Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Проблема определения понятия «Законодательство Российской Федерации»
Научные статьи
19.08.15 10:15
вернуться

Проблема определения понятия «Законодательство Российской Федерации»


alt
Теплякова О. А.
alt
Степанова М. С.
 
ТЕОРИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
Теплякова О. А., Степанова М. С.
6 85 2015
В статье проведен анализ понятий «законодательство» и «законодательство Российской Федерации». Авторы приходят к выводам о наличии широкого и узкого подхода к указанным понятиям на основе анализа научной литературы, кодексов, законов и законопроектов. В статье обосновывается целесообразность установления единого подхода к использованию термина «законодательство Российской Федерации» с целью исключения многозначности в трактовке объемаданного термина.

В условиях федеративного государства чрезвычайно важ­но определить объем понятия «законодательство Российской Федерации». Включает ли законодательство Российской Феде­рации только федеральное законодательство, или также зако­нодательство субъектов Российской Федерации? Неоднознач­ным является ответ на вопрос о включении в законодательство Российской Федерации подзаконных нормативно-правовых актов. Анализ понятия «законодательство Российской Феде­рации», проведенный в данной статье, позволил нам прибли­зиться к пониманию содержания и объема данного термина.

Базовым для понятия «законодательство Российской Фе­дерации» является понятие «законодательство».

В юридической литературе можно выделить два основ­ных подхода к понятию «законодательство»: узкий и широ­кий. Узкий подход предполагает, что законодательство вклю­чает совокупность законов, в связи с чем различаются законы (законодательные акты), составляющие законодательство, и подзаконные акты.

Широкий подход основан на том, что в систему законода­тельства включаются все нормативные правовые акты, образу­ющие единую цельную систему. Так, например, С. С. Алексеев определяет законодательство как «всю совокупность норма­тивных юридических актов, действующих в данной стране, об­разующих единую цельную систему, которая обычно имену­ется системой законодательства». Н. А. Власенко определяет систему законодательства как дифференцированную систему нормативных правовых актов, основанную на принципах су­бординации и скоординированности ее структурных компо­нентов. Законодательство есть форма существования право­вых норм, средство придания им определенности и объектив­ности, их объединения в конкретные нормативные правовые акты.


   Юридические и толковые словари преимущественно определяют термин законо­дательство в широком смыс­ле:  как «общность и дух всех постановлений, законов страны»; «совокупность всех правовых норм, действую­щих в данном государстве»; «совокупность законов»; «совокупность правовых норм, регулирующих об­щественные отношения в целом, или один из видов общественных отношений»; «система нормативных актов, издаваемых высшими органами государственной власти и управления».

   Еще один аргумент в пользу широкого подхода к поня­тию законодательства дает нам анализ структуры официаль­ного периодического издания «Собрание законодательства Российской Федерации». В нем публикуются «федеральные конституционные законы, федеральные законы, акты палат Федерального Собрания, указы и распоряжения Президента Российской Федерации, постановления и распоряжения Пра­вительства Российской Федерации, решения Конституцион­ного Суда Российской Федерации о толковании Конституции Российской Федерации и о соответствии Конституции Рос­сийской Федерации законов, нормативных актов Президента Российской Федерации, Совета Федерации, Государственной Думы, Правительства Российской Федерации или отдельных положений перечисленных актов...». В рамках данного перио­дического издания законодательство страны включает не толь­ко законы, но и иные нормативно-правовые акты.

Наличие узкого и широкого подхода к термину «законо­дательство» отмечают такие ученые, как Д. А. Керимов и Н. М. Добрынин. По мнению Д. А. Керимова, «законодательство юридически - это совокупность только законодательных актов, но в практическом обыкновении законодательство понимают более широко: законодательство включает в себя не только за­коны, но и подзаконные акты, образуя вместе с ними единую законодательную систему». Н. М. Добрынин отмечает, что в узком смысле законодательство - совокупность только законов государства. В более употребительном, широком смысле, за­конодательство - совокупность не только законов, но и иных нормативных правовых актов, принимаемых парламентом, главой государства и правительством, министерствами и ве­домствами, уполномоченными на их принятие; в федератив­ном государстве также договоры федерации и ее субъектов по вопросам разграничения предметов ведения и полномочий их органов государственной власти.

В законах и кодексах Российской Федерации термин «за­конодательство» довольно часто понимается как совокупность только законодательных актов. Так, ГК РФ устанавливает, что «гражданское законодательство состоит из настоящего Кодек­са и принятых в соответствии с ним иных федеральных зако­нов». Поскольку гражданское законодательство относится к предметам ведения Российской Федерации, то, следуя логике Конституции Российской Федерации, в гражданское законо­дательство включены только федеральные законы. К пред­метам совместного ведения Российской Федерации и субъек­тов Российской Федерации относится законодательство об административных правонарушениях, семейное, земельное, лесное, водное законодательство, поэтому законодательство в данных областях включает соответствующий кодекс, другие федеральные законы и принимаемые в соответствии с ними законы субъектов Российской Федерации. Таким образом, в вышеперечисленных нормативных актах применен узкий подход к использованию термина «законодательство» — как совокупности только законодательных актов.

Из данной логики несколько выбивается Жилищный кодекс Российской Федерации, согласно которому «жилищное законодательство состоит из настоящего Кодекса, принятых в соответствии с настоящим Кодексом других федеральных законов, а также изданных в соответствии с ними указов Президента Российской Федерации, постановлений Правительства Российской Федерации, нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти, принятых законов и иных нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации, нормативных правовых актов органов местного самоуправления». Пример с Жилищным кодексом является далеко не единственным. Федеральный закон «Об образовании в Российской Федерации» понимает под законодательством об образовании Конституцию Российской Федерации, Федеральный закон «Об образовании в Российской Федерации», а также другие федеральные законы, иные нормативные правовые акты Российской Федерации, законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации, содержащие нормы, регулирующие отношения в сфере образования. В двух вышеприведенных примерах использован широкий подход к термину законодательство - как совокупности всех нормативно-правовых актов, регулирующих отношения в определенной сфере.

Проведенный анализ проводит нас к выводу не только о наличии узкого и широкого подхода к термину законодательство, но и довольно бессистемном выборе законодателя одного из подходов при употреблении данного термина. Можно констатировать, что оба эти подхода используются законодателем наравне.

Непоследовательность законодателя прослеживается так­же в выборе термина «законодательство» или «законодатель­ство Российской Федерации». Следует ли считать данные тер­мины синонимами или они имеют разный объем?

Во многих нормативно-правовых актах под термином «законодательство Российской Федерации» понимаются ис­ключительно федеральные нормативно-правовые акты, вклю­чая законы и подзаконные акты. Например, Федеральным законом «О бухгалтерском учете» установлено, что «законо­дательство Российской Федерации о бухгалтерском учете со­стоит из настоящего Федерального закона, других федераль­ных законов и принятых в соответствии с ними нормативных правовых актов». Аналогичные формулировки определения законодательства Российской Федерации закреплены в Воз­душном кодексе Российской Федерации, Федеральном законе «Об электроэнергетике» и др. Зачастую законодатель под за­конодательством Российской Федерации понимает только фе­деральные законы, не включая в данное понятие подзаконные нормативно-правовые акты. Так, уголовное законодательство Российской Федерации состоит из Уголовного кодекса, зако­нодательство Российской Федерации о налогах и сборах со­стоит из Налогового кодекса и принятых в соответствии с ним федеральных законов о налогах и сборах, законодательство Российской Федерации в области персональных данных состо­ит из Федерального закона «О персональных данных» и других определяющих случаи и особенности обработки персональ­ных данных федеральных законов. В приведенных примерах под законодательством Российской Федерации понимаются только федеральные законы и кодексы.

Таким образом, с достаточно большой степенью уверен­ности можно было бы утверждать, что в подавляющем боль­шинстве случаев под законодательством Российской Федера­ции понимается именно федеральное законодательство в ши­роком или узком смысле (включая или исключая подзаконные нормативно-правовые акты).

Однако из этого, казалось бы, логичного вывода имеется исключение. Так, Бюджетный кодекс Российской Федерации устанавливает, что Бюджетное законодательство Российской Федерации состоит из Бюджетного кодекса и принятых в со­ответствии с ним федеральных законов, законов субъектов Российской Федерации, муниципальных правовых актов представительных органов муниципальных образований. Имея такой законодательный прецедент, мы не может быть уверенными, что под термином «законодательство Россий­ской Федерации» понимается исключительно федеральное законодательство.

Очевидно, что в науке и практике имеются коллизии в определении термина «законодательство Российской Феде­рации», которые требуют разрешения. Попытки разрешить эту проблему на практике предпринимались неоднократно. Так, в 1996 г. в Государственную Думу был внесен проект Фе­дерального закона № 96700088-2 «О нормативных правовых актах Российской Федерации» депутатами Государственной Думы - членами Комитета по законодательству и судебно­правовой реформе. Однако законопроект был принят только в первом чтении. В 2014 г. Минюстом России был подготовлен, но не был внесен в Государственную Думу новый проект фе­дерального закона «О нормативных правовых актах в Россий­ской Федерации». Практики не оставляют попыток привести к общему знаменателю понимание таких основополагающих терминов для правовой системы России, как законодательство и законодательство Российской Федерации.

Следует отметить, что концепции данных законопроек­тов существенно различаются. Законопроект 1996 г. под зако­нодательством понимал всю совокупность нормативно-право­вых актов, под законодательством Российской Федерации по­нимал совокупность федерального законодательства и законо­дательства субъектов Российской Федерации, причем включая также и нормативно-правовые акты органов местного само­управления. По сути, «законодательство» и «законодательство Российской Федерации» рассматривались как синонимы и по­нимались максимально широко.

В новом законопроекте подход диаметрально противопо­ложный и предельно конкретный. «Совокупность федеральных законов составляет федеральное законодательство. Сово­купность законов субъектов Российской Федерации составляет законодательство субъектов Российской Федерации». Поня­тие «законодательство» не включает иные нормативные право­вые акты, кроме законов. Следует отметить, что законопроект 2014 г. применяет термин «законодательство Российской Феде­рации», однако не дает ему определение. Исходя из контекста статей 20, 25, 36 и др. данного законопроекта понятие «зако­нодательство Российской Федерации» понимается в значении «федеральные законы», «федеральное законодательство».

Давая оценку законопроекту 2014 г., можно отметить, что если он будет принят, то это потребует от законодателя пересмотра значительного количества законов в части исполь­зования понятий «законодательство», «законодательство Рос­сийской Федерации», поскольку зачастую в законодательстве используется широкий подход к данным понятиям. В ряде законов применен узкий подход, предлагаемый законопроек­том 2014 г., например, в Кодексе внутреннего водного транс­порта Российской Федерации установлено, что законодатель­ство в области внутреннего водного транспорта Российской Федерации включает только законы, а отношения связанные с деятельностью на внутреннем водном транспорте Российской Федерации регулируются также иными нормативно-право­выми актами, однако иные нормативно-правые акты не охва­тываются понятием «законодательство». Аналогичный подход использован в Федеральном законе «О персональных данных», в Федеральном законе «Об исполнительном производстве», однако не использован в Федеральных законах «Об образо­вании в Российской Федерации», «Об электроэнергетике», «Об обязательном страховании гражданской ответственности перевозчика за причинение вреда жизни, здоровью, имуще­ству пассажиров и о порядке возмещения такого вреда, при­чиненного при перевозках пассажиров метрополитеном». Та­ким образом, узкий подход к понятию «законодательство» на сегодняшний день еще не утвердился в практике правового ре­гулирования, поэтому целесообразность его законодательного закрепления вызывает сомнение, поскольку практика может пойти и по пути развития широкого подхода к понятию «за­конодательство».

Некоторые субъекты Федерации, не дожидаясь указаний из федерального центра, принимают собственные «законы о законах». Например, Устав города Москвы (ст. 9) на конститу­ционно-правовом уровне закрепил систему правовых актов города. Законодательство города Москвы в своей совокупно­сти образуют только ее законы, включая обладающий высшей юридической силой Устав города. К правовым актам города, как наиболее общему понятию, отнесены: Устав города; иные законы; постановления Мосгордумы; акты мэра и правитель­ства Москвы, а также органов и должностных лиц исполни­тельной власти города «в установленных законом случаях».

На основании вышеизложенного можно сделать следую­щие выводы:

1. При определении совокупности нормативно-право­вых актов, регулирующих определенный круг общественных отношений, во многих федеральных законах применяется формула «законодательство о (чем-либо) состоит из...», «за­конодательство Российской Федерации о (чем-либо) состоит из...», таким образом, в практике правового регулирования ис­пользуются термины «законодательство», «законодательство Российской Федерации».

2. Объем термина «законодательство», как правило, включает законы, иные нормативно-правовые акты Россий­ской Федерации, субъектов Российской Федерации, муници­пальные правовые акты. Данный подход нашел обоснование в научной литературе и значительном количестве законов. Мы полагаем, что именно он должен утвердиться на практике.

3. Объем термина «законодательство Российской Феде­рации», как правило, включает федеральные законы и иные федеральные нормативно-правовые акты. Это наиболее часто встречающийся подход к данному понятию в практике право­вого регулирования. Мы полагаем, именно такое понимание термина «законодательство Российской Федерации» должно утвердиться как общепринятое.

4. Несмотря на то, что нам удалось выявить более часто встречающийся подход к использованию исследуемых терми­нов, мы также обнаружили, что в законодательстве исполь­зуется термин «законодательство» в значении только законов и термин «законодательство Российской Федерации» как все правовые акты, принимаемые в Российской Федерации, а не только федеральные. Мы полагаем, что указанные подходы входят в противоречие с теорией и с практикой законодатель­ного регулирования и постепенно от них следует отказаться.




Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика