Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Реформы в государственной структуре управления Северного Кавказа на рубеже ХХ–XXI веков
Научные статьи
02.06.15 13:41
вернуться

Реформы в государственной структуре управления Северного Кавказа на рубеже ХХ–XXI веков


Гаджиева Х. И.

Керимханова А. Б.
 
ТЕОРИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
Гаджиева Х. И. Керимханова А. Б.
4 (83) 2015
В статье рассматриваются реформы в государственной структуре управления Северного Кавказа на рубеже веков, проводимые в постперестроечный период. В статье подчеркиваются общие черты и особенности формирования новых республиканских государственных структур.


Северный Кавказ — это один из самых многонациональных и многоконфессиональных регионов России, регион контакта многих этносов и культур. Здесь проживают представители более ста народов, принадлежащих к различным языковым группам и исповедующих все мировые религии. Северный Кавказ является одним из наиболее густонаселенных регио­нов страны (50 человек на кв. км.), здесь население в послед­нее десятилетие не уменьшилось, а возросло. Регион имеет для России не только геополитическое и геостратегическое, но и важнейшее экономическое значение. Округ занимает одно из ведущих мест в РФ по культурно-образовательному и на­учному потенциалу.

В то же время Северный Кавказ — самый сложный регион РФ с точки зрения социально-экономического развития, осу­ществления государственного управления, а также обеспечения национальной безопасности.

Многочисленные нестабильные состояния в национальных республиках Северного Кавказа, связанные с ростом нацио­нального и религиозного экстремизма, создавали угрозу для региональных институтов власти. А приход к власти в нацио­нальных республиках новых лидеров мог привести к пересмо­тру двусторонних соглашений. Поэтому федеральной власти жизненно необходимо было установить новые институцио­нальные ограничения, ставящие заслон сепаратизму и децен­трализации власти.

    В этих целях в июне 1999 г. был принят Закон «О принци­пах и порядке предметов ведения и полномочий между орга­нами государственной власти Российской Федерации и органа­ми государственной власти субъектов Российской Федерации», что стало созданием нового института полномочных предста­вителей Президента в федеральном округе. Указом Президента № 849 от 13 мая 2000 г. «О полномочных представителях Пре­зидента РФ в федеральном округе» была установлена система федеральных округов в количестве семи: Центрального, Севе­ро-Западного, Северо-Кавказского, Приволжского, Уральского, Сибирского и Дальневосточного. Представители Президента наделялись полномочиями по контролю над исполнением федеральных законов и координации деятельности федераль­ных и региональных органов исполнительной власти. Введение федеральных округов способствовало укреплению вертикали власти в России. Вместе с тем наличие полномочных пред­ставителей Президента РФ в округах значительно сократило возможности местной элиты напрямую решать пробле­мы регионов в федеральном центре. Из-под контроля региональной власти посте­пенно выходила их главная опора — управление вну­тренних дел. Бывшие началь­ники региональных силовых ведомств, подчиняясь теперь полпредам, а не губернато­рам, лишили местную элиту серьезной поддержки.


 

    Следующим шагом стала перестройка верхней палаты Федерального Собрания — Совета Федерации. С 1995 г. в него по должности входили главы исполнительной и законодатель­ной власти российских регионов. Но так как региональные выборы вновь и вновь подтверждали популярность одних и тех же людей и способствовали укреплению позиций реги­ональных лидеров, они могли стать серьезным противовесом центральной исполнительной власти. В сочетании с той мерой политической свободы, которую они приобретали, заключая с центральными органами власти соглашения о распределении компетенции, возникала серьезная опасность децентрализации государственной системы.

   Поэтому новая администрация Президента В. В. Путина внесла предложение, чтобы члены Совета Федерации назна­чались региональной исполнительной и законодательной вла­стью. Кандидатура представителя исполнительного органа назначалась указом главы исполнительной власти, затем этот указ утверждался региональным парламентом. Кандидату­ра от законодательного собрания региона или республики вносилась спикером и утверждалась простым большинством. При этом сенаторы должны были работать на постоянной профессиональной основе, что исключало возможность быть избранным в верхнюю палату законодательного органа РФ для членов Государственной Думы, региональных парламентов, выборных государственных или муниципальных чиновников. Тогда Председатель Совета Федерации Е. Строев выразил свои опасения по поводу того, что эта реформа всего лишь первый этап «сноса» верхней палаты; в результате чего парламент как федеральный представительный орган, защищающий интере­сы регионов, будет ослаблен.

В своем Послании Федеральному Собранию РФ от 8 июля 2000 г. Президент В. В. Путин разъяснил суть предпринимае­мых мер по укреплению федерализма: «Нужно признать — в России федеративные отношения не достроены и неразвиты. Региональная самостоятельность часто трактуется как санкция на дезинтеграцию государства... надо признать: у нас еще нет полноценного федеративного государства. у нас создано де­централизованное государство. Одним из первых наших ша­гов по укреплению федерализма стало создание федеральных округов и назначение в них представителей Президента Рос­сии. Второй наш шаг определяет возможность федерального вмешательства в ситуации, когда органами власти на местах попираются Конституция России и федеральные законы.

Наш следующий шаг — реформа Совета Федерации. И это тоже движение в направлении развития демократии, профес­сиональных начал парламентской деятельности».

В целях примирения с региональными властями, которые были исключены из законотворческого процесса, им было предоставлено право отрешать от должности глав местного самоуправления за исключением глав столиц и администра­тивных центров республик. А в начале сентября 2000 г. для них был создан новый совещательный орган — Государственный Совет. Так как членство в Госсовете вновь позволяло руково­дителям республик лично встречаться с президентом страны, хотя и в формате совещаний, они не возражали против ре­структуризации Совета Федерации.

    Изменения в федеральном законодательстве затронули и порядок формирования органов власти национальных респу­блик, который ранее определялся республиканскими консти­туциями и законами. Еще 6 октября 1999 г. Президент Б. Ель­цин подписал Федеральный закон «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и испол­нительных органов власти субъектов РФ», где устанавливались единые для всех субъектов принципы формирования органов государственной власти. Дальнейшие изменения и дополне­ния, вносимые в данный закон уже при новом Президенте РФ, шли по пути сужения полномочий региональных властей и расширения компетенции федерального центра.

Так, 29 июля 2000 г. был принят Федеральный закон № 106, нормы которого позволили Президенту Российской Федера­ции отрешать президентов республик в составе РФ от долж­ности, а также распускать региональные парламенты в случае нарушение Конституции РФ и федеральных законов. А 8 фев­раля 2001 г. был принят еще один Федеральный закон, внесший дополнения в порядок организации исполнительных органов власти субъектов Федерации, позволив президентам респу­блик в составе РФ избираться на третий, а затем и четвертый сроки...

Одновременно с укреплением вертикали власти менялись взгляды представителей политической элиты Северного Кав­каза, как на политико-правовой статус национальных респу­блик, так и на распределение полномочий с федеральным центром.




Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика