Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Международно-правовая модель Евразийского экономического союза: потенциал интеграционного взаимодействия и риски
Научные статьи
29.07.15 16:39

Международно-правовая модель Евразийского экономического союза: потенциал интеграционного взаимодействия и риски

alt
Каширкина А. А.
alt
Морозов А. Н.
 
ЕВРАЗИЙСКАЯ ИНТЕГРАЦИЯ
Каширкина А. А., Морозов А. Н.
6 85 2015
Авторы научной статьи впервые в отечественной доктрине международного права рассматривают вопросы, связанные с потенциалом и рисками правового характера, которые могут возникнуть перед Евразийским экономическим союзом после вступления в силу Договора о Евразийском экономическом союзе. На основе комплексного анализа положений указанного Договора, с учетом генезиса предыдущих интеграционных объединений, включая Таможенный союз и Евразийское экономическое сообщество, выделяются следующие риски: национальные изъятия, затрудняющие использование потенциала Договора о ЕАЭС; недостаточная сбалансированность взаимодействия внутригосударственных и наднациональных структур ЕАЭС; боязнь потери суверенитета отдельными государствами - членами ЕАЭС и другие. Особое внимание уделяется анализу такого риска, как возможное снижение привлекательности ЕАЭС для граждан государств - членов ЕАЭС из-за создания деструктивного противостояния евразийского и европейского векторов развития. В этом отношении авторы статьи указывают на статистические данные, свидетельствующие о высокой поддержке гражданами государств постсоветского пространства евразийских интеграционных процессов. Кроме того, в научной статье рассматривается потенциал Евразийского экономического союза на основе методов правового моделирования и прогнозирования. Выделяются следующие направления развития потенциала Евразийского экономического союза: дальнейшее укрепление Единого экономического пространства применительно к расширению и активизации единого рынка товаров, услуг, капиталов, рабочей силы; разработка и принятие технических регламентов ЕАЭС на основе опыта технического регулирования Таможенного союза и ЕврАзЭС; создание общей миграционной политики ЕАЭС; создание общего топливно-энергетического рынка государств - членов ЕАЭС; определение базовых международно-правовых подходов к образованию общего валютного рынка ЕАЭС, а в дальнейшем - валютного союза ЕАЭС; формирование общих подходов к международной антикоррупционной политике, включая разработку и принятие Евразийской антикоррупционной стратегии.

   

    В нынешних условиях, ориентируясь на прогресс науки и ее качественный рост, а также с учетом растущего усложнения международных и общественных связей необходимо расши­рять диапазон междисциплинарных научных исследований, не позволяя науке замыкаться в кругу доктринально опреде­ленного «ареала». Это в полной мере относится и к науке меж­дународного права. В философской и политологической зару­бежной доктрине отмечается: «Чтобы международное право не превратилось в стерильную науку, представляется очевид­ным, что юристы-международники должны больше прислу­шиваться к критике реалистов, обращающих внимание на динамические факторы, лежащие вне правовых рамок. Про­блемы национализма, империализма, стратегии в отношении к сырьевым ресурсам, баланса сил, безопасности - все они играют первостепенную роль в формировании будущего на­ций - остаются по большей части за пределами правового ре­гулирования. И хотя теоретически право обеспечивает рамки, в которых происходят все значимые международные события, на практике же их можно и дозволительно изучать безотно­сительно к правовым соображениям. Международное право может оставаться маленькой опрятной наукой в себе, но если оно не может служить цели определения политического кур­са государств в самых серьезных вопросах, юристам-международникам нельзя не встревожиться о будущем своей науки». Точно и справедливо выделяет траекторию развития совре­менного международного права профессор К. А. Бекяшев, подчеркивая роль трансграничных вызовов и угроз: «Ситуа­цию осложняет то, что на современном этапе развития между­народные отношения продолжают усложняться, их развитие становится все более сложно предсказать. На первый план вы­двигаются, наряду с военной мощью, такие важные факторы влияния, как экономические, правовые, научно-технические, экологические, демографические и информационные». В то же время развитие евразийской интеграции является важным фактором, способствующим обеспечению региональной без­опасности, в том числе перед трансграничными вызовами и угрозами, «поскольку потребность в экономической интегра­ции назрела давно с момента крушения Советского Союза». Так вот, нагревательные маты - особый вид кабельного теплого пола. В отличие от классического кабельного теплого пола, кабель, используемый в нагревательном мате очень тонкий, так называемый система теплый пол электрический. Все здесь http://sp-climate.com/catalog/teplyy-pol-elektricheskiy.html

    Евразийский экономический союз (далее - ЕАЭС) - но­вое, а потому не изученное явление евразийской интеграции и международных отношений для государств постсоветского пространства, отражающее формационный рост предше­ствующих моделей интеграционного развития: Евразийского экономического сообщества, Единого экономического про­странства и Таможенного союза. Договор о Евразийском эко­номическом союзе, подписанный 29 мая 2014 г. и вступивший в силу с 1 января 2015 г. (далее - Договор о ЕАЭС), содержит достаточно объемный перечень сфер, в которых государства - члены ЕАЭС обязуются развивать международное экономи­ческое сотрудничество. Так, согласно Договору о ЕАЭС, госу­дарства-члены осуществляют сотрудничество, в частности, по следующим направлениям: регулирование обращения лекар­ственных средств и медицинских изделий, таможенное регу­лирование, внешнеторговая политика, техническое регулиро­вание, санитарные, ветеринарно-санитарные и карантинные фитосанитарные меры, защита прав потребителей, макроэ­кономическая политика, валютная политика, торговля услу­гами, учреждение, деятельность и осуществление инвестиций, регулирование финансовых рынков, налоги и налогообложе­ние, общие принципы и правила конкуренции, естественные монополии, энергетика, транспорт, государственные (муници­пальные) закупки, интеллектуальная собственность, промыш­ленность, агропромышленный комплекс, трудовая миграция. По сравнению с более ограниченной компетенцией Таможен­ного союза, ЕАЭС демонстрирует несомненное расширение совместных сфер сотрудничества и, что очевидно, увеличение компетенции органов и институтов ЕАЭС. В соответствии со ст. 5 «Компетенция» Договора о ЕАЭС Союз наделяется ком­петенцией в пределах и объемах, установленных Договором о Евразийском экономическом союзе и международными дого­ворами в рамках Союза. Государства-члены осуществляют ско­ординированную или согласованную политику в пределах и объемах, установленных Договором о ЕАЭС и международны­ми договорами в рамках Союза. В иных сферах экономики го­сударства-члены стремятся к осуществлению скоординирован­ной или согласованной политики в соответствии с основными принципами и целями Союза. Для этого решением Высшего Евразийского экономического совета могут создаваться вспо­могательные органы (советы руководителей государственных органов Сторон, рабочие группы, специальные комиссии) по соответствующим направлениям и (или) даваться поручения Евразийской экономической комиссии по координации взаи­модействия Сторон в соответствующих сферах.

К тому же впервые с 90-х годов прошлого века, когда нача­ли образовываться первые таможенные союзы после распада СССР, включающие в себя «тройку» государств: Российскую Федерацию, Республику Беларусь и Республику Казахстан, - мы наблюдаем расширение состава участников Евразийского экономического союза сразу на два государства. Вхождение в ЕАЭС Армении и Кыргызской Республики, безусловно, яв­ляется знаковым шагом для всей евразийской интеграции, поскольку демонстрирует не замкнутый характер процессов сближения, а наоборот, их открытость и привлекательность для других государств постсоветского пространства. Следует согласиться с Е. Г. Моисеевым в том, что «Евразийский эко­номический союз видится открытым экономическим сообще­ством, органично вплетенным в глобальные связи как надеж­ный мост между Европой и растущей Азией. Развивая евра­зийскую интеграцию, государства - участники Союза четко следуют через закономерные этапы - в зону свободной торгов­ли, таможенный союз, единое экономическое пространство». Очевидно, что при прогрессивном развитии ЕАЭС у него должны быть и следующие этапы (формации) роста и станов­ления. Таким образом, ЕАЭС имеет ярко выраженный потен­циал, как будущего роста, так и развития. Пути возможного роста и развития, заложенные потенциалом ЕАЭС, тем не ме­нее, не являются автоматически заложенными ни Договором о ЕАЭС, ни практикой взаимодействия государств - членов ЕАЭС. Они нуждаются в комплексном изучении и научной экспертизе в прогнозном плане с учетом не только позитив­ных, но и негативных факторов, влияющих на интеграцию.

Применительно к потенциалу ЕАЭС справедливо мнение А. Я. Капустина, согласно которому «современное междуна­родное право, откликаясь на вызовы и угрозы современного мирового развития, сохраняет значительный потенциал для обеспечения мира, международной безопасности и устойчи­вого и справедливого развития».

Развитие потенциала ЕАЭС необходимо уже потому, что «конечной целью интеграции на территории бывшего СССР должно стать создание реального пространства без внутрен­них границ, предполагающего свободное передвижение лиц, товаров, услуг и капитала между постсоветскими государ­ствами сначала в экономических (единое экономическое про­странство), а затем в иных законных целях».

В то же время, осознавая объективные плюсы развития и продвижения евразийской интеграции в новой международ­но-правовой формации Евразийского экономического союза, необходимо отдавать отчет, что в сегодняшних обостренных и сложных для Российской Федерации геополитических и экономических условиях ЕАЭС объективно столкнется с це­лым массивом угроз и рисков различного характера, которые нуждаются во всестороннем изучении и анализе, прежде всего для недопущения и минимизации их последствий. Как отме­тил Президент Республики Казахстан Н. А. Назарбаев, «среди негативных факторов, известных нам всем, нужно отметить замедление роста в целом мировой экономики, украинский кризис и санкционную политику в отношении России, а также резкое снижение мировых цен на наши основные экспортные товары - нефть и газ. Очевидно, что текущий год станет годом испытаний на прочность созданной нами Евразийской эконо­мической модели развития наших стран. Наши экономики в 2015 году требуют от нас детального обсуждения вопросов дальнейшего нашего взаимодействия и решения тех вопросов, которые будут возникать».


 

Кроме того, угрозы и риски, стоящие перед ЕАЭС как межгосударственным интеграционным объединением, необ­ходимо учитывать для более эффективного и взвешенного ис­пользования его потенциала, нацеленного не на свертывание евразийской интеграции в условиях политической и экономи­ческой турбулентности, а на преодоление возникшей кризис­ной ситуации с перспективой дальнейшего роста как для всех государств - членов ЕАЭС, так и для объединения в целом.

Потенциал интеграционного взаимодействия государств - членов ЕАЭС следует рассматривать в нескольких формах. Первая форма представляет собой объективированные усло­вия экономического развития, зафиксированные в Договоре о ЕАЭС и международно-правовых актах Таможенного союза, которые сохраняют юридическую силу, в отличие от между­народных договоров Таможенного союза, прекращающих свое действие согласно Приложению № 32 к Договору о ЕАЭС. Вторая форма, в которой заключается потенциал ЕАЭС, - это новые, пока не принятые международно-правовые акты ор­ганов ЕАЭС и международные договоры ЕАЭС, разработка которых намечена документами ЕАЭС. Наконец, третья фор­ма выражения потенциала интеграционного взаимодействия государств - членов ЕАЭС проявляется посредством междуна­родных актов как правового, так и рекомендательного характе­ра, разработка и принятие которых не намечены документами ЕАЭС, но имеют важное значение для прогрессивного разви­тия евразийской интеграции в формате ЕАЭС и преодоления рисков, которые встают в настоящее время перед государства­ми - членами ЕАЭС.

Исходя из данных подходов, потенциал ЕАЭС, по нашему мнению, включает в себя следующие составляющие:

- дальнейшее развитие Единого экономического про­странства применительно к расширению и активизации еди­ного рынка товаров, услуг, капиталов, рабочей силы;

- разработка и принятие технических регламентов ЕАЭС на основе опыта технического регулирования Таможенного союза и ЕврАзЭС;

- создание общей миграционной политики ЕАЭС, что предусмотрено Договором о ЕАЭС;

- создание общего топливно-энергетического рынка госу­дарств - членов ЕАЭС, что также предусмотрено Договором о ЕАЭС;

- определение базовых международно-правовых подхо­дов к образованию общего валютного рынка ЕАЭС, а в даль­нейшем - валютного союза ЕАЭС;

- формирование общих подходов к международной ан­тикоррупционной политике, включая разработку и принятие Евразийской антикоррупционной стратегии;

- создание общего инвестиционного и инновационного пространства ЕАЭС;

- определение перспектив углубления интеграции, в том числе в политической сфере;

- расширение наднациональных полномочий органов ЕАЭС, а также Суда ЕАЭС и наращивание его практики;

- углубление и развитие интеграции в культурной и социальной сфере государств - членов ЕАЭС, чему способствует общность культур, исторических традиций, правовых и иных научных школ;

- отдельно следует указать на необходимость модерни­зации Договора о функционировании Таможенного союза в рамках многосторонней торговой системы от 19 мая 2011 г., который сохраняет свою юридическую силу согласно Прило­жению № 32 к Договору о ЕАЭС, из-за расширения состава го­сударств - членов ЕАЭС (три государства - члены ЕАЭС и ВТО и два государства - члены ЕАЭС и не члены ВТО).

Таким образом, потенциал ЕАЭС представляет собой на­бор позитивных характеристик евразийской интеграции, за­ложенных на его будущее поступательное развитие, с которым коррелируются риски как негативные проявления рассматри­ваемого сближения. И та, и другая характеристики имеют объ­ективный характер и при наличии определенных факторов могут реализоваться путем либо укрепления и развития ЕАЭС и экономик его государств-членов, либо когут затруднить и даже блокировать деятельность ЕАЭС, вызвать недовольство у граждан государств - членов ЕАЭС, снизить интеграционные преимущества и девальвировать их ценность. В то же время риски, стоящие перед ЕАЭС как межгосударственным инте­грационным объединением, с международно-правовой точки зрения совсем не изучены, тогда как теоретические разработки Ю. А. Тихомирова и других ученых свидетельствуют о том, что категория «риск» для права является крайне важной. «Риск - сложное и противоречивое явление, и в нем можно различать разные грани. Их изучение происходит обычно в рамках со­ответствующих наук, но в той мере, которая кажется ученым и практикам наиболее понятной... Для юридической науки и практикующих юристов пока привлекательны были цивили- стические аспекты риска и их анализ через призму граждан­ско-правовых актов. Теперь же, нам кажется, настало время комплексного изучения рисков и разработки общего меха­низма их предотвращения, выявления и устранения и специ­альных механизмов в отраслях права. Системность изучения позволит обнаружить подчас трудно уловимую связь между разными рисками и их "превращения" под влиянием разных факторов». По нашему мнению, для международного права в целом, и для интеграционного права в частности, правовая объективация рисков и их анализ требуют всестороннего и де­тального изучения.

Анализ интеграционного развития четырех таможен­ных союзов, предшествующих созданию ЕАЭС, а также опыт функционирования Содружества Независимых Государств, Евразийского экономического сообщества и исследование практики органов данных объединений позволяют выявить следующие риски правового характера, которые в настоящее время объективно возникают перед ЕАЭС, а именно:

- блокировка положений Договора о ЕАЭС различными изъятиями, сделанными государствами-членами ЕАЭС после его подписания для своих национальных экономик. В частно­сти, в соответствии с Решением Высшего Евразийского эконо­мического совета от 23 декабря 2014 г. № 112 «Об утверждении индивидуальных национальных перечней ограничений, изъ­ятий, дополнительных требований и условий в рамках Евра­зийского экономического союза для Республики Беларусь, Ре­спублики Казахстан и Российской Федерации», по сути, были выведены из-под режима международно-правового регулиро­вания, предусмотренного Договором о ЕАЭС, многие сферы экономики трех стран. Указанное может, с одной стороны, за­щитить национальные экономики государств - членов ЕАЭС от регулирующего «стресса» в связи с приоритетным положе­нием норм Договора от ЕАЭС по отношению к национальному законодательству, но не реальной готовностью к масштабной имплементации норм Договора о ЕАЭС. С другой стороны, такие изъятия могут способствовать торможению имплемен­тационных процессов по реализации важнейших положений, предусмотренных Договором о ЕАЭС;

- недостаточная сбалансированность работы государ­ственных органов при взаимодействии с наднациональными органами ЕАЭС, включая Евразийскую экономическую ко­миссию. Речь идет о возможности непосредственного приме­нения отдельных актов ЕАЭС, которые могут быть имплемен­тированы без дополнительных правореализационных меха­низмов, однако на практике по различным причинам это не осуществляется;

- проблемы, возникающие при гармонизации нацио­нальных законодательств государств - членов ЕАЭС, посколь­ку Договор о ЕАЭС охватывает сразу несколько важнейших сфер для государств, и последние не всегда могут успевать син­хронно и в сжатые сроки проводить мероприятия по гармони­зации своего законодательства с нормами ЕАЭС;

- риск политического, а затем и экономического регресса интеграционного развития может быть спровоцирован так на­зываемыми «санкциями», предпринятыми в отношении Рос­сии, и вызвавшими внутреннюю и внешнюю экономическую турбулентность международных отношений;

- боязнь потери суверенитета, а также нарушения обще­признанных принципов и норм международного права при дальнейшем развитии ЕАЭС, расширении наднациональных полномочий органов ЕАЭС, увеличении численного состава ЕАЭС и включении в орбиту интеграционного сотрудничества политической сферы;

- экономические потери государств - членов ЕАЭС, ко­торые могут наблюдаться в отдельных сферах национальных экономик из-за изменения таможенных, тарифных и иных правил, а также товарных потоков, валютно-денежных опера­ций;

- функционирование ЕАЭС в рамках правил многосто­ронней системы ВТО, тогда как Российская Федерация, Кыр­гызская Республика и Армения являются членами ВТО, а Ре­спублика Беларусь и Республика Казахстан пока не являются членами ВТО;

- отсюда вытекает риск возникновения возможных колли­зий между актами ЕАЭС и ВТО, которые не разрешаются До­говором о функционировании Таможенного союза в рамках многосторонней торговой системы от 19 мая 2011 г.;

- риск возможных нестыковок при разрешении споров, подпадающих под юрисдикцию Органа по разрешению спо­ров ВТО и Суда ЕАЭС;

- риск возможного снижения привлекательности ЕАЭС для граждан государств - членов ЕАЭС из-за создания де­структивного противостояния евразийского и европейского векторов развития. В то же время современные исследова­ния показывают, что в настоящее время позитивный имидж ЕАЭС находится на достаточно высоком уровне у населения государств - членов ЕАЭС. В частности, в Казахстане, России и Беларуси зафиксирован высокий уровень общественного одобрения участия в Таможенном союзе (ТС) и Едином эконо­мическом пространстве (ЕЭП). При этом в Казахстане и Рос­сии поставлен рекорд роста уровня поддержки населением участия в Таможенном союзе и ЕЭП. За 2014 год поддержка участия в ТС и ЕЭП со стороны населения Казахстана и России показала рост более 11%, составив 84% и 79% соответственно. В Беларуси участие в ТС одобряет 68% населения. Из стран, не являющихся членами ТС и ЕЭП, наиболее высокая под­держка населением планов по присоединению к ним была зафиксирована в Таджикистане (72%) и Узбекистане (68%), что соответствует результатам 2014 года. На наш взгляд, ука­занные статистические данные являются аргументом в пользу активизации интеграционного взаимодействия ЕАЭС с этими двумя странами. По совокупности трех факторов — политика, экономика, культура — приоритетным вектором притяжения для относительного большинства стран (а именно: стран Цен­тральной Азии — Казахстана, Кыргызстана, Таджикистана, Узбекистана, а также Армении и Беларуси) — остается пост­советское пространство, и ключевым фактором такой группи­ровки является политический. В то же время, как указывают авторы исследования «Конфликт двух интеграций», в настоя­щее время перед постсоветскими государствами стоит дилем­ма по оценке вызовов, издержек и приобретений от выбора между двумя интеграционными режимами - так называемым европейским (Европейский Союз) и так называемым евразий­ским (Таможенный союз и недавно образованный Евразий­ский экономический союз). За указанным выбором фактиче­ски подразумевается определение пути следования по одной из моделей развития, каждая из которых имеют свою выра­женную специфику и конкурирует друг с другом.

Указанный риск тесно связан с риском недостаточной ос­ведомленности о реальных интеграционных процессах, проис­ходящих в ЕАЭС, со стороны граждан и юридических лиц, что может отразиться на ухудшении имиджа нового интеграци­онного объединения, а значит вызвать недоверие как к самим процессам, происходящим в ЕАЭС, так и к международно­правовым актам, принимаемым в его рамках.

Таким образом, обозначенные риски позволяют конста­тировать тот факт, что, несмотря на допустимо оптимистич­ное развитие ЕАЭС в будущем, он неизбежно столкнется как с различными правовыми проблемами, так и с реальными эко­номическими трудностями, которые, тем не менее, необходи­мо преодолевать с наименьшими издержками, а по возмож­ности не допускать наступления их негативных последствий. Только в этом случае позитивный потенциал ЕАЭС может быть раскрыт и использован государствами в полном объеме. Кроме того, следует учитывать, что проблема преодоления рисков, стоящих перед евразийской интеграцией, требует не только исследований в области международного права, но и междисциплинарных исследований, например, совместных экономико-правовых проектов, проектов, сопряженных с со­циологическими, политическими исследованиями. Следует согласиться с мнением Ю. А. Тихомирова, согласно которому в сфере международного публичного права нужно предвидеть риски формирования и функционирования межгосударствен­ных объединений.

Анализ Договора о ЕАЭС позволяет сделать вывод о том, что в настоящее время мы имеем новую международно-право­вую модель Евразийского экономического союза, созданную на основе эволюционного развития международно-правовых моделей предшествующих таможенных союзов и синтезиро­ванную с отдельными элементами ЕврАзЭС, СНГ, ЕЭП. Кроме того, международно-правовая модель ЕАЭС сформирована на основе генерации указанных интеграционных моделей, и по­явлению ЕАЭС способствовали временные и качественные формации интеграционных процессов, носившие объектив­ный характер.

Так, от международно-правовой модели Таможенного союза ЕАЭС «унаследовал» действующую часть международ­но-правовой базы, включая Таможенный кодекс Таможенного союза, элементы институциональной структуры, экономиче­ский вектор международного сотрудничества, право прини­мать юридически обязательные решения для государств-чле­нов.

Указанное позволяет заключить, что Евразийский эконо­мический союз, представляя собой международно-правовую модель межгосударственного интеграционного объединения, созданного на постсоветском пространстве, вступил в фазу, когда комплексная и взвешенная оценка рисков, стоящих перед ЕАЭС, необходима для сохранения жизнеспособности данной важнейшей интеграционной структуры. Целесообраз­но оценивать риски, возникающие перед ЕАЭС как межгосу­дарственным интеграционным объединением, по различным параметрам, где правовая оценка должна быть одной из цен­тральных. Далее следует проводить работу в целях миними­зации установленных рисков, учитывать их при разработке и принятии различных международно-правовых и рекоменда­тельных актов ЕАЭС, а также при имплементационных ме­роприятиях в государствах-членах ЕАЭС. Подобная работа позволит осуществить нейтрализацию и элиминацию, т.е. ис­ключение рисков, в том числе правовыми методами при по­мощи научных исследований.

Для создания объективной и полной картины оценки ри­сков, вызовов и угроз, стоящих перед евразийской интеграци­ей в целом и Евразийским экономическим союзом в частно­сти, необходимо отметить резко отрицательные высказывания отдельных специалистов из Западной Европы, которые публи­куются в последнее время. Такие высказывания, как правило, носящие характер небольших публикаций, а не комплексных, серьезных исследований, посвященных евразийской интегра­ции, направлены на «очернение» всего интеграционного сбли­жения ряда государств постсоветского пространства, нивели­рование его достоинств без какого-либо существенного ана­лиза, а выводы, сделанные в них, носят политизированный и неконструктивный характер, выражая лишний раз ангажиро­ванность авторов. В частности, И. Маннтойфель указывает на то, что без Украины Евразийский экономический союз явля­ется «мертворожденным ребенком», а сама идея евразийства - опасной для Европейского Союза идеологией. С указанными положениями ни в коей мере нельзя согласиться, поскольку они носят поверхностный характер и не учитывают объектив­ные достижения евразийской интеграции. В то же время риск негативного восприятия идей евразийской интеграции среди ученых, общественности, бизнеса в России и за рубежом - ре­альность, которую необходимо учитывать и преодолевать, «проводя работу над ошибками», с учетом опыта СНГ, ЕврА­зЭС, Европейского Союза в контексте сложной современной обстановки. Кроме того, геополитические изменения, проис­ходящие в евразийском регионе, а также в России в последнее время, объективно показали, что понятие «евразийская инте­грационная идея» является важным параметром современно­го развития общества, а значит и науки.

C точки зрения реализации заложенного Договором о ЕАЭС потенциала Евразийского экономического союза особо важное значение имеет прогнозирование вариантов развития евразийской интеграции в будущем с учетом обозначенных рисков. Прогнозирование таких вариантов развития интегра­ции на основе права способно решить следующие задачи, а именно:

- определение правовых направлений продолжения и углубления интеграции в формате Евразийского экономиче­ского союза с ориентиром на конституционно-правовые нор­мы государств - членов ЕАЭС как важнейшую опору реализа­ции национальных интересов интегрирующихся стран;

- выявление коллизионных форм внутри правовой базы са­мого межгосударственного объединения, а также взаимного не­соответствия национальных законодательств государств - членов межгосударственного объединения, затрудняющего достиже­ние согласования их воль, в частности, приведение российско­го законодательства в соответствие с нормами Договора о Ев­разийском экономическом союзе;

- четкое определение направлений законодательной ра­боты по реализации положений, вытекающих из Договора о Евразийском экономическом союзе, с учетом их приоритетно­го положения по отношению к российскому законодательству на основании ч. 4 ст. 15 Конституции Российской Федерации;

- дальнейшая гармонизация законодательства государств - членов ЕАЭС в связи с положениями Договора о ЕАЭС;

- совершенствование организационно-правовых форм выполнения международных договоров и решений органов Евразийского экономического союза, включая решения Ев­разийской экономической комиссии, в том числе, путем не­посредственной реализации, если для их имплементации не требуется издания законодательных и подзаконных актов;

- отражение в фокусе законодательного развития реали­зации иных форм межгосударственных объединений и меж­дународных организаций с участием России, включая Содру­жество Независимых Государств, Союзное государство России и Беларуси.

Таким образом, следует резюмировать, что укрепление евразийской интеграции на постсоветском пространстве явля­ется одной из действенных мер защиты национальных интере­сов Российской Федерации и ответом на современные вызовы и угрозы, в числе которых вооруженные конфликты междуна­родного и немеждународного характера, дестабилизация об­становки в государстве (государствах) за счет невооруженных средств и методов. При этом формирование в дальнейшем на базе Евразийского экономического союза нового объединения - Евразийского союза, объединяющего государства в полити­ческой и военно-стратегической сферах, позволило бы создать общую платформу региональной безопасности с участием России в евразийском регионе, а значит, и новый центр силы в глобальном масштабе.



Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика