Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Институционально-правовое регулирование в системе регионального маркетинга в целях минимизации риска оппортунистического поведения рыночных агентов
Научные статьи
12.03.15 14:22


вернуться



Институционально-правовое регулирование в системе регионального маркетинга в целях минимизации риска оппортунистического поведения рыночных агентов

alt
Волков А. А.
alt

Зайцев А. Г.

ЭКОНОМИКА И ПРАВО
Волков А. А., Зайцев А. Г.
В статье представлена развернутая характеристика риска оппортунистического поведения рыночных агентов в контексте правового поля, формализующего неформальные институты регионального маркетинга. При этом рассматривается механизм его возникновения в структуре основных институтов воспроизводственного процесса и делается акцент на минимизацию его негативных последствий за счет правовой формализации интересов основных участников регионального рынка.


В условиях современной экономики потребления воспро­изводственный процесс начинает приобретать определенную специфику, выраженную, прежде всего, в ориентации на мак­симальное стимулирование спроса. В этой связи на первый план выходит распределительная стадия воспроизводственного процесса, которая не только сводится к обеспечению произ­водства ресурсами, но и способствует эффективному распреде­лению конечного продукта. В то же самое время имеют место перманентные стремления хозяйствующих субъектов к полу­чению максимальной прибыли при условии минимизации издержек. В условиях существенного дефицита ресурсов по­добное стремление к удовлетворению частнособственнических интересов приводит к возникновению риска снижения качества удовлетворения спроса. Решение проблемы обозначенного антагонизма, порождающего целый спектр макроэкономи­ческих рисков, возможно за счет формирования действенной институциональной среды, адекватной современным социаль­но-экономическим реалиям.

Для разъяснения данного тезиса необходимо рассмотреть иерархическую структуру института маркетинга, позволя­ющего с формальной и неформальной стороны обеспечить минимизацию последствий рисков, сопровождающих посту­пление продукции на рынок. Среди основных институтов це­лесообразно выделить идеологические институты, институты организации рынков, институты территориальной политики и институты формирования потенциала региональных рынков. Каждый из них обладает специфическим механизмом сопри­косновения и согласования экономических интересов, и, сле­довательно, выступает в качестве особой среды, порождающей риск оппортунистического поведения своих агентов.



Так, идеологические институты (в строго формальном смысле понимания данного термина) экономическими ин­ститутами (как неформальным и уж тем более формальными) не являются. Дело в том, что в рамках этой системы отноше­ний нет линейного взаимоотношения между участниками, что ставит под сомнение возможность существования некоторых правил взаимодействия ее участников. Кроме того, сам факт равного паритета сторон просто невозможен — государство всегда будет экономически превалировать над населе­нием, несмотря ни на какие очевидные и абстрактные механизмы демократизации и социализации власти (дан- Зайцев А. Г. ное утверждение однозначно применимо, как минимум, для стран с четкой инкорпориро- ванностью государства и бизнеса, к числу которых относится и Россия). Однако задавая идеологические постулаты (через це­ленаправленное формирование информационных обществен­ных благ, посредством образовательных механизмов, за счет использования специализированных медийных технологий и т.п.), государство формирует ментальную основу поведения населения на рынке, которая служит определяющим базисом возникновения и развития у потребителей определенных от­ношений к своим правам и обязанностям на рынке, возмож­ностям их реализации, и создает когнитивную основу вопло­щения своих продуктовых ожиданий.

Учитывая факт того, что стейкхолдерами в данной системе отношений являются хозяйствующие субъекты, можно с уве­ренностью заявлять о том, что они однозначно заинтересованы в гармонизации этих идеологических постулатов со своими первичными экономическими интересами (максимизация прибыли и минимизация издержек), а следовательно, вынуж­дены также в некоторой степени придерживаться их сущност­ной наполненности. Все это триединство — государство, на­селение и хозяйствующие субъекты — в своей совокупности образует особую надсистему, сущностная составляющая кото­рой образует ядро территориального маркетинга. Последнее умозаключение и позволяет нам рассматривать идеологиче­ские институты как некоторую форму неформального инсти­туционального взаимодействия, задающую содержательные составляющие прочих, реально существующих и работающих, институтов.

Говоря о наполненности идеологических институтов, необ­ходимо отметить, что каждая из соответствующих компонент имеет вид лозунга. На первый взгляд это может показаться некоторым «концептуальным дефектом» нашего рассуждения. Поэтому поясним, что с точки зрения когнитивной психологии это является абсолютно нормальным явлением — свойства человеческого разума требуют краткого и четкого образа (ша­блона), наполненного определенным семиотическим смыслом, формирующим вектор его поведения, которое, в свою очередь, является основой его прямого взаимодействия с другими людь­ми (и прочими объектами реальности) в процессе принятия решений. В нашем случае таким прямым взаимодействием является система маркетинговых отношений, складывающихся между продавцом (хозяйствующим субъектом) и потреби­телем (населением), которая образует институт организации рынков. Данный экономический институт возникает из детер­минант идеологического института и по своей сути является неформальным. Формализация данного института практиче­ски не реализуема в условия рынка, так как интересы продавца и интересы потребителя трудно сформулировать в рамках свода правил, потому что, во-первых, его создание требует огромных и зачастую нерациональных затрат информацион­ных ресурсов, времени, капитальных вложений и подавления свободной динамики рыночной конъюнктуры и, во-вторых, исторические примеры попыток совершить подобную «ре­гламентацию» (в частности, негативный опыт косвенного «го­сударственного маркетинга» в СССР) заканчивались крайне плачевно для всей экономической системы и действовали раз­рушительно на воспроизводственный процесс.

Тем не менее, на наш взгляд, институт организации рынков является в своей организационной основе подвластным. Здесь мы имеем в виду факт того, что государство может в опреде­ленном смысле косвенно влиять на данный институт. Кроме того, будучи стейкхолдером института организации рынков, оно крайне заинтересовано в его успешном функционировании (как хозяйствующие субъекты, так и население в своем взаимо­действии при достижении своих индивидуальных интересов гарантируют устойчивость экономического развития и лояль­ность экономических групп к правительству), поэтому созда­ние им определенного институционального фона (но ни в коем случае не прямого воздействия) здесь просто необходимо. Со­держательно этот фон должен быть направлен на создание цивилизованного (в экономическом понимании) института. Именно поэтому мы в своих рассуждениях обращаем особое внимание на уже ставшие классическими законы развития экономических институтов (сглаживание ограниченной раци­ональности в поведении предприятий и потребителей, пари­тетную минимизацию транзакционных издержек обеих сто­рон маркетингового взаимоотношения, гарантию соблюдения принципов общественного договора и развитие механизмов снижения асимметрии информации за счет эффективного коммуникативного взаимодействия), которые должны стать определенным социально-экономическим заказом, опосредо­ванно обозначаемым государством.

Формализация института организации рынков происхо­дит за счет становления на его базе другого института, опре­деляемого нами как институт территориальной политики, в рамках которого государство, будучи принципалом, передает функции агента региональным органам власти. Это по своей праксиологической сущности, во-первых, является гарантом перехода абстракции «левиафана» в конкретику «прокурато­ра», и тем самым создает релевантность государства в террито­риально-опосредованной системе маркетинговых отношений и, во-вторых, создает возможности прямого государственного воздействия на сглаживание антагонизма интересов предпри­ятий и потребителей в разрезе регионального маркетинга. Сущности данного института на первый взгляд кажутся ба­нальными: государство законодательно закрепляет правила функционирования институтов развития рынков и возлагает обязанности контроля за их соблюдением на региональные власти. Однако при рассмотрении института территориальной политики с позиции его стейкхолдеров, которыми одновре­менно являются конкретные территориально-опосредован­ные хозяйствующие субъекты и население, оригинальность становится вполне очевидной. Так, маркетинговые принципы диктуют необходимость индикативного, а отнюдь не дирек­тивного, закона.

Разнообразие регионально-экономических и территори­ально-отраслевых спецификаций факторов, определяющих суть маркетинговых взаимоотношений между предприятиями и потребителями, практически невозможно декларировать с той точностью, которая заложена в правовую суть декрета. Эта правовая амбивалентность находит свое достаточно эффек­тивное решение (и как показывает опыт древних цивилизаций, в частности Римской Империи, а также современная практика развитых стран), действенное уже не одно столетие. Сгладить вертикальный правовой провал института становится возмож­ным за счет горизонтального экономического расширения — создания еще одного экономического института, суть которого заключается в прямом взаимодействии региональных органов власти с хозяйствующими субъектами.

Институт формирования потенциала регионального рынка, который имеется в виду в конце предыдущего абзаца, априо­ри должен удовлетворять интересы населения — своего стей- холдера первого порядка. Именно это и закладывалось нами в качестве предикаты данного института. Но не стоит забывать и о том, что стейкхолдером второго порядка для этого инсти­тута является, в том числе и государство, интересы которого также должны опосредованно соблюдаться. В противном слу­чае может возникнуть проблема неаддитивного восприятия центральных властей населением и хозяйствующими субъек­тами, а следовательно, может возникнуть ситуация глубоко оппортунистического поведения данных участников рынка в рамках всех выше описанных институтов.

В этих условиях становление идеологического институ­та станет просто нереализуемо в силу отсутствия авторите­та государства у населения, что станет причиной развития потребительского поведения, далекого от рамок и шаблонов цивилизованных рыночных отношений. Вследствие чего инсти­тут развития рынков начнет стохастически спонтанное функ­ционирование, характеризуемое явным перевесом паритета интересов в сторону хозяйствующих субъектов. Последние же начнут переход от формального отношения с региональными органами власти к неформальному, что однозначно усугубит положение населения в схеме регионального маркетингового взаимодействия. При этом каждый последующий оппорту­нистический шаг любого из частных институтов маркетинга будет способствовать ритмическому приращению прогрессии угасания общего института регионального маркетинга, что най­дет свое логичное отражение в искажении отношений между участниками рынка, дегенерации спроса и снижении уровня побудительной активности потребителей на рынке.

Таким образом, очевидным фактом является то, что согласо­ванность функционирования всех четырех институтов является гарантом эффективного проистечения воспроизводственного процесса, механистически опосредованного институционально­правовым регулированием маркетинга. Следовательно, задача по регулированию и регламентации степени этой согласован­ности является концептуально важной и значимой. При этом обеспечивать институциональную согласованность в рамках правового поля региона уместно как по горизонтали (населе­ние — хозяйствующие субъекты; органы региональной власти — государство), так и по вертикали (население — государство; хо­зяйствующие субъекта — органы региональной власти). Вывод о допустимости применения данного экономико-правового механизма воздействия мы делаем исходя из предикативного характера отдельных маркетинговых политик, реализуемых в процессе формирования каждого конкретного института, что позволяет в дальнейшем реализовать конкретное формали­зованное правовое регулирование регионального маркетинга в контексте оппортунистического поведения рыночных агентов.

При этом снижение вероятности возникновения избыточного оппортунистического поведения экономических субъектов воз­можно за счет обеспечения согласования неформальных инсти­тутов рынка в регламентированном порядке декларирования реальных, а не фантомных интересов посредством оптимального применения инструментов маркетинговых политик, которые в свою очередь должны учитывать региональную специфику маркетинговых отношений на конкретной территории. Именно это, а не исключительно прямой аутсорсинг неоклассических рыночных механизмов должно стать институциональной пара­дигмой экономического и правового регулирования отечествен­ных региональных рынков.

кредит наличными в Екатеринбурге



Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика