Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Наказание в отечественномуголовном праве за убийство, совершенное в состоянии аффекта
Научные статьи
11.03.15 11:47

вернуться


Наказание в отечественномуголовном праве за убийство, совершенное в состоянии аффекта

 
1(80)2015
УГОЛОВНОЕ ПРАВО
Бабичев А. Г.
В статье анализируются вопросы, касающиеся назначения наказания за убийство, совершенное в состоянии аффекта (ст. 107 УК РФ). Отражаются недостатки уголовно-правовых норм, применяемых при назначении наказания за убийство, совершенное в состоянии аффекта, предлагаются варианты оптимизации некоторых статей УК РФ.

Дифференциация уголовной ответственности за убийство, совершенное в состоянии аффекта, путем выделения этого вида в отдельный состав преступления со смягчающими ответствен­ность обстоятельствами (ст. 107 УК РФ), а затем и путем вы­деления в нем квалифицированного вида данного убийства (ч. 2 ст. 107 УК РФ) предопределила законодательную индивиду­ализацию наказания за его совершение в санкциях указанных уголовно-правовых норм. Это обстоятельство объясняет особое значение правильной квалификации рассматриваемого вида убийства, что в правоприменительной практике фактически выглядит далеко не идеально.

Санкция ч. 1 ст. 107 УК РФ определяет наказание за основ­ной вид «аффективного» наказания в виде исправительных работ на срок до двух лет, либо ограничение свободы на срок до трех лет, либо принудительные работы на срок до трех лет, либо лишение свободы на тот же срок. Судя по ч. 2 ст. 15 УК РФ, законодатель отнес данный вид «привилегированного» убийства к категории преступлений небольшой тяжести.

В санкции ч. 2 ст. 107 УК РФ указывается наказание в виде принудительных работ на срок до пяти лет, либо лишение сво­боды на тот же срок. Этот вид убийства, совершенного в состо­янии аффекта, законодатель рассматривает как преступление средней тяжести (ч. 3 ст. 15 УК РФ).

Учитывая особую опасность любого умышленного противо­правного посягательства на жизнь другого человека, наказание в виде исправительных работ, ограничения свободы и прину­дительных работ — в санкции ч. 1 ст. 107 УК РФ, а также нака­зание в виде принудительных работ — в санкции ч. 2 ст. 107 УК РФ как альтернатива лишению свободы, с учетом положения ч. 1 ст. 60 УК РФ, рекомендующей в первую очередь назначать менее строгие наказания, возникает сомнение относительно справедливости законодательной индивидуализации наказа­ния за рассматриваемое преступление.

Сомнение вызывает вся конструкция ч. 1 ст. 60 УК РФ. В ней правильно на первое место при назначении наказания ставит­ся принцип справедливости: «Лицу, признанному виновным в совершении преступления, назначается справедливое на­казание...». Но затем этот принцип отступает на второй план, уступая место принципу гуманности, основным проявлением которого является принцип экономии репрессии, к тому же с предпочтением целесообразности, а не справедливости: «Бо­лее строгий вид наказания из числа предусмотренных за совер­шенное преступление назначается только в случае, если менее строгий вид наказания не сможет обеспечить достижение це­лей наказания».


Иными словами, речь скорее идет здесь об эффективном, а значит, целесообразном, чем о заслуженном или справед­ливом наказании. Но ведь лицо наказывается за конкрет­ное совершенное им преступление. Это совсем не значит, что наказание обращено только к прошлому. Скорее, оно обращено к будущему, поскольку должно воздействовать на его будущее поведение, призвать его сделать правильный вывод из совершенного им деяния и полученного им воз­даяния и преподать наглядный, но разумный урок другим осведомленным об этом гражданам. Такое влияние может оказать только заслуженное, то есть справедливое наказание. Справедливость — это основание всей уголовной политики и уголовного законодательства, прежде всего при решении вопросов уголовной ответственности и наказания. Поэтому законодатель был прав, указав в начале статьи об общих началах назначения наказания на то, что назначенное за со­вершенное преступление наказание должно быть справед­ливым, но затем следующим предложением нейтрализо­вал этот принципиальный посыл. Если убрать фундамент справедливости, которая должна лежать также в основе нравственных законов, то весь каркас здания уголовного за­конодательства и правоприменительной деятельности не­пременно разрушится. Эффективно только справедливое законодательство, в рамках которого назначается справед­ливое (заслуженное) наказание. Правоприменитель также должен действовать только по закону и по совести там, где закон молчит. Целесообразность должна быть дополнением принципиальной справедливости. Там, где целесообраз­ность «перебегает дорогу» справедливости, нередко прячутся произвол, судебные ошибки, неверный прогноз будущего поведения или коррупционная составляющая. К тому же правосудие (правый, справедливый суд, заслуженное нака­зание и т.п.) не может быть несправедливым.

Следует также согласиться с Ю. А. Васильевым, по мне­нию которого «принципы распространяются на все нормы, регулирующие уголовно-правовые отношения, в том числе и связанные с назначением наказания, тогда как общие начала отражают лишь те из них, которые наиболее тесно связаны с процессом определения меры ответственности за совершение конкретного преступления. Общие начала назначения наказа­ния выражают принципы уголовного закона в узкоспециали­зированной части регулируемых отношений».

При назначении наказания за убийство, совершенное в со­стоянии аффекта, необходимо, руководствуясь основопола­гающим принципом справедливости, вытекающими из него принципами дифференциации уголовной ответственности и индивидуализации наказания, связанными с этим «над- принципом» принципами законности, равенства граждан перед законом и вины, предусмотренными статьями 3-5 УК РФ, исходя из возможностей учитывать при этом интересы не только потерпевшего, но и виновного, а также интересы безопасности любого человека в обществе, быть не только справедливым, но и гуманным, по возможности экономным в применении репрессивных мер к виновным в рамках спра­ведливой целесообразности, необходимо правильно и едино­образно применять нормы, регламентирующие назначение уголовного наказания, а также постановление Пленума Вер­ховного Суда РФ от 11 января 2007 г. «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания», до­полненное постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 29 октября 2009 г.

Назначая наказание за убийство в состоянии «оправдан­ного» аффекта, суд должен учитывать характер и обществен­ную опасность этого вида преступлений, то, что оно относится к преступлениям небольшой (ч. 1 ст. 107 УК РФ — ч. 2 ст. 15 УК РФ) и средней тяжести (ч. 2 ст. 107 УК РФ — ч. 3 ст. 15 УК РФ), а в рамках санкций ч. 1 и ч. 2 ст. 107 УК РФ наказывать с учетом степени вины и степени общественной опасности лица и со­вершенного им деяния.

При рассмотрении уголовных дел этой категории следует также руководствоваться постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)», которое требует от судов, на­ряду с установлением цели и способа совершения убийства, определять форму вины, выяснять мотив, послуживший субъ­ективной причиной его совершения, исследовать иные обсто­ятельства, имеющие значение для правильной квалификации преступления и назначения осужденному справедливого и це­лесообразного наказания.

Наказание носит личный характер. Оно назначается толь­ко применительно к самому преступнику и ни в коем случае не должно затрагивать интересы его близких, других людей или назначаться «в назидание» другим людям.

Суды первой апелляционной, кассационной и надзорной инстанций вправе переквалифицировать преступление с од­ной статьи на другую или на несколько других статей или частей статей уголовного закона, предусматривающих от­ветственность за менее тяжкое преступление, если при этом не ухудшается положение осужденного и не нарушается его право на защиту. При этом наказание, назначенное по сово­купности преступлений, не может быть более строгим, чем максимальное наказание, предусмотренное санкцией статьи УК РФ, по которой было квалифицировано преступление в по­становлении о привлечении в качестве обвиняемого и в обви­нительном заключении.

При особом порядке судебного разбирательства наказание не может превышать две трети максимального срока или раз­мера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление (ч. 1 ст. 62 УК РФ, ст. 316 УПК РФ).

При наличии исключительных обстоятельств суд может на­значить более мягкое наказание, чем предусмотрено, а также применять иные правила смягчения наказания, предусмотрен­ные Общей частью УК РФ (ст. 64 УК РФ).

«В случае заключения досудебного соглашения о сотрудни­честве при наличии смягчающих обстоятельств, предусмотрен­ных пунктом «и» части первой статьи 61 УК РФ, и отсутствии отягчающих обстоятельств срок и размер наказания не могут превышать половины максимального срока или размера наи­более строгого вида наказания, предусмотренного соответству­ющей статьей Особенной части УК РФ», в данном случае ст. 107 УК РФ (ч. 2 ст. 62 УК РФ).

Анализ приговоров по уголовным делам о преступлениях, предусмотренных ст. 107 УК РФ, показывает, что за совершение «аффективных» убийств нередко назначается лишение свободы и в 32% случаев с применением ст. 73 УК РФ, то есть условно.

Осуждая к лишению свободы, в том числе условно, суды игнорируют то обстоятельство, что это более строгий вид на­казания, чем исправительные работы и ограничение свободы, также предусмотренные ст. 107 УК РФ, и тем самым нарушают требования ч. 1 ст. 60 и ч. 1 ст. 56 УК РФ.




Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика