Содержание журналов

Баннер
  PERSONA GRATA


Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер

События и новости




РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК Институт государства и права.
Г.М. ВЕЛЬЯМИНОВ.
МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО ОПЫТЫ



СОВРЕМЕННОЕ МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА. В честь Заслуженного деятеля науки Российской Федерации, доктора юридических наук, профессора СТАНИСЛАВА ВАЛЕНТИНОВИЧА ЧЕРНИЧЕНКО



СОВРЕМЕННОЕ МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО
О ЗАЩИТЕ ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ
И ЭКОЛОГИЧЕСКИХ ПРАВАХ ЧЕЛОВЕКА. А.М. Солнцев. Монография



Верховенство международного права. Liber amicorum в честь профессора К. А. Бекяшева

Бекяшев Д.К. «Международное трудовое право (публично-правовые аспекты): учебник. – Москва: Проспект, 2013. – 280 с.


Гражданское общество и правовое государство: проблемы понимания и соотношения
Раянов Ф.М.

Перед вами – оригинальная работа, в которой автор, основываясь на мировой общественно­политической практике, впервые в отечественном обществоведении по­новому подходит к раскрытию понятий «гражданское общество» и «правовое государство».
Баннер



"С 09 февраля 2016 г. издание «Международный правовой курьер» включено в Перечень рецензируемых научных изданий ВАК, в которых должны быть опубликованы основные научные результаты диссертаций на соискание ученой степени кандидата наук, на соискание ученой степени доктора наук  (специальность – 12.00.00, «юридические науки»). Основание: Приказ МинОбрНауки России от 25.07.2014 г. №793. Зарегистрирован Министерством юстиции РФ 25 августа 2014 г., регистрационный номер №N33-863".






Г. М. Вельяминов: О времени и о себе


alt


G.M. Velyaminov: ABOUT TIME AND ABOUT HIMSELF

Г. М. Вельяминов О ВРЕМЕНИ И О СЕБЕ

Интервью с доктором юридических наук, профессором Вельяминовым Георгием Михайловичем

Interview with Dr of Law, professor, chief researcher of the Institute of State and Law of the RAS Velyaminov George Mikhailovich

Визитная карточка:

Георгий Михайлович Вельяминов — доктор юридических наук, профессор, главный научный сотрудник Института государства и права Российской академии наук.

Родился 5 марта 1925 г. Участвовал в Великой Отечественной войне, в битве за Днепр и в Корсунь-Шевченковской операции. Был дваж­ды ранен, награжден орденом Отечественной войны I ст., медалью «За отвагу» и шестнадцатью другими государственными медалями (включая две украинские); Почетным знаком и Дипломом Торгово-промышленной палаты РФ, медалью Ассоциации международного права памяти Г. И. Тункина. В июне 2014 г. удостоен благодарности Президента РФ В. В. Путина за многолетний труд на благо России в гуманитарной сфере.

В 1949 г. окончил с отличием Институт внешней торговли Минвнешторга СССР в Москве. В 1949-1952 и 1957-1960 гг. работал старшим юрисконсультом, затем специальным корреспондентом от Научно-исследовательского конъюнктурного института при Торгпредстве СССР в Швеции. Служил в Договорно-правовом управлении, в Главном таможенном управлении, в Управлении западными странами Минвнешторга. С 1963 по 1988 г. — эксперт в Секретариате Совета экономической взаимопомощи (СЭВ). Службу в государ­ственных учреждениях и в международной организации (СЭВ) постоянно сочетал с научной работой, публикуя многочисленные научные статьи, а также защитив диссертации по международному праву: кандидатскую на тему «Конференция ООН по торговле и развитию и правовое урегулирование международной торговли» (1970 г.) в Институте государства и права АН СССР и докторскую на тему «Право­вое регулирование социалистической экономической интеграции» (1981 г.) в Московском государственном институте международных отношений. С 1980-х гг. читал лекции в этом же институте, а также в других вузах. В 1989 г. решением Государственного комитета СССР по народному образованию присвоено ученое звание профессора по кафедре международного права.

Г. М. Вельяминову принадлежит свыше 150 научных публикаций (ок. 350 п.л.), в том числе на английском, болгарском, венгерском, казахском, немецком и французском языках, включая и монографии: «Сборник нормативных документов для таможенных учреждений СССР», т. I и II (1957 г.); L'Afrique et le March 6 Commun (1963 г.); «Правовое урегулирование международной торговли» (1972 г.); «Социа­листическая интеграция и международное право» (1982 г.); «Основы международного экономического права» (1994 г.); «Записки» (2002 г.); «Международное экономическое право и процесс» (2004 г.); «Тысяча лет на службе России» (2013 г.); «Международное право: опыты» (2015 г.). Ему принадлежат главы в учебниках «Международное право» (Дипакадемия, МГИМО, Институт государства и права, 1994, 1998, 2003, 2013 гг.); многочисленные научные статьи в ведущих юридических научных отечественных журналах, а также в зарубежных журналах Болгарии, Великобритании, Венгрии, Германии, Казахстана. В Интернете полностью опубликована и общедоступна книга Г. М. Вельяминова «Международное экономическое право и процесс».

Г. М. Вельяминов является первооснователем (с 1960 гг.) нового направления в отечественной науке — международного экономического права и процесса. Лидирующий исследователь и специалист в этой области. Ввел в научный оборот понятия рекомендательной нормы международного права, международной параорганизации, экстравертной и интравертной либерализации и т.д. Ему принадлежат научные разработки проблем международной правосубъектности, самоопределения народов, соотношения международного права и международного частного права, значения для России процесса глобализации и ее участия в ВТО и т.д.

Г. М. Вельяминову свойственен творческий поиск и обоснование органичных, в том числе концептуального характера, решений многих сложных теоретических правовых проблем, выходящих далеко за рамки российской науки. Он подвергает критике и до сего времени раз­деляемую многими правоведами в отечественной науке концепцию воли (волеизъявления) в качестве философско-социологической основы права. Непосредственным источником права Г. М. Вельяминов, со своей стороны, полагает «властную силу», а источник любых вообще имеющих социальное значение действий видит в так называемом интересе.

Круг научных исследований Г. М. Вельяминова весьма широк и включает общеисторические, социальные явления, такие как глобали­зация, религиозный фундаментализм, концепция экономического неолиберализма, многополярность мира (включая право), историческое значение российской государственности, и многие другие актуальные научные проблемы.

Г. М. Вельяминов последовательно и живо откликается на все перипетии международной жизни, в частности, остро реагировал рядом статей в прессе России и за рубежом, обосновывая полную правомерность предпринятых Россией действий в ответ на агрессию в 2008 г. Грузии. В 2014 г. он выступает с правовыми обоснованиями воссоединения Крыма с Россией.

Г. М. Вельяминов наряду с основным его профессиональным интересом — международным правом — является также высококвали­фицированным цивилистом. В течение десятилетий состоит арбитром Международного коммерческого арбитражного суда при ТПП РФ, а также участвует в Арбитраже при Московской ТПП; в Стокгольмском арбитражном институте.

Участвовал в многочисленных заседаниях высших органов СЭВ, органов ООН — ЮНКТАД, в международных научных конференциях.

Области основных научных интересов Г. М. Вельяминова: теория государства и права; международное право, включая международное экономическое право и процесс, а также международное инвестиционное право; международное частное право; международная торгово­экономическая политика; русская и европейская история и культура.

***********************************************************

— Уважаемый Георгий Михайлович, Вы, участник Ве­ликой Отечественной в ойны, сегодня, в канун 70-летия Победы советского народа над фашизмом, как оцениваете роль СССР в разгроме гитлеровской Германии? Какие чув­ства лично Вы, ветеран Войны, испытываете в преддверии 9 мая?

— Роль СССР в разгроме гитлеровской Германии, несо­мненно, была решающей. Это вынужден был признавать и та­кой заклятый «друг» СССР, как Уинстон Черчилль, который писал в 1945 г., что именно русская армия выпустила кишки из германской военной машины и сдерживает на своем фронте несравненно большую часть сил противника (и это уже много позже открытия так называемого второго фронта в Норман­дии).

Конечно, как патриот, я испытываю чувство сопричастности и радости от Победы. Но при этом в душу мою солдата-окоп- ника глубоко запали слова моего соратника по войне, крупного отечественного ученого-правоведа Сергея Сергеевича Алек­сеева о том, что существует некий ореол победы, а на самом деле война - это огромное потрясение, большое горе для всей страны, несчастье, нечеловеческие условия, в которых находи­лись все наши войска. Советский Союз потерял в этой войне около 30 млн человек, больше, чем потеряли все государства, воюющие с обеих сторон, вместе взятые, включая и жертвы от так называемого холокоста!

Свои личные воспоминания о войне — «Солдатские мему­ары», я оставил в своей книге «Тысяча лет на службе России» (Москва, «Старая Басманная», 2013 г.), а также и в Интернете на сайте http://iremember.ru/memoirs/pulemetchiki/velyaminov- georgiy-mikhaylovich.

— Вы, ученый и человек, проведший большую часть своей жизни в Советском Союзе, как оцениваете роль и значение советского периода в истории нашей страны?

— Советский период в жизни страны, по большому сче­ту, я оцениваю со знаком «минус». История, как говорят, не терпит сослагательного наклонения, но все же полагаю, что страна достигла бы гораздо больших успехов и благо­состояния, если бы многие годы и силы советской власти не были растрачены на химеры топорного построения «свет­лого коммунистического будущего» и не было в нашей исто­рии ни окончившихся полным крахом насильственных со­циальных экспериментов; ни тотального подавления всякого «инакомыслия»; ни массовых репрессий — целенаправлен­ного террора собственного народа; ни практики фактически «социального геноцида».

Я имею в виду, прежде всего, свирепую ликвидацию кре­стьянства «как класса» (между прочим, основного класса того времени в стране). Это так называемая «коллективизация», сопровождающаяся «раскулачиваниями», «расказачивания­ми», «гладомором», массовыми ссылками на Север, в Сибирь целыми семьями ограбленных властью людей, «виновных» разве только в том, что могли производить товарный хлеб и не хотели отдавать его задаром! (Есть пронзительная повесть Василя Быкова «Облава» на эту тему). В результате крестьяне обращены были по сути в состояние полукрепостных батраков, без права самовольно покидать свои деревни... В стране же наступила эра постоянного продовольственного дефицита.

   Масштабы социальной трагедии, людских потерь и стра­даний в ходе одной лишь кампании коллективизации сравни­мы с холокостом. Последствия ликвидации крестьянства «как класса» ощутимы и до сих пор. Пахотные земли на просторах России наглядно зарастают сорняками и дачными поселками, а продовольствие везется из-за рубежа. Земля никак не об­ретет себе нового рачительного хозяина. Один лишь горький опыт рукотворной деградации нашего сельского хозяйства уже может служить грозным предупреждением против любых по­пыток идеализации достижений советского строя (между про­чим, по существу никакой «советской» власти реально вообще не осуществлялось. Фактически за этой вывеской скрывались партократия и личная диктатура «вождя»).

— Как Вы тогда объясните наблюдаемую в обществе ностальгию по великой советской державе, по «твердой» руке?

— Текущие наши экономические и внешнеполитические осложнения и трудности (это особая тема) закономерно стано­вятся благодатной почвой для всплеска неосталинизма: «Какая была великая держава! Какая Победа! Какие успехи в космосе!» и т.п. Но при этом умалчивается (а для многих, не пережив­ших советскую эпоху, просто неведомо), какой ценой доста­вались все эти успехи, под каким чудовищным политическим и идеологическим прессом мы жили, рискуя в любой момент оказаться на каторге, на Колыме, всего лишь за неосторожно оброненное слово с критикой власти, за политический анекдот, просто по ложному доносу и т.д.

Умалчивается, что почти всю советскую эпоху, за исключе­нием, разве, немногих лет НЭПа, были перманентные нехватки продовольствия. Мясо, колбаса, фрукты и т.п. даже в мирные времена были обычным дефицитом и чуть ли не роскошью. Городское население почти поголовно обитало в «коммунал­ках», а сельское — лишено было элементарных современных удобств. И мы все время по уровню благосостояния населения наглядно отставали от «гнилого» Запада!

У нас давно бытует шуточное «кредо»: «Лишь бы не было во­йны!» Добавлю: «И лишь бы не вернулась советская власть!»

— Но ведь имела место руководящая роль Сталина в Великой Отечественной войне?

— Наши огромные, несопоставимые с другими воюющи­ми странами людские потери в войне (в том числе миллионы пленных!) коренились в вопиющей, преступно-халатной не­подготовленности страны к явственно надвигавшейся войне; во внешнеполитической близорукости и самоизоляции стра­ны; в преступной ориентации на сговор с нацистской Германи­ей, включая прямое сотрудничество в 1939-1941 годах.

Победил в войне отнюдь не Сталин и не так называемый со­ветский строй (как нам иногда все еще пытаются «втемяшить»), а сам народ — ценой чудовищных жертв и страданий, понесен­ных во многом как раз по вине некомпетентного руководства страной. Разумеется, и позитивно-организационные, и прину­дительно-карательные функции нашей власти (не в последнюю очередь, думается, и в интересах ее самосохранения) были задействованы в ходе войны. Но это — обычные функции лю­бой власти во время войны, а не нечто неизменно героически- гениальное, творимое под «мудрым руководством» вождя.

— Прошло почти четверть века как после распада СССР было учреждено СНГ. Путь, пройденный СНГ, был чрезвычайно сложным и противоречивым, а временами и драматичным. Как Вы считаете, насколько эффективной оказалась его деятельность?

— СНГ изначально оказалось несостоятельным политиче­ским проектом, ориентированным сперва лишь на сотрудни­чество трех стран (Россия, Белоруссия, Украина). Остальные постсоветские республики как бы «стихийно» подсоедини­лись к СНГ лишь «на ходу». Участие же Украины в СНГ сразу оказалось по сути фиктивным и деструктивным. Верховная Рада Украины при ратификации учредительного Соглашения об СНГ «высыпала» оговорки (не принятые другими странами) чуть ли не к каждой статье Соглашения, а Устав СНГ Украина вообще так и не подписала.

Сотрудничество в рамках СНГ по многим причинам (это особая тема) не оказалось эффективным. Достаточно сказать: если бы оно было эффективным, зачем было бы создавать «вдо­гонку» ЕврАзЭС, ЕАЭС?

      — В общемировом историческом контексте эконо­мическая интеграция в евразийском пространстве про­исходит как закономерный процесс. Евразийская ин­теграция — стратегический выбор России, Белоруссии и Казахстана. Именно эти три страны стали ядром евра­зийской интеграции. По Вашему мнению, каков опыт, проблемы и тенденции евразийской интеграции?

— Так называемая евразийская интеграция ведет отсчет с 1995 года, с Соглашения о Таможенном союзе Белоруссии, Казахстана и России, за чем последовали и иные многочис­ленные, но, к сожалению, не столь многозначимые и строго обязывающие соглашения, в т.ч. о создании ЕврАзЭС, ЕАЭС.

Если сравнивать соответствующие наши двадцатилет­ние интеграционные достижения с подобными же дости­жениями в рамках Западно-европейской интеграции за ее изначальный двадцатилетний период, начиная с 1956 года, то сравнение успешности опыта будет явно не в нашу пользу. Думаю, серьезной проблемой является всесторонняя диспро­порция между странами-участницами нашей интеграции и связанная с этой диспропорцией недостаточная единая по­литическая воля стран-участниц в построении действительно общей экономики этих стран. В Евросоюзе тоже существуют соответствующие диспропорции. Но были найдены полити­ческие и правовые эффективные рычаги и способы обеспе­чения реальной взаимной выгоды от участия в интеграции и более крупных, и менее крупных государств. У нас такого механизма (имеется в виду, в частности, не консенсуальный, а обязывающий метод принятия текущих решений) не было выработано.

Перспективными представляются интеграционные усилия в рамках ШОС

— Международная экономическая интеграция — ве­ление времени. В условиях глубокого кризиса мировой финансово-экономической системы интеграционные про­цессы приобретают еще большую значимость. Существует точка зрения, что в XXI веке центр региональной интегра­ции смещается к Востоку, в Азию, в том числе и на терри­торию стран Евразийского экономического союза. Так ли это?

— В развитие предыдущего тезиса о перспективах ШОС, думается, будущее за региональной азиатской интеграцией с участием ведущих азиатских стран, а также, естественно, и стран ЕАЭС. Наглядно центры тяжести развития мировой экономики постепенно смещаются в Азиатский регион и от­части в Южную Америку.

— Договор о ЕАЭС вступил в силу 1 января 2015 г. Он был подписан президентами России, Белоруссии и Ка­захстана 29 мая 2014 г. в Астане. Как Вы оцениваете роль Договора о ЕАЭС с точки зрения права международных договоров, являющегося отраслью международного пу­бличного права?

— Договор о ЕАЭС, разумеется, являет собой полнознач­ный международный договор. Но, полагаю, дело не столько в юридическом качестве или в названии ЕврАзЭС или ЕАЭС и т.п., а в конкретных интересах и их обеспечении во взаимных обязательствах, налагаемых на страны-участницы. Проблема диспропорции их экономического, политического и т.п. веса и соответствующих эффективных методов принятия оператив­ных решений, очевидно, остается.

— Ни один интеграционный проект не встречает та­кого противодействия Запада как ЕАЭС. Согласны ли Вы таким утверждением?

— У меня нет понимания какого-либо особого противодей­ствия проекту ЕАЭС со стороны Запада. Не думаю, что именно этот проект в его реальности сильно волнует Запад. Другое дело, если бы в ЕАЭС оказалась Украина. Именно эта геопо­литически знаковая перспектива и всколыхнула т.н. Запад, подвигла его, по сути, на ревитализацию «холодной войны».

     — Уважаемый Георгий Михайлович, Вы — общепри­знанный специалист в сфере международного эконо­мического права (МЭП), Ваш Академический курс (Ве­льяминов Г. М. Международное экономическое право и процесс — М.: Волтерс Клувер, 2004) является у нас, юри- стов-международников, настольной книгой. Какую роль играет МЭП в регулировании международных экономи­ческих отношений на современном этапе?

— Международное экономическое право в современном мире играет, безусловно, первостепенную роль. Я совершенно согласен с мнением ведущего американского правоведа в этой области Джона Джексона: «...в широком смысле почти всё международное право можно было бы назвать международ­ным экономическим правом, поскольку почти любой аспект международных отношений затрагивает, так или иначе, эко­номику».

К сожалению, в настоящее время еще нет в нашей отече­ственной доктрине четкого разграничения между, с одной сто­роны, международным экономическим правом (которое из­начально мною всегда понималось и понимается как отрасль международного публичного права) и, с другой стороны, — международным частным правом, которое, в свою очередь, трактуется мною (кстати, как и в правоведении по всему свету) в качестве, в основе своей, отрасли (института) внутригосудар­ственного (национального) права того или иного государства. А основной предмет регулирования такого международного частного права — разрешение международных юрисдикци­онных коллизий. Это понимание, между прочим, строго фор­мально закреплено и в VI разделе Гражданского кодекса РФ, который и называется «Международное частное право».

В нашей же отечественной доктрине, однако, и по сей день в качестве рудимента советской правовой школы еще, по сути, торжествует понимание «международного частного права» как неопределенного, аморфного набора любых правовых норм, которые могут быть задействованы для регулирования каких-либо правоотношений с так называемым «иностранным элементом». По сути, такое «международное частное право» в его как бы «широком» понимании не имеет (что абсолютно присуще для любой действительно правовой системы) своего собственного четко очерченного «corpus juridicum», т.е. соб­ственного специфического нормативного состава.

— В чем Вы видите корни такого особого понимания международного частного права в нашей доктрине?

— Корень этого «реликтного» понимания «расширенно­го» международного частного права гнездится в известном (и на время военного коммунизма справедливом) положении В. И. Ленина о том, что у нас в хозяйстве все публично-право­вое, а не частное. И чтобы, с одной стороны, не входить в проти­воречие с В. И. Лениным, а с другой стороны, создать правовые условия для применения фактически частноправового характе­ра норм к жизненно необходимым торговым сделкам советских предприятий с иностранными, и была в 1930 годы использо­вана доктрина (И. С. Перетерский, С. Б. Крылов), но не про­сто о частном, а о международном частном праве, поскольку о таковом В. И. Ленин ничего «отменительного» не говорил.

И вот, до сих пор в наши учебники по «международному частному праву», кроме действительно изложения этого пра­ва, как оно обозначено в нашем действующем Гражданском кодексе, включается изложение регулирования всех самых раз­нообразных правоотношений с так называемым «иностранным элементом». Но ведь это по сути, могут быть отношения, под­падающие чуть ли не под все статьи Гражданского кодекса, Семейного кодекса и т.д. до бесконечности. И учебники так называемого «международного частного права» разбухают и превращаются практически во внесистемное изложение не­ких измышленных национальных или транснациональных (?) так называемых транспортных, коммерческих банковских, стра­ховых, деликтных, валютных, трудовых и т.п. «международных прав». (Например, учебник «Международное частное право» под ред. Г. В. Петровой, 2011 г.).

    Регулирование всех разнообразных деловых и т. п. между­народных частноправовых отношений действительно нужно и изучать, и излагать в образовательном процессе. Но со­вершенно неверно делать это под «шапкой» некого «между­народного частного права». Уместно же это было бы делать в специальной учебной дисциплине — отрасли правове­дения (о чем писал еще Л. А. Лунц), которою правильнее обозначить как науку о транснациональных частноправовых отношениях. Эту идею я уже много лет и в печати, и в высту­плениях пытаюсь продвигать. Но груз инерции и традиции слишком тяжел, чтобы легко вернуть его в свое советское прошлое.

— Признаете ли Вы выделение в системе международ­ного экономического права «права международной эко­номической интеграции»?

— Думаю, нет оснований вообще говорить о «праве между­народной экономической интеграции» как о единой право­вой системе, ибо нет единого нормативного состава (corpus juridicum) такого права, но каждая интеграционная система (ЕАЭС, ЕС, НАФТА и т.д.) — нормативно самодостаточна, и нет признанных общих интеграционных норм и принципов.

Но в учебном, прагматическом плане можно выделять осо­бую учебную дисциплину: «Организационно-правовые основы интеграционных объединений государств».

— Как Вы полагаете, было ли правомерным введение экономических санкций в отношении России в связи с со­бытиями на Украине?

— Не видно ни в Уставе ООН, ни в рамках ВТО, ни в иных общих правовых актах и т.п. каких-либо юридических основа­ний для введения дискриминационных коллективных эконо­мических санкций в отношении России в связи с событиями на Украине. Но что говорить о неправомерности экономиче­ских санкций, если США и их союзники самовольно и безнака­занно подвергают авиационным бомбардировкам мирное на­селение на территориях суверенных государств (Ливия, Ирак, Сирия, Йемен и т.д.)!

— Извне угроза для евразийской интеграции исхо­дит, прежде всего, от США и их прямых европейских со­юзников. Мощный военно-политический инструмент США, имеющийся в Европе, — НАТО дает Вашингтону возможность оказывать политическое и военное давле­ние на страны, расположенные в самой Европе, а также и в Евразии. Как Вы думаете, насильственное свержение законного правительства Януковича в феврале прошлого года могло произойти без помощи и поддержки США и их прямых европейских союзников?

— Свержение законного президента и правительства Укра­ины совершенно наглядно происходило в феврале 2014 г. при активной помощи, поддержке (и даже при прямом участии в т.н. майдане) со стороны США и их европейских сателлитов по НАТО. Без этой мощной и всесторонней инициируемой Западом поддержки ни о каком свержении законной власти на Украине не могло бы идти и речи.

     Мною на тему, в частности, воссоединения Крыма с Россией и связанных с этим правовых реалий опубликована специаль­ная статья в журнале «Государство и право» № 9, 2014 г. (а так­же в книге «Международное право: опыты», Москва, «Статут», 2014 г.).

— И в заключение наш традиционный вопрос: что бы Вы хотели пожелать читателям, авторам и сотрудникам Евразийского юридического журнала?

— Пользуясь случаем, хочу пожелать:

— авторам, публикующимся в Евразийском юридическом журнале, — самой актуальной аналитики и при необходимости острой правовой критики в сфере текущей экономической и политической проблематики;

— читателям — соответственно, обогащаться знаниями и по­лучать удовольствие от этих публикаций и от критики;

— сотрудникам журнала — дальнейшего его процветания.

Журнал Ваш за истекшие годы нарастил солидные «муску­лы» и проходит в первые ряды отечественной юридической периодики.

Позволю себе и некоторые собственные конструктивные по­желания в этой связи. На страницах Вашего журнала довольно употребителен термин «евразийское правовое пространство». Хотя и есть на этот счет известные мнения проф. У. Э. Бат­лера и др. авторов, хотелось бы увидеть в журнале и более развернутые нормативно-теоретические обоснования этого далеко не бесспорного понимания. Вряд ли такое пространство уже создано в рамках ЕАЭС. Тем более это относится к Евра­зии в целом. Ведь в общем правовом пространстве должны действовать некие общие, специфические для него правовые нормы, принципы. Но в чем, к примеру, у России больше пространственного правового единения с азиатским Ираном, нежели, скажем, с африканским Египтом? Более того, и сама концепция «евразийства», ее соотношение с глобализацией, нуждаются в идейном, геополитическом, социологическом и, конечно, правовом обоснованиях. Хорошо бы, может быть, привлечь для этого и авторов-специалистов - историков, по­литологов, философов?

Практически, по-видимому, преобладает в журнале, надо отдать должное, полезное освещение в основном правовой проблематики отдельных стран (естественно, прежде всего, Российской Федерации — по месту издания). Интересны же были бы также и историко-правовые аспекты анализа евра­зийской идеи. Кажется, геополитическая попытка осущест­вления такой идеи была, хотя и далеко не полностью, реально предпринята лишь в рамках империи Чингисхана, а затем, с большим перерывом и очень ненадолго, как бы в социалисти­ческом блоке государств от Шанхая до Праги. А какие видятся перспективы? Ведь даже и ЕАЭС, и ШОС - это еще далеко не вся Евразия. И где бы, как ни в Вашем журнале, поговорить об этом в научном ракурсе?

Но, подчеркну, все это отнюдь не критика, а благие поже­лания дальнейшего всестороннего процветания ЕврАзЮЖу.

Беседовал:
Инсур Фархутдинов, доктор юридических наук, главный редактор Евразийского юридического журнала

 



Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

ЕВРОПЕЙСКОЕ ПРАВО

ЛУКА Элли - доктор юридических наук, президент Альфабэтикс Дивелопмент энд Инвестмент, Принстон (США). Афины (Греция).



№ 1 (92) 2016
Глубокая деформация Европы: легитимность Европейского Союза после еврокризиса (перевод Должикова А.В.)
Элли Лука – основатель Альфабетикс (www.alphabetics.info), консалтинговой компании, расположенной в Принстоне, Нью-Джерси, работала со странами и компаниями по проблемам международного права. Лука была стипендиатом программы им. Марии Кюри, степендиатом фонда Форда и старшим научным сотрудником в Центре международного права прав человека им. Орвилла Х. Шелла, младшего в Йельской школе права. Тематика публикаций:ядерное оружие, справедливость и право; водное право и политика: управление без границ и международное экологическое право: справедливость, эффективность и мировой порядок.

The Deep Deformation of Europe. The Legitimacy of the European Union after the Euro Crisis by Elli Louka

The Deep Deformation of Europe. Economic Conflict in the European Union by Elli Louka

ЕС Трансформация. Элли Лука. Перевод Должикова

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер

ЧЕРНИЧЕНКО С.В.


МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО
«Нескончаемая дискуссия о международной правосубъектности индивидов»
Выходит в №1 (92) 2016 Евразийского юридического журнала

Можно отметить, что среди российских специалистов в области международного права чаще появляются сторонники точки зрения, что индивид становится субъектом международного права. Есть мнение, что индивид является субъектом международного права, имеющим «специфический» характер. Существует взгляд, что международное право может регулировать отношения между частными лицами, но это почему-то не превращает их в субъектов международного права. Сформулирована концепция о том, что индивид может быть субъектом только трансграничных отношений, но это не препятствует прямому действию норм международного договора на индивидов. Эти взгляды противоречат тому, что международное право объективно регулирует только межгосударственные отношения.
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика