Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Н.Б. Пастухова:
ЕВРАЗИЙСКОЙ ИНТЕГРАЦИИ ПРИНАДЛЕЖИТ БУДУЩЕЕ!
Интервью с  Пастуховой Надеждой Борисовной, доктором юридических наук, профессором кафедры конституционного и муниципального права Московского государственного юридического университета им. О. Е. Кутафина (МГЮА), почетным работником высшего профессионального образования

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Лига арабских государств на перепутье времен
Научные статьи
28.05.15 15:22

Лига арабских государств на перепутье времен



Ананидзе Ф. Р.

Хуссеин Ахмед Кадхим

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО
Ананидзе Ф. Р., Хуссеин Ахмед Кадхим

4 (83) 2015
В статье анализируется процесс становления и развития Лиги арабских государств (ЛАГ) как одной из важных региональных международных организаций общей компетенции. Особое внимание в ней уделено практической деятельности ЛАГ по обеспечению межарабского сотрудничества по вопросам региональной безопасности.


7 октября 1944 г. во дворце Антониадис (Александрия, Еги­пет) представители пяти арабских государств, участвовавших в работе Подготовительного комитета, подписали Алексан­дрийский протокол. Первая подпись под этим документом принадлежала Наххас Паше, премьер-министру Королевства Египет. Александрийский протокол послужил основой под­писанного 22 марта 1945 г. Устава Лиги арабских государств (ЛАГ), старейшей международной региональной организации в мире, включающей на данный момент 22 арабские страны, со штаб-квартирой в Каире.

С тех пор много воды утекло. За прошедший период Лига арабских государств (далее — ЛАГ) претерпела целый ком­плекс изменений. Число ее членов неоднократно пополня­лось (как уже было отмечено, на сегодня в ее состав входит 22 члена). Совершенствовалась и структура Лиги, появлялись новые структурные подразделения Организации. В частности, был создан Объединенный совет обороны, межминистерский совет по экономическим вопросам, получивший название Со­циально-экономического совета ЛАГ. Появился и такой но­вый орган, как Межарабское совещание на высшем уровне, на регулярных и экстренных заседаниях которого присутству­ют главы арабских государств. Также межарабское сотрудничество потребовало созда­ния и иных структур, в том числе межминистерских специализированных коми­тетов и административного суда. На сегодняшний день в составе ЛАГ действует 19 специализированных межа­рабских организаций и уч­реждений.

Эволюция ЛАГ прохо­дила через разные истори­ческие периоды, каждому из которых были присущи свои специфические особенности. Условно весь период жизне­деятельности ЛАГ можно подразделить на следующие этапы:

1. Начальный период (1945-1952 гг.). Для этого периода были характерны важные преобразования как на общеми­ровом, так и на региональном уровне. Международная си­стема совершила переход от этапа баланса сил к биполярно­сти, порожденной результатами Второй мировой войны. Уже с момента своего создания ЛАГ испытала на себе воздействие новых условий. Две основные мировые державы, победившие в войне, — СССР и США — обратили взоры на ближневосточ­ный регион. Соединенные Штаты активно проводили в жизнь проект создания еврейского государства, что привело к перво­му арабо-еврейскому конфликту 1948 г., завершившемуся по­явлением Государства Израиль. В этот же период наметилось стремление Запада во главе с США, Великобританией и Фран­цией подчинить арабские страны своим стратегическим за­мыслам, связанным с противостоянием Советскому Союзу. За­пад пытался объединить Израиль с арабскими государствами в рамках региональной оборонительной системы, получившей название ближневосточного оборонного блока5. В то время именно ЛАГ явилась главной трибуной противостояния политическим планам США и Запада в целом. В Совет ЛАГ было внесено несколько проектов, нацеленных на противодействие такой политике и укрепление независимости арабских го­сударств. Что касается собственно межарабских отношений, то здесь наблюдались как приливы, так и отливы, но в целом арабский альянс сохранялся, приобрел определенную гибкость и стал достаточно сбалансированным. Словом, это был период формирования и укрепления ЛАГ.

2. Второй период (1952-1970 гг.). Данный период был од­ним из наиболее активных по изысканию возможностей для решения проблемных вопросов межарабского сотрудничества и координации в целом. Именно в этот период ЛАГ сыграла существенную роль в поддержании межарабской системы, со­действовала выводу отдельных государств из таких одиозных объединений, как Багдадский пакт 1955 г. В этот же период главным рупором общеарабской национальной идеи стал Еги­пет эпохи президентства Гамаля Абдель Насера (1952-1970 гг.). Именно Египет, особенно после достигнутого им успеха в от­ражении Тройственной агрессии 1956 г., стал основным элемен­том общеарабской системы, а следовательно, и ЛАГ.


 

На этом же этапе возникло противоречие между устремле­ниями Запада и общеарабским национальном проектом. Это не замедлило отразиться на межарабской системе, которая стала базироваться на противостоянии между консервативны­ми силами и теми, кто выступал за изменение существующего положения. Лиге арабских государств удавалось так или ина­че играть роль посредника между этими двумя тенденция­ми. Более того, на первом межарабском саммите 1964 г. Лига предприняла попытку сблизить позиции обеих сторон. Тем не менее, в рамках ЛАГ продолжали существовать два течения: националистическое во главе с Египтом, Сирией, Ираком и Ал­жиром и консервативное, представленное, главным образом, Саудовской Аравией, Иорданией и Ливаном. Достигнув апогея своего влияния, националистическое крыло выходило за рам­ки ЛАГ как инструмента общеарабского действия, видя в ней сдерживающее начало, и прибегало для достижения своих целей к революционным методам. Между тем представители консервативного крыла усматривали в Лиге удобный формат для противодействия националистическому течению, средство максимально ограничить активность последнего.

Несмотря на все сложности, Лига арабских государств суме­ла пройти через этот этап, сохранив свою самостоятельность. Благодаря этому ей удавалось осуществлять роль посредника, поддерживать связь между участниками, отстаивать основную инфраструктуру межарабского взаимодействия.

3. Период распада (1970-1991 гг.). Хотя в начале этого пе­риода удалось добиться определенной солидарности арабов посредством общеарабского согласия на использование нефти как оружия в противостоянии Израилю в Октябрьской войне 1973 г., этот начальный этап продлился недолго. После под­писания Кэмп-Дэвидских соглашений 1978 г. между Египтом и Израилем в ЛАГ обозначился явный раскол. Возникли два типа межарабских политических взаимоотношений. Первый из них предполагал объединение, союз, приведший к изгна­нию Египта из Лиги. Результатом данного шага стало усиление раскола в рамках ЛАГ: Египет стал во главе оси, включившей Судан, Сомали и Оман, а противостоял этой оси так назы­ваемый Фронт стойкости и противодействия, образованный Сирией, Алжиром, Ливией, НДРЙ и ООП.

Вторым типом взаимодействия стали попытки таких стран, как Саудовская Аравия, Ирак и Сирия, играть ведущую роль в выработке общей стратегии Лиги в 70-е годы. Заключение договора с Израилем фактически вывело Египет за рамки ме­жарабской региональной системы; в результате ведущее место в этой системе оказалось вакантным, и на него стали претен­довать Сирия и Ирак. Такие претензии на лидерство в ЛАГ негативно сказались на межарабских отношениях. Ираку уда­лось было возглавить общеарабскую систему в рамках Лиги, что отчетливо проявилось на саммите, состоявшемся в 1979 г. в Багдаде. Однако вскоре, увязнув в войне против Ирана, на­чавшейся в 1979 г., Ираку пришлось отказаться от этой лиди­рующей роли.

С окончанием ирано-иракской войны в августе 1988 г. возоб­ладала политика межарабских союзов и блоков, наметившаяся еще до ее завершения. В 1981 г. государства Залива договори­лись о создании объединения, получившего название Совет со­трудничества арабских государств Персидского залива и вклю­чившего в свой состав Саудовскую Аравию, Кувейт, Катар, ОАЭ, Оман и Бахрейн. Еще раньше, в 1979 г., Марокко, Ливия, Алжир, Тунис и Мавритания сформировали Союз арабского Магриба. В феврале 1989 г. был создан Совет арабского сотруд­ничества, объединивший Египет, Ирак, Иорданию и ЙАР. Воз­никновение этих объединений стало свидетельством того, что ЛАГ оказалась не в состоянии выполнять возложенные на нее функции и осуществлять поставленные ею цели.

В ходе кризиса, вызванного вторжением Ирака в Кувейт и второй войной в Заливе (1990-1991 гг.), внутри Лиги воз­ник серьезный раскол, следствием которого стало снижение активности ЛАГ на долгие последующие годы. Из-за слабо­сти, проявленной Лигой в период кризиса, произошла его интернационализация: по решению Совета Безопасности ООН в регион были введены войска международной коалиции. Роль Лиги в ходе кризиса была ослаблена и давлением со стороны внешних сил. Генеральный секретарь ЛАГ Шадли Клиби подал в отставку, что еще больше способствовало тому, что главная роль в урегулировании кризиса перешла к международной коалиции. Разрушительные последствия той войны затронули не только Ирак, но и весь регион в целом.

4. Четвертый период (с 1991 года по настоящее время). Этот период очень тесно связан с предыдущим. Слабость ЛАГ про­должала нарастать из-за выхода Ирака из межарабской реги­ональной системы вследствие международных санкций. Стало очевидным, что этот выход способствует расколу, особенно вследствие трансформаций, произошедших на ближневосточ­ной политической арене, превращения США в гегемона миро­вой политики и стремления этой единственной сверхдержавы навязать свои подходы арабам, в том числе в том, что касается арабо-израильского противостояния. В условиях отсутствия единого общеарабского проекта арабам оставалось лишь под­чиниться американским подходам. Это стало еще одним ре­зультатом ослабления роли ЛАГ, оказавшейся не в состоянии отстаивать права арабов в ходе этого противостояния.

После совершения вопиющего террористического акта в Нью-Йорке 11 сентября 2001 г. США развернули широко­масштабную войну против так называемого «международного терроризма». Одним из этапов этой войны стало вторжение в Ирак в 2003 г. Совершенно очевидно, что оккупация Ирака была сильным потрясением для всего арабского мира, одна­ко ЛАГ хранила молчание. Из-за отсутствия ясного подхода, какого-либо четкого проекта, который необходимо было вы­работать в обстоятельствах фактической утраты суверените­та Ираком, Лига в значительной степени лишилась доверия в арабском сообществе. Единственной ее функцией стало осуждение политики США и Запада в отношении Ирака и арабского мира, никаких практических шагов со стороны Лиги не предпринималось. Арабские государства и прави­тельства не смогли использовать существование межарабской региональной организации для обеспечения интересов арабов даже хотя бы в минимальной степени.

Следствием пассивной роли ЛАГ на всем протяжении ее существования, ее неспособности обеспечить надлежащие кол­лективные подходы к общеарабским, региональным и между­народным проблемам стало желание многих арабских мысли­телей и реформаторов преобразовать Лигу, внеся те или иные изменения в ее устав.

Неспособность ЛАГ должным образом реализовывать свои функции обусловлена целым рядом факторов. Основная про­блема заключена в главном документе Лиге — ее Пакте (уставе), который был разработан в условиях, далеко не соответствую­щих тем задачам, которые встают перед общеарабской регио­нальной системой на современном этапе.

Еще одним фактором слабости является различный под­ход к функциональной роли ЛАГ со стороны арабских наро­дов и официальных властей арабских государств. Так, народы смотрят на Лигу как на инструмент единства и хотят видеть ее именно в таком качестве, между тем как арабские государства воспринимают ЛАГ с позиций своих узких (страновых) инте­ресов, игнорируя интересы общенациональные. В результате Лига утрачивает эффективность, а следовательно, оказывается несостоятельной при решении тех или иных общеарабских насущных проблем.

Наконец, еще одним фактором является кризис, вызванный разнонаправленностью устремлений отдельных арабских госу­дарств. В первую очередь данный кризис обусловлен игнориро­ванием общих интересов арабского мира со стороны отдельных правящих кланов в арабских государствах и преобладанием узких, односторонних интересов каждой отдельной страны.

Лига арабских государств как региональное и общенацио­нальное объединение нуждается в значительном усовершен­ствовании, которое должно затронуть ее структуру, инструмен­тарий, устав и методику работы. Данная цель является сколь труднодостижимой, столь и насущной, и необходимость ее осу­ществления остро ощущается практически во всем арабском мире. По этому поводу были проведено не одно мероприятие, как официального, так и неофициального характера, на кото­рых были сформулированы следующие основные задачи:

1. Пересмотр Пакта ЛАГ и внесение в него серьезных из­менений, что так необходимо для усовершенствования и эф­фективности работы Организации. При этом важное место здесь уделяется отказу от принципа консенсуса при принятии решений, особенно при применении ст. 6 Пакта ЛАГ, а также придания формы обязательности всем решениям Организации для ее членов;

2. Учреждение новых структурных подразделений (органов, в том числе неуставных), способных сделать деятельность ЛАГ более действенной и эффективной. Среди таких органов специ­алисты называют, например, общеарабский суд, а также орган, занимающийся вопросами предотвращения межарабских кон­фликтов и мирного их урегулирования;

3. Усовершенствование управленческого аппарата и струк­турная реорганизация Лиги арабских государств;

4. Всестороннее поощрение и развитие сотрудничества и со­вместных действий арабских стран;

5. Для достижения весомого прогресса развития арабского мира в целом обращение особого внимания на социально­экономическое развитие арабских государств, что в обозримом будущем станет необходимым залогом снятия напряженности в межарабских взаимоотношениях и постепенного сокращения конфликтного потенциала между арабскими государствами;

6. Также необходимо активизировать роль ЛАГ в разреше­нии межарабских конфликтов, изыскать действенные инклю­зивные арабские механизмы мирного урегулирования споров между арабскими государствами в соответствии с Уставом ООН 1945 г.

Несмотря на то, что такие реформаторские устремления пока не выходят за рамки теоретических дискуссий, ощущается отчетливое желание в сознании арабских специалистов, ин­теллигенции, у большой части населения арабских государств добиться изменения роли и места ЛАГ в решении проблем региона, включая структурную реорганизацию Организации исходя из этого со всеми вытекающими обстоятельствами. Та­кие воззрения арабов в целом четко отражены в разного рода межарабских проектах, сформулированных на протяжении последних нескольких десятилетий. Сегодня, в эпоху глобали­зации и новых вызовов, интернационализации международной жизни и многополярного мира многие международно-право­вые структуры, как универсального, так и регионального толка, включая ЛАГ, на самом деле нуждаются в политической транс­формации и структурном преобразовании.





Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика