Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

В кризисе юридической науки во многом виноваты сами учёные
Интервью с доктором юридических наук, профессором, заслуженным юристом Российской Федерации Николаем Александровичем Власенко

Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Последствия судимости в законодательных актах дореволюционной России (по материалам амнистии временного правительства)
Научные статьи
05.03.15 15:25

Последствия судимости в законодательных актах дореволюционной России (по материалам амнистии временного правительства)

alt 
1(80)2015
ИСТОРИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА

Габдрахманов Ф. В.
В статье анализируются последствия судимости, закрепленные в законодательных актах дореволюционной России и отмененные Временным правительством в марте 1917 г.

Вопрос о судимости и ее последствиях в уголовном праве дореволюционной России является одним из белых пятен исто­рии. В законодательных актах и научных исследованиях этого периода судимость упоминается очень редко. Повышенный интерес к теме судимости обусловлен не только существую­щими пробелами, но и необходимостью определения ее места в структуре правоограничений (праволишений), степени вли­яния на политические, сословные, имущественные, семейные и иные права осужденного и членов его семьи, формирование государственных и общественных институтов царской России.

Современные исследования увязывают последствия суди­мости со ст. 35 Уголовного уложения, согласно которой для ранее судимых лиц предусматривался запрет на проживание в определенных местностях, ограничивалось право на выбор места жительства в столице, губернских городах и др.

В качестве правового ключа в раскрытии содержания по­следствий судимости в дореволюционном праве России мы использовали мартовскую амнистию 1917 г. Научная и практи­ческая ценность этой амнистии в том, что впервые было дано официальное толкование понятия «последствия судимости». Так, в целях единообразного применения постановления Вре­менного правительства от 17 марта 1917 г. об облегчении участи лиц, совершивших уголовные преступления, Министерство юстиции разъяснило старшим председателям и прокурорам судебных палат, председателям и прокурорам окружных судов, что под выражением «освободить от всех последствий судимо­сти» следует понимать восстановление во всех правах, лишение которых вытекало из «ст. 22-28, 43, 461, 50, 66, 67 Улож. Наказ. и ст. 26-30 Угол. Улож.».

П. И. Люблинский, основываясь на материалах указанной амнистии, отнес к последствиям судимости полицейский над­зор и воспрещение свободного избрания места жительства, ограничения в роде деятельности, принятие во внимание преж­ней судимости для определения рецидива и др. А. А. Иванов отметил, что приговоренные к незначительным срокам ли­шения свободы освобождались полностью с погашением всех последствий судимости (т.е. без прежней обязательной ссылки и полицейского надзора).

Анализ Циркулярного распоряжения Министерства юсти­ции показывает, что содержание «последствий судимости» ох­ватывало значительный круг правоограничений. Последствия судимости увязывались с осуждением (присуждением) к опре­деленному виду наказания (смертной казни, каторге, ссылке на поселение и др.), соединенных с лишением прав состояния (ст. 25-28 Угол. улож., ст. 17 Улож. о наказ.).

Лишение прав состояния влекло потерю почетных титулов, чинов, орденов и других знаков отличия, почетных званий и пенсий, удаление от государственных, церковных, сословных, земских, городских и общественных должностей, отобрание принадлежащих осужденному грамот, дипломов, патентов и аттестатов (ст. 23 Улож. о наказ., ст. 28 Угол. улож.).


Для дворян оно состояло в потере дворянства потомственного или личного; для священнослужителей, монашествующих и вооб­ще лиц духовного звания — духовного сана и звания. Все они ли­шались прав и преимуществ, которые предоставляло нахождение в указанных должностях. Такие же последствия с потерей доброго имени наступали для почетных граждан, купцов и людей других состояний (ст. 25 Угол. улож.). Некоторые ограничения в виде лишения прав наступали и для членов их семей. Так, купеческого свидетельства лишались и включенные в него члены купеческого семейства (ст. 22 Улож. о наказ.). Г. Г. Евангулов отмечал, что лица, лишенные прав состояния, подвергались срочному ограничению государственно-общественной правоспособности.

Присуждение к смертной казни, каторге или ссылке на по­селение влекло за собой утрату осужденным прав по имуществу, прав на наследование по закону в отношении наследства, откры­вающегося после вступления приговора в законную силу и др. Кроме этого, присуждение к каторге или ссылке на поселение влекло за собою прекращение супружеских прав, родительской власти над детьми, родившимися до вступления приговора в за­конную силу (ст. 25, 26 Улож. о наказ., ст. 29 Угол. улож.).

Согласно ст. 27 Уложения о наказаниях уголовных и испра­вительных потеря семейственных прав состояла:

1) в прекращении прав супружеских, за исключением слу­чаев, когда жена осужденного или муж осужденной добро­вольно последовали за своими супругами в место их ссылки;

2) в прекращении власти родительской над детьми, при­житыми до осуждения, если дети осужденного не последовали за ним в место его ссылки или впоследствии его оставили;

3) в прекращении всех прочих прав, основанных на связях родства или свойства (ст. 28 Улож. о наказ.).

Вследствие потери прав собственности все прежнее имуще­ство осужденного на каторжную работу или к ссылке на посе­ление со дня обращения приговора к исполнению поступало к его законным наследникам, точно так же, как поступило бы вследствие естественной его смерти. К ним также по праву представления поступало и всякое имущество, которое мог­ло бы достаться виновному по наследству после его осуждения (ст. 27, 28 Улож. о наказ.).

Подробные правила относительно семейственных и имуще­ственных прав осужденных к ссылке в поселение регулирова­лись гражданскими и другими законами, например, уставом о ссыльных.

Присужденные к тюремному заключению дворяне, лица духовного звания и почетные граждане подвергались лишению прав состояния, если ими были совершены корыстные или бесчестные преступные деяния, перечисленные в части первой ст. 27 Уголовного уложения. В этот перечень вошли несколь­ко статей, за совершение которых назначалось заключение в исправительном доме. В случае осуждения к заключению в тюрьме состоящие в запасе нижние чины, состоящие на льго­те и в запасном разряде казаки лишались унтер-офицерского и других соответствующих унтер-офицерскому званий (ч. 2 ст. 27 Уголовного уложения).

Приговоренный к каторге, ссылке на поселение, заключе­нию в исправительном доме, а также соединенному с лишени­ем прав состояния заключению в тюрьме утрачивал право:

1) участвовать в постановлениях и выборах сословных собра­ний и быть избираемым или избирателем в земских, городских или общественных собраниях;

2) состоять на государственной, сословной, земской, город­ской или общественной службе;

3) состоять на службе в армии или во флоте;

      4) занимать церковные должности;

5) выбирать промысловые свидетельства на торговые пред­приятия первых двух, а на промышленные — первых пяти разрядов, равно как и на соответствующие им пароходные предприятия, а также на предприятия по производству золо­того или платинового промысла;

6) быть опекуном или попечителем;

7) быть начальствующим, воспитателем или учителем в об­щественном или частном учебном заведении, а также пользо­ваться правами домашнего учителя;

8) быть третейским судьей, а равно членом конкурсного управления или администрации, присяжным попечителем, присяжным заседателем, присяжным поверенным или пове­ренным по делам, находящимся в государственных, сословных, земских, городских или общественных установлениях;

9) быть свидетелем при договорах или актах, требующих свидетельской скрепы (ст. 30 Уголовного уложения, ст. 43 Уло­жения о наказаниях).

Таким образом, все последствия судимости, закрепленные в Уголовном уложении и Уложении о наказаниях уголовных и исправительных, в зависимости от сфер воздействия можно классифицировать на ограничивающие политические, граждан­ские, социальные, сословные, семейственные права человека.




Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика