Содержание журналов

Баннер
  PERSONA GRATA

НИКОЛАС РОБИНСОН:
ЭКОЛОГИЧЕСКОЕ ПРАВО В ЭПОХУ АНТРОПОЦЕНА

Интервью с профессором Юридической школы им. Элизабет Хауб Университета Пейса (США, Нью-Йорк).


Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Экологический туризм в пределах особо охраняемых природных территорий: правовые аспекты
Научные статьи
17.08.15 10:54

вернуться

Экологический туризм в пределах особо охраняемых природных территорий: правовые аспекты


alt
Анисимов А.П.
alt

Рыженков А.Я.
alt
Чикильдина А.Ю.
 
МЕЖДУНАРОДНОЕ ЭКОЛОГИЧЕСКОЕ ПРАВО
Анисимов А.П., Рыженков А.Я., Чикильдина А.Ю.
6 85 2015
В настоящей статье рассматриваются правовые особенности осуществления экологического туризма на особо охраняемых территориях. Дана характеристика термина «экологический туризм», рассмотрены его признаки. Экологический туризм определен как преимущественно эколого-предпринимательская деятельность, направленная на ознаком­ление граждан с природными достопримечательностями в границах особо охраняемых природных территорий или вне таковых в целях реализации экономических, социальных, образовательных и иных общеполезных целей при участии местного населения и гарантиях прав коренных малочисленных народов. Проанализированы основные положения теории экологического туризма, которую обосновал Е.А. Высторобец. Сделаны выводы о перспективах осуществления экологического туризма на особо охраняемых территорий.

26 февраля 2015 года Министерством природных ресур­сов и экологии Российской Федерации была проведена Меж­дународная интернет-конференция «Особо охраняемые при­родные территории как стратегический элемент для развития экологического туризма в Российской Федерации». Данное мероприятие стало заметным событием в экологической сфе­ре, поскольку явилось платформой для обсуждения актуаль­ных вопросов, связанных с развитием экологического туризма на особо охраняемых территориях федерального, региональ­ного и местного уровня. Ранее экологический туризм на за­поведных территориях воспринимался как посягательство на природные «святыни», и действительно в мировой истории имеется много неудачного опыта массового и порой некон­тролируемого пребывания людей на уникальных экологиче­ски ценных землях. Однако игнорирование данного опыта гу­бительно и необходимо осознанно подходить к обоснованию теории экологического туризма и работать над международ­ными стандартами в этой области.

В последние годы более активно внедряются различные форматы мероприятий, привлекающие внимание к эколо­гическому туризму в заповедниках и национальных парках, например, 18 апреля 2015 года на территории «Государствен­ного природного биосферного заповедника «Ростовский» со­стоялся IV-й областной состоялся Международный фестиваль экологического туризма «Воспетая степь». Однако возникает множество вопросов о правовом регулировании данной дея­тельности, назрела необходимость обоснования правовой кон­цепции развития экологического туризма в целом и на особо охраняемых территориях  в частности. Цель настоя­щей статьи - исследование сущности экологического туризма через призму на­учных теорий и правовых основ осуществления эколого-туристской деятельно­сти в пределах защищаемых государством территорий, имеющих особый экологи­ческий правовой статус, поэтому все для отдыха в экологическом туризме на базе отдыха можно устроить для себя настоящую зимнюю сказку для отдыха и зимних развлечений.

Для начала обратимся к утвердившимся научным теориям об экологическом туризме.


 

По одной из суще­ствующих научных версий, термин «экологический туризм» был предложен в 1980 г. мексиканским эко­номистом Гектором Цебал- лос-Ласкурейном (СеЬа Lascurain). В тот момент смысл данной разновидности туризма сводился к щадящему отношению к местным объектам флоры и фауны, а также неживой природы. По другой версии, впер­вые рассматриваемый термин был использован Миллером в 1978 г. для обозначения одного из вариантов устойчивого раз­вития туризма. Непосредственно в России термин «экологи­ческий туризм» стал использоваться в научной доктрине, а потом и в законодательстве начиная с середины 80-х годов XX века, когда специалистами Бюро международного молодеж­ного туризма «Спутник» Иркутского обкома комсомола был разработан и внедрен ряд туристических маршрутов (напри­мер, экологический тур по долине реки Голоустной). Именно тогда эти маршруты впервые в СССР были официально на­званы «маршрутами экологического туризма» и вошли в ката­логи Бюро «Спутник». Соответственно, под словосочетанием «экологический туризм» тогда подразумевались маршруты, оборудованные таким образом, чтобы присутствие туристов минимально отражалось на природной среде, а сами они не только отдыхали, но и знакомились с экологическими пробле­мами Байкала.

Последующий этап развития страны не дал однозначной доктринальной или нормативной формулировки «экологиче­ского туризма». Между тем, точное понимание данного тер­мина если не на международном, то хотя бы на национальном уровне позволяет подготовить территорию и транспорт к мас­совым перевозкам, спрогнозировать ситуацию с занятостью населения и доходностью бизнеса. Все это требует специфиче­ского комплекса мер по планированию развития регионов и муниципалитетов, в том числе на уровне документов террито­риального планирования (например, разработка возможных вариантов развития территорий для экологического туризма посредством планирования создания особо охраняемых при­родных территорий местного значения в генеральных планах городских округов или поселений). Это позволит осуществить прокладку туристических маршрутов, постройку объектов инфраструктуры и определит информационную стратегию властей.

Несмотря на отсутствие однозначности в терминологии, различные ученые и международные экологические органи­зации предлагают ряд определений. Например, Междуна­родный Союз охраны природы определяет экологический ту­ризм как путешествие с ответственностью перед окружающей средой по отношению к ненарушенным природным террито­риям с целью изучения и наслаждения природой и культур­ными достопримечательностями, которое содействует охране природы, оказывает «мягкое» воздействие на окружающую среду, обеспечивает активное социально-экономическое уча­стие местных жителей и получение ими преимуществ от этой деятельности.

Всемирный фонд дикой природы понимает под экоту­ризмом туризм, включающий путешествия в места с относи­тельно нетронутой природой, с целью получить представле­ние о природных и культурно-этнографических особенностях данной местности, который не нарушает при этом целостно­сти экосистем и создает такие экономические условия, при которых охрана природы и природных ресурсов становится выгодной для местного населения.

При сравнении этих определений можно обнаружить три ключевых особенности экологического туризма: наличие нетронутых экологических систем; тесная связь природных объектов с культурной и этнографической средой местности; получение местным сообществом выгоды от развития эко­логического туризма. Наличие этих факторов в концепции экологического туризма не вызывает сомнений, однако кроме желания местных жителей принимать туристов необходима еще и туристская инфраструктура, которую местные жители, скорее всего, не смогут создать самостоятельно. В свою очередь, это требует создания государством условий для разви­тия экологического предпринимательства и выдачи местным жителям необходимых субсидий.

Аналогичные недостатки можно обнаружить и при обра­щении к российским доктринальным определениям экологи­ческого туризма.

Так, С.В. Злобин считает, что экотуризм - это «разновид­ность предпринимательской деятельности, связанной с орга­низацией туристических маршрутов, ориентированных на по­знание и сохранение окружающей среды».

Н.И. Миронова считает экотуризмом «посещение уни­кальных природных территорий, мало затронутых хозяй­ственной деятельностью, сохранивших традиционный уклад жизни местного населения; это повышение уровня экологи­ческой культуры всех участников туристского процесса и по­вышение жизненного уровня местного населения, соблюдение природоохранных норм и технологий при выполнении эколо­гических туров и программ».

При всех преимуществах обеих формулировок, первая из них носит исключительно экономический характер, а основ­ной акцент второй сделан на вопросах законности и эколо­гической культуры. Между тем, экологический туризм - это сложное и комплексное явление, имеющее как экономиче­скую, так и важную социальную, культурную и образователь­ную ценность.

Попробуем сформулировать признаки экологического туризма:

1) нормы права об экологическом туризме занимают двойственное положение в системе экологического права, по­скольку он является как видом экологического предпринима­тельства, так и способом экологического просвещения. Это на­лагает свою специфику на его правовое регулирование.

2) экологический туризм выполняет ряд важных социаль­ных функций, связанных с поддержкой жизнедеятельности местных общин, нередко проживающих на депрессивных тер­риториях. При реализации программ экологического туриз­ма достигается не только коммерческий или образовательный, но и социальный эффект, особенно важный, когда речь идет об общинах коренных и малочисленных народов, права кото­рых требуют защиты.

Социальная функция экотуризма заключается в создании новых рабочих мест для местного населения, стимулировании традиционных форм природопользования; производстве эко­логически чистых продуктов питания; увеличении инвести­ций как в инфраструктуру и сервис, так и в охрану природы; росте благосостояния местного населения и развитии специ­ального образования, направленного на приобретение тури­стических и природоохранных профессий; развитии ремесел и местного самоуправления и т.д.

3) развитие экологического туризма является стимулом соблюдения норм экологического законодательства для жите­лей населенных пунктов, задействованных в программах эко­логического туризма. На наш взгляд, охрана природы наибо­лее эффективна не посредством установления запретов и нака­заний, а посредством создания эффективной экономической системы, направленной на обеспечение устойчивого развития не отдельных земельных участков, а больших территорий. В этом случае решаются не только экологические задачи (мест­ные жители не устраивают свалок мусора на туристических маршрутах, не сливают ядовитые вещества в реки и т.д.), но и экономические. Последнее важно потому, что многие эколо­гические правонарушения происходят от бедности (граждане не покупают мусорные контейнеры и не оплачивают вывоз мусора не потому, что им не жалко природу, а в силу нехватки денежных средств. Поэтому в России многие овраги в сельской местности - это одна большая свалка). Если же охранять при­роду становится выгодно всем (поскольку в районах массового экологического туризма большинство местных жителей уча­ствует в торговле, питании, гостиничном бизнесе и т.д.), то за­грязнений земель и иных природных объектов будет меньше. Это не выгодно, иначе экологические туристы больше не при­едут.

4) экологический туризм - это совершенно не обязатель­но предпринимательская деятельность, осуществляемая ту­ристическими фирмами или иными специализированными предпринимательскими структурами. Любая поездка граж­дан на автомобиле за город для знакомства с природными достопримечательностями уже есть экологический туризм и природопользование. Другое дело, что реализуя в такой фор­ме свое право на благоприятную окружающую среду, граж­дане не вступают в правовые отношения с органами власти, бизнесменами или другими гражданами, а, следовательно, такая деятельность не требует какой-либо особой правовой регламентации.

5) экологический туризм может осуществляться, во- первых, в границах особо охраняемых природных территорий (национальные парки, заповедники, ботанические сады и т.д.); во-вторых, на землях, не находящихся под режимом особой охраны. В-третьих, при скоплении туристических объектов на одной территории (или необходимости строительства на ней туристической инфраструктуры), там могут создаваться особые экономические зоны. О значимости экологического туризма в России свидетельствует тот факт, что из семи пер­вых особых экономических зон (ОЭЗ) туристско-рекреацион­ного типа в шести предполагалось развитие экологического туризма. Во всех трех случаях экологический туризм может осуществляться как в естественных (нетронутых), так и в моди­фицированных (культурных) ландшафтах.

6) экологический туризм должен осуществляться на тер­риториях, располагающих уникальными природными ланд­шафтами, но никак не на землях, зараженных опасными ве­ществами. Речь в данном случае идет о существовавших в 2011 году (хотя и не массовых) туристических маршрутах в зону Чернобыльской АЭС, в «мертвый город» Припять, где время остановилось в апреле 1986 г. Организаторы уверяли, что та­кое путешествие не причинит вреда здоровью туристов. Но это скорее «анти-экологический туризм». Отсюда следует, что важным признаком экологического туризма является его ле­гальный характер, то есть нахождение граждан на определен­ной территории с разрешенным доступом. В этом смысле не будет легальным и экологический туризм, осуществляемый в национальном парке, но за границами разрешенной зоны ту­ристического обслуживания посетителей.

Таким образом, экологический туризм - это преимуще­ственно эколого- предпринимательская деятельность, направ­ленная на ознакомление граждан с природными достоприме­чательностями в границах особо охраняемых природных тер­риторий или вне таковых в целях реализации экономических, социальных, образовательных и иных общеполезных целей при участии местного населения и гарантиях прав коренных малочисленных народов.

    Следует особо подчеркнуть важность в таком определе­нии образовательных целей, поскольку многие ученые с со­жалением отмечают упущение образования из определений экологического туризма. Такое упущение показывает отсутствие приоритета образования не только в теории, но также и в практике осуществления стабильного экологического ту­ризма.

ООПТ активно используются для развития экологическо­го туризма и обеспечения активного познавательного отдыха в естественных природных условиях в целях воспитания адек­ватного восприятия природной среды а также сбора доступ­ной экологической и природоохранной и информации.

Каковы же правовые возможности развития экологиче­ского туризма на особо охраняемых территориях?

Модельный закон о туристской деятельности, принятый в г. Санкт-Петербурге 16 ноября 2006 года Постановлением 27­15 на 27-ом пленарном заседании Межпарламентской Ассам­блеи государств-участников СНГ, определил экологический туризм как природоориентированная туристская деятель­ность, имеющая целью организацию отдыха или получение естественнонаучных или практических знаний и опыта, не на­носящая вред природной среде.

Федеральный закон от 14.03.1995 № 33-ФЗ «Об особо ох­раняемых природных территориях» предусматривает саму возможность туризма на территориях национальных парков, где могут создаваться функциональные зоны познавательного туризма, предназначенные для организации экологического просвещения и ознакомления с достопримечательными объ­ектами национального парка (пп. «в» п. 1 ст. 15. Но при этом запрещается размещать туристские стоянки в непредназна­ченных для этого местах.

Федеральный закон от 01.05.1999 № 94-ФЗ «Об охране озера Байкал» содержит нормативные положения об органи­зации туризма и отдыха в центральной экологической зоне, которая согласно п. 1 ст. 12 данного закона осуществляется в соответствии с правилами, обеспечивающими соблюдение предельно допустимых норм нагрузок на окружающую среду в центральной экологической зоне.

В контексте этого вопроса необходимо подробно рас­смотреть теорию экологического туризма, обоснованную Е.А. Высторобцем, выделившим следующие критерии правового понятия экологического туризма согласно российскому за­конодательству: организованный отдых на природе, который может специально координироваться и осуществляется, в том числе на территории национальных парков и других ООПТ - в специально отведенных местах; предусматривает обязатель­ность мероприятий по сохранению природной среды; связан с изучением природной среды; связан с применением при­родосберегающих технологий; установлены и соблюдаются специальные правила и нормы нагрузки; материалы обосно­вания лицензий и иные проекты установленных видов доку­ментов прошли экологическую экспертизу и/или согласованы с природоохранными органами власти10. Ученый обозначил, экологический туризм в России как «совокупность турист­ских продуктов, большая часть продолжительности отдыха по которым соответствует названным критериям или отвечает большинству и не противоречит остальным». Справедливым является его замечание о том, что «туристические продукты не соответствующие правовому понятию экологического туриз­ма, но так именуемые, содержат признаки недобросовестной конкуренции в форме введения в заблуждение потребителя и представляют угрозу праву настоящего и будущих поколений на благоприятную окружающую среду».

Е.А. Высторобец сконцентрировал внимание на необ­ходимости определения экотуризма в как важного элемента системы интерЭКОправа, отмечая, что понятие «экотуризм» сформулировано в рамках Конвенции о биологическом раз­нообразии как «туризм, который зависит от существования и поддержания биологического разнообразия и мест обитания» (пп. «а» п. 4 раздела V/25), и охватывает охрану природного наследия.

Автор предложил такое определение экологического ту­ризма: «вид туризма (как религиозный, лечебный, горнолыж­ный, автотуризм, шопинг-туризм, туризм на "море и солн­це") организованная и согласованная с природоохранными органами власти; деятельность по сбережению, сохранению и восстановлению окружающей природной среды во время путешествий и при подготовке к ним путем приобретения, развития, воплощения экологических знаний, технологий, культуры, а также знаний в других областях непосредственно связанных с охраной естественной среды, осуществляемая, в специально отведенных местах и на маршрутах в соответствии с проектной документацией, законодательством и между­народным правом, не связанная с получением дохода, если такая деятельность не является основным занятием». Рас­крывая содержание экологического туризма с точки зрения философии интерЭКОправа, ученый отмечал, что экотуризм - это «вклад в обеспечение права настоящего и будущих по­колений на благоприятную окружающую среду, связанный с осознанным и добровольным ограничением потребления не традиционных продуктов, услуг в местах отдыха. Экотуризм связан с упрощением материального обеспечения взамен на получение морального удовлетворения от природы и участия в ее сохранении».

Весьма убедительным звучит аргумент о необходимости специального правового регулирования экологического ту­ризма: «такое регулирование не должно касаться ограниче­ний воздействия на окружающую среду, общих для всех ви­дов туризма, но устанавливать минимальные дополнительные требования по содержанию и формам деятельности, которые отличают его от иного туризма, внося вклад в охрану окружа­ющей среды».

По нашему мнению, для эффективного использования рекреационного потенциала особо охраняемых природных территорий и развития на них экологического туризма необ­ходима разработка методики соотношения количества посе­щений ООПТ туристами и их рекреационной емкости. При этом расчет рекреационной емкости территории следует про­водить не только для ООПТ, но и иных уникальных экологиче­ских систем (водных, степных и т.д.). Это и будет реализацией предусмотренных законом нормативов предельной допусти­мой антропогенной нагрузки на природные объекты. Разра­ботка и внедрение данных нормативов позволит как обеспе­чить сохранение экологических систем, так и развить объекты туристской инфраструктуры».

Экологический туризм, как и любая иная деятельность, связанная с потреблением природных богатств, не может осу­ществляться произвольно и в любых количествах. В России и многих других странах бывшего СССР такие пределы воз­действия на природу определяются посредством экологиче­ского нормирования. При этом если нормативы предельно допустимых выбросов и сбросов вредных веществ в атмосферу или воду давно и достаточно подробно разработаны и исполь­зуются на практике, с нормативами предельных рекреацион­ных нагрузок на экологические системы дело обстоит намного хуже.

В Федеральном законе «Об охране окружающей среды» от 10 января 2002 г. предусмотрены нормативы предельно до­пустимой антропогенной нагрузки на природные объекты (статья 27), которые должны определять степень антропоген­ного воздействия (с учетом действия природных факторов) на природные объекты, при превышении которой происходят нарушения устойчивого состояния экосистемы, ее естествен­ного развития и ухудшение условий использования природ­ных объектов. Данный норматив должен определять уровень возможного негативного воздействия на окружающую среду на определенной территории еще на стадии планирования определенных видов деятельности (размещение объектов промышленности, энергетики, транспорта, строительства ту­ристических объектов и т.д.) с учетом каждого вида антропо­генных воздействий и их совокупности. Из этого следует, что деятельность по разработке документов территориального планирования федерального, регионального и муниципаль­ного уровня должна осуществляться с учетом данных норма­тивов, отсутствующих на практике. Это затрудняет расчет ан­тропогенного воздействия на окружающую среду при плани­ровании долгосрочного социально-экономического развития страны.

На сегодняшний день нормативы допустимой антропо­генной нагрузки установлены только для уникальной эколо­гической системы озера Байкал. Например, в 500-метровой прибрежной полосе измененные в результате рекреацион­ной деятельности локальные экосистемы (места размещения рекреационных комплексов, временных стоянок, туристских троп) должны затрагивать не более 1% территории естествен­ных экосистем на западном и 2% - на юго-восточном побережье озера Байкал. При всех плюсах этого решения стоит заметить, что система ООПТ России озером Байкал не исчерпывается.

Фактически в настоящий момент не существует норматив­ного акта, содержащего базовую методику расчета антропо­генной нагрузки на уникальные природные комплексы и тер­ритории. Между тем, есть интересные разработки специали­стов в России и США, в том числе опробованные на практике. Так, еще в 1973 году сотрудником Тебердинского заповедника Павлом Александровичем Утяковым было посчитано, что за­поведник может «безболезненно» для экосистемы пропустить 400-500 тысяч человек в год. Если бы данные расчеты вошли в нормативный акт, то такой расчет пропускной способности позволил бы эффективно планировать и контролировать со­стояние охраняемой территории заповедника в долгосрочной перспективе.

      В 2008 г. в российском национальном парке «Самарская Лука» для туристов был закрыт ряд маршрутов и участков, где была вытоптана ценная растительность. В США известен случай, когда Земельная комиссия штата Колорадо добилась, чтобы местные власти отменили свой план по созданию ре­креационной зоны у озера Катамаунт. Предполагаемая зона отдыха была известна богатством обитаемой там дичи, и на­плыв отдыхающих, естественно, должен был ликвидировать этот оазис живой природы.

Таким образом, необходима разработка методики соот­ношения количества посещений ООПТ туристами и их ре­креационной емкости. При этом расчет рекреационной ем­кости территории следует проводить не только для ООПТ, но и иных уникальных экологических систем (водных, степных и т.д.). Это и будет реализацией предусмотренных законом нор­мативов предельной допустимой антропогенной нагрузки на природные объекты. Разработка и внедрение данных норма­тивов позволит как обеспечить сохранение экологических си­стем, так и развить объекты туристской инфраструктуры.

В заключение отметим, что Евгений Александрович Вы- сторобец сделал весомый вклад в обоснование теории нор­мативного понимания экологического туризма, его выводы о необходимости унифицированного международно-правового регулирования экотуризма и государственного управления в области экологоориентированной туристской деятельности с единых помощью правовых механизмов актуальны всегда, их необходимо развивать в дальнейших эколого-правовых ис­следованиях. Государства и международные организации со­вместно с администрациями особо охраняемых территорий, туристическими организациями должны решить задачу по созданию единых международных стандартов экологического туризма, в особенности осуществляемого на особо охраняе­мых территориях.




Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика