Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Н.Б. Пастухова:
ЕВРАЗИЙСКОЙ ИНТЕГРАЦИИ ПРИНАДЛЕЖИТ БУДУЩЕЕ!
Интервью с  Пастуховой Надеждой Борисовной, доктором юридических наук, профессором кафедры конституционного и муниципального права Московского государственного юридического университета им. О. Е. Кутафина (МГЮА), почетным работником высшего профессионального образования

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Идейно-политические и правовые течения в Англии XIX века
Научные статьи
05.03.15 15:50

Идейно-политические и правовые течения в Англии XIX века

alt
Остроумов С. В.

Остроумов Н. В.

Романовская В. Б.
 
1(80)2015
ИСТОРИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
Остроумов С. В., Остроумов Н. В., Романовская В. Б.
Статья посвящена изучению политико-правовых идей выдающихся английских мыслителей XIX века — Иеремии Бентама, Джона Стюарта Милля, Томаса Карлейля, Роберта Оуэна, писателей и политиков Грэнвилла Шэрпа, Уильяма Уилберфорса и их влиянию на общественную и экономическую жизнь Англии. Анализ их идей дается на фоне экономического состояния государства, достигшего в указанное время высочайшего уровня развития по сравнению с другими государствами континента. Авторы опираются на совокупность методов научного познания, включающих общенаучные и специальные методы, в том числе методы диалектического материализма и историзма, и выявляют взаимное влияние общественного бытия и политико-правовых идей на примере экономического и политического развития английского государства.

Интерес к политической и правовой истории Великобри­тании, как к первому правовому государству Европы, традиционен не только для английских ученых с необозримым количеством работ, но и для российской историко-правовой науки. Не пропадает он и в настоящее время. Нашими совре­менниками написано немалое количество трудов, в которых анализируется развитие парламентского законодательства, экономическая, финансовая политика, идеи, лежащие в основе тех или иных реформ, событий и общественных процессов.

В течение XVIII и начале XIX вв. Великобритания разными путями распространила свое влияние на все населенные конти­ненты мира, кроме Европы. Великобритания контролировала часть канадской территории, богатый юг Африки, гвиней­ское и индийское побережья этого материка, целиком всю Австралию, новозеландские острова, а также сотни не столь крупных островов на необозримых водных просторах трех южных океанов. Среди них и остров Святой Елены, где за­кончил свою жизнь сдавшийся англичанам Наполеон. И это еще не все: имперский Китай признал «интересы» британских купцов на своей территории Остроумов Н. В. и в качестве гарантии добро­го к ним отношения отдал остров Гонконг. Но главное то, что к середине XIX в. поч­ти 4 млн кв. км. южной Азии с двумя сотнями миллионов трудолюбивого населения превратились в колонию «частной» предпринима­тельской английской Ост- Индской кампании. В XIX в. и позднее специалисты не без основания говорили, что золото Индии обеспе­чило бурный прогресс бри­танской промышленности, точнее, не столько золото, сколько труд 200 млн индий­цев (в Великобритании тог­да проживало всего около 20 млн человек).

     Неаполь — не только красивейший и обаятельнейший, но и третий по величине город в Италии. Новости Неаполя вся подробная информация на сайте http://napoli1.com

Современники не без основания говорили, что солнце все 24 часа в сутки светило англичанам: колонистам в Австралии и Новой Зеландии, чиновникам и плантаторам в Индии, от­важным землепроходцам (они же разведчики разных спец­служб) в Африке и Америке. На всех широтах к югу от тропи­ка Рака развивались флаги британских кораблей — военных и торговых. Английский флот к середине XIX в. превышал со­единенные флотилии всех остальных приморских стран мира. Оплодотворенная колониальными грабежами экономика, на­ука, инженерная мысль британцев решала одну техническую задачу за другой — недостатка денег для внедрения «ноу-хау» в массовое производство не было. И дело не только в изобрета­тельстве новых технологий, а в передовой организации труда, в переходе от ручного труда к машинному целых отраслей про­мышленности. Поэтому за первую половину XIX в. производ­ство чугуна выросло с 680 тыс. тонн до 2280 тыс. тонн. По про­екту английского инженера было развернуто конвертерное производство стали в объеме десятков тысяч тонн. За то же вре­мя почти удвоилось производство тканей — хлопчатобумаж­ных и шерстяных. Надо заметить, что продукция шерстяного и суконного производства вышла на широкий внешний рынок еще тремя веками раньше. Уже тогда основой сукноделия стал капиталистический метод производства с наемными работ­никами. Именно текстиль был основной статьей британского экспорта (до 70% в год). Как свидетельствуют современники, производительность труда в Англии выросла в несколько раз, в текстильном производстве — в 7 раз. В 1825 г. в Англии была построена первая железная дорога. Вскоре началось активное строительство пароходов (по патенту американского инжене­ра Фултона). Могут быть приведены и другие факты, но нас интересуют, прежде всего, политические процессы, происхо­дившими тогда в островном королевстве.

В Британии того времени политическая жизнь во многом определялась экономическим прогрессом, но не только. Ин­теллектуальное развитие британского общества в изучаемое время было впечатляющим и имело жесткое императивное влияние на динамику политических отношений. Происходит всплеск продуктивных идей о государстве и праве, экономике и политике, появление новых имен, которым суждено было изменить ход английской политической истории. «Передо­вые люди того времени постепенно пришли к пониманию необходимости секуляризировать научный поиск, вывести его за рамки теологии. Выдающиеся ученые позднесредневековой Европы стремились к автономии богословия от науки, что не могло не способствовать быстрому развитию последней».


Англия конца XVIII — начала XIX вв. выдвинула ряд вы­дающихся экономистов-теоретиков. Среди них — Адам Смит и Давид Рикардо (1772-1823 гг). Сформулированная ими тру­довая теория создания и поддержания «народного богатства» господствовала на протяжении XIX в., провоцируя различные, порой антагонистические подходы к возможности обеспече­ния общественного прогресса. Оптимизм идеологов молодого пролетариата в лице социалиста Роберта Оуэна (1771-1858), а позднее Маркса и Энгельса сталкивался в водовороте раз­нохарактерных аргументов с пессимистическими построения­ми мальтузианцев. Первые верили, что человеческая мысль, помноженная на человеческий труд, всесильна. Вторые пред­рекали нищету, если не гибель, человеческих масс вследствие стихийного воспроизводства населения. Но властителем дум большинства британцев, относящимся к так называемому сред­нему классу, которому немалая толика «богатства» перепала и от грабежа колоний, и от интенсивного развития экспорт­ного производства, являлся Иеремия Бентам (1748-1832). Еще задолго до тех лет, на которые приходится жизнь не менее из­вестного экономиста, политолога и правоведа — Д. С. Милля, он написал свою великую и для XIX и для XX вв. книгу «Введе­ние в принципы морали и законодательства» (1778 г.). Бентам объявил целью общественной деятельности «обеспечение наи­большего счастья для наибольшего числа людей». Это счастье не коллективное, не «братское», не совокупное каких-то групп людей, а сугубо личное, индивидуальное счастье творческого индивида. Свобода и собственность — два принципа, без ко­торых процветающее общество не может существовать. Они неразрывно связаны друг с другом: свобода, чтобы приобрести собственность, и распоряжаться ею по своей индивидуальной воле. По мнению писателя, собственность — то, что отличает человека от «не человека», так как только она дает возможность жить свободно по своей воле. Иначе говоря, свобода индивида пропорциональна величине его кошелька. Чтобы принцип «свобода и собственность» действовал, индивиды, обладаю­щие собственностью, должны быть избавлены в максимальной степени от опеки (регламентации, контроля и т.п.) со стороны государства. Кальвинистский принцип индивидуальной удачи по божественному предопределению Бентам сочетает с лок­ковско-американским принципом приоритета прав человека как личности над волей государственных институтов и учреж­дений. Дабы обеспечить права человека-собственника, Бентам предлагал ввести в Великобритании всеобщее избирательное право, отменить палату лордов, а вместе с ней привилегии могущественной британской аристократии. В равных по числу людей и равноценных по «человеческому» составу округах про­водить ежегодные выборы в единственную народную, народно­представительную палату парламента, который становился, таким образом, реальным демократическим органом. Цензовое ограничение у Бентама было единственным — наличие соб­ственности или иных имущественных (квазисобственнических) прав. Последнее, цензовое, предложение Бентама, наверное, разрушает демократический пафос его учения. Если к этому добавить, что Бентам против ограничения рабочего дня, про­тив установления минимума зарплаты, за стихийное рыночное регулирование отношения труда и капитала, то определение Бентама как самого «буржуйского» из всех «буржуйских» пи­сателей своего времени вряд ли встретит серьезный отпор у со­временных исследователей истории политических и правовых учений.

Бентама и бентамовцев часто величали в их время и позд­нее радикальными буржуазными идеологами. Их связывали с быстро либерализирующейся вигской политической пар­тией (дескать, они представители «либерального вигства» — the liberal wiggery) Но рядом с буржуазными крайними были и другие крайние радикалы, которые стояли за ограничение собственности в пользу трудящихся, выступали в защиту инте­ресов трудовых слоев. Среди них и уже упоминавшийся Роберт Оуэн, и талантливый журналист Уильям Коббет (1762-1835). Последний являлся издателем одного из самых популярных тогда журналов «Еженедельный политический регистратор» (издавался с 1800 по 1825 г.). В этом журнале Коббет критико­вал либеральных радикалов, в т.ч. и бентамовской масти, за их фальшь, за обман простых людей Англии.

Были писатели и деятели, занимавшие или пытавшиеся занять какие-то иные, условно говоря, промежуточные позиции, между правыми и левыми радикалами. Таковы идеологи антирабовладельческого движения (Anti-Slavery Movement) Грэнвилл Шэрп, Уильям Уилберфорс (1759-1832). Опираясь на смитовскою теорию нерентабельности рабского труда, они активно выступали против работорговли и, естественно, раб­ского труда во всех его видах. Несомненно, как в большин­стве других серьезных дел, не только хозяйственный интерес, но и человеческий гуманизм религиозного или философского происхождения подтолкнул этих людей на трудную и благо­родную стезю. Чтобы наша мысль о религиозном влиянии не показалась случайной, обратим внимание на то, что имен­но одна из «индепендентских» церквей (или сект), которые зовутся квакеры, явилась первым инициатором антирабской кампании. Биографы обычно замечают, что Уилберфорс также являлся приверженцем «евангельской секты».

Нельзя пройти и мимо такого выдающегося мыслителя, как Томас Карлейль (1795-1881). Знаменитая «История фран­цузской революции» Карлейля, увидевшая свет в 1837 г., была неоднократно переиздана на многих европейских языках, в том числе и на русском, и произвела на общественное мнение боль­шинства стран Европы глубокое впечатление. Нелишне за­метить, что активное участие в подготовке этой книги своими материалами и технической помощью принимал Джон Стю­арт Милль. Карлейль — несомненный противник революци­онных действий вообще, и французских радикалов-якобинцев, в особенности. Однако необходимо с особенной силой под­черкнуть — Карлейль выступал не за жесткий, а за гуманный консерватизм. Как и Джон Стюарт Милль, он за уважение к простым людям Британии, и, естественно, за активный поиск средств для облегчения их трудной жизни.

В целом, политико-идейный спектр взглядов и оценок в ан­глийском обществе XIX в. был чрезвычайно широк и, самое главное, активно влиял на общественное мнение. Поэтому практики политической работы не могли не анализировать эти идеи и многое из них почерпнули для решения практических задач в конкретных условиях того времени.

Следует с удовлетворением признать, что экономические интересы буржуазии, столь ярко поданные бентамовской школой, не всегда затеняли гуманитарную составляющую её идеологии, содержащуюся во взглядах Милля, Карлейля и дру­гих гуманистов того времени. Под их воздействием в 1819 г. парламент ограничил применение детского труда в про­мышленности: до 9 лет ребенок вообще не мог работать, даже на текстильной мануфактуре, а подростки с 9 до 16 лет могли трудиться не более 12 часов. К середине XIX в. рабочие Англии завоевали самый короткий рабочий день в мире — 10 часов. Серьезно обсуждался вопрос об импорте хлеба на Британские острова. Здесь интересы сельских производителей и городских потребителей, среди которых фабричных (заводских) рабочих было большинство, далеко не совпадали. Надо отметить, что либералы, в том числе и Милль, требовали свободной торговли хлебом, без какой-либо государственной регламентации, на­деясь благодаря этому снизить хлебные цены в городах. Почти 30-летняя борьба закончилась тем, что очередное либеральное правительство Англии в 1846 г. полностью отменило все огра­ничения на хлебный ввоз в страну, что привело к снижению розничной цены на хлеб в промышленных городах северо-за­пада страны в два раза. В 1849 г. Великобритания стала первой страной в мире, открывшей свои порты для свободной торгов­ли любыми товарами, откуда бы они ни прибыли. Это тоже благотворно повлияло на потребительский рынок. «Принцип свободной торговли (free-trade) стал основным принципом внешней политики Великобритании и оставался таковым вплоть до начала Первой мировой войны. И политики, и биз­несмены островного королевства верили, что в свободной кон­курентной борьбе они раздавят любые национально ориенти­рованные хозяйственные кампании».

Промышленность Англии нуждалась в рабочих руках. От­сюда ухудшение положения той части бедноты, которая пыта­лась кормиться в основанных в давние времена (в XVI-XVII вв.) «работных домах». В работных домах было запрещено опла­чивать труд деньгами, сохранялись только бесплатные обеды и ночлег, дабы таким образом вынудить людей наняться на ра­боту на фабрики и мануфактуры.

Таким образом, история богатейшей и преуспевающей во всех отношениях страны XIX в. иллюстрирует влияние обще­ственного бытия на идейно-политические и правовые течения, господствовавшие в государстве, которые, в свою очередь, сами оказывали серьезное влияние на внутреннюю и внешнюю по­литику правительства Великобритании.




Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика