Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Н.Б. Пастухова:
ЕВРАЗИЙСКОЙ ИНТЕГРАЦИИ ПРИНАДЛЕЖИТ БУДУЩЕЕ!
Интервью с  Пастуховой Надеждой Борисовной, доктором юридических наук, профессором кафедры конституционного и муниципального права Московского государственного юридического университета им. О. Е. Кутафина (МГЮА), почетным работником высшего профессионального образования

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Защита семейных прав ребенка: благо и наказание
Научные статьи
10.06.15 11:01

вернуться


Защита семейных прав ребенка: благо и наказание



Кожина Ю. А.

Фроловская Ю. И.
 
ЮВЕНАЛЬНОЕ ПРАВО
Кожина Ю. А., Фроловская Ю. И.
4 (83) 2015
В статье исследуются проблемы реализации ребенком права на защиту. С достижением определенного возраста у ребенка появляется ряд правомочий, в том числе права на защиту, которые он может реализовывать самостоятельно. До достижения установленного законом возраста защита прав и законных интересов ребенка осуществляется определенным кругом уполномоченных лиц, среди которых особое место занимают законные представители ребенка, органы опеки и попечительства, прокурор, Уполномоченный по правам ребенка.
Зачастую можно наблюдать ситуации, при которых лица, призванные законом представлять и защищать права детей, сами ими злоупотребляют. В статье анализируются причины подобного ненадлежащего поведения, среди которых выделяется отсутствие в российском семейном законодательстве единого критерия дозволенности, что неизбежно приводит к неоднозначному пониманию пределов осуществления своих прав, в том числе в сфере реализации права на защиту. В работе исследуются правонарушения, встречающихся в этой сфере, и предлагаются способы их предотвращения.

 

В последнее время российским государством беспреце­дентное внимание уделяется современным проблемам и при­оритетным задачам семейного воспитания и социализации подрастающего поколения. Как заметил в своем докладе Упол­номоченный по правам ребенка в РФ, патерналистская полити­ка в отношении семей сменилась на политику сотрудничества и субсидиарной ответственности государства за осуществление воспитания детей.

Статья 38 Конституции РФ закрепляет принцип государ­ственной защиты материнства, детства, семьи. Положения ст. 19 Конвенции ООН о правах ребенка требуют принимать все необходимые меры для защиты детей от любых форм физического или психологического насилия, оскорбления или злоупотребления, отсутствия заботы или эксплуатации, включая сексуальное злоупотребление, со стороны родителей, законных опекунов или любого другого лица, заботящегося о ребенке. Данные положения нашли свое отражение в ст. 56 Семейного кодекса Российской Федерации (далее — СК РФ), которая гарантирует защиту прав и законных интересов ребенка.

Юридическая консультация - это одна из самых востребованных и нужных правовых услуг.

Ребенок в силу возраста и связанных с этим особенностей психического, физического и интеллектуального развития не может в большинстве случаев самостоятельно обращаться за защитой своих прав. В связи с чем реализация права на за­щиту как одного из правомочий субъективного права осущест­вляется им через законных представителей, а в случаях, пред­усмотренных законом, — органами опеки и попечительства, прокурором и судом.

Семейное законодательство обязывает любого гражданина (в том числе должностных лиц) сообщать органам опеки и по­печительства о жестоком обращении с детьми, о детской без­надзорности, об иных случаях, когда жизни или здоровью ре­бенка угрожает опасность, нарушаются его права и интересы. Однако при этом следует обратить внимание на тот факт, что п. 3 ст. 56 СК РФ хотя и предусматривает обязанность граждан сообщать в органы опеки подобную информацию о ребенке, тем не менее не устанавливает ответственность за ее невыполне­ние. На наш взгляд, п. 3 ст. 56 СК РФ должен содержать в себе не только обязанность граждан (к которым относятся соседи, учителя, воспитатели, родственники) сообщать информацию об угрозе жизни или здоровью ребенка, но и ответственность за ее неисполнение. Самый опасный человек — это равнодуш­ный человек. Когда речь идет о таком бесправном субъекте семейных правоотношений, как ребенок, который в силу сво­ей, в первую очередь, физической беспомощности не может оказать сопротивление взрослому родителю, то следует при­лагать максимум усилий для оказания ему не только физи­ческой, но и психологической, материальной и других видов поддержки извне. Дети, пережившие насилие, не перестают развиваться, но во многих случаях их дальнейшее развитие носит нездоровый с психологической точки зрения характер. В Федеральном медицинском исследовательском центре психи­атрии и наркологии им. Сербского на конференции по детской психиатрии прозвучал доклад ряда ученых о проблемах на­силия в семье. Согласно проведенному опросу были получены следующие данные о формах жестокого обращения с детьми: эмоциональное пренебрежение 57,9%, физическое пренебре­жение 53,3%, эмоциональное насилие 37,9%, физическое наси­лие 14%, сексуальное насилие 5,7%. По мнению М. В. Потлачук, негативные последствия перенесенного в детстве насилия мо­гут быть самыми различными: низкая самооценка; повышен­ная тревожность; частые депрессивные состояния; агрессия и аутоагрессия; неспособность к доверительным отношениям с другими людьми, одиночество; мысли о самоубийстве; оза­боченность сексуальностью, чувство вины, пессимизм, и т.д. Любовь — это то, о чем многие из них одержимо мечтают, но раз за разом терпят неудачу в таких отношениях.

Статья 125 Уголовного кодекса РФ предусматривает от­ветственность за заведомое оставление без помощи лица, на­ходящегося в опасном для жизни или здоровья состоянии и лишенного возможности принять меры к самосохранению по малолетству, в случаях, если виновный имел возможность оказать помощь этому лицу и был обязан иметь о нем забо­ту. Действие данной статьи распространяется на те случаи, когда на виновнике лежит обязанность заботиться о ребенке. Считаем, что замена союза «и» на «или» способно коренным образом изменить существующий подход к подобной про­блеме и может стать законным основанием для привлечения «равнодушного» лица к ответственности.

Когда взращенный в неблагополучных условиях ребенок достигает определенного возраста и у него появляется реальная возможность обратиться в компетентные органы за защитой своих прав, он уже социально деформирован и разочарован, поскольку тогда, когда он был беспомощен в младшем возрас­те и особенно нуждался в защите, он осознал безвыходность ситуации, в которой оказался, в том числе из-за отсутствия по­мощи со стороны иных (помимо родителей) взрослых. И здесь можно спрогнозировать две ситуации: либо он будет жить в созданной им отдельной семье по тем же правилам, по кото­рым воспитывали его (и тогда все повторится по предыдущему сценарию), либо этот этап жизни останется для него негатив­ным, что станет стимулом для существенного изменения его отношения к жизни, но психологическая травма останется до конца его дней.

Если мы хотим воспитать здоровое поколение, необходи­мо вести надлежащую работу уже сейчас. Домашнее насилие должно выйти из категории частного права и должно рассма­триваться как социально опасное явление, представляющее угрозу для государства, процветание которого зависит в пер­вую очередь от граждан, от общества, которое формируется в отдельно взятой семье. Поэтому государство должно вести активную семейную политику в области воспитания детей как неотъемлемого условия развития, процветания, национальной безопасности и целостности России, обеспечения духовно­нравственного здоровья и национально-культурной идентич­ности российского общества. Для того чтобы оказывать реаль­ную поддержку ребенку, оказавшемуся в тяжелой жизненной ситуации, необходимо чтобы ребенок знал, куда он может обратиться за помощью, например, в случае домашнего наси­лия. Для этого целесообразно создавать в каждом населенном пункте, в каждом районе города приюты, центры оказания по­мощи лицам, попавшим в экстремальную ситуацию; необхо­димо проводить максимально публично социальную рекламу, акции в поддержку семьи.


 

Зачастую ребенок элементарно не осознает неправильность своего бытия. Прожив в семье, где отец постоянно избивает мать, дает подзатыльники детям и бьет ремнем за неудовлет­ворительные оценки, и при этом еще зачастую злоупотребляет алкоголем, ребенок начинает верить, что подобная среда явля­ется естественной, нормальной, что все семьи живут именно так. Действительно, свод семейных правил в каждой семье разный, но все же есть общие принципы, на которых должны строиться семейные правоотношения. В связи с чем ребенку уже с младшего дошкольного возраста необходимо прививать навыки правильной, общепринятой модели поведения, в том числе в семье, развивать в нем систему общечеловеческих цен­ностей, правильных жизненных ориентиров. Для этого необ­ходимо вести активную агитационно-пропагандистскую и про­светительскую работу в дошкольных и общеобразовательных учреждениях, проводить семинары с участием религиозных организаций, педагогов-психологов, родителей.

Особое место в защите прав несовершеннолетних членов се­мьи занимает сравнительно новый для Российской Федерации институт Уполномоченного по правам ребенка. В заключитель­ных замечаниях Комитета ООН по правам ребенка указано, что деятельность Уполномоченного по правам ребенка должна быть сосредоточена исключительно на защите прав и закон­ных интересов детей. Обращения могут быть поданы любым лицом, в том числе не достигшим возраста восемнадцати лет, без их предварительного судебного или административно­го обжалования. При выявленных нарушениях прав ребенка Уполномоченный вправе обратиться в суд, компетентные ор­ганы с просьбой о возбуждении дисциплинарного или адми­нистративного производства в отношении должностных лиц, в действиях которых усматриваются нарушения прав ребенка. В своей деятельности Уполномоченный и его представители тесно сотрудничают со всеми структурами и органами госу­дарственной власти, в чью компетенцию входит обеспечение прав детей.

Особую роль в области защиты прав детей играют органы опеки и попечительства. Семейный кодекс прямо устанавли­вает, что защита прав и интересов детей в случаях отсутствия родительского попечения возлагается на органы опеки и попе­чительства (п. 1 ст. 121 СК РФ). К таким случаям законодатель относит смерть родителей, лишение их родительских прав, ограничение их в родительских правах, признание родителей недееспособными, болезнь родителей, длительное отсутствие родителей, уклонение родителей от воспитания детей или от защиты их прав, отказ родителей взять своих детей из вос­питательных и лечебных учреждений, учреждений социальной защиты населения и других аналогичных учреждений и т.д. При этом деятельность данных органов в плане защиты семей­ных прав очень разнообразна.

Что делать, когда законные представители сами нарушают права своих детей? В этом случае ребенок остается беззащит­ным от посягательств самых близких. Статья 65 СК РФ пред­усматривает запрет родителям причинять вред физическому и психическому здоровью детей, их нравственному развитию. Пункт 2 ст. 56 СК РФ обеспечивает право ребенка на защиту от злоупотреблений со стороны родителей. Он предоставляет возможность детям практически любого возраста самостоя­тельно обращаться в органы опеки и попечительства, а достиг­шим 14 лет — в суд. Но как, предоставив право на обращение с иском в суд, установить разумный предел незлоупотребления этим правом?

Вопрос о злоупотреблении правами является в последнее время актуальным как никогда. Злоупотребление правом явля­ется специфической формой нарушения семейных прав. Фун­даментальным исследователем в этой области по-прежнему является В. П. Грибанов, который под злоупотреблением правом понимал «особый тип правонарушения, совершенного уполномоченным лицом при осуществлении принадлежа­щего ему права, связанный с использованием недозволенных конкретных форм в рамках дозволенного ему законом общего типа поведения».

В Семейном кодексе РФ словосочетание «злоупотребление правом» встречается лишь единожды в ст. 69, хотя примеров злоупотреблений со стороны субъектов семейных правоотно­шений можно выделить великое множество. К ним относятся не только злоупотребления со стороны родителей в отношении своих детей, но и злоупотребления со стороны самих детей, которым в последнее время законодатель предоставил «осо­бые правомочия» в результате ведения ювенальной политики. Кроме того, особую роль в регулировании семейных право­отношений играют органы опеки и попечительства, действия которых также не всегда разумны и гуманны.

Итак, с достижением 14 лет ребенок вправе не только тре­бовать установления отцовства, отмены усыновления, но и в со­ответствии с п. 2 ст. 56 СК РФ обратиться за защитой в суд при невыполнении или ненадлежащем выполнении роди­телями обязанностей по его воспитанию, образованию либо при злоупотреблении родительскими правами. В чем про­является уклонение от выполнения родителями обязанности по воспитанию? Какие именно «неправильные» действия или бездействия родителей должны лечь в основу искового заяв­ления и как потом судебным решением заставить родителей исправиться? Законодатель не дает ответ на эти вопросы, и это вполне логично, поскольку конституционное право опреде­лять, каким должно быть воспитание ребенка, принадлежит исключительно родителям, но уж никак не ребенку.

Обычно к злоупотреблению родительскими правами от­носятся случаи, когда один из родителей препятствует другому осуществлять свои родительские права (право участвовать в его воспитании) и выполнять свои обязанности (выплачивать али­менты), особенно, когда такой порядок определен судом. Пункт 11 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 мая 1998 г. № 10 «О применении судами законодательства при раз­решении споров, связанных с воспитанием детей» раскрывает сущность злоупотребления, под которым понимает исполь­зование прав в ущерб интересам детей, например, создание препятствий в обучении, склонение к попрошайничеству, про­ституции, воровству, употреблению наркотиков или спиртных напитков. При этом, однако, сразу не совсем понятно: что охва­тывает законодатель термином «интерес ребенка»? Некоторые родители видят интерес своего ребенка в том, чтобы оказать ему максимальное содействие в становлении его личности, даже иногда путем некоторых злоупотреблений со своей сторо­ны, что зачастую не совпадает с его жизненными ориентирами. Между злоупотреблением права и применением родительской власти существует тонкая грань. М. В. Антокольская признает противоправным злоупотреблением совершение родителями активных действий, характеризующихся умышленной фор­мой вины. При этом нередко встречаются ситуации, когда трудно определить, является ли поведение родителей право­мерным или все же имеет место злоупотребление. По мнению А. А. Малиновского, наряду с неправомерным имеет место злоупотребление правомерное, при котором родители не на­рушают юридических запретов, но все же причиняют собствен­ным детям зло. Эту ситуацию предопределяет несовпадение интересов ребенка и родителей. Все это свидетельствует о том, что специфика отношений, складывающихся внутри семьи, предполагает индивидуальный подход правоприменителя к каждой жизненной ситуации. Ведь не зря семейному праву свойственен метод ситуационного регулирования.

Как известно, создание четких норм закона — одно из на­правлений обеспечения эффективности правового регули­рования и законности. От четкости формулировок зависит практическая реализация идеи законодателя, что влечет за со­бой единое толкование закона и, как следствие, — законное и справедливое правосудие. Традиционно, законопослушен тот, кто не нарушает установленных обществом законов. Для этого закон устанавливает запреты. Как быть тогда, когда таких запретов нет либо границы возможного поведения размыты? Ведь нельзя создать универсальный на все случаи жизни закон, который регулировал бы все сферы жизнедеятельности челове­ка и отдельно взятой семьи. В связи с этим существование не­которых оценочных категорий, в том числе в семейном праве, вполне закономерно.

Следует признать, что семейное законодательство изоби­лует оценочными понятиями. Абзац 2 п. 1 ст. 65 СК РФ явля­ется ярким тому подтверждением, поскольку содержит целый «букет» таких оценочных категорий: «пренебрежительное», «грубое», «жестокое», «унижающее человеческое достоинство обращение», «оскорбление», «эксплуатация». Каждое из пере­численных действий с точки зрения СК РФ является правона­рушением, за которое неизбежно должно наступать наказание. Насколько родитель должен быть груб, жесток, чтобы можно было бы применить к нему меры ответственности? Кто должен определять пределы, границы дозволенности, за которыми наступает ответственность? К примеру, п. 2 ст. 64 СК РФ пред­усматривает возможность отстранения родителей от представ­ления интересов своих детей, если органом опеки и попечи­тельства будет установлено, что между интересами родителей и детей имеются противоречия. Какого рода должны быть противоречия, чтобы интересы ребенка представляли не самые близкие ему люди, а сотрудники органов опеки, практически ничего не знающие о ребенке?

Разработка и внедрение специального механизма защиты прав ребенка необходимы, но подходить к этому вопросу сле­дует очень деликатно, учитывая, что такой субъект семейных отношений, как ребенок, «очень специфичен и в материаль­ном, и в процессуальном плане». Специфика поведения ребен­ка заключается в том, что в силу своего развития он не осознает значимость своих поступков и слов, неосторожность которых может привести к негативным результатам, о которых ребенок даже не задумывается. И, к сожалению, практике известны случаи подобных злоупотреблений.

Законопроекты, усиливающие позиции ювенальной юсти­ции, вызвали резкий общественный резонанс. По мнению спе­циалистов, основная проблема ювенальных законопроектов заключается в том, что слишком многие позиции в них можно толковать субъективно, и решать, соответствуют ли условия жизни в конкретной семье нормальному воспитанию ребенка, сотрудники органов опеки должны исходя лишь из собствен­ных представлений. К примеру, Закон «О социальном патрона­те» предполагает вмешательство органов опеки в жизнь семьи, препятствующей «нормальному воспитанию и развитию». Но как предусмотреть критерий «нормальности», если на за­конодательном уровне даже не закреплено понятия семьи?

Безусловно, есть случаи, требующие вмешательства органов опеки в семью, в том числе требующие немедленного отобра­ния детей, оказавшихся в экстремальных условиях. Именно этим несовершеннолетним, неспособным самостоятельно по­стоять за себя, необходимо своевременно оказывать помощь. Этим должны заниматься и органы опеки, и прокурор, и органы внутренних дел. Но несправедливо, когда в некоторых случаях органам опеки предоставлены неоправданно боль­шие полномочия при полной неопределенности, размытости ключевых понятий, описывающих основания для катастрофи­ческих случаев отобрания ребенка, ограничения и лишения родительских прав8. Поскольку подобные «вторжения» в дела семьи существенно снижают уровень защищенности членов семьи, считаем необходимым ограничить вмешательство в эту сферу органов опеки и попечительства, за исключением случа­ев реальной угрозы жизни и здоровью ребенка со стороны за­конных представителей. Прикрываясь ювенальной политикой, органы опеки зачастую забывают о том, что изначально целью ювенального права являлось урегулирование правоотношений, возникающих в сфере защиты субъективных прав и законных интересов несовершеннолетних, а также исполнение обязан­ностей со стороны обязанных лиц при осуществлении госу­дарственной ювенальной политики. В идеале работа социаль­ных служб по защите прав детей должна представлять собой комплекс мероприятий, в процессе которых представителями государства дается максимально объективная оценка спорной семейной ситуации, которую необходимо урегулировать вну­три семьи. Однако зачастую следуют наблюдать иной алгоритм действий: сначала ребенка насильно изымают из семьи, и лишь потом начинают изучать условия жизни семьи. Практика при­менения подобных нелогичных мер характерна и для России.

Проблемы защиты прав детей актуальны во все времена. Человечество изобретает все новые способы их разрешения, и надо признать, что задумки этих реформ носят в большей степени положительный характер, поскольку преследуют бла­городные цели. Но вводить новые институты необходимо очень деликатно, и только после того, как они досконально изучены и налажены. Для этого необходимо на законодательном уровне закрепить четкие дефиниции, позволяющие применять своев­ременные меры воздействия к правонарушителю. Отсутствие в семейном законодательстве единого критерия дозволенности неизбежно приводит к неоднозначному пониманию пределов осуществления своих прав, в том числе в сфере реализации права на защиту.

Ювенальное право


Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика