Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Региональные общественные палаты – институты гражданского общества?
Научные статьи
13.07.15 15:18

вернуться

Региональные общественные палаты – институты гражданского общества?


alt
Абрамитов С.А.
alt

Мамедов Э.Ф.
 
ГРАЖДАНСКОЕ ОБЩЕСТВО
Абрамитов С.А., Мамедов Э.Ф.
5 (84) 2015
В статье рассматривается вопрос относимости региональных общественных палат к институтам гражданского общества. внимание уделяется проблеме определения правового статуса региональных общественных палат.


Вопросы взаимодействия гражданского общества с госу­дарством становятся все более актуальными, поскольку успех осуществляемой Российским государством экономической, политической и правовой модернизации зависит от наличия реально действующих институтов гражданского общества, от­лаженном диалоге «на равных» между государством и граж­данским обществом.

Как прежде, так и теперь многие авторы считают, что формированию и развитию гражданского общества противо­стоит государство, которое своими возможностями ограни­чивает общественную самодеятельность и инициативу. В по­следнее время все более популярной становится точка зрения, согласно которой государство и гражданское общество явля­ются партнерами, при этом не исключается и конструктивная оппозиция со стороны гражданского общества в случае совер­шения представителями государственной власти неправовых, антиобщественных действий, принятия нарушающих права и законные интересы граждан решений. Надо заметить, что гражданское общество по своей природе является независи­мым от государства, его институты должны развиваться по инициативе самих граждан, а не государственных органов. Только самостоятельно развивающиеся институты граждан­ского общества осуществляют реальную связь, взаимный об­мен информацией между общественными формированиями, гражданами и органами государственной власти.

Многие авторы, в том числе зарубежные, совершенно справедливо считают бесспорным сам факт существования гражданского общества в России. Расхождения во мнениях касаются в основном оценки уровня его «зрелости». Полагаем, что в современной России гражданское общество не противо­стоит государству, как это трактует классическая либеральная концепция, и в тоже время не является одной из составных ча­стей государства. В настоящее время имеются определенные предпосылки для развития более тесного, солидарного взаи­модействия между гражданским обществом и государством, реализации возможностей гражданского участия в государ­ственном управлении.

Современная ситуация в сфере институциональных пре­образований в России оставляет желать лучшего. Даже на высших уровнях власти считают возможным и необходимым говорить об этой проблеме, признавая потребность в измене­ниях, как в системе органов государственной власти, так и в определении степени участия негосударственных субъектов в процессе государственного управления.

Испытывая дефицит ресурсов развития, власть становит­ся заинтересованной в стимулировании гражданской актив­ности, получении обратной связи и общественной экспертизе принимаемых решений, без которой невозможно осущест­влять эффективное управление сложными социальными и экономическими процессами. Модернизация экономики и социальной сферы предполагают использование новых меха­низмов взаимодействия общества и государства, позволяющих более полно и эффективно учитывать интересы различных со­циальных групп при выработке и реализации государствен­ной политики.

Одним из итогов правовой институциализации взаимо­действия государства и институтов гражданского общества в России явилось создание общественных палат. В соответствии с федеральным и региональным законодательством обществен­ные палаты призваны обеспечивать взаимодействие граждан, общественных объединений, а также иных некоммерческих организаций, созданных для представления и защиты инте­ресов профессиональных и социальных групп, с органами го­сударственной власти и органами местного самоуправления для учета потребностей и интересов граждан, защиты их прав и свобод, прав общественных объединений, иных некоммер­ческих организаций при формировании и реализации госу­дарственной политики в целях осуществления общественного контроля за деятельностью исполнительных органов государ­ственной власти и органов местного самоуправления.


 

Общественная палата Российской Федерации осущест­вляет свою деятельность на основе Федерального закона «Об Общественной палате Российской Федерации» (далее - Федеральный закон). В ст. 2 Федерального закона среди задач Общественной палаты Российской Федерации указано ока­зание информационной, методической и иной поддержки общественным палатам, созданным в субъектах Российской Федерации. Данное положение Федерального закона предус­матривает право субъектов Федерации создавать региональ­ные общественные палаты.

В период с 2006 года по настоящее время, опираясь на опыт формирования и организации работы Общественной палаты Российской Федерации, аналогичные институты были созданы в субъектах Федерации. Следует отметить, что вопро­сы формирования, статуса общественных палат большинство субъектов Российской Федерации регулируют на уровне реги­онального закона.

Федеральный закон не содержит четкого определения Общественной палаты Российской Федерации, а лишь указы­вает ее назначение. Попытки дать определение Общественной палаты Российской Федерации предпринимались в научной литературе. Так, В.В. Гриб приводит следующее определение: «Общественная палата Российской Федерации представля­ет собой постоянно действующий независимый орган пу­бличного права, реализующий миссию функционального представительства, целью которого является обеспечение взаимодействия граждан и их объединений с институтами го­сударственной власти и органами местного самоуправления, защиту своих прав при реализации государственной полити­ки и осуществлении общественного контроля за деятельно­стью федеральных органов исполнительной власти, органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления». По его мнению, Обще­ственная палата Российской Федерации является особым ин­ститутом взаимодействия органов государственной власти и институтов гражданского общества. Необходимо также отме­тить, что Федеральный закон прямо не закрепляет правовой статус Общественной палаты Российской Федерации, только указывает, что она формируется на основе добровольного уча­стия в ее деятельности граждан Российской Федерации, обще­ственных объединений и иных некоммерческих организаций.

Отметим, что в связи с отсутствием прямо закрепленного в Федеральном законе статуса Общественной палаты Россий­ской Федерации законодатель в большинстве субъектов Рос­сийской Федерации пошел по пути принятия законов, кото­рые прямо не определяют статус региональных общественных палат, указывая лишь на их назначение. Так, в соответствии со ст. 1 Закона Новосибирской области «Об Общественной палате Новосибирской области» Общественная палата об­ласти обеспечивает взаимодействие граждан Российской Федерации, проживающих на территории Новосибирской области, с органами государственной власти Новосибирской области и органами местного самоуправления в целях учета потребностей и интересов граждан, защиты их прав и свобод и прав общественных объединений, осуществляющих дея­тельность на территории Новосибирской области, а также в целях осуществления общественного контроля за деятельно­стью исполнительных органов государственной власти обла­сти Новосибирской области. Кроме того, определение статуса региональных общественных палат также заключается в ука­зании на то, что они формируются на основе добровольного участия в их деятельности. Например, в ст. 1 упомянутого выше закона Новосибирской области указано, что Обществен­ная палата формируется на основе добровольного участия в ее деятельности граждан и общественных объединений. Статьей 1 Закона Иркутской области «Об общественной палате Иркут­ской области» предусмотрено, что Общественная палата фор­мируется на основе добровольного участия в ее деятельности граждан, общественных объединений, иных некоммерческих организаций.

Следует отметить, что законодатель в отдельных субъек­тах Федерации определяет статус общественной палаты. Так, в соответствии со ст. 1 Закона Нижегородской области «Об Общественной палате Нижегородской области» Обществен­ная палата Нижегородской области является организацион­ной формой объединения представителей населения области, общественных объединений. Общественная палата формиру­ется на основе добровольного участия в ее деятельности жите­лей Нижегородской области и представителей общественных объединений. В Законе Красноярского края «О Гражданской ассамблее Красноярского края» закреплено, что Гражданская ассамблея Красноярского края (Общественная палата Крас­ноярского края) является совещательным органом, который формируется на основе добровольного участия в ее деятель­ности граждан Российской Федерации, региональных, меж­региональных общественных объединений и региональных отделений общероссийских общественных объединений, за­регистрированных в качестве юридического лица и осущест­вляющих свою деятельность на территории Красноярского края, а также местных общественных объединений коренных малочисленных народов Севера, осуществляющих свою дея­тельность в Красноярском крае (ст. 1).

Некоторые авторы, отмечая смешанную, общественно­государственную природу общественных палат, причисляют их, в том числе региональные, к институтам гражданского общества. На наш взгляд, существует несколько препятствий к отнесению региональных общественных палат к институ­там гражданского общества «в чистом виде». Здесь, прежде всего, обращает на себя внимание порядок формирования региональных общественных палат, который не вполне соот­ветствует устоявшимся представлениям относительно фор­мирования институтов гражданского общества. В субъектах Федерации законодатель пошел по пути принятия законов, предоставляющих органам государственной власти региона полномочия по участию в формировании общественных па­лат. Типичным для субъектов Российской Федерации явля­ется наличие региональных законов закрепляющих участие главы региона, возглавляющего исполнительную власть субъ­екта Федерации, и (или) законодательного (представительно­го) органа государственной власти региона в формировании общественных палат. Это связано с тем, что общественные палаты в регионах образуются для взаимодействия граждан, их объединений с исполнительной и законодательной ветвя­ми государственной власти, либо с отдельной ветвью власти (исполнительной либо законодательной). Так, согласно ст. 7 Закона Красноярского края «О Гражданской ассамблее Крас­ноярского края» Гражданская ассамблея Красноярского края состоит из общественных объединений и лиц, назначенных Губернатором края и Законодательным Собранием края. В со­ответствии со ст. 10 Закона Новосибирской области «Об Об­щественной палате Новосибирской области» двадцать пять из девяносто четырех членов, входящих в состав Общественной палаты Новосибирской области, утверждаются Новосибир­ским областным Советом депутатов. В Законе Нижегородской области «Об Общественной палате Нижегородской области» закреплено, что Общественная палата состоит из сорока пяти членов, пятнадцать из которых утверждаются Губернатором Нижегородской области (ст. 3). В ст. 8 Закона Иркутской обла­сти «Об Общественной палате Иркутской области» установле­но, что из шестидесяти четырех членов Общественной палаты Иркутской области тридцать два утверждаются Губернатором области и Законодательным Собранием области, шестнадцать членов Общественной палаты утверждаются Губернатором и шестнадцать членов - Законодательным Собранием.

Другим препятствием к отнесению региональных обще­ственных палат к институтам гражданского общества является их финансовая зависимость от государства. В настоящее время финансовое обеспечение их организационной деятельности осуществляется за счет средств региональных бюджетов. Так, в Законе Новосибирской области закреплено, что расходы, связанные с обеспечением деятельности Общественной пала­ты являются расходными полномочиями Новосибирской об­ласти и осуществляются за счет средств областного бюджета Новосибирской области (ст. 19). В Законе Иркутской области указано, что расходы, связанные с обеспечением деятельности Общественной палаты, предусматриваются в законе области об областном бюджете на соответствующий финансовый год (ст. 28). Законом Нижегородской области также предусмотре­но, что расходы, связанные с обеспечением деятельности Об­щественной палаты, предусматриваются отдельной строкой в областном бюджете на соответствующий финансовый год (ст. 18). Другой подход к обеспечению деятельности Обществен­ной палаты использован в Республике Татарстан. В Законе Республики Татарстан «Об Общественной палате Республики Татарстан» закреплено, что обеспечивает деятельность Обще­ственной палаты аппарат Общественной палаты, являющийся государственным учреждением, а финансовое обеспечение со­держания аппарата Общественной палаты, осуществляется в пределах расходов, предусмотренных в бюджете Республики Татарстан отдельной строкой (ст. 27).

Полагаем, что региональные общественные палаты не могут быть отнесены к институтам гражданского общества, в связи с участием органов государственной власти регионов в формировании палат, поскольку, институты гражданского об­щества должны образовываться по воле и инициативе самих граждан. Региональные общественные палаты, на наш взгляд, скорее являются собранием, в определенной мере, выделен­ных властью представителей гражданского общества, а не ин­ститутами, представляющими граждан и гражданское обще­ство в целом. Кроме того, региональные общественные палаты не являются финансово независимыми от государства, по­скольку их деятельность финансово обеспечивается со сторо­ны государства, что также не позволяет отнести региональные общественные палаты к институтам гражданского общества.



Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика