Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Толкование юридической ответственности и проблемы реализации ее принципов (на примере КОАП РФ)
Научные статьи
25.03.15 15:54
вернуться

Толкование юридической ответственности и проблемы реализации ее принципов (на примере КОАП РФ)

alt 
ТЕОРИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
Недилько Ю. В.
2(81)2015
В статье исследуются проблемы толкования юридической ответственности и ее принципов.
На примере КоАП РФ показано, что игнорирование или недостаточный учет законодателем разработанных наукой принципов юридической ответственности может привести к невозможности реализации конституционных принципов, имеющих непосредственное и прямое действие, а также к ограничению свободы предпринимательства и прав собственности хозяйствующих субъектов.

Под юридической ответственностью в отечественной право­вой науке понимается обязанность лица, совершившего право­нарушение, претерпеть меры государственного принуждения на основании соответствующих нормативных правовых пред­писаний.

В любом государстве на всех периодах существования во­прос о толковании юридической ответственности является ак­туальным. Эта интерпретация осуществляется с учетом прин­ципов и целей юридической ответственности.

Налагая на правонарушителя меры юридической ответ­ственности, государство, в лице правоприменительного органа или должностного лица, стремится не только к наказанию и исправлению правонарушителя, но и к предупреждению совершения новых правонарушений, восстановлению нару­шенных прав, а также к формированию у субъектов уважения к нормам права.

Следует подчеркнуть, что особое внимание законодатель уделяет регламентации уголовной и административной от­ветственности, как видов, способных оказать наиболее суще­ственное влияние на дальнейшую судьбу правонарушителя, в том числе и с учетом применяемых в рамках данных видов ответственности мер воздействия. Здесь государство стремится максимально регламентировать ответственность и ограничить пределы ее интерпретации в процессе применения права.

Тем не менее толкование юридической ответственности всегда присутствует как в форме уяснения, так и в форме разъ­яснения, поскольку сама природа правоприменительной дея­тельности и форма правоприменительного акта обуславливают необходимость мотивации принятого решения, излагаемого в правоприменительных актах. Другой вопрос, что свобода интерпретации юридической ответственности ограничена определенными рамками закона, старающегося закрепить максимальную регламентацию. Но абсолютно все обстоятель­ства предусмотреть невозможно: закон носит абстрактный характер, а применять его надлежит к конкретным случаям. Опять же, оказывает определенное влияние и генезис обще­ственных отношений, подпадающих в сферу действия права. Поэтому в любом случае, пусть даже в минимальном объеме, усмотрение правоприменителя и трактовка им юридической ответственности при реализации норм права в том или ином объеме будут присутствовать.

Законодательное регулирование юридической ответствен­ности осуществляется с учетом ряда принципов, в числе важ­нейших из которых следует назвать принципы законности, справедливости, обоснованности, гуманизма, индивидуализа­ции юридической ответственности и др. Этими же принципа­ми должен руководствоваться правоприменитель, интерпре­тируя конкретную норму при наложении конкретной меры юридической ответственности.

К сожалению, даже с учетом принципов и целей юриди­ческой ответственности, не всегда ее толкование, даваемое различными субъектами, бывает единообразным. Наиболее сложными для толкования и применения в рамках юридиче­ской ответственности предстают принципы справедливости, индивидуализации юридической ответственности, соразмер­ности ответственности тяжести совершенного правонаруше­ния. Иногда этому невольно способствует сам законодатель, допустивший пробел в праве или коллизию правовых норм.

Ярким примером сложности толкования этих принципов в соответствии с правовой политикой Российской Федерации является ряд положений предыдущей редакции КоАП, уста­навливающих административную ответственность для юриди­ческих лиц. Минимальный размер административного штрафа для юридических лиц, исходя из положений Кодекса, состав­лял 100 тыс. руб.

Однако при его установлении не учитывался ряд обстоя­тельств. В частности, ГК РФ предусматривает различные цели деятельности юридического лица, в соответствии с которыми оно может быть коммерческим либо некоммерческим (ст. 50)3. Кроме этого, стоит учитывать масштабы деятельности юриди­ческого лица, поскольку для малого предприятия данная сум­ма является непосильной и может повлечь прекращение его деятельности. Также при определении размера минимального штрафа представляется необходимым учитывать ситуацию, в которой находится юридическое лицо на момент наложения штрафа: оно может действовать небольшой промежуток вре­мени с момента своей регистрации, обеспечивать существенное количество рабочих мест в определенной местности, иметь трудное материальное положение и т.п.

Помимо этого, установление минимального размера ад­министративного штрафа по какой-то причине не было по­ставлено законодателем в зависимость от формы вины. При таком подходе наказание за правонарушение, совершенное по неосторожности, может повлечь ответственность, равную ответственности субъекта, совершившего противоправное де­яние умышленно. Лицо, частично не соблюдающее правовые предписания, но предпринимающее усилия для полного их соблюдения, отвечает наравне с лицом, полностью игнориру­ющим требования права и довольным такой ситуацией. Тео­ретически и практически это было возможно, поскольку для всех них законодательно был установлен единый минимальный размер административного штрафа. Ясно, что за правонару­шением, по которому к ответственности привлекается юри­дическое лицо, всегда стоит лицо физическое и, казалось бы, говорить о форме вины юридического лица не совсем уместно. Но вместе с тем КоАП не предусматривает в данном случае его освобождения от ответственности с полным перенесением неблагоприятных последствий на виновное физическое лицо: напротив, имеет место ответственность обоих одновременно. Поэтому считаем уместным учитывать форму вины и при на­ложении административного наказания и на юридических лиц.

Подход законодателей, не учитывающий ряд факторов при установлении юридической ответственности, по суще­ству лишил возможности правоприменителей, возлагающих на юридических лиц меру административного взыскания в виде штрафа, при толковании норм КоАП учитывать прин­цип справедливости юридической ответственности и принцип индивидуализации наказания. Расширительное толкование норм, регламентирующих юридическую ответственность, в Российской Федерации не допускается. На этом основании правоприменители не имели возможности предусмотреть все указанные обстоятельства, поскольку их учет не был пред­усмотрен административным законодательством, и назначить штраф ниже установленного законом минимального предела. Данная возможность в административном законодательстве также не была регламентирована.


Обеспечению единства интерпретации и правильной реа­лизации указанных принципов при назначении юридической ответственности иногда способствует само государство в лице его компетентных органов. В рассматриваемой нами ситуа­ции на проблему обратил внимание Конституционный Суд РФ в своем Постановлении от 25 февраля 2014 г. № 4-П «По делу о проверке конституционности ряда положений статей 7.3, 9.1, 14.43, 15.19, 15.231 и 19.73 Кодекса Российской Федера­ции об административных правонарушениях в связи с запро­сом Арбитражного суда Нижегородской области и жалобами обществ с ограниченной ответственностью «Барышский мя­сокомбинат» и «ВОЛМЕТ», открытых акционерных обществ «Завод «Реконд», «Эксплуатационно-технический узел связи» и «Электронкомплекс», закрытых акционерных обществ «ГЕО­ТЕХНИКА П» и «РАНГ» и бюджетного учреждения здравоох­ранения Удмуртской Республики «Детская городская больница № 3 «Нейрон» Министерства здравоохранения Удмуртской Республики».

Конституционный Суд обратил внимание на то, что уста­новление единого минимального административного штрафа нарушает принцип дифференциации ответственности с уче­том обстоятельств, имеющих существенное значение, которы­ми могут являться: имущественное положение юридического лица, вред, причиненный административным правонарушени­ем, степень вины нарушителя и т.п. (п. 1.4 Постановления).

Кроме этого, было отмечено, что значительные минималь­ные размеры административных штрафов в системе действую­щего правового регулирования, не допускающего назначение административного наказания ниже низшего предела соответ­ствующей административной санкции, не позволяли обеспе­чить применение соразмерного и дифференцированного ад­министративного наказания, в зависимости от материального положения нарушителя, и тем самым создавали предпосылки для необоснованного ограничения предусмотренных Консти­туцией РФ права собственности и права на занятие предпри­нимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельностью (п. 1.8 Постановления).

Ситуацию осложнял и тот факт, что указанные в Постанов­лении статьи не предусматривают наложения на юридических лиц иных видов ответственности, кроме штрафа.

Данные обстоятельства позволяют утверждать, что при наложении штрафов на юридических лиц правопримените­лям приходилось осуществлять толкование норм КоАП без полного учета принципов справедливости, индивидуализации юридической ответственности и соразмерности наказания тя­жести правонарушения.

Кроме этого, применение одинаковых мер ответственности за различные по степени опасности административные право­нарушения без надлежащего учета характеризующих виновное в совершении административно-противоправного деяния лицо обстоятельств, имеющих объективное и разумное обоснование, также можно охарактеризовать как противоречие конституци­онному принципу гуманизма, учет которого обязателен при назначении юридической ответственности.

Принятие во внимание вышеуказанной позиции Консти­туционного Суда РФ повлекло за собой снижение санкций ниже минимального предела, установленного КоАП, по ряду обращений в арбитражные суды, касающихся снижения раз­меров штрафов, наложенных по решениям административных органов.

Так, в точном соответствии с позицией Конституционно­го Суда РФ Арбитражным судом Краснодарского края было рассмотрено дело по заявлению ООО «Аякс-стройинвест» к Управлению по надзору в области долевого строительства Краснодарского края.

ООО «Аякс-стройинвест», в связи с установленным фактом нарушения ч. 2 ст. 3 и ч. 3 ст. 4 Закона «О долевом строитель­стве», выразившемся в привлечении денежных средств участни­ка долевого строительства для строительства многоквартирно­го жилого дома до заключения (государственной регистрации) договора участия в долевом строительстве, постановлением Управления по надзору в области долевого строительства Крас­нодарского края было признано виновным в совершении адми­нистративного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена ч. 1 ст. 14.28 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях. На ООО был нало­жен административный штраф в размере 500 тыс. руб.

Арбитражный суд Краснодарского края, признав наличие в действиях ООО состава административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена указанной статьей Кодекса, наложенный на ООО штраф, тем не менее, снизил, руководствуясь, помимо Кодекса, и Постановлением Конститу­ционного Суда РФ от 25 февраля 2014 г. № 4-П, допускающим снижение минимальных размеров административных штра­фов, установление более мягких альтернативных санкций, вве­дение дифференциации размеров административных штрафов для различных категорий (видов) юридических лиц, уточнение (изменение) правил наложения и исполнения административ­ных наказаний с целью сохранения роли административного штрафа как меры воздействия, его превентивных функций и недопущения его использования в качестве инструмента подавления экономической самостоятельности и инициати­вы, чрезмерного ограничения свободы предпринимательства и права собственности.

Вывод о том, что размер штрафа в 500 тыс. руб. может рас­цениваться в качестве такого «инструмента», был сформули­рован на основе ставших известными в судебном заседании фактов о неоднократном привлечении указанного ООО в один и тот же период к административной ответственности за по­добные нарушения, допущенные в отношении иных физиче­ских лиц. Таким образом, Управление по надзору в области долевого строительства Краснодарского края посчитало не­обходимым наложить штрафы по 500 тыс. руб. за правонару­шение, совершенное ООО «Аякс-стройинвест» в отношении каждого из этих физических лиц. Очевидно, что неоднократная уплата подобного штрафа стала бы существенным бременем для ООО, и, следовательно, могла повлечь подавление его эко­номической самостоятельности и инициативы, чрезмерное ограничение свободы предпринимательства и права собствен­ности. Такой результат не отвечает целям юридической ответ­ственности, поскольку предусматривает избыточное ограниче­ние экономических прав ООО «Аякс-стройинвест».

Принимая решение о сокращении штрафа до 50 тыс. руб. (что составляет сумму ниже минимального размера, предусмо­тренного санкцией ч. 1 ст. 14.28 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях), суд руководствовал­ся вытекающими из Конституции РФ и общих принципов пра­ва критериями, которые представлены в таких разработанных юриспруденцией принципах юридической ответственности, как справедливость, дифференцированность, соразмерность мер воздействия совершенному правонарушению.

Итак, в рассмотренных выше случаях государство в лице его органов обратило свое внимание на проблемы в толкова­нии и реализации юридической ответственности в соответ­ствии с ее принципами. Помимо реакции Конституционного Суда РФ и в соответствии с его позицией, КоАП РФ были внесены изменения, допускающие снижение минимального размера административного штрафа, предусмотренного санк­цией правовых норм КоАП. Так, п. 3.2 ст. 4.1 теперь допускает такое снижение при наличии исключительных обстоятельств, связанных с характером совершенного административного правонарушения и его последствиями, имущественным и фи­нансовым положением привлекаемого к административной ответственности юридического лица, судьей, органом или должностным лицом, рассматривающим дело об админи­стративном правонарушении либо жалобы, протесты на по­становления и (или) решения по делам об административ­ных правонарушениях. Однако данная норма действует лишь в том случае, если минимальный размер административного штрафа для юридических лиц составляет не менее ста тысяч рублей, а сам размер административного штрафа не может составлять менее половины минимального размера админи­стративного штрафа, предусмотренного для юридических лиц (п. 3.3 ст. 4.1 КоАП).

   Следует отметить, что эти положения Кодекса, хоть и до­пускают существенное снижение административных штрафов, на самом деле все еще не предоставляют полной свободы реа­лизации принципов справедливости, дифференцированности, индивидуализации юридической ответственности, а также принципа соразмерности наказания тяжести совершенного правонарушения. Кроме этого, «половинчатое» решение за­конодателя не позволяет при наложении административного наказания в полной мере учесть имущественное и финансовое положение правонарушителя, а также организационно-право­вую форму его деятельности.

Сам факт возникновения этих проблем позволяет говорить о том, что при выработке и реализации концепции правовой политики РФ в сфере юридической ответственности, необхо­дим учет ряда факторов.

Прежде всего, необходимо создание условий для непо­средственной реализации разработанных наукой принципов юридической ответственности: законности, справедливости, гуманизма, виновности, индивидуализации, недопустимости двойной ответственности, соразмерности наказания тяжести совершенного правонарушения и др. При интерпретации правоприменителями норм, устанавливающих юридическую ответственность, следует выбирать такой вариант толкования, который не нарушал бы указанные принципы.

При разработке новых правовых норм, устанавливающих или изменяющих юридическую ответственность, законодате­лям следует в большей степени сосредотачиваться не на уже­сточении санкций, что в последнее время стало стабильной тен­денцией, а на дифференциации ответственности, приведении устанавливающих ее норм в соответствие с конституционными принципами и началами, выработанными юридической на­укой.




Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика