Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

В кризисе юридической науки во многом виноваты сами учёные
Интервью с доктором юридических наук, профессором, заслуженным юристом Российской Федерации Николаем Александровичем Власенко

Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


К вопросу о запрете симонии и нарушении правил целибата в средневековом каноническом праве Западной Европы
Научные статьи
03.06.15 10:50

К вопросу о запрете симонии и нарушении правил целибата в средневековом каноническом праве Западной Европы

 
ИСТОРИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
Кондратьева А. Н.
4 (83) 2015
С падением Римской империи западная церковь вышла из круга, в котором императорская воля была законом, она приобрела внутригосударственное положение, как единый духовный организм, не замыкающийся границами отдельного государства. По мере эволюции религиозных и правовых воззрений видоизменялось и представления о противоправности поступков. В частности, сильнейшей критике подверглись такие явление церковной жизни как симония и нарушение правил целибата, которые способствовали моральному разложению духовенства. Добиться определенных результатов в борьбе с данными явлениями удалось лишь в эпоху классического Средневековья, когда с появлением “Декрета” Грациана в XII столетии произошло официальное признание симонии как преступления, а не как греховного поступка.

Рассуждая о коррупционных проявлениях в условиях ны­нешней правовой реальности, можно искать ее корни в истори­ческих обычаях дарить подарки, дабы добиться расположения. Коррупция всегда воспринималось как негативное явление в истории того или иного государства, так как ее наличие сви­детельствовало о серьезных недостатках в системе государствен­ного управления и моральном разложении государственных служащих, а в отдельных случаях и первых лиц государств и даже церкви. Так, господствовавшая в средневековой Евро­пе католическая церковь была сосредоточением коррупции: практика торговли индульгенциями, покупки и продажи цер­ковных санов и духовных таинств не только противоречили основам христианского вероучения, но и являлись коррупцией в современном понимании.

«Разложение» внутри католической церкви стало одним из центральных аспектов «движения обновления» в XI сто­летии, которое постепенно распространилось во всем запад­ноевропейском христианском мире и сегодня более известно как Грегорианская реформа. Целью преобразований являлось устранение неудовлетворительного состояния церковных буд­ней и традиций, которые все чаще начинали противоречить правилам Нового завета. Ядром реформы стало разрешение проблемы неуважительного отношения к правилам целиба­та, которая среди реформаторов все чаще стала обозначаться как Nikolaitismus, а также практикуемая торговля духовны­ми учреждениями, должностями, товарами и таинствами —Simonie. Проблемы целибата и симонии напрямую взаимос­вязаны, так как пренебрежение правилами о безбрачии для всех степеней клира и непринятие действенных мер по борьбе с моральным упадком духовенства способствовали активному распространению торговли должностями и духовными таин­ствами, расцвету коррупции и разложению церкви. В связи с этим, принятие мер по борьбе с названными явлениями на­чало происходить ещё задолго до грегорианцев.

Так, уже с V в. принимались решения региональных сино­дов и папские послания отдельным епископам, так называе­мым Dekretalen, которые обязывали соблюдать целибат. При­нятое решение базировалось на тексте Библии и призывало весь церковный мир обратиться к Евангелию от Матфея (глава 19, стихи 3-12), а также к письму Павла коринфянам, в котором говорится, что «... тот, кто вступает в брак, не грешит, но тот, кто не вступает в брак, «поступает лучше». Постепенно проис­ходит и законодательное оформление требования о безбрачии клириков в правилах Турского (461 г.), Толедских (653, 659 гг.) и др. Соборов.

Симония была запрещена ещё правилами Вселенских Со­боров, однако из-за ряда особенностей общественных отно­шений и патримониального характера светской власти в За­падной Европе по-прежнему активно использовалась. Одним из первых, кто предпринял радикальные меры по борьбе с ку­плей-продажей церковных санов и таинств стал Папа Грегор I Великий, который рассматривал все проявления симонии как ересь и провел ряд преобразований, направленных на сжатие иусловий, способствующих ее реализации. Для того, чтобы из­ничтожить корни симонии он внес запрет на инвеституру через дилетантов, которые были главной причиной губительного бес­чинства симонии. Принимая во внимание особую значимость проблемы, Грегор I выделил три формы симонии, а не одну как это было ранее. Он видел грех не только в том случае, когда была совершена купля-продажа церковного сана за деньги, но и тогда, когда взамен на должность были предоставлены лю­безности и услуги, а также при так называемом munus и lingua (лесть и ходатайство)7. Сверх того, он считал, что при всех трех случаях, каждый, кто был причастен к греховному поступку должен был считаться еретиком. Таким образом, среди новых составов, получивших распространение в раннесредневековых государствах Западной Европы пост-языческого периода, осо­бое место начинает занимать ересь.


 

С точки зрения права важно то, что симония после пре­образований Грегора Великого стала пониматься не просто как грех, но и как догматическое отрицание божественной природы. Поэтому купленное или проданное священство ста­ло восприниматься не только как непозволительное, но и как недействительное. В связи с этим встал богословский вопрос о действенности таинств, совершаемых священнослужителя­ми, виновными в симонии. Однако разрешен был этот вопрос лишь в период высокого Средневековья.

Безуспешность решений, принимаемых в эпоху раннего Средневековья отчасти, была обусловлена тем, что в сельской области разрабатываются так называемые «собственные церк­ви», которые уменьшали влияние епископов и разрушали церковную организацию. Все чаще господа своих «собствен­ных церквей» считали, что они вправе определять, кто будет занимать церковные должности, даже несмотря на наличие официальных запретов, что создало благоприятные условия для проникновения симонической традиции, в соответствие с которой «достижение духовной чести часто связывалось с предоставлением вознаграждения». Также, эта традиция была популярна и на имперском уровне, когда король сам мог назначать епископов и требовать за это вознаграждение.

То, что касается брака священника, то инструкция целибата в сельской местности была предана забвению. Многие сельские священники жили совместно с женщинами, как в конкубина­те, так и в браке. Считается, что упадок идеи целибата в этой части духовенства обоснован низким социальным статусом сельского священника, и вместе с тем недостаточным теологи­ческим и духовным образованием. Объективно, без названных составляющих не могло появиться адекватное понимание идеи безбрачия священников. Кроме того, безнаказанность наруше­ния целибата, а также бедность сельского духовенства, в X в. приводят к тому, что священники вступали в брак, хотя бы для того, чтобы их дети могли претендовать на наследство. В неко­торых регионах очень часто развивались целые династии свя­щенников, что подпитывало и разрастающуюся повсеместно традицию симонии. Хотя эти традиции находились в противо­речии с Новым заветом. Тем не менее, всегда неоднозначные решения против должностной махинации и священнического брака позволяют предположить, что их сложно было реализо­вать в раннесредневековом обществе.

С развитием религиозной и правовой мысли в условиях активизации деятельности университетов ситуация начинает меняться. Начиная с 1012 г. епископское собрание начинает вплотную заниматься проблемой целибата и симонии. В по­следние десятилетия XI в., несмотря на сопротивление, целибат последовательно стал утверждаться на католическом Западе. Окончательно, как обязательная норма для католического духо­венства, целибат был провозглашен на I Латеранском Соборе, 3-е правило которого воспретило всякое совместное прожи­вание клирика с женщиной, если она не является его близкой родственницей.

Важной вехой в истории развития норм канонического права о запрете купли-продажи церковных должностей и та­инств является XII в., когда Магистр теологии в Болонском университете монах Иоанн Грациан создал обширный труд, со­ставив каноническую компиляцию «Concordantia discordantum canonum», впоследствии названную кратко «Декретом». Имен­но в этом документе впервые официально было проведено разделение закона на божественный и человеческий, что ста­ло решающим при понимании ряда важнейших институтов, в частности, таких как «преступление», «грех» и «наказание». В частности, именно с этого момента, о симонии, на наш взгляд, можно говорить уже не как о греховном поступке, а как о преступлении.

Нам известно, что Грациан в Causa I второй части своего «Декрета» рассматривал вопрос о купли-продаже церковных санов и таинств, осуждая эти явления. В Квестио II Грациан ставит вопрос о том: «Разрешить ли доступ в Собор (к церков­ной должности) через оплату деньгами (покупку)»? и «Испол­нять ли за этим идущее обещание?». Ответ на этот вопрос он дает в своем письме к Папе Бонифацию, которое было подпи­сано всеми монахами церкви. Папа в своем письме предупреж­дает, что «служба Святом духу — это дар, и он не продается. На службу Богу нельзя поступать при помощи подарков, мож­но только заслужить это. Кто принимает подарок, тот продает дары Бога, а тот, кто продает подарок, является «ненадлежа­щим продавцом»». Ответ Папы был составлен в качестве угро­жающего требования, однако при этом правовые последствия не излагались. Устанавливалось лишь то, что нет необходимо­сти определять роль для продавца и покупателя даров, так как все их действия влекут ничтожность произошедшего.

  Подходящие кандидаты для исполнения духовных функ­ций, по мнению Грациана, должны допускаться без каких- либо договоров и соглашений, но при принятии на службу допускается делать Римской церкви подарки в качестве до­полнительной поддержки (помощи). Дальнейшая дискуссия по этому вопросу дает возможность Грациану сформулиро­вать запрет на вступление в должность с помощью денежных вливаний. Вывод Грациана звучит так: требование денег для получения церковной должности, так же как и дача подобных денег являются преступлением. Грациан приравнивает покупателя и продавца в данном противоправном деянии и все это находит отражение в Квестио II. В последующем, отмечают исследователи, именно рассуждения Грациана позволили офи­циально признать симонию преступлением. Однако, несмо­тря на вполне обоснованные формулировки в «Декрете» и его официальное признание в качестве важнейшего источника правового регулирования, симония продолжала существовать как в эпоху позднего Средневековья, так и в эпоху Нового и Но­вейшего времени.

С развитием религиозной и правовой мысли, проблема целибата нашла разрешение в эпоху классического Средневе­ковья. Наличие же симонии и по сей день остается актуальной проблемой для Римской католической церкви, в связи с чем, современные исследователи все чаще призывают использовать исторический опыт борьбы с моральным разложением церкви и рассуждения средневековых канонистов. При этом обращают внимание на вывод Грациана: требование денег для получения церковной должности, так же как и дача подобных денег яв­ляются преступлением. Эта позиция Грациана позволяет нам сделать вывод о том, что симония, после провозглашения «Де­крета» в качестве основного источника канонического права, может восприниматься уже не как греховный поступок, а как преступление, что подтверждается и многими современными специалистами в области средневековой истории и права.




Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика