Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Совершенствование административно-правового механизма воздействия на незаконное потребление наркотиков в Российской Федерации
Научные статьи
26.03.15 16:01

вернуться



Совершенствование административно-правового механизма воздействия на незаконное потребление наркотиков в Российской Федерации

 
АДМИНИСТРАТИВНОЕ ПРАВО
Ван Хуэй
2 (81) 2015
Потребление наркотиков без назначения врача на сегодняшний день является административным правонарушением, посягающим на здоровье, санитарно-эпидемиологическое благополучие населения и общественную нравственность. В рамках настоящей статьи необходимо более детально остановиться на административных правонарушениях, предусмотренных КоАП РФ за незаконное потребление наркотиков, как непосредственном элементе административно-правового механизма воздействия на незаконное потребление наркотиков и предложить необходимые направления совершенствования административно-правового механизма воздействия на незаконное потребление наркотиков в Российской Федерации.

Обоснование необходимости совершенствования адми­нистративно-правового механизма, целью которого является борьба с незаконным потреблением наркотических веществ, целесообразно предварить определением основных инстру­ментов реализации поставленной задачи. В контексте дальней­шего развития стратегии борьбы с потреблением наркотиков Президент РФ дал поручение от 21.11.2012 № Пр-3132 о разра­ботке программы, направленной на снижение спроса на нарко­тики. В ФСКН России разработан проект программы, которая регулирует комплексную реабилитацию и ресоциализацию наркозависимых (далее — проект программы).

Проект программы основан на тезисе о непосредственном влиянии механизма административно-правового воздействия на снижение спроса на наркотические и психотропные веще­ства.

Другими словами, речь идет о создании механизма, при­званного эффективно воздействовать на причину проблемы высокого уровня наркотизации населения.

В проекте программы предусмотрены последовательные этапы оказания помощи наркозависимым. В документе в виде комплексной системы представлены разрозненные компонен­ты элементов воздействия для минимизации спроса на нарко­тические вещества.

Новация данного подхода заключается в необходимости эффективного взаимодействия между органами местного само­управления, органами власти субъектов Российской Федерации и федеральными органами исполнительной власти, обладаю­щими полномочиями по регулированию тех или иных этапов оказания помощи наркозависимым, а также организациями, осуществляющими мероприятия по комплексной реабилита­ции потребителей наркотических веществ.


 

Проблему выявления потребителей наркотических веществ не решить без участия органов власти на федеральном и ре­гиональных уровнях. Главная ответственность за решение поставленной задачи ложится на структуры государственного управления, отвечающие за образование, вопросы попечи­тельства и опеки, здравоохранение, проведение молодежной политики, проблему занятости, а также на органы внутрен­них дел и структуры, контролирующие оборот наркотических и психотропных средств.

Важно, чтобы за этапом выявления наркозависимого лица незамедлительно следовал этап его мотивирования к лечению с последующей далее реабилитацией. Однако в настоящее вре­мя процесс мотивирования потребителя наркотиков к лечению не обеспечен соответствующей нормативно-правовой базой, и реализуется, несмотря на свою исключительную важность, лишь по инициативе сотрудников тех или иных организаций, занимающихся данной проблемой.

Разработанный ФСКН РФ проект программы по реаби­литации и ресоциализации наркозависимых лиц в качестве подпрограммы включен в государственную программу РФ «Противодействие незаконному обороту наркотиков», кото­рая была утверждена правительственным постановлением от 15 апреля 2014 г. № 2991.

Документом предусмотрено создание Национальной систе­мы, целью которой является реализация комплекса меропри­ятий по реабилитации и ресоциализации потребителей нар­котических и психотропных средств в целях, не обусловленных медицинской необходимостью (в дальнейшем — Националь­ная система). Очевидно, что обеспечение комплексного под­хода при оказании помощи наркозависимым лицам является основной целью разработанной подпрограммы.

Структура Национальной системы представляет собой конструкцию, охватывающую федеральный и региональный уровни, до муниципальных, включительно.

Региональные сегменты, сформированные с учетом анали­за наркоситуации на местах и других местных особенностей, должны стать основой создания Национальной системы.

Кроме того, Президентом РФ был подписан Указ от 10 июля 2014 г. № 507, наделяющий ФСКН необходимыми полномочи­ями для координации деятельности органов государственной власти всех уровней в сфере реабилитации (исключая меди­цинскую) и ресоциализации наркозависимых лиц.

Регламентирование процесса социальной реабилитации потребителей наркотических веществ на уровне федеральных субъектов является еще одним направлением в администра­тивно-правовом механизме, требующем совершенствования.

В проекте Национальной системы предусмотрено назна­чение в субъектах РФ специального уполномоченного органа исполнительной власти по делам комплексной реабилитации наркозависимых.

На данный орган (или уполномоченное им учреждение) возложена функция координации вопросов, связанных с на­правлением лиц, употребляющих наркотические вещества, на социальную реабилитацию, используя, в том числе, меха­низмы правового побуждения.

Из положения ст. 72 (п. «ж») Конституции Российской Фе­дерации следует, что социальная защита населения находится в ведении как федеральных органов исполнительной власти, так и государственных структур на уровне субъектов РФ.

Вместе с тем вопросы совместного ведения организации помощи наркозависимым не регламентированы надлежащим образом в рамках полномочий исполнительной власти на уров­не федеральных субъектов.

С целью устранения указанного выше недостатка в законо­дательном регулировании вопросов социальной реабилитации наркозависимых лиц на уровне федеральных субъектов необ­ходимо внести изменения в пп. 21.3 п. 2 ст. 26.3 Федерального закона от 6 октября 1999 г. № 184-ФЗ, регулирующего общие принципы организации органов исполнительной и законо­дательной власти субъектов РФ, предложив следующую ре­дакцию: (21.3) «организации и осуществления мероприятий по профилактике незаконного потребления наркотических средств и психотропных веществ, наркомании, социальной реабилитации и ресоциализации потребителей наркотических средств и психотропных веществ».

Итогом десятилетних дискуссий относительно регламента­ции понятия «реабилитация» стало рассмотрение перспектив­ного направления в деле совершенствования административно­правовой базы мероприятий, направленных на побуждение к лечению с последующей реабилитацией, и внесение измене­ний в федеральное законодательство, в первую очередь, в За­кон от 25.11.2013 № 313-ФЗ. Данные процессы и послужили началом формирования административно-правовой основы воздействия на потребителей наркотических веществ.

Законодательным актом от 25 ноября 2013 г. № 313-ФЗ были внесены дополнения в текст ФЗ от 8 января 1998 г. № 3, в кото­рый были внесены следующие определения: «реабилитация больных наркоманией», «лечение больных наркоманией», «по­буждение больных наркоманией к лечению от наркомании и реабилитации».

Механизмы непосредственной реализации указанных изме­нений регламентированы в рамках административного и уго­ловного законодательств.

Например, свое логическое развитие получил механизм побуждения наркозависимых лиц к лечению, который за­ключается в возможности воздействия на данное лицо через судебное решение, обязывающее его пройти процедуру диа­гностики, подвергнуться профилактическим мероприятиям, а также лечению от наркотической зависимости с последую­щей медицинской и (или) социальной реабилитацией (ч. 2 ст. 4.1 КоАП РФ).

В течение одного квартала после вступления Федерально­го Закона от 25 ноября 2013 г. № 313 в силу (25 мая 2014 г.) сотрудники ФСКН РФ составили более 10 тысяч протоколов об административных нарушениях, касающихся незаконного оборота наркотиков, в результате чего лица, потребляющие наркотики, по решению судов были направлены на прохожде­ние процедур лечения и реабилитации. По прогнозам, только по протоколам, составленными сотрудниками ФСКН, до конца года около 40 тысяч человек будут направлены на прохождение лечения с последующей реабилитацией. Учитывая количество наркозависимых, выявляемых в год по линии МВД РФ (около шестидесяти тысяч), в течение года на лечение и реабилитацию будут направлены около 100 тысяч человек, потребляющих наркотические и психотропные средства.

Изъятие такого количества потребителей наркотиков су­щественно подорвет инфраструктуру криминального оборота наркотических веществ.

Из вышесказанного не следует, что рассмотренные положе­ния касаются всех административных нарушений, по которым имеют право возбуждать дела сотрудники государственных органов, контролирующих оборот наркотических и психотроп­ных средств, и которые рассматриваются в судебном порядке. Например, суд не имеет права применить указанную выше меру воздействия на лиц, привлеченных к административной ответственности согласно ч. 2 ст. 20.25, ч. 3 ст. 19.3 КоАП РФ и т.д.

Наряду с несомненными положительными итогами реали­зации указанного ФЗ, имеются факторы, серьезно препятству­ющие его полноценному внедрению.

Во-первых, суд может назначить дополнительную обязан­ность лишь лицу, имеющему соответствующий диагноз. Одна­ко процесс получения необходимой информации осложняется сжатыми сроками оформления протокола об административ­ном нарушении.

Во-вторых, при максимально полной реализации поло­жения о направлении наркозависимого лица на лечение с по­следующей медицинской реабилитацией практически не при­меняется предписанная законом возможность прохождения социальной реабилитации.

Административная практика свидетельствует о том, что суды, принимающие решение возложить указанную обязан­ность на потребителя наркотических веществ, в своих поста­новлениях не указывают сведения о месте прохождения соци­альной реабилитации.

Помимо этого, не отрегулирован вопрос о порядке предо­ставления суду информации о возможности прохождения социальной реабилитации на территории соответствующего федерального субъекта, что обусловлено следующими обсто­ятельствами:

1) отсутствие нормативно-правовых документов, посвящен­ных регулированию прохождения социальной реабилитации. Хотя де-юре государство гарантирует оказание социальной реабилитации согласно закону (ст. 54 ФЗ от 08.01.1998 № 3), де-факто данное регулирование отсутствует. Возникает есте­ственный вопрос, положениями каких документов должен руководствоваться суд, определяя конкретное государствен­ное учреждение для прохождения социальной реабилитации лицом, на которое возложена данная обязанность согласно судовому постановлению.

2) отсутствие правовых оснований, предоставляющих суду возможность направлять лиц для прохождения курса соци­альной реабилитации в специализированные учреждения со­ответствующего профиля негосударственной формы собствен­ности. Законодательство РФ не предусматривает обязанность негосударственных некоммерческих организаций исполнять судовые решения и принимать наркозависимых для прохож­дения реабилитации.

Выход из сложившейся ситуации может состоять в при­нятии закона с изменениями к ФЗ от 08.01.1998 № 3, в которых будут закреплены правовые основы и понятийный аппарат оказания социальной реабилитации.

В-третьих, недостаточно урегулирован порядок медицин­ского освидетельствования на содержание алкоголя и нарко­тических веществ в крови. Законодательством РФ не предус­мотрена возможность его оперативного проведения. Вместе с тем, в процессе работы над данным исследованием было установлено, что от оперативности вмешательства и оказания своевременной помощи наркозависимому лицу во многом за­висит эффективность воздействия на него.

Одним из вариантов решения проблемы может стать введе­ние альтернативы определения диагноза наркозависимости.

Таким может стать медицинский осмотр, для чего абзац 14 ст. 1 ФЗ от 8 января 1998 г. № 3 необходимо изложить в следу­ющей редакции:

«...больным наркоманией считается лицо, прошедшее ме­дицинское освидетельствование, проведенное в соответствии с положениями настоящего Федерального закона, а также медицинский осмотр, проведенный в соответствии с норма­тивно-правовыми документами, регулирующими вопросы охраны здоровья граждан, которому был поставлен диагноз «наркомания"».

В-четвертых, предоставленная лицу, совершившему право­нарушение, возможность быть освобожденным от админи­стративной ответственности при добровольном обращении в соответствующее медицинское учреждение, закрепленное за ним в примечании к ст. 6.9 КоАП РФ, не обеспечена соответ­ствующими нормами, регулирующими дальнейший контроль за данным лицом.

В рамках ст. 29.11 КоАП РФ регламентируется особенности объявления постановлений по делам, связанным с админи­стративными нарушениями, которые предусмотрены в ст. 6.9 КоАП РФ.

Например, при прекращении производства об админи­стративном нарушении по основаниям, предусмотренным в примечании к ст. 6.9 КоАП РФ, копия постановления должна направляться в соответствующие учреждения социальной реа­билитации и медицинские организации.

   Вместе с тем возникновение ответственности, предусмо­тренной в ст. 6.9.1 КоАП РФ за уклонение от прохождения ме­роприятий по профилактике, диагностике и лечению от нар­котической зависимости, а также курса медицинской и (или) социальной реабилитации, не распространяется на те случаи, когда лицо было освобождено от ответственности после его добровольного обращения в медицинское учреждение.

В связи с этим примечание к ст. 6.9 КоАП РФ необходимо дополнить следующим предложением: «Контроль за прохож­дением лицом мероприятий по медицинской и (или) соци­альной реабилитации регламентируется соответствующим федеральным органом, занимающимся нормативно-правовым регулированием, а также выработкой и реализацией государ­ственной политики в области здравоохранения по согласова­нию с федеральными органами власти, осуществляющими выработку государственной политики, нормативно-правовое регулирование, контроль и надзор за оборотом наркотических и психотропных веществ, а также противодействие их неза­конному обороту».

В-пятых, ст. 6.9.1 КоАП РФ оставляет открытым вопрос о ре­гулировании координации действий между медицинскими учреждениями и организациями социальной реабилитации в процессе исполнения обязанности, возложенной судом.

   Поэтому необходимы регламентация механизма реализа­ции положений ст. 6.9.1 КоАП РФ и регулирование порядка взаимодействия между ведомствами при осуществлении ле­чебных и реабилитационных мероприятий лицами, освобож­денными от административного наказания.  Для этого необходимо изложить примечание к ст. 6.9.1 в следующей ре­дакции:

«Лицо, которое самовольно покинуло или не посещает медицинское учреждение или социальную некоммерческую организацию, осуществляющую деятельность в области со­циальной реабилитации, либо более двух раз не выполнившее предписание лечащего врача либо более двух раз нарушившее программу социальной реабилитации, признается уклоняю­щимся от прохождения процедуры диагностики, профилакти­ки и лечения от наркотической зависимости и (или) от меро­приятий по медицинской и (или) социальной реабилитации, связанной с потреблением наркотических или психотропных средств без назначения лечащего врача».

В-шестых, следует отметить, что примечание к ст. 6.9.1 КоАП РФ содержит, наряду с медицинским учреждением, упоминание об учреждении социальной реабилитации. Од­нако непонятно, о какой структуре идет речь, учитывая име­ющиеся пробелы в законодательстве по вопросу администра­тивной юрисдикции исполнительных органов власти в сфере социальной реабилитации.





Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика