Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Становление российского парламентаризма. Выборы в первую государственную думу на Северном Кавказе в 1906 году
Научные статьи
30.04.15 18:01
вернуться

Становление российского парламентаризма. Выборы в первую государственную думу на Северном Кавказе в 1906 году

alt
Дибирова А. И.
alt

Керимханова А. Б.
 
ИСТОРИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
Дибирова А. И., Керимханова А. Б.
3 (82) 2015
В статье рассматривается проблема становления российского парламентаризма на примере проведения выборов в первую Государственную думу на Северном Кавказе.


В настоящее время, как и в начале XX в., в Думе вокруг во­проса о власти ведутся бурные дебаты между различными политическими партиями. Пересмотр принципов социально­экономического развития, острое идейное противостояние, межнациональные и социальные конфликты снова стали ре­альностью дня сегодняшнего Северного Кавказа, как и России в целом. Разумеется, всякие исторические аналогии условны, но историческое сходство форм и содержания этих процессов требует к себе серьезного внимания и научного анализа.

В современной общественной российской ситуации имеет­ся много черт, сходных с характеристиками обстановки нача­ла XX в.: переходный период социально-экономического разви­тия, противостояние различных идейных течений, отсутствие развитой политико-правовой базы общественного развития, та же нерешенность политических проблем.

Первые попытки становления российского парламентариз­ма пришлись на начало XX в., отмеченное крайней социальной нестабильностью: три революции, повлекшие за собой крово­пролитную гражданскую войну. Одной из главных их причин была неспособность правительства решить вопрос о власти.

В современных условиях, когда вырабатываются основы но­вой социальной политики страны, когда Государственная дума стала одной из палат высшего законодательного органа России, особенно актуально изучение опыта становления парламента­ризма, анализ трансформации взглядов политических партий на политические проблемы государства в высшем представи­тельном учреждении царской России.

Начало ХХ в. ознаменовалось в политической истории Рос­сии подъемом революционного движения и активизацией общественных сил за проведение демократических преобразо­ваний в стране. Решение этого вопроса почти все общественно­политические силы и простой народ связывали с Государствен­ной думой, на нее возлагались большие надежды. По поводу открытия I Думы В. Струве в своей статье «Народ и Дума» оха­рактеризовал ее как начало новой эпохи в истории России. «До сих пор, — пишет он, — страна жила помыслами о Думе, надеж­дами на нее, верой в нее. Теперь Дума должна жить верой и по­мыслами страны, в них черпая и смысл своего существования и силы для выполнения своего призвания. Вопреки всем злым силам старого строя, Дума восстает перед нами как воплощение новой народной России. Создавая Думу, ведя за нее борьбу, рус­ский народ и все народы, связанные с ним общей политической судьбой, сплачивались в духовное целое, сознающее себя само­определяющейся и властной силой, складывались в нации».

Правительство намеревалось предложить 1-й Думе регу­лирование вопросов аренды, расширение переселений, признание надельных земель собственностью их владель­цев и установление порядка выхода крестьян из общи­ны. Эти направления были одобрены Николаем II, они предвосхищали будущую аграрную программу П. Сто­лыпина.

Создание Думы не из­менило и не могло изменить природу государственной власти. Избирательный закон от 11 декабря 1905 г. и вся си­стема выборов в Думу носили антинародный характер. За­кон обманул надежды либе­ральной оппозиции, хотя по сравнению с законом от 6 августа все же представлял собой шаг вперед. Избирательный ценз стал менее суровым: 25 млн человек получили право голоса. Но от уча­стия в выборах были отстранены женщины, лица моложе 25 лет, военнослужащие, батраки-крестьяне, не являвшиеся домохозяева­ми, лица, не являвшиеся квартиронанимателями, часть рабочих, а также «инородцы». Выборы были непрямые и неравные.

Для проведения выборов членов Государственной думы вся страна была разделена на округа, в том числе Кавказ — на 6 изби­рательных округов. На Северном Кавказе же отдельные округа со­ставляли Кубанская, Терская область с Черноморской губернией, Дагестанская область с Закатальским округом. Депутатов должно было избирать собрание выборщиков следующим порядком:


 

1. В Кубанской области с Черноморской губернией изби­ралось 100 выборщиков, из них от крестьян — 10, от казачьих станиц — 45, от землевладельцев — 31, от горожан -14.

2. В Терской области избиралось 49 выборщиков, из них 10 — от крестьянства, 15 — от казачьих станиц, 18 землевла­дельцев и 6 горожан.

3. В Дагестанской области и Закатальском округе всего из­биралось 33 выборщика, из них 24 — от крестьян, 4 землевла­дельца и 5 горожан. Из приведенных данных мы видим, что удельный вес крестьян из общего количества выборщиков был больше всего по дагестанскому округу.

Скорее всего, это объяснялось условиями выборов в горо­жан и крестьянскую курию, а главное, тем, что подавляющее большинство населения в крае составляли крестьяне. В курию горожан попадали только лица, владеющие не менее года не­движимым имуществом, предприятием, квартирой и полу­чающие на государственной службе содержание или пенсию. Естественно, в эту категорию жителей всего 3 городов Дагестана попадало гораздо меньше, чем сельских жителей. Тем более что малоземелье создавало в крае большую концентрацию горцев, чем в других областях Кавказа. А это давало дополнительное число выборщиков т.к. по положению: «каждое село, аул или колония, за исключением Батумской и Карской областей, вы­бирает на каждые 10 дворов по одному выборному. Поселения, имеющие менее 10 дворов, выбирают одного выборного».

Выборы в I Государственную думу явились одним из средств борьбы царизма с нарастающим революционным движением. Новый закон представлял избирательные права главным об­разом представителям имущих классов. В правилах выборов уполномоченных края говорилось, что «участие в избрании вы­борщиков в губернские избирательные собрания представля­ется рабочим тех губерний, городов и предприятий фабрично­заводской и горнозаводской промышленности, в коих общее число рабочих мужского пола не менее пятидесяти». На Се­верном Кавказе преобладали в основном мелкие предприятия, поэтому рабочие края не получили избирательных прав.

В Дагестанской области избирательная кампания в I Госу­дарственную думу фактически провалилась. Население ряда округов оказалось под влиянием социал-демократов. Больше­вики, как известно, объявили бойкот Думы (так же, как и Булыгинской), выступили против участия в выборах, разоблачая их реакционную сущность.

Меньшевики придерживались несколько иной тактики — участвовать в выборах, используя их для революционной аги­тации, и только на последней ступени — областном съезде выборщиков — бойкотировать их. Иногда они даже заключали блоки с кадетами. Так, армавирские меньшевики выступали с призывом голосовать за кадетов. «В крайнем случае, — го­ворилось в их обращении, — голосуйте за тех кандидатов, ко­торые стоят не правее конституционалистов-демократов».

В ряде округов почти все население отказалось от избрания выборщиков уже на первой ступени. В Дагестане, например, все села Гунибского и Андийского округов. Не состоялись вы­боры в ряде областей Кубанской и Черноморской губерний. Кубанские большевики в своей листовке назвали выборы «по­зорной комедией». Бойкотировали выборы большевики Но­вороссийска, Ставрополя, Темир-Хан-Шуры, Владикавказа.

На Северном Кавказе из-за ограниченности времени партий­ные организации провести своих кандидатов в Думу не успели. Но избирательная кампания использовалась ими в революци­онных целях. Например, на предвыборных собраниях в апреле и мае руководители Темир-Хан-Шуринской социал-демокра­тической организации М. Дахадаев, Д. Коркмасов, П. Ковалев и др. выступали с разоблачением выборов, требовали демокра­тических свобод, конфискации помещичьих и казачьих земель.

Под лозунгами бойкота Думы социал-демократы прово­дили митинги во многих областях Северного Кавказа. Так, кубанские большевики в специальной листовке, разоблачая реакционный характер проводимых выборов, писали: «Взры­вом глубокого негодования ответим мы на призыв царского правительства принять участие в выборах. Мы должны громко заявить, что не примем участия в этой позорной комедии вы­боров в Государственную Думу...». В Дагестане распространя­лись листовки бакинской большевистской группы с призывом к вооруженному восстанию, бойкоту Думы и с требованием созыва Учредительного собрания. Ставропольский комитет партии большевиков вынес резолюцию об использовании предстоящих выборных собраний для агитации против уча­стия в выборах в Думу. Как доносили губернские власти, здесь произошли вооруженные столкновения с агитаторами.

На Северном Кавказе в это время также был отмечен рост активности крестьянского движения, причиной которого, как сообщалось в донесениях жандармского управления, была агитация революционеров.

В отличие от многих горных округов, бойкотировавших выборы, в городах Дагестана кампания проходила более ак­тивно. Так, корреспонденты из Темир-хан-Шуры и Дербента сообщают о том, что выборы идут спокойно. «Темир-хан-Шура, 5 мая — от земледельцев округа избран выборщиком отстав­ной полковник Хасбулатов — бек, националист. Из 1071 из­бирателя подали бюллетень 441. Сильно агитировали в пользу кандидата Коркмасова, выборы прошли спокойно.

В Государственную думу первого созыва намечалось из­брать 524 человека. Ко дню открытия Думы 27 апреля 1907 г. в Петербург съехалось 440 депутатов, в июле уже было 449. По партийным спискам они распределялись следующим об­разом: кадеты — 182, члены национальных партий — 60, ле­вые — 47, прогрессисты — 36, октябристы — 26, правые — 8, демократические реформаторы — 4, члены торгово-промыш­ленной партии — 2, беспартийные — 83».

В списке избранных депутатов I Государственной думы от Се­верного Кавказа и Дона. — 24 человека, большинство из них — 12 депутатов от Войска Донского, по 4 от Ставропольской и Кубан­ской губерний, 3 от Терской области и 1 от Ростова-на-Дону.

Анализ партийности депутатов несколько затруднен ввиду расплывчатости формулировок в документах, но все же по­зволяет сделать определенные выводы — большинство избран­ных — 11 человек — кадеты, 6 — беспартийных, 3 — трудовика, 1 — октябрист, а трое депутатов фигурируют как «умеренные прогрессисты». Отсутствие социал-демократов объясняется их тактикой бойкота.

Государственная дума России отличалась от западных пар­ламентов крайней ограниченностью в правах. Главная при­чина была в нежелании царизма делить свою власть с кем бы то ни было, а также в неспособности выборных от народа этой властью воспользоваться. Требования либералов дать стране полноценную Думу, парламентскую демократию при всеоб­щем равном, прямом и тайном голосовании не соответствовало уровню развития государства.




Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика