Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

В кризисе юридической науки во многом виноваты сами учёные
Интервью с доктором юридических наук, профессором, заслуженным юристом Российской Федерации Николаем Александровичем Власенко

Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Деятельность властей Российской империи по защите ценностей культуры в XIX — начале XX вв.
Научные статьи
05.05.15 14:15

Деятельность властей Российской империи по защите ценностей культуры в XIX — начале XX вв.


altИСТОРИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
Кабанова Ю. С.
3 82 2015
Статья посвящена исследованию деятельности властей Российской империи по защите ценностей культуры в XIX — начале XX вв. Ключевым моментом является рассмотрение нормативных правовых актов в части, касающейся культурных прав, а также рассмотрение проектов нормативных правовых актов, выдвинутых археологическими обществами для более детальной защиты культурных ценностей в Российской империи.




Культурные ценности — это неотъемлемая часть мировой культуры и, несомненно, всего общества. Защита ценностей культуры начинает зарождаться еще в XIII в., однако осоз­нание защиты памятников именно как ценностей культуры приходит к властям Российской империи лишь в XIX в. Рас­смотрим основные вехи защиты ценностей культуры в ука­занный период.

10 марта 1806 г. вышел именной указ Александра I на имя главнокомандующего Экспедицией кремлевского строения, Мастерской и Оружейной палатой П. С. Валуева, в котором император обращал внимание на необходимость правильно­го управления и сохранения числящихся на балансе данных учреждений, культурных ценностей. Также императором было обращено внимание на отрицательную практику преж­них начальников этих учреждений, касающуюся выпадавших из предметов древностей обломков золотых и серебряных вещей, а также жемчуга и каменьев, которые уничтожались. Руководителям предписывалось, чтобы «впредь всякий вы­валившийся из своего места камень или жемчуг тотчас был вставлен и поврежденная часть исправлена без наималейшего отлагательства». Данный указ ознаменовал поворот власти к оценке древностей с патриотической точки зрения и осу­ществлению их реставрации. Это были первые шаги, которые относились к наиболее чтимым российским святыням, но не затрагивали иных памятников старины.

После войны 1812 г. возникла необходимость заботы об ар­хитектурных памятниках старины, в основном касающаяся сгоревшей и восстанавливающейся столицы. 5 мая 1813 г. образуются Комиссия для строения в Москве и Комиссия для рассмотрения прошений от обывателей столицы и москов­ской губернии, потерпевших разорение от неприятеля. В кон­це сентября того же года Александр I лично сделал замечания на подготовленный восстановленный план Москвы, которые касались не только благолепия города, но и затрагивали ар­хитектурные шедевры. Они должны были быть не только поддерживаемыми «в первобытном их положении», но и от­крытыми для эстетического восприятия населения.


 

Особенностью дальнейших мер российского правитель­ства в области права и практики становится законодательная инициатива, реализация которой передается администра­тивно-полицейскому учреждению, первое место при этом присуждалось Министерству внутренних дел, одним из пред­метов ведения которого являлось наблюдение за сооружением памятников в честь высочайших особ, именитых и государ­ственных мужей и исторических событий, а следовательно, и сбережение данного культурно-исторического наследия, впоследствии — памятников старины вообще.

30 мая 1826 г. был объявлен губернаторам царский указ «О доставлении описей достопамятных вещей», в котором говорилось, что государю «угодно иметь сведения о всех во­обще вещах, принадлежащих императорской фамилии, какие только со времен императора Петра Великого, как достопа­мятные, поступили для хранения по разным казенным здани­ям в государстве», Министерству внутренних дел предписы­валось разослать по губерниям распоряжения о составлении описей о всех подобных вещах, где указать, в каких именно местах они находятся, с какого времени и по чьему указу туда отправлены.

В декабре того же года появляется циркуляр Министер­ства внутренних дел, где губернаторам было велено достав­лять сведения о памятниках архитектуры и запрещалось их разрушать. За их сохранность ответственность несли началь­ники городов и местных полиций. Местные власти должны были регистрировать остатки «древних замков и крепостей и других зданий древности» и сообщать, в каком состоянии они находятся. В свою очередь министр внутренних дел давал наставления подчиненным искать в архивах, присутственных местах информацию, опрашивать знающих людей о древ­них памятниках зодчества, а именно, о времени постройки и из чего сделаны, по какому случаю возведены и кем, их осо­бенности и достоинства, в каком состоянии находятся и мож­но ли их починить, не изменяя внешнего вида. Впоследствии это привело к скоплению в Министерстве внутренних дел множества описаний и планов зданий из разных губерний.

В 1837 г. Министерство внутренних дел публикует Общий наказ губернаторам, где еще раз подчеркивалась необходи­мость сохранять по возможности остатки старинных зданий, крепостей, замков и других памятников древности, и сооб­щать о вновь найденных в министерство. В том же году имен­ным указом император предписал губернаторам немедленно доносить обо всех древностях Министерству внутренних дел.

За сохранностью памятников истории и культуры следил не только департамент общих дел Министерства внутренних дел, но и другие департаменты: Департамент полиции ис­полнительной, занимавшийся вопросам надзора за благо­устройством, Хозяйственный департамент — в случаях, ког­да древние здания, угрожающие разрушением, находились в черте города, Технико-строительный комитет, ведавший строительной частью, а также Центральный статистический комитет, собиравший различные сведения по этнографии. Все эти действия по сбережению памятников не были исклю­чительной инициативой министерства, так как оно являлось лишь исполнителем воли Императора.

В 1859 г. создается Императорская археологическая ко­миссия при Министерстве императорского двора, главной задачей которой выступала забота о памятниках древности. В нашей стране это была одна из первых организаций, обя­занностями которой являлись: 1) поиск предметов древно­сти, в основном относящихся к жизни и истории народов отечества, располагающихся в прошлом на территории, за­нимаемой ныне Россией; 2) составление реестра сведений о памятниках древности как народных, так и других, распо­ложенных в государстве; 3) оценка вновь открытых древностей с позиции науки.

При создании Археологической комиссии учитывались две цели: контроль над всеми археологическими раскопками; научная опека над древностями. Но осуществлять опеку было трудно в связи с тем, что в качестве одной из функций комис­сии не предусматривались создание каталогов и описание найденных памятников, при всем при этом опеку комиссия распространяла лишь на памятники, находящиеся на ка­зенной и общественной земле, памятники, обнаруженные на частной земле, к комиссии не относились.

21 марта 1869 г. на обсуждение Первого археологического съезда по инициативе Московского археологического обще­ства выносится проект положения об охране древних памят­ников. По проекту положения предполагалось решить две проблемы: учет и охрану. Для решения первой проблемы предполагалось разделить все памятники древности на четы­ре категории: памятники архитектуры (каменные деревянные здания, валы, городища и курганы); памятники письменности (старопечатные книги и рукописи); памятники живописи (иконы, стенописи и др.); памятники резьбы, ваяния, изделия из железа, меди, серебра и золота. А в части, касающейся практических мер по составлению списков памятников, соз­дателями проекта было решено, что необходимо разделить Российскую империю на пять археологических округов: Пе­тербургский, Московский, Киевский, Казанский и Одесский. Вторую проблему предполагалось решить с помощью специ­ально обученных людей, так называемых блюстителей, изби­раемых на три года и отнесенных к государственной службе.

Произошло обобщение законодательной и правоприме­нительной практики, существовавшей в России, с помощью первой комплексной попытки сохранения отечественных памятников. Этот проект не был принят, впоследствии вы­ходили новые проекты, и в итоге на Втором археологическом съезде 12 декабря 1871 г. был принят окончательный вариант проекта, со всеми вышеперечисленными функциями допол­ненный лишь пятой категорией памятников — древними тканями, одеждой и прочими предметами старины.

Несмотря на перечисленные нормативные правовые акты и строгую административную требовательность, деятели науки все же жаловались на «равнодушие местной адми­нистрации» в деле сохранения памятников старины. При­ведем в пример деятельность особой комиссии, состоящий из членов Московского и Петербургского археологических обществ, которые проанализировали правительственные рас­поряжения и министерские циркуляры, касавшиеся вопросов охраны памятников. Члены особой комиссии пришли к вы­воду, что все эти документы «не достигли своей цели», по их мнению, законодательство не работало по двум причинам: «оценка достоинства и хранение древних памятников боль­шей частью возлагалось на таких лиц, которые очень мало, а иногда и вовсе не были подготовлены к занятиям подобного рода», а также по причине отсутствия в правительственных актах «прямых указаний на то, что именно должно подлежать охранению».

6 сентября 1901 г. появляется предписание Министерства внутренних дел губернаторам, градоначальникам и обер-по­лицмейстерам о предоставлении в министерство списков памятников старины. В нем говорилось о необходимости со­средоточения в министерстве внутренних дел сведений обо всех существующих в государстве памятниках, в том числе и новейшего времени. Министр также просил своих подчи­ненных к 1 апреля 1902 г. доставить ему точные списки имев­шихся в губерниях древностей с их подробным описанием и сведения, касавшиеся времени постройки, кем был построен и на чьи средства, нуждается ли в ремонте и если да, то сколь­ко приблизительно денег потребуется для этого.

К указанному в циркуляре сроку Министерство внутрен­них дел получило сведения из 51 градоначальства, области, губернии. Окончательные списки министерство получило лишь к 1905 г. В соответствии с этими данными в России Свод памятников старины включал 4108 единиц, из них здания и сооружения составили 2456 единиц, исторические памят­ники, считая и памятники «новейшего времени», — 1652 еди­ницы.

Следующий законопроект об охране отечественных древностей вышел из недр Министерства внутренних дел в 1904-1905 гг., разработанный Комиссией по пересмотру законодательства об охране исторических памятников, в со­став которой вошли известные ученые. Составители проекта, ориентируясь на законодательства ряда европейских стран, приняли во внимание предложения императорского Москов­ского археологического общества 1869-1871 гг. и Комиссии 1877 г. по созданию центрального органа охраны, по делению территории страны на археологические округа и оценке па­мятников по двум категориям: местного и государственного значения. Местная служба охраны памятников возлагалась на новые учреждения, наделенные наблюдательными и ис­полнительными функциями. Однако и этот проект из-за по­ступивших многочисленных негативных отзывов остался не­доработанным и нереализованным.

В 1911 г. межведомственная комиссия под председатель­ством министра внутренних дел И. Я. Гурлянда внесла в Го­сударственную думу еще один проект положения об охране древностей. В соответствии с законопроектом охрана древно­стей в России возлагалась на Комитет по охране древностей при Министерстве внутренних дел, в состав которого должны были войти лица, делегированные различными государствен­ными ведомствами, в том числе духовным.

Необходимость действенного закона была осознана пра­вительством во время Первой мировой войны, когда участи­лись случаи расхищения, вывоза и уничтожения памятников истории и искусства. Срочно потребовалось объявить все предметы старины в стране национальной собственностью.

Оценивая процесс становления и формирования законо­дательства в сфере защиты культурных ценностей в России, следует отметить, что благодаря высокой активности ученых и представителей художественной общественности в XIX — начале XX вв. была проделана колоссальная работа по вы­явлению и систематизации памятников истории и культуры, давших богатейший материал для отечественной историче­ской науки и культуры. Были определены основные теорети­ческие позиции по проблеме защиты культурных ценностей, разработаны организационные принципы охранного дела, многие из которых вошли в современные нормативные право­вые акты. К сожалению, все государственные законопроекты не преодолели ведомственные преграды в рамках решения определенных задач, что и стало причиной их несостоятель­ности.




Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика