Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Правоотношения при осуществлении контроля за деятельностью учреждений и органов, исполняющих наказания: отдельные аспекты
Научные статьи
10.03.15 11:42

вернуться



Правоотношения при осуществлении контроля за деятельностью учреждений и органов, исполняющих наказания: отдельные аспекты


Давыдова И. А.

Коробова И. Н.
 
1(80)2015
АДМИНИСТРАТИВНОЕ
ПРАВО
Давыдова И. А., Коробова И. Н.
В статье осуществляется анализ правоотношений, складывающихся между осужденными и контролирующими субъектами при реализации ими функций по контролю за деятельностью учреждений и органов, исполняющих наказания, формулируются признаки, присущие данному виду правоотношений, а также рассматривается их состав.

В теории уголовно-исполнительного права дискуссионным является вопрос о характере и принадлежности правоотноше­ний, составляющих форму деятельности субъектов контроля за исполнением наказаний.

Отсутствует единство мнений по вопросу о возможности признания прокуратуры, суда, членов общественных наблю­дательных комиссий и других контролирующих органов субъ­ектами или участниками уголовно-исполнительных право­отношений в ситуациях, связанных с осуществлением ими контрольных функций.

Если рассматривать в качестве самостоятельного признака уголовно-исполнительных правоотношений наличие двух субъектов: администрации учреждений и органов, исполня­ющих наказания — с одной стороны и осужденного — с дру­гой, то можно прийти к выводу о том, что правоотношения по осуществлению контроля за исполнением уголовных на­казаний и надзора за соблюдением законов администрацией учреждений и органов, исполняющих наказания, уголовно­исполнительными не являются.

При этом следует различать осуществление контроль­но-надзорной деятельности по инициативе самих контро­лирующих органов, когда они вступают в правоотношения с администрацией учреждений, исполняющих наказания, которые в данном случае будут административными, а также осуществление контроля по жалобам осужденных, которые в этой ситуации складываются на основании норм уголовно­исполнительного права, по поводу исполнения уголовных наказаний между осужденным с одной стороны, и контроль­но-надзорным органом — с другой (например судом, проку­ратурой и др.). В данном случае рассматриваемые правоот­ношения не являются в чистом виде ни административными, ни уголовно-исполнительными. На наш взгляд, с учетом на­личия совокупности норм уголовно-исполнительного зако­нодательства, регламентирующих осуществление контроля за деятельностью учреждений и органов, исполняющих нака­зания, можно выделить особый вид — контрольные уголовно­исполнительные правоотношения.

В теории контрольной деятельности государственного управления рассматривается такая категория, как «юридиче­ский механизм контроля», который включает в себя:

- наличие и практическое применение правовых норм, предусматривающих порядок организации и проведения контроля за деятельностью органов государственного управления;

- наличие правовых форм реализации действий проверяющих по выявле­нию недостатков и наруше­ний, их причин, разработке и реализации мер по улуч­шению качества работы;

- возможность привле­чения к ответственности лиц, виновных в недостатках и на­рушениях.

При рассмотрении юридических аспектов контроля в рам­ках рассматриваемого механизма предлагается выделение самостоятельного вида контрольных правоотношений.

«Для различных субъектов контроля право предусма­тривает разные юридические механизмы контроля, кото­рые отражают специфику их природы и задач. Приведение юридического механизма контроля в действие производится в порядке, устанавливаемом Конституцией СССР, конститу­циями союзных и автономных республик, нормами государ­ственного, гражданского, трудового, административного, фи­нансового и других отраслей права. Их соблюдение является важным условием результативности контроля, обеспечивает законность самой контрольной деятельности».

Разработка теории контрольного правоотношения, ана­лиз его характера и содержания позволяет полнее и глубже раскрыть роль права как организующего фактора, во многом определяющего результаты контрольной деятельности, дает возможность совершенствования юридического механизма контроля с учетом изменений правовой регламентации рас­сматриваемых видов контроля, накопленного опыта, а также изменений, происходящих в управленческой деятельности.


Е. В. Шорина под контрольными правоотношениями понимает общественные отношения, возникающие в связи с проведением контроля в различных сферах общественной деятельности и регулируемые нормами права, т.е. правовые отношения, в которые субъекты государственного и обще­ственного контроля вступают с государственными органами, общественными организациями, их должностными лицами, другими работниками, гражданами. В контрольном право­отношении, возникающем в сфере государственного управле­ния, выделяют следующие элементы:

- взаимная связь между его участниками;

- права и обязанности субъекта и объекта контроля, ответ­ственность за их нарушение;

- право одной стороны проверять законность и целесоо­бразность управленческой деятельности, фактическое испол­нение принятых решений и даваемых заданий и корреспон­дирующая обязанность другой — создавать нужные для этого условия, выполнять требования контролирующего органа.

- возможность проверяемого органа требовать реализации контроля, не выходящего за рамки полномочий, установлен­ных для проверяющего органа или лица законодательством.

- система организационно-правовых гарантий реализации прав и обязанностей субъектов контрольных правоотношений.

- возможность принятия принудительных мер к выполне­нию указаний контрольных органов, наказания должностных лиц, виновных в выявленных недостатках и нарушениях,

- возможность обжалования незаконных действий и реше­ний контрольных органов.

В рамках рассмотрения контрольных правоотношений в сфере государственного управления были сформулированы присущие им черты:

- множественность субъектов и объектов контроля;

- широкий круг возможных участников, юридические пра­ва и обязанности которых регулируются нормами не одной, а ряда отраслей права;

- различный объем взаимных прав и обязанностей участ­ников контрольных правоотношений, видов ответственно­сти за неправильное использование прав, невыполнение обязанностей с учетом особенностей конкретного субъекта контроля (органов государственной власти, общественных организаций и др.).

Указанные признаки можно выделить при анализе право­отношений по осуществлению контроля за деятельностью учреждений и органов, исполняющих уголовные наказания.

В уголовно-исполнительном законодательстве России предусмотрены различные субъекты контрольно-надзорной деятельности: федеральные органы государственной власти, суд, органы, осуществляющие ведомственный контроль, Гене­ральный прокурор Российской Федерации, подчиненные ему прокуроры, уполномоченные по правам человека, обществен­ные наблюдательные комиссии, образованные в субъектах Российской Федерации, их члены (статьи 19-23 УИК РФ).

Соответственно, можно сделать вывод о наличии таких признаков контрольных правоотношений, как множествен­ность субъектов, осуществляющих контрольную деятельность, а также правовая регламентация и закрепление прав и обя­занностей контролирующих субъектов нормами различных отраслей права. Так, нормы, предусматривающие направле­ния, формы, методы, а также предусматривающие конкрет­ные права и обязанности контролирующих органов, содер­жатся в Конституции РФ, в Федеральном конституционном законе Российской Федерации «Об уполномоченном по пра­вам человека в РФ», Уголовном, Уголовно-процессуальном, Уголовно-исполнительном кодексах Российской Федерации, а также законах «Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы», «О прокура­туре», «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушаю­щих права и свободы граждан», «Об общественном контроле за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания и о содействии лицам, находящимся в местах принудительного содержания» и др.

При этом следует отметить, что юридические последствия и организационно-правовые формы деятельности различных субъектов существенно различаются (например, юридические последствия судебного контроля и прокурорского надзора значительно серьезнее, чем иных видов контроля).

Определяя состав контрольных правоотношений, необхо­димо начинать с исследования субъектов этих правоотноше­ний, выполняющих функцию генератора складывающихся специфических социальных связей по поводу реализации конкретных норм права и в целях установления соответствия деятельности подконтрольного субъекта (учреждения или органа, исполняющего наказания) требованиям законода­тельства.

Государственно-властное начало в контрольном правоот­ношении необходимо предполагает наличие обязательного, специального (лидирующего) субъекта, являющегося актив­ным носителем функций контроля в отличие от другой сторо­ны, которая испытывает контрольное воздействие первой.

Соответственно, все перечисленные выше субъекты, осу­ществляющие в соответствии с законодательством Российской Федерации контроль за деятельностью учреждений и органов, будут являться специальным (лидирующим) субъектом кон­трольных правоотношений, являясь активным носителем кон­трольных функций по отношению к учреждениям и органам, исполняющим уголовные наказания, которые подвергаются контрольному воздействию суда.

В качестве объекта указанного вида контрольных право­отношений (на что они направлены) можно выделить обе­спечение достижения целей наказания, поддержание закон­ности при исполнении уголовных наказаний, деятельность персонала учреждений и органов, исполняющих наказания.

Вопрос о содержании контрольных правоотношений по мнению В. М. Горшенева и И. Б. Шахова представляет не только теоретический интерес, но имеет и большое прак­тическое значение. От того, насколько точно и полно будет установлено содержание контрольных правоотношений и сам характер субъективных контрольных прав, обязанно­стей, полномочий и юридической ответственности, зависит эффект разбирательства юридического дела, а следовательно, и принятие справедливого, законного решения. В конечном счете это обеспечивает эффективность всего контрольного процесса. Отмеченная особенность наиболее характерна для судебного контроля, осуществляемого в соответствии со ст. 20 УИК РФ при решении вопросов, подлежащих рассмотрению судом при исполнении приговора в соответствии со статьями 397 (за исключением случаев, указанных в пп. 1 и 18) и 398 УПК РФ.

Рассматривая юридическое содержание контрольных правоотношений, следует выделить, с одной стороны, кон­трольные полномочия соответствующего лидирующего (контролирующего) субъекта процесса, а с другой — кор­респондирующие им контрольные права, обязанности и от­ветственность заинтересованных (подконтрольных) субъектов процесса.

При анализе контрольных полномочий различных орга­нов можно выделить: 1) полномочия на совершение контроля по своей инициативе беспрепятственно, в любое время в преде­лах своей компетенции; 2) полномочия давать в случае необ­ходимости соответствующим органам и должностным лицам указания обязательного характера по устранению вскрытых нарушений и их последствий; 3) полномочия по привлечению к ответственности виновных должностных лиц; 4) полномочия по выработке рекомендаций превентивного характера. Нали­чие разветвленной системы контроля за деятельностью учреж­дений и органов, исполняющих наказания, а также различного характера, объема и последствий его осуществления позволяет использовать подобную классификацию контрольных полно­мочий в указанной сфере.

Юридическими фактами контрольных правоотношений чаще всего являются фактические составы (совокупность не­скольких жизненных обстоятельств). Основные виды контро­ля за деятельностью учреждений и органов, исполняющих наказания, связаны с анализом и принятием решений, кото­рые сопряжены с использованием системы (совокупности) фактов.

Таким образом, с учетом изложенного выше, можно сде­лать вывод о наличии особого вида контрольных правоотношений, которые являются сопутствующими типичным уголовно-исполнительным правоотношениям, направленны­ми на достижении целей и задач уголовно-исполнительного законодательства.





Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика