Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


О проблеме соотношения понятий «сделки» и «операции» в сфере регулирования банковских отношений
Научные статьи
03.07.15 13:23

вернуться


О проблеме соотношения понятий «сделки» и «операции» в сфере регулирования банковских отношений

alt
Салиева Р.Н.
alt

Бухаров М.Я.

ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО
Салиева Р.Н., Бухаров М.Я.
5 (84) 2015
В статье рассматривается проблема соотношения в нормативных правовых актах России, регламентирующих банковские отношения, публично-правового термина «операции» и гражданско-правового понятия «сделки». Проводится анализ теоретических положений о банковской операции, о банковской сделке; обосновывается необходимость включения нормы «операции клиента» в федеральный Закон «о банках и банковской деятельности», а также предлагается определение термина «операции клиента в системе интернет-банкинга».

Проблема соотношения понятий «банковские сделки» и «банковские операции» заложена в ст. 5 ФЗ «О банках и бан­ковской деятельности» (далее - Закон о банках), имеющей на­звание «Банковские операции и другие сделки кредитной ор­ганизации». Закон о банках к банковским операциям относит 9 категорий, к банковским сделкам - 7 категорий. При этом одновременное употребление терминов «банковские сделки» и «банковские операции» можно встретить не только в Зако­не о банках, но также и в иных нормативных правовых актах. Если остановиться на Законе о банках, то в заглавии ст. 5 бан­ковские операции отделены от сделок («Банковские операции и другие сделки кредитной организации»), а ниже в этой же статье законодатель отождествляет понятия банковской сдел­ки и операции («Кредитная организация помимо перечислен­ных в части первой настоящей статьи банковских операций вправе осуществлять следующие сделки...»). Ввиду различия содержания категорий «бан­ковские сделки» и «банков­ские операции», а также по­рождаемых ими правовых последствий, считаем необ­ходимым выявить отличия сделки от операции в общем правовом и терминологиче­ском смыслах, в частности, применительно к банков­ским правоотношениям. Недвижимость всегда в цене, и банки с охотой кредитуют клиентов под залоговое обеспечение. Если человек срочно нуждается в деньгах, а взять их неоткуда, то банки предлагают такую услугу, как кредит под залог недвижимости, предоставляющую возможность заемщику получить большую сумму на самые разные цели.

Для того, чтобы понять сущность банковской сделки, из- за отсутствия указанного понятия в банковском законодатель­стве обратимся к положениям Гражданского кодекса РФ (да­лее - ГК РФ).

В ст. 153 ГК РФ сказано: «сделками признаются дей­ствия граждан и юридических лиц, направленные на уста­новление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей»4 Сделка может быть односторонней или за­ключаться между двумя и более сторонами, что подтверж­дается ст. 154 ГК РФ. По мнению В.И. Синайского, нельзя на­зывать действия одного лица сделкой, поскольку точнее будет определение «акт», но в силу того, что термин «акт» приме­няется к документам, приходится называть действия одного лица сделкой (например, составление завещания). В ГК РФ также сказано о необходимости правоспособности и дееспо­собности для совершения разного рода сделок как клиентами банков, так и самими кредитными организациями.

Правоспособность физического лица наступает с момен­та рождения, а дееспособность - в связи с достижением совер­шеннолетия, занятием трудовой или предпринимательской деятельностью, вступлением в брак (ст. 17, 21, 26-33 ГК РФ). Правоспособность и дееспособность кредитной организации возникает после принятия решения Банком России о реги­страции кредитной организации (ст. 12 Закон о банках) и по­следующей государственной регистрации в едином государ­ственном реестре юридических лиц (ЕГРЮЛ) (ст. 50-51 ГК РФ).

Обращаясь к научным воззрениям на определение по­нятия гражданско-правовой сделки, приведем несколько по­зиций ученых. Так, О.С. Иоффе пишет: «гражданско-правовая сделка представляет собой волевой акт и отличается тем са­мым от юридических событий». В позиции О.С. Иоффе мож­но наблюдать употребление термина «акт», понимаемого как действие одного лица, о чем было отмечено В.И. Синайским. Я. Шапп детализирует: «ядром понятия «сделки» как волеизъ­явления является направленная на наступление правового ре­зультата воля...». С.В. Ильков дает такое понятие сделки: «это юридический факт; для ее заключения нужно что-либо сде­лать или совершить». Таким образом, гражданско-правовая сделка - волевой акт лица, направленный на установление, из­менение или прекращение гражданских прав и обязанностей.

Говоря о понятии «операция», следует начать с раскрытия этого термина юридическим словарем, где оно обозначает действие. Как действие понимаются также ФЗ «О валютном регу­лировании и валютном контроле» валютные операции(ч. 9 ст. 1.). В ФЗ «О национальной платежной системе» (далее - Закон «О НПС») (п. 12 ст. 3) применительно к банковской операции перевод денежных средств (п. 4 ст. 5 Закона о банках) приме­няется термин «действия оператора по переводу денежных средств». Но когда идет указание на банковские счета, то в ч. 8 ст. 14 Закона «О НПС» употребляется термин «операция».

Если рассматривать банковское законодательство, то термин «операция» используется для выделения действий кредитной организации от действий иных субъектов гражданско-правовых отношений. Операция понимается законодателем как исклю­чительные действия кредитной организации, направленные во исполнение гражданско-правовых сделок для достижения цели банковской деятельности - получения прибыли. Соответствен­но, сделки в банковском законодательстве - соглашение между клиентами (физическими и юридическими лицами) и кредит­ной организацией (банком) - первичны, а операции банка - вторичны. Операция не может быть совершена банком лишь по его воле без предварительного волеизъявления клиента.


В.Ф. Попондопуло также отрицает отождествление поня­тий «банковские сделки» и «банковские операции», указывая на то, что «с помощью банковских сделок возможно осуществление банковских операций». Однако неверным будет и замена назва­ния операций сделками, потому как банковское законодательство призвано охранять публичные интересы, что подтверждается ст. 3-5 ФЗ «О центральном банке» (далее - Закон о Банке России), а ГК РФ призван охранять частные интересы (ст.2 ГК РФ). Поэтому законодатель дал особый статус действиям банка как с фактиче­ской (операция - действие одного лица), так и с юридической то­чек зрения, закрепив термин «операции». Здесь отчасти прав А.Я. Курбатов - «операция представляет собой совокупность сделок и действий по исполнению публично-правовых обязанностей». Более точным видится позиция В.Ф. Попондопуло, которая охва­тывает и частноправовую, и публично-правовую сторону банков­ских операций - «содержание банковских операций шире, по­скольку им охватываются не только сделки, совершаемые в рамках осуществления той или иной банковской операции, но и совокуп­ность определенных и регламентированных Банком России дей­ствий частноправового и публично-правового характера». Для примера стоит рассмотреть употребление термина «операции» и «сделки» Законом о Банке России. Глава VIII Закона о Банке Рос­сии называется «Банковские операции и сделки Банка России», где операции отделены от сделок. А.Г. Братко объясняет такую по­зицию законодателя к применению терминов «банковские опера­ции» и «банковские сделки» разными целями деятельности: Банк России является учреждением, «при том таким, которое создано самим законом», а кредитные организации - коммерческими по своему содержанию, соответственно должны извлекать из сделок прибыль - как основной цели своей деятельности. Здесь опять видно разграничение на публично-правовую и гражданско-право­вую составляющую в законодательном регулировании банковских операций и сделок.

Г.А. Тосуняном также указывалось на различие в подхо­дах к регулированию банковских правоотношений Законом о банках и Законом о Банке России. Правда, им рассмотрена проблема под другим углом. Г.А. Тосунян до внесения изме­нений в главу VIII «Операции Банка России» Закона о Банке России указывал на то, что в законе к банковским сделкам при­менялся термин «операция», в то время как к таким же дей­ствиям кредитных организаций в Законе о банках применялся термин «сделки». По его мнению, эти несоответствия - «след­ствие несоблюдения правил законодательной техники». Этот пробел в главе VIII Закона о Банке России был устранен, одна­ко остался не урегулированным в Законе о банках.

Дореволюционные ученые П.П. Цитович и Г.Ф. Шерше- невич отождествляют понятия «банковские операции» и «бан­ковские сделки». Современный правовед Л.Г. Ефимова также отмечает, что в «большинстве случаев термины банковская сделка и банковская операция совпадают». О.С. Иоффе пи­шет о займе как кредитной сделке, а в отношении вкладов в сбе­регательные кассы использует термин «операции». Спорным представляется определение О.М. Марковой о том, что «дого­ворной характер отношений необходим банкам как для прове­дения расчетно-платежных операций для своих клиентов, так и для выполнения операций в собственных интересах». Тем самым О.М. Маркова отождествляет действия банков, направ­ленные во исполнение поручений клиентов и хозяйственные сделки для удовлетворения нужд самой кредитной организа­ции, что представляется неверным. В первом случае точным видится термин «операция» - действия банка во исполнение сделок с клиентами, во втором - «сделка» - во исполнение лич­ных нужд, поскольку здесь уже банк выступает клиентом, за­казавшим услугу. Есть также позиция ученых, выделяющих помимо банковских операций и сделок услуги банков. Напри­мер, Л.В. Лямин считает, что «с содержательной точки зрения все кредитные организации выполняют примерно одни и те же операции и предоставляют сходные банковские услуги... ». Е.А. Суханов, говоря о главах 43-46 ГК РФ, указывает на по­нятия «сделки» и «услуги»: «эти главы посвящены банковским сделкам, т.е. сделкам, в которых банки обязательно являются одной из сторон - услугодателем». С.В. Криворучко относит операционные услуги к видам услуг дистанционного банков­ского обслуживания (ДБО). Под операционными услугами по­нимается выполнение «платежных, депозитных, кредитных, конверсионных операций, управление банковскими счетами и электронными средствами платежа».

А.Г. Братко проводит соотношение банковской сделки и операции, выделяя три элемента банковской операции - «цель банковской операции, определенные алгоритм реализа­ции той сделки, ради которой она совершается, и управление рисками». Позиция М.М. Агаркова схожа с позицией О.М. Марковой, считающей, что «особенности банковских сделок по сравнению с общегражданскими обусловлены теми на­родно-хозяйственными функциями, которые выполняются банками». Причина употребления М.М. Агарковым термина «банковые сделки» видится в отсутствии на тот период времени законодательной необходимости выделения банковской опера­ции как публично-правовой категории и банковской сделки как частноправовой. Видимо из-за этого С.А. Андрюшиным указы­вается, что понятие «сделки», а не «операции» применялось в Псковской (ст. 29, 74, 93, 103 а, 107) и Нижегородской судных грамотах, в частности, к кредитным отношениям.

О.А. Тарасенко и Е.Г. Хоменко, исследуя проблему соот­ношения понятий «банковские операции» и «банковские сдел­ки», выделяют следующие признаки. Банковские операции в отличие от банковских сделок осуществляются «в большинстве случае только кредитными организациями; на основании ли­цензии Центрального банка РФ; только одной стороной - кре­дитной организацией; кредитная организация имеет право осуществлять банковские операции с момента получения ли­цензии Центрального банка РФ, а гражданско-правовые сделки - с момента регистрации юридического лица». К этим при­знакам следует добавить также следующие: «банковские опе­рации регулируются императивно, а сделки - диспозитивно; сделки регулируются нормами гражданского законодательства, а операции - нормами банковского законодательства и норма­тивными актами Банка России». Г.А. Тосунян выделяет такие признаки банковских операций как нормативные правовые акты, на основании которых Банк России и кредитные организа­ции могут осуществлять операции, а также предмет банковских операций - деньги, ценные бумаги; драгоценные металлы; при­родные драгоценные камни. Еще одним признаком банков­ской операции в отличие от гражданско-правовых сделок мож­но указать требование ст. 22 Закона о банках - осуществление операций на территории самой кредитной организации или ее филиала, но не представительства.

    Некоторые юристы при рассмотрении категории бан­ковской сделки рассматривают ее через выводимый и ис­пользуемый в разных значениях термин «банковские техно­логии». Е.И. Кузнецова рассматривает банковскую операцию как «сами практические действия (упорядоченная, внутренне согласованная совокупность действий) работников банка в процессе обслуживания клиента (оказание ему заказанной конкретной услуги), форма воплощения в действительность банковского продукта - банковских технологий (умения) со­трудников банка».

А.Г. Братко пишет следующее - «по своему основному со­держанию банковские операции - это определенные техноло­гии привлечения и размещения денежных средств кредитной организацией». В Законе о Банке России в п. 5 ст. 4 указано, что Банк России выполняет наряду с другими функции по установ­лению правил проведения банковских операций. Фактически за­конодательно установлено, что Банк России регулирует порядок осуществления банковских операций в сфере банковских право­отношений, тем самым, на наш взгляд, банковская деятельность по осуществлению банковских операций отделена от граждан­ско-правовых отношений, связанных с заключением и исполне­нием гражданско-правовых договоров с участием банков.

Относительно принадлежности термина «операция» к бан­ковским действиям говорится и в Постановлении Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ № 13/14: «при рассмотрении дел, возникших в связи с ненадлежащим совершением банком операций по счету. ». В итоге можно сказать, что ГК РФ, являясь кодифицированным актом, который оказывает влияние на все гражданско-правовые сделки, включает в том числе и сделки кредитных организаций (гл. 42-46 ГК РФ), давая тем самым общие нормативные правовые ука­зания, а Банк России, опираясь на ГК РФ, издает в соответствии со своими целями деятельности специальные нормативные акты, в которых сделки Банка России и кредитных организаций выделяет термином «операции». Следует учитывать и то, что нормативные акты Банка России обязательны к применению только кредитны­ми организациями, а положения ГК РФ о сделках обязательны для всех субъектов гражданско-правовых отношений.

Можно также рассмотреть приведенные выводы о соотно­шении понятий «банковские операции» и «банковские сделки» на примере работы банка «Тинькофф Кредитные Системы» (далее - «ТКС»). На официальном сайте «ТКС» указывается, что преимуществом банка является «наличие одного офиса в Москве и отсутствием отделений». Казалось бы, что в соответствии со ст. 22 Закона о банках, где говорится об обязательном осуществле­нии «банковских операций на территории банка или филиала», происходит нарушение законодательства. Но речь идет именно о внутренних и обязательных правилах для кредитных органи­заций (об операциях), а не о гражданско-правовых сделках. Ис­пользуя это законодательное разделение банковских операций и сделок, «ТКС» в отличие от большинства российских банков, ко­торые перешли на дистанционную форму работы с клиентами, но тем не менее продолжают заключать сделки только на терри­тории банка или филиалов, подписывает договоры с клиентами на выдачу кредита или внесение вклада с помощью курьеров.

Таким образом, целесообразно применительно к действи­ям банка, направленным на исполнение гражданско-правовых сделок с клиентами, использовать термин «банковская опера­ция», а в правоотношениях при заключении сделки между кли­ентом банка и банком использовать термин «банковская сделка». Для устранения путаницы в употреблении правильных с точки зрения правового содержания терминов «банковская операция» и «банковская сделка» необходимо внесение поправки в ст. 5 Закона о банках, где следует заменить разделение банковских опе­раций и сделок в названии и содержании на «Банковские опе­рации (сделки)». Соответственно регулируя больше публичные интересы, в Законе о банках законодателем вначале будет выде­ляться термин «операции» - как действия самой кредитной орга­низации (что предполагалось законодателем, вводящим термин «операции», а не «сделки»), а рядом будет гражданско-правовой термин «сделки», указывающим на то, что для действий (опера­ций) кредитной организации необходимо заключение сделки с клиентом (частноправовой интерес).

Помимо сделок и операций в обыденной жизни, банки реализуют свою деятельность путем дистанционного банков­ского обслуживания, в частности, через информационно-теле­коммуникационную сеть Интернет (далее - Интернет). Осо­бенность осуществления гражданско-правовых сделок через интернет отмечалась И.Р. Салиевым, которым было предло­жено внесение дополнения в ГК РФ новой формы сделок, «осу­ществляемых с использованием информационно-телекомму­никационных средств». В связи с осуществлением кредит­ными организациями банковской деятельности через сайт в интернете посредством предоставления услуги интернет-бан­ка, необходимо определиться с терминами, обозначающими действия клиента в личном кабинете интернет-банка.

Рассматривая применение термина «операция» к дей­ствиям клиентов банка в интернет-банке, приведем несколько позиций. Так, А.С. Генкин употребляет термин «операция» в отношении совершения клиентами банков действий в системе интернет-банкинга. Того же термина придерживается Ю.Н. Юденков, которым защита «операций» в интернет-банкинге рассматривается как «действия клиентов банка». Письмо ЦБ РФ от 31 марта 2008 г. № 36-Т прямо указывает на то, что дей­ствия клиента в интернет-банке - операции.

   Если обратиться к договорам банков на их интернет сай­тах, то можно встретить применение термина «операция» к действиям клиентов в интернет-банке. В договорах «ВТБ 24» и «Альфа-Банк» указывается, что для исполнения банковских операций банку необходимо распоряжение клиента, которое может быть передано как в письменной, так и электронной формах. Соответственно действия клиента в интернет-банке не могут быть названы операциями, поскольку термин «опе­рации» отнесен Законом о банках к осуществлению деятель­ности кредитной организации, но и сделкой они быть не могут ввиду того, что сделка по открытию банковского счета и под­ключению услуги интернет-банка предшествует осуществле­нию клиентом банка действий (операций и распоряжений) в личном кабинете интернет-банка. Если исходить из обычая делового оборота применительно к сфере гражданско-право­вых отношений кредитной организации и клиента в интер­нет-банке, то действия клиента следует называть «операции клиента» в интернет-банке. Таким образом, правоотношения клиента и кредитной организации вне интернет простран­ства будут именоваться сделками и операциями, а в интернет пространстве операциями клиента и операциями кредитной организации. Из-за отсутствия специального банковского нормативного акта, регулирующего правоотношения клиента и кредитной организации в интернет пространстве необходи­мо включение нормы «операции клиента» в Закон о банках. При этом под «операциями клиента» необходимо понимать «действия клиента кредитной организации, осуществляемые на сайте кредитной организации в информационной системе, используемой кредитной организацией для обслуживания клиентов в сети Интернет (в Системе интернет-банкинга)».



Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика