наложение ареста на имущество

$ 1–100 тыс.

 

$ 5–15 тыс.

Судебные приставы

Ускорение законного процесса

7 % от стоимости иска

Государственная Дума

Депутатский запрос

$ 1–5 тыс.

Аппарат Правительства

Организация нужного постановления Правительства

От $ 100 тыс., или 2 % от стоимости вопроса

МВД

Незаконное преследование (административное)

Арест с подбрасыванием героина

Силовой захват офиса

От $ 500

 

$ 10–30 тыс.

От $ 20 тыс.

Налоговая полиция

Организация проверки с обыском

$ 10–50 тыс.

PR-агентство

Информационная война

Сюжет по центральному телевидению

Статья в центральной прессе

От $ 10 тыс. до $ 1 млн.

$ 15–30 тыс.

От $ 500 до $ 5 тыс.

 

В 2006 году в Казахстане появилась статья в различных казахстанских газетах с выступление одного из депутатов Казахстана того периода, который также назвал следующие примерные расценки государственных служащих, чаще представителей правоохранительных органов, за оказание содействия в захвате чужого имущества (табл. 2).

Таблица 2

Ведомство

Вид услуг

Стоимость

Правоохранительные органы: полиция, финансовая

полиция, КНБ, прокуратура

Сбор информации о бизнесе, выяснение экономических показателей работы предприятия

$ 5–20 тыс.

 

Оценка способности защиты целевой компании (от охраны до возможности организации сопротивления, а также связи руководства компании с властью и правоохранительными органами) и ее реакции на смену владельца

$ 3–10 тыс.

 

Разработка схемы захвата объекта с применением силы и без таковой

$ 10–30 тыс.

 

Нейтрализация собственника с использованием силовых методов и запугивания

$10–20 тыс.

Изготовление компромата, возбуждение уголовного дела, прослушка телефонов

$ 5 тыс.

 

Удержание лица с изоляцией от внешнего мира

от $ 20 тыс.

Нейтрализация силовых ведомств

$ 20–40 тыс.

Закрытие уголовного дела

от $ 50 тыс.

Закрытие уголовного дела, если оно имеет осложнения, т. е. информация просочилась в СМИ или дело находится на контроле в генпрокуратуре, администрации президента и т. д.

$ 1 млн.

Налоговые органы

Обеспечение налоговой проверки

$ 2–5 тыс.

Судебные органы

Принятие нужного для рейдера решения, в том числе об аресте реестра, запрете собрания акционеров, аннулировании результатов собрания акционеров и т. п.

$10–20 тыс.

Средства СМИ

Обнародование «нужной» информации

$ 5 тыс.

Судебные исполнители и приставы

Выполнение судебного решения

$ 5 тыс.

 

Приведенные в таблицах расценки не только говорят о высоком уровне коррупционности и рейдерства в стране, но и еще свидетельствуют о том, что современное рейдерство в постсоветских странах – это зачастую преступная деятельность, сопровождающаяся поддержкой представителей государственных, правоохранительных и судебных органов. Кроме того, необходимо отметить, что отсутствие в казахстанской таблице расценок более вышестоящих государственных органов не является свидетельством их непричастности к происходящим в стране противоправным, криминальным действиям, в частности, и к рейдерству; возможно, депутат, оглашавший данные расценки, либо не знал о ценах на услуги вышестоящих органов, либо в силу солидарности к коллегам умолчал о расценках среди товарищей;

3) искусственное доведение целевой компании до состояния стагнации или банкротства для его покупки по очень низкой цене, которое осуществляется различными способами, порой в сочетании с использованием коррупционных связей с государственными и судебными органами или хищения и подделки документов с последующим признанием целевой компании банкротом.

     Иногда рейдеры создают искусственные ситуации для того, чтобы довести целевую компанию до банкротства и выкупить ее за относительно низкую цену. Так, к примеру, с целевой компанией заключается договор через «подставную» фирму компании-поглотителя на какие-либо крупные поставки с устной договоренностью об отсрочке платежа. Как только появляется момент, когда целевая компания оказывается в затруднительной финансовой ситуации, кредитор начинает требовать немедленных выплат по договору, позабыв обо всех устных договоренностях. Целевая компания оказывается неспособной немедленно выплатить долг, признается банкротом или впадает в состояние стагнации, после чего вновь объявляется поглощающая сторона и поглощает компанию-цель, но уже значительно дешевле ее рыночной цены. Так, к примеру, в соседней России только в 2000 году было принято 15 143 судебных решений о признании компаний банкротами, что составило 80 % всех вынесенных решенийпо гражданским делам и является свидетельством того, насколько активно и популярно было рейдерство в России путем банкротства целевой компании.

    Кроме того, поглощение через банкротство позволяет агрессору не только купить компанию за сравнительно низкую цену, но и приобрести только чистые активы целевой компании, не обременяя себя долгами целевой компании, как это происходит в случаях покупки акций компании. Именно поэтому, поглощение через банкротство зачастую происходит в случаях, когда агрессор больше заинтересован только в активах компании, таких как, к примеру, помещение и оборудование и т. д.

     Мошеннический способ осуществления рейдерства не исключает его криминогенности, но предполагает применение более гуманных способов захвата бизнеса, как подделка документов, судебные иски, инициирование различных проверок со стороны налоговых, правоохранительных и иных проверяющих органов, доведение компании-цели до банкротства, захват компании обманным путем, хищение документов или ценных бумаг и т. д.
К рейдерству, носящему силовой характер, можно отнести следующие виды противоправных деяний:

1) применение или угроза применения оружия;

2) шантаж;

3) похищение человека;

3) насилие, к которому относятся разбой, причинение вреда здоровью и т. д.;

4) убийство.

В данном случае рейдеры могут использовать как собственные силы, так и нанимать криминальные группировки для реализации своих планов.

    Рейдерство в развивающихся странах называют самой циничной формой захвата с продуманной в большинстве случаев юристами схемой, исполнение которой передается бандитам – рэкетирам, частным охранным структурам, а порой и судебным исполнителям.


    По мнению П.А.Астахова, одна из самых жутких особенностей рейдерства: выигрывая лично для себя на рубль, они (рейдеры) разрушают для всех остальных на миллионы, оставляя после себя выжженную землю.

   Так, к примеру, как отмечает А.Ю.Киреев, по оценкам Правительства Москвы к концу 2004 года только на территории Москвы рейдерскую деятельность осуществляли не менее ста групп.


     В 2006 году один из российских аналитиков сделок по слияниям и поглощениям
В.Плескачевский отмечал, что на нынешнем этапе экономического развития цивилизованные сделки по слиянию и поглощению в России зачастую просто невозможны. Экономическая сторона сделки по слиянию и поглощению может быть обеспечена только в развитых корпоративных системах. Очевидно и то, что в России за 15 пореформенных лет так и не сформировалась в полной мере одна из самых сложных частей права — корпоративное право. Проблема рейдерства в экономике стоит очень остро. Она превращается в макроэкономический фактор, когда общество осознает необходимость защиты права собственности, но выстроенного инструментария нет.

     Корпоративное право, которое играет значительную роль не только в защите прав собственников бизнеса, но и имеет непосредственное отношение к экономическому развитию национальных компаний, к сожалению, пока не нашло своего полного отражения и в нашей стране. Казахстанские законодатели, привыкшие на протяжении долгих лет просто копировать российское законодательство, только последние несколько лет начали обращать свой взор в сторону наиболее экономически развитых стран мира.


    В некоторых зарубежных источниках встречается другое разделение рейдерства на три вида в зависимости от способов его осуществления:

1) белое – законное поглощение компании, совершенное в рамках законодательства, или так называемый «гринмэйл» (greenmail).

    Под «гринмэйлом» понимают корпоративный шантаж, направленный на захват акционерной собственности, без применения грубой силы. Для этого «гринмэйлер» – лицо, осуществляющее гринмэйл, обычно приобретает незначительную часть акций у миноритарных акционеров эффективной компании, после чего пытается «мешать» успешному управлению компанией. Тактика гринмэйлера заключается в злоупотреблении правами миноритарных акционеров, что позволяет ему использовать законные механизмы их защиты в целях, к примеру, принуждения крупных акционеров выкупить акции, принадлежащие ему, по цене гораздо выше рыночной;

2) серое – мошеннические действия, умелое использование пробелов или коллизий нормативных правовых актов, где невозможно определить виновность компании захватчика ввиду несовершенства законодательства, использования коррупционных связей в государственных органах для доведения компании-цели до банкротства и т. д.;

3) черное – откровенно-силовой захват компании с использованием элементов насилия, которое в российской литературе, к примеру, называется «силовое предпринимательство».

Так, при сравнительном анализе вышеуказанных трех видов рейдерства (белого (гринмэйл), серого (мошенническое) и черного (силовое предпринимательство)) З.Э.Тарханова приводит следующую характеристику (табл. 3).

Таблица 3

Характеристики

Гринмэйл

Мошенническое рейдерство

Силовое

предпринимательство

Субъекты

Высокопрофессиональные кадры (активные юристы, экономисты, управленцы)

Высокопрофессиональные кадры

Низкоквалифицированные кадры (спортсмены, бандиты) и бывшие сотрудники силовых структур

Объекты

Собственность, акции АО

Собственность в любой форме: АО, ТОО, ГКП и т. д. (крупные, мелкие, средние предприятия), любые активы (финансовые, имущественные, неимущественные)

Денежные потоки в оптовой, розничной торговле, сфере услуг, малое предпринимательство

Цели

Выкуп доли акций по цене выше рыночной, контроль над собственностью, смена собственника всего имущественного комплекса компании

Смена собственника на отдельные высоколиквидные активы предприятия, контроль перераспределения активов и денежных потоков и т. д.

Контроль над денежными потоками

Технологии

Законные инструменты, но при злоупотреблении прав миноритарных акционеров, используя бреши в законодательстве, утечки инсайдерской информации и т. д.

Незаконные и законные, но с использованием сговора, подкупа, преднамеренное банкротство, подделка документов, вред имуществу для снижения его рыночной стоимости, информационные атаки в СМИ и т. д.

Технологии силового партнерства «крышевание», посредничество при незаконности механизмов их достижения (физические угрозы, похищения, уничтожение имущества, убийства и т. д.)

Уже к 2005 году, как в Казахстане, так и в России законодательство претерпело значительные изменения в сторону более эффективной защиты прав собственников от бандитов, рэкетиров и рейдерских захватов. Это заставило рейдеров изменить тактику нападения и перейти от «черного» рейдерства к «серому» и применению более профессиональных, правовых инструментов захвата бизнеса, используя до сих пор существующие правовые дыры и чаще всего пользуясь коррумпированностью государственной системы в стране.

    Однако, как отмечают А.Волков и А.Привалов, даже несмотря на ужесточение законодательной ответственности и внешнюю нормативную защищенность собственников бизнеса, проблемы рейдерства не теряют своей актуальности в обществе и сейчас. Так, к примеру, по данным российских консалтинговых агентств, в России ежегодно совершается 60–70 тысяч рейдерских атак.

   При этом, как отмечалось ранее, полагаем, что смешение понятий враждебное поглощение и рейдерство не допустимо в связи с абсолютным различием их субъективного и объективного характера. Поэтому враждебное поглощение, которое называют «белым рейдерством», или «гринмейлом», в буквальном понимании к термину «рейдерство» относить нельзя, поскольку во враждебном поглощении отсутствует один из важнейших элементов рейдерства – наличие состава преступления.


   Таким образом, обобщая вышеизложенное, нужно отметить, что слабость корпоративного и антимонопольного права и наличие коррумпированности в стране являются одним из основных факторов развития и процветания любого вида преступности, включая и рейдерство, которое, как правило, приводит к снижению конкурентоспособности экономической системы страны.

    К другим не менее важным причинам совершаемых рейдерских захватов бизнеса, специфичным для многих постсоветских стран, включая и Казахстан, можно отнести: проблемы нравственности лиц, совершающих такие противоправные действия, непрозрачность рынка M&A, недостаточную освещенность совершаемых сделок слияний и поглощений в СМИ, особенности менталитета граждан постсоветского пространства, не привыкшего верить в силу закона и справедливость всех трех ветвей власти и потому все еще до конца не научившегося уважать закон и интересы социума.


    Кроме того, любой вид рейдерства, независимо от метода его осуществления, мошеннического или силового, необходимо понимать как противоправное, общественно опасное деяние, подлежащее рассмотрению в рамках уголовного законодательства. Уголовный кодекс Республики Казахстан предусматривает ответственность за принуждение к совершению сделки или к отказу от ее совершения. Однако, к сожалению, не все факты рейдерства, совершаемого в стране, квалифицируются как уголовно наказуемые и подпадают под указанную статью, а зачастую просто именуются «поглощение» или «национализация».

    Возможно, такое пассивное отношение законодателей и чиновников к развитию корпоративного права в стране, фактическому, а не документальному приближению национального законодательства к международным стандартам, развитию системы защиты прав человека и юридических лиц, а также привлечению к ответственности лиц, совершающих рейдерские захваты, объясняется тем, что некоторые из них имеют непосредственное или косвенное отношение к таким негативным процессам казахстанского бизнеса, как рейдерство и систематическое ущемление прав человека и собственников. Ведь ни для кого не секрет, что «фактическими» собственниками множества крупных и средних видов казахстанского бизнеса являются наши чиновники. Наверное, именно поэтому необходимость развития корпоративного права и системы защиты прав собственников, как, впрочем, и просто прав человека, увы, на сегодняшний день не перевешивает необходимости защиты интересов государственной власти.

    Как отмечает Председатель правления антикоррупционного общественного фонда «Transparency Kazakhstan» В.Воронов, у нас можно ставить знак равенства между рейдерством и рэкетом. А государственный рэкет, когда люди в погонах приходят по заказу какого-нибудь чиновника, «агашки» или группы лиц, захватывают привлекательный бизнес, наблюдается сплошь и рядом. Самое страшное явление для Казахстана – участие в этом судов. И если на репрессии правоохранительных органов еще можно пожаловаться в суд, то при неправомерных судебных решениях подвергшийся нападению собственник обречен.



Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика