Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Внешнеполитическая «вседозволенность» Cоединенных Штатов
Научные статьи
23.06.15 10:52

Внешнеполитическая «вседозволенность» Cоединенных Штатов

alt
МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО
Мареева Ю.А.
5 (84) 2015
В статье представлен анализ внешнеполитических аспектов деятельности администрации Б. Обамы. особое внимание автор уделяет изучению, закрепленных в Стратегии национальной безопасности СШа 2010 года механизмов применения военной силы, а также изучению правового положения Соединенных Штатов в урегулировании межгосударственных конфликтов и внутригосударственных столкновений в суверенных государствах.


    В течении XXI века в США было принято три Страте­гии национальной безопасности, каждая из которой требует отдельного, детального рассмотрения. Однако, хотелось бы остановиться на ныне действующей Стратегии национальной безопасности США, опубликованной 26 мая 2010 года (далее Стратегия).

Стратегия 2010 года, вызывает у мирового сообщества большой интерес, обусловленный тем, что приоритетные на­правления внешней политики США, описанные в Стратегии, касаются многих государств мира.

Стратегия национальной безопасности США 2010 года, как и предыдущие Стратегии 2002 и 2006 года, акцентиру­ет свое внимание на поддержании американского лидерства на мировой арене. Стратегия предусматривает укрепление американского потенциала в предотвращении конфликтов, как между государствами, так и в их пределах. Вместе с тем, подход президента Соединенных Штатов Б. Обамы к опре­делению приоритетов национальной безопасности США со­держит широкий спектр важных нововведений тактического и стратегического характера. Проанализировав Стратегию, можно выделить ряд принципов, которыми руководствуется администрация Б. Обамы в определении приоритетов внеш­ней политики США:

1. США будут в одностороннем порядке использовать во­енную силу в случае угрозы гражданам страны или гражданам стран-союзников;

2. США намерены участвовать в воспитании будущей по­литической и экономической элиты по всему миру;

3. США будут модернизировать силы НАТО для обеспе­чения безопасности в Европе;

4. США намерены помочь Европе в вопросах энергобезо­пасности и диверсификации импорта энергоносителей;

5. США будут поставлять оборудование странам-партне- рам по борьбе с терроризмом, тренировать их силовиков;

6. США намерены содействовать развитию сотрудниче­ства с Кубой, чтобы обеспечить безопасность региона.


 

    Особое внимание в Стратегии привлекает упоминание о так называемой «российской агрессии», представленной в качестве серьезного вызова для национальной безопасности США наряду с насильственным экстремизмом и меняющейся террористической угрозой, вызовами в сфере кибербезопас­ности, ускоряющимися последствиями изменения климата, а также распространением инфекционных болезней. В подоб­ном ключе Россия упоминается в Стратегии в общей сложно­сти полтора десятка раз. Вызывает множество вопросов и то, что американское лидерство в Стратегии объявлено неотъемле­мым элементом стабилизации будущего мироустройства, что коренным образом диссонирует с общепризнанными нормами международного права и с мнением мирового сообщества.

Для проведения более детального анализа внешнеполи­тического аспекта Стратегии рассмотрим ее содержание. В тексте Стратегии полностью отсутствует классификация на­циональных интересов США по степени их приоритетности. Не изложены критерии оценки необходимости и пропорци­ональности применения силовых действий в защиту нацио­нальных интересов.

Настораживает также ориентированность Стратегии на популяризацию Соединенных Штатов в качестве воплоще­ния универсальных ценностей, которые, по мнение авторов Стратегии, должны распространяться в мировом сообществе и стать для него неким ориентиром дальнейшего развития. Из новейшей истории США отчетливо просматривается, к чему приводили подобные «крестовые походы» как для государств подвергаемых «демократизации», так и для самих Соединен­ных Штатов. Вряд ли большинство государств одобряют са- мопровозглашение Соединенными Штатами себя в качестве носителя универсальных ценностей, которые активно распро­страняются и навязываются по всему миру. К тому же, усиле­ние подобного внимания к универсализму во внешнеполити­ческой деятельности США, дает обратный эффект и попытки снижения антиамериканских настроений в мире, к чему так стремится администрация Б. Обамы, не увенчаются успехом.

     Согласно содержанию Стратегии, условием военного вмешательства Соединенных Штатов во внутренние дела суве­ренных государств, является защита собственных националь­ных интересов и интересов стран-союзников, а также поддер­живание мира и безопасности в региональном и в глобальном масштабе. При проведении военных операций, Соединенные Штаты закрепляют за собой право на применение односто­ронних военных действий при четком обосновании необходи­мости применения силы, ее задач и прогнозируемых послед­ствий.

Очевидно, что описывая в Стратегии условия примене­ния военной силы весьма расплывчато и обходя вопросы ле­гитимности своих действий, США закрепляют за собой мак­симальную гибкость в принятии решений о применении во­енной силы.

Вызывает настороженность неоднозначность в определе­нии, угрожающих национальной безопасности Соединенных Штатов внешних факторов, что предоставляет США широкие возможности в представленной сфере, включая применение полностью односторонних действий Вашингтона.

В Стратегии неоднократно использовалась либеральная риторика, которая взывает к гражданским свободам, амери­канским ценностям и принципу верховенства закона в поли­тических действиях, включая борьбу с терроризмом. Однако, вполне можно утверждать о декларативности подобного со­держания Стратегии. Примером тому служит нанесение Ва­шингтоном авиаудары, с помощью беспилотной авиации, по северо-западным регионам пакистанской территории вопре­ки возражениям официальных властей Пакистана. Основани­ем проявления Соединенными Штатами военной агрессии и вторжение во внутренние дела суверенного государства послу­жили данные, что контролирующие эти районы племена под­держивают и укрывают террористов.

Что касается российского направления внешней полити­ки США, то следует отметить, что Стратегия принималась в условиях значительных усилий Вашингтона по «перезагрузке» российско-американских отношений. Вместе с тем, соответ­ствующий раздел Стратегии является весьма содержательным и наполнен всевозможными колкостями в адрес России.

Так, в Стратегии указывается заинтересованность Соеди­ненных Штатов в сильной, развивающейся и процветающей России, но только в той, которая признает и соблюдает между­народные нормы. Подобной риторикой, Соединенные Штаты заявляют, что Россия не уважает и не соблюдает данные нормы.

В этом же разделе Стратегии подчеркивается намерения США защищать суверенитет и территориальную целостность приграничных с Россией государств. Таким образом, Страте­гия делает тонкий намек на возрастающую со стороны России угрозу для граничащих с ней государств.

Мало того, в Стратегии подчеркнуто, что военное превос­ходство Соединенных Шатов должно быть сохранено и США являются единственным государством, имеющим возмож­ность вести крупномасштабные военные действия на дальнем расстоянии. Выступая перед Конгрессом, президент США Б. Обама, в своей речи признал, что, Соединенные Штаты неред­ко злоупотребляют применением военной силы, но это, по его словам, является неотъемлемой частью мирового лидерства США, с которым мировому сообществу нужно смириться.

Единственным аргументом, ограничивающим вседозво­ленность внешнеполитической активности Соединенных Шта­тов, в Стратегии предусматривается полный отказ от осущест­вления превентивных военных ударов по государствам, от ко­торых исходит непрямая угроза национальной безопасности США. Подобное нововведение меняет внешнюю стратегию США, которую проводили неоконсерваторы еще со времен Р. Рейгана. Первым подобное изменение почувствовал Израиль, когда у него не получилось убедить США повторить «ирак­ский вариант». Тогда Дж. Бушу было достаточно для активиза­ции военной компании неподтвержденных и, как выяснилось в последствии, ошибочных данных о наличии химического и бактериологического оружия у режима С. Хусейна.

В Стратегии 2010 года многие усмотрели попытку Б. Оба­мы отмежеваться от принципов внешней политики админи­страции предыдущего президента США Дж. Буша. Однако, изменение тона и «сглаживание углов» далеко не означает принципиальное изменение стратегии действий Соединен­ных Штатов на мировой арене.

Нужно признать, что США присвоили себе право вме­шиваться во внутренние дела других государств под лозунгом прав человека, используя широкий набор методов. Без резо­люции Совета Безопасности ООН, а зачастую с нарушением мандата Совета Безопасности ООН Соединенными Штатами были предприняты военные интервенции в ряд государств, в числе которых Югославия и Ливия. США неоднократно офи­циально заявляли о своем исключительном самопровозгла­шенном праве применять силу где угодно.

Внешнеполитические инициативы США последних двад­цати лет неизменно приводили к катастрофам. Современная внешняя политика Соединенных Штатов реализуется в стан­дартном для США русле. Со сменой Стратегий национальной безопасности США 2002, 2006 и 2010 года цели и методы оста­вались неизменными, менялась лишь риторика их изложения, затуманивающая внешнеполитическую вседозволенность Со­единенных Штатов, а зачастую излагаемая в свете, необходи­мом для повышения рейтинга первых лиц США перед изби­рателями.





Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика