Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Традиционные ценности и проблемы ЛГБТ в резолюциях Совета по правам человека
Научные статьи
08.09.15 10:28

вернуться

Традиционные ценности и проблемы ЛГБТ в резолюциях Совета по правам человека

alt 
ПРАВА ЧЕЛОВЕКА
Киселева Е. В.
6 85 2015
Поощрение и развитие уважения к правам человека и основным свободам для всех является основополагающим принципом современного международного права, закрепленным в Уставе Организации Объединенных Наций (ч. 3 ст. 1 Устава). Права человека составляют одну из трех опор, основных сфер и направлений деятельности ООН. Традиционные ценности и проблемы лесбиянок, геев, бисексуалов и трансгендеров находятся в центре оживленных международных дискуссий в последние годы, оба вопроса имеют потенциал усиления или ослабления эффективности международного сотрудничества в сфере защиты прав человека в целом. Настоящая статья посвящена анализу вовлеченности главного уставного правозащитного органа ООН - Совета по правам человека - в рассмотрение вопросов традиционных ценностей в правозащитном контексте и международно-правового статуса ЛГБТ.


В качестве вводных замечаний отметим следующее.

1. Традиционные ценности и проблемы лесбиянок, геев, би­сексуалов и трансгендеров (далее ЛГБТ) - явления разнопоряд­ковые, но концептуальные. Хотя оба имеют непосредственное отношение к ядру понимания защиты прав человека, они дают противоположные версии осмысления идеи и идеала прав чело­века и в значительной степени взаимно исключают друг друга.

2. Оба вопроса находятся на схожем уровне вовлеченно­сти Совета по правам человека, выраженной в принятых им резолюциях, хотя кампании, развернутые вокруг двух тем, не сопоставимы. «Права ЛГБТ» агрессивно лоббируются, тогда как традиционные ценности продвигаются весьма умеренно, если не скромно.

3. Аргументация по обоим вопросам сходна. В обоих слу­чаях в качестве одного из центральных аргументов цитирует­ся Всеобщая декларация прав человека 1948 г. (далее ВДПЧ), однако борцы за «права ЛГБТ» опираются только на первое предложение ст. 1 ВДПЧ, тогда как сторонники традиционных ценностей основывают свои взгляды на полном тексте ст. 1 Де­кларации. Две идеи (традиционных ценностей и «прав ЛГБТ») существенно различаются в объективности: апологеты ЛГБТ грешат безапелляционностью и односторонностью в подходе, а также тоталитарным языком, тогда как защитники традици­онных ценностей признают возможную вариативность мне­ний, потенциальные злоупотребления концепцией.


 

Суть двух концепций. ЛГБТ можно рассматривать в качестве уязвимой группы. Они порой являются жертвами насилия, дифференциации, которая в ряде случаев может считаться дискриминацией, по признакам, присущим ЛГБТ. Отличия ЛГБТ от прочих людей коренятся в их сексуальной ориентации (далее СО) и/или гендерной идентичности (да­лее ГИ). Если феномен ЛГБТ известен на протяжении едва ли не всей человеческой истории, то его легализация и попытки уравнивания ЛГБТ с гетеросексуальными людьми являются недавними. Можно проследить их, по меньшей мере, на про­тяжении половины столетия. С другой стороны, традицион­ные ценности всегда были основой правового регулирования. Их имманентный характер для права был и остается в сфере сопряженности права и морали. Если ЛГБТ стремятся к пол­ному осуществлению прав человека, традиционные ценности помогают постичь саму идею защиты прав человека.

Права человека применимы к любому человеку на осно­вании одних и тех же принципов и при учете всех возможных различий, существующих между людьми. Однако идея (иде­ал) защиты прав человека зависит от нашего понимания, что такое человек, понимания нормальности и отклонений. От­клонение нуждается в специальных мерах, тогда как норма нуждается лишь в защите. Традиционные ценности позволя­ют понять, что является нормальным. Несколько примеров.

Ребенок отличается от взрослого, как указано в преамбуле Конвенции по правам ребенка 1989 г. со ссылкой на Деклара­цию прав ребенка, «физической и умственной незрелостью» (абз. 10). Это значит, что нормой для человека является фи­зическая и психическая зрелость. В противном случае человек «нуждается в специальной охране и заботе, включая надлежа­щую правовую защиту» (там же).

Инвалид, как следует из определения, данного в Стан­дартных правилах обеспечения равных возможностей для ин­валидов 1993 г., это человек с «различными функциональны­ми ограничениями» (п. 17 введения). Или, словами Конвенции о правах инвалидов 2006 г., «к инвалидам относятся лица с устойчивыми физическими, психическими, интеллектуальны­ми или сенсорными нарушениями, которые при взаимодей­ствии с различными барьерами могут мешать их полному и эффективному участию в жизни общества наравне с другими» (абз. 2 ст. 1 Конвенции). Это значит, что нормой для челове­ка является отсутствие «различных функциональных ограни­чений». В противном случае человек нуждается в «разумных приспособлениях» (предметах, обстановке, программах, услу­гах; mutatis mutandis от определения универсального дизайна, данного в ст. 2 Конвенции о правах инвалидов 2006 г.).

С этой точки зрения, если мы говорим о защите прав ЛГБТ, мы принимаем их отличия от других. ЛГБТ равны с «нормальными» людьми во всем, за исключением сферы сек­суальности и репродуктивной сферы. Воспроизводство чело­вечества по общему правилу осуществляется через институт семьи (или наоборот, семья есть общее правило защиты про­должения рода). Пары ЛГБТ (два гея, две лесбиянки и проч.) с биологической точки зрения к воспроизводству не способны. Если быть ЛГБТ - вопрос выбора, ЛГБТ по своей воле отказы­ваются от семейных прав в пользу своей «особости». Если быть ЛГБТ - вопрос биологической детерминированности, но чело­век хочет вступить в брак и создать семью (а семья создается мужчиной и женщиной, как закреплено в многочисленных международных договорах10), международное право защища­ет эти права.

Рассмотрение обозначенных тем на универсальном уровне. Если мы примем во внимание самый высокий уровень закрепления прав человека, мы увидим, что ни один универсальный международный договор не содержит прямой отсылки ни к традиционным ценностям, ни к «правам ЛГБТ» (или дискриминации на основе СО и/или ГИ).

На повестке дня Совета по правам человека (далее - СПЧ или Совет) два вопроса появились примерно одновременно и развивались параллельно.

Первая резолюция, посвященная традиционным ценно­стям, была принята СПЧ 2 октября 2009 г. (ее название «Поощ­рение прав человека и основных свобод путем более глубокого понимания традиционных ценностей человечества»). В своей резолюции 16/3 от 24 марта 2011 г. СПЧ подтвердил, «что до­стоинство, свобода и ответственность являются традиционны­ми ценностями, которые разделяет все человечество и которые закреплены в универсальных договорах по правам человека» (п. 3); признал, «что более глубокое понимание и уважение этих ценностей способствуют поощрению и защите прав че­ловека и основных свобод» (п. 4); отметил «важную роль семьи, общины, общества и образовательных учреждений в утверж­дении и передаче этих ценностей, что способствует поощре­нию уважения прав человека и повышению степени их приня­тия на низовом уровне, и призывает все государства укреплять эту роль путем принятия соответствующих позитивных мер» (п. 5); просил Консультативный комитет Совета по правам человека «подготовить исследование о том, каким образом более глубокое понимание и уважение таких традиционных ценностей, как достоинство, свобода и ответственность, может способствовать поощрению и защите прав человека, и пред­ставить это исследование Совету до начала его двадцать пер­вой сессии» (п. 6). Работа над исследованием была отмечена в резолюции от 27 сентября 2012 г., а само исследование было представлено 6 декабря 2012 г.

Вопросы ЛГБТ стали впервые предметом резолюции СПЧ 15 июня 2011 г., когда был принят документ, озаглав­ленный «Права человека, сексуальная ориентация и гендер­ная идентичность». Эта резолюция содержала просьбу к Верховному комиссару «поручить провести исследование, подлежащее завершению к декабрю 2011 года, с тем чтобы

Таблица 1. Результаты голосования Совета по правам человека по резолюциям о традиционных ценностях и проблемах ЛГБТ

 

За

Против

Воздержались

Поощрение прав человека и основных свобод путем более глубокого понимания традиционных ценностей человечества . A/HRC/RES/12/21* .

26

15

6

Поощрение прав человека и основных свобод путем более глубокого понимания традиционных ценностей человечества . A/HRC/RES/16/3** .

24

142

7

Права человека, сексуальная ориентация и гендерная идентичность . A/HRC/RES/17/19*** .

23

19

3

Поощрение прав человека и основных свобод благодаря более глубокому пониманию традиционных ценностей человечества. A/HRC/RES/21/3**** .

25

15

7

Права человека, сексуальная ориентация и гендерная идентичность . A/HRC/RES/27/32***** .

25

14

7

Источник: подготовлено автором на основании резолюций.

документально подтвердить наличие дискриминационных законов и практики и актов насилия в отношении лиц по причине их сексуальной ориентации и гендерной идентич­ности во всех регионах мира и определить возможные пути использования международного права прав человека с це­лью покончить с насилием и связанными с ним нарушени­ями прав человека по причине сексуальной ориентации и гендерной идентичности» (п. 1 Резолюции). Это исследо­вание было представлено 17 ноября 2011 г. и принято к сведению во второй резолюции по теме, датированной 26 сентября 2014 г.

Краткое сравнение аргументации. Таким образом, в настоящее время имеется по две-три резолюции СПЧ и иссле­дованию с каждой стороны, что делает сравнение кратким и ясным.

Все резолюции и оба исследования появились в один пе­риод времени (2009-2014 гг.), резолюции были одобрены ана­логичным большинством Совета (см. Таблицу 1).

Объем документов также сопоставим, они содержат по две-три страницы (см. Таблицу 2).

Хотя язык также кажется сходным, детали показывают различия в обосновании соответствующих утверждений и объективности подходов.

Резолюции о традиционных ценностях начинаются со ссылки на «цели и принципы, закрепленные в Уставе ООН» (абз. 2 преамбул всех трех резолюций) и повторяют обязатель­ство всех государств выполнять свои правозащитные обяза­тельства в соответствие «с Уставом ООН, другими договорами по правам человека и нормами международного права» (аб­

Таблица 2 . Структура резолюций Совета по правам человека по вопросам о традиционных ценностях и проблемах ЛГБТ

 

Количество абзацев в преамбуле

Количество пунктов в основной части

Поощрение прав человека и основных свобод путем более глубокого понимания традиционных ценностей человечества . A/HRC/RES/12/21.

6

2

Поощрение прав человека и основных свобод путем более глубокого понимания традиционных ценностей человечества . A/HRC/RES/16/3 .

8

7

Права человека, сексуальная ориентация и гендерная идентичность . A/HRC/RES/17/19 .

5

4

Поощрение прав человека и основных свобод благодаря более глубокому пониманию традиционных ценностей человечества . A/HRC/RES/21/3 .

10

7

Права человека, сексуальная ориентация и гендерная идентичность . A/HRC/RES/27/32 .

9

3

Источник: подготовлено автором .

зацы 4, 4 и 5 преамбул соответствующих резолюций, хроно­логически).

Подобных ссылок не найти в резолюциях по проблемам ЛГБТ. Документы этой группы напоминают лишь «об универ­сальности, взаимозависимости, неделимости и взаимосвязан­ности прав человека, закрепленных во Всеобщей декларации прав человека и в дальнейшем получивших развитие в других договорах о правах человека, таких как Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах, Между­народный пакт о гражданских и политических правах и дру­гие соответствующие основные договоры о правах человека» (абз. 2 преамбул обеих резолюций).

Разница заключается в том, что упомянутый характер прав человека - это одно, а ссылка на международное право - другое. Первое встречается во всех пяти рассматриваемых документах. Что касается второго, то с точки зрения между­народного права общеизвестно, что положения ВДПЧ были в дальнейшем развиты в двух пактах. Однако из взаимосвязи между ВДПЧ и пактами вовсе не следует, что упоминаемые международные договоры непосредственно затрагивают про­блемы традиционных ценностей или ЛГБТ. Ни один между­народный договор универсального характера не может быть текстуально использован для лоббирования СО и ГИ, и это реальность для авторов соответствующих резолюций, кото­рые могут лишь апеллировать - весьма широко - ко «всем соответствующим резолюциям Совета по правам человека и Генеральной Ассамблеи, касающимся борьбы со всеми фор­мами дискриминации и насилия, совершаемого вследствие дискриминации какого бы то ни было рода, особенно... резо­люции 17/19 Совета от 17 июня 2011 года» (абз. 6 преамбулы Резолюции 27/32) и пытаться «определить возможные пути использования международного права прав человека с целью покончить с насилием и связанными с ним нарушениями прав человека по причине сексуальной ориентации и гендерной идентичности» (п. 1 Резолюции 17/19), т.е. смешивать и путать проблемы «насилия», которое, в том смысле как использовано в приведенной цитате, неприемлемо в отношении в букваль­ном смысле любого человека, с желанием распространить «сексуальную ориентацию» и «гендерную идентичность» в качестве якобы недолжного основания для проведения разли­чий между людьми.

Документы как по традиционным ценностям, так и по проблемам ЛГБТ ссылаются на ВДПЧ, Венскую Декларацию и Программу действий. Все документы повторяют слова о ка­чествах универсальности, взаимосвязанности, взаимозависи­мости, неделимости и взаимодополняемости, присущих пра­вам человека, необходимости поощрения и уважения ко всем правам человека на справедливой и равной основе, и т.п. Что различает две группы документов, так это их уровень объек­тивности, открытости к критике.

В документах по традиционным ценностям содержится искренняя озабоченность потенциальным злоупотреблением концепцией и предостережение от этого: «Хотя значение на­циональной и региональной специфики и различных истори­ческих, культурных и религиозных особенностей необходимо иметь в виду, все государства, независимо от их политических, экономических и культурных систем, обязаны поощрять и за­щищать все права человека и основные свободы» (абзацы 5, 5 и 6 преамбул соответствующих резолюций, хронологически); «подчеркивая, что на традиции нельзя ссылаться в оправдание вредных видов практики, нарушающих универсальные нормы и стандарты прав человека» (абзацы 7 и 8 преамбул резолю­ций 16/3 и 21/3, соответственно).

Ничего подобного не найти в резолюциях по проблемам ЛГБТ. Авторы резолюций СПЧ по проблемам ЛГБТ замалчи­вают деструктивный эффект своих концепций на концепции семьи и на общества государств мира.

Показательно также и то, как СПЧ формулирует свои за­просы о проведении исследований по двум темам. Резолюция 16/3 по традиционным ценностям «приветствует проведение 4 октября 2010 года рабочего совещания по обмену мнениями о том, каким образом более глубокое понимание традиционных ценностей человечества, лежащих в основе международных норм и стандартов в области прав человека, может способство­вать поощрению и защите прав человека и основных свобод» (п. 1); «приветствует также доклад Управления Верховного комис­сара Организации Объединенных Наций по правам человека, содержащий резюме обсуждений, состоявшихся на вышеупо­мянутом рабочем совещании» (п. 2); «просит Консультативный комитет Совета по правам человека подготовить исследование ценности в свете международного права: Материалы круглых сто­лов 12 апреля и 10 октября 2014 г. в рамках XII ежегодной между­народной научно-практической конференции «Актуальные про­блемы современного международного права», посвященной па­мяти профессора И. П. Блищенко / Под ред. А. Х. Абашидзе, Н. С. Семеновой, Е. В. Киселевой, Е. С. Алисиевич. - М.: Покров ПРО, 2015. - С. 85-93. о том, каким образом более глубокое понимание и уважение таких традиционных ценностей, как достоинство, свобода и ответственность, может способствовать поощрению и защите прав человека, и представить это исследование Совету до нача­ла его двадцать первой сессии» (п. 6). Резолюция 21/3 «просит Управление Верховного комиссара Организации Объединен­ных Наций по правам человека осуществить сбор информации от государств - членов Организации Объединенных Наций и других соответствующих заинтересованных сторон об опти­мальных видах практики по реализации традиционных цен­ностей при поощрении и защите прав человека и поддержке уважения достоинства человека и представить резюме об этом Совету по правам человека до его двадцать четвертой сессии» (п. 6). Сбалансированный подход, попытка охватить все детали и услышать все стороны - вот дух резолюций.

Резолюция 17/19 по проблемам ЛГБТ иная. В ней СПЧ «1. Просит Верховного комиссара Организации Объединенных Наций по правам человека поручить провести исследование, подлежащее завершению к декабрю 2011 года, с тем чтобы до­кументально подтвердить наличие дискриминационных зако­нов и практики и актов насилия в отношении лиц по причине их сексуальной ориентации и гендерной идентичности во всех регионах мира и определить возможные пути использования международного права прав человека с целью покончить с на­силием и связанными с ним нарушениями прав человека по причине сексуальной ориентации и гендерной идентичности;

2. Постановляет созвать в ходе девятнадцатой сессии Совета по правам человека дискуссионный форум на базе данных, приве­денных в исследовании, которое будет проведено по поручению Верховного комиссара, и наладить конструктивный, осмыслен­ный и транспарентный диалог по вопросу о дискриминацион­ных законах и практике и актах насилия в отношении лиц по причине их сексуальной ориентации и гендерной идентичности;

3. Постановляет также, что на этом форуме будут обсуждены и надлежащие последующие меры по выполнению рекоменда­ций, содержащихся в исследовании, которое будет проведено по поручению Верховного комиссара». То есть первым шагом предлагается задокументировать нарушения (сравните: не из­учить проблему, ее масштабы, коренные причины и т.п.; никако­го сотрудничества с государствами в проведении исследования). Вторым шагом предлагается обсудить данные, полученные в ре­зультате этих односторонних изысканий (т.е. не запросить у го­сударств информацию, а потом ее обсудить, но предоставить не­кую информацию и после этого дать слово оппонентам). Третий шаг - выработать механизм, словно все государства согласны (с наличием проблемы, необходимостью каких бы то ни было мер, предложенными рекомендациями и т.д., и т.п.).

Любопытно, что только один документ из четырех смеет назвать рассматриваемый вопрос приоритетным. Это первая резолюция по ЛГБТ. К счастью, это слово исчезло из более позднего текста.

Едва ли можно назвать исчерпывающим проведенное со­поставление работы Совета по правам человека по проблемам международно-правовой защиты традиционных ценностей и проблемам ЛГБТ. За пределами статьи остались оба исследо­вания (по традиционным ценностям и проблемам ЛГБТ), уни­версальный периодический обзор, деятельность специальных процедур и др. Но даже представленный материал позволяет сделать некоторое заключение. Статья 1 Всеобщей деклара­ции прав человека имеет два предложения: «Все люди рож­даются свободными и равными в своем достоинстве и правах. Они наделены разумом и совестью и должны поступать в от­ношении друг друга в духе братства». Использование первого предложения объединяет вопрос традиционных ценностей и проблемы ЛГБТ. Второе предложение отражено только в ре­золюциях по традиционным ценностям, которые перечисля­ют ответственность среди иных традиционных ценностей (п. 3 Резолюции 16/3). Однако ст. 1 ВДПЧ представляет квинтэссен­цию защиты прав человека только в своей полноте.




Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика