Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Особенности и проблемы использования термина «диаспора» в российском законодательстве
Научные статьи
16.09.15 14:15
вернуться

Особенности и проблемы использования термина «диаспора» в российском законодательстве

alt

 
ТЕОРИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
Мамедов Э. Ф.
7 86 2015
Статья посвящена исследованию феномена диаспоры как правовой категории. Анализируется российское законодательство на предмет употребления в нем термина «диаспора». Отмечается, что имеющиеся законодательные дефиниции термина «диаспора» не соответствуют научным взглядам представителей различных наук, занимающихся изучением данной категории.

В современном мире этнические отношения являются не­отъемлемым элементом системы общественных отношений, взаимодействующим с различными сферами жизнедеятель­ности государства и общества. При этом в настоящее время как на международном уровне, так и внутри нашего государ­ства нерешенной остается проблема правовой регламентации особенностей статуса тех или иных этнических общностей и их представителей. Традиции национального законодатель­ства и особенности менталитета ряда государств не позволяют выработать единой легальной этнической терминологии.

Представляется, что управление этнической сферой в России должно осуществляться посредством глубокого науч­ного анализа. В этой связи значение имеют не только законо­дательно закрепленные положения в сфере государственно­этнических отношений, но и слова, при помощи которых эти положения выражаются. Речь идет об использовании в нор­мативных правовых актах терминов и дефиниций, сущность и значение которых были подробно рассмотрены в одной из наших предыдущих статей. Однако представляется необходи­мым отметить, что под правовым термином следует понимать слово (или словосочетание), которое употреблено в законода­тельстве и является обобщенным наименованием юридиче­ского понятия, имеющим точный и определенный смысл и отличающимся смысловой однозначностью, функциональной устойчивостью. В свою очередь правовые дефиниции пред­ставляют собой определения понятий, отражающие суще­ственные, качественные признаки предметов или явлений.


 

В силу этнического многообразия населения России фе­номен диаспоры привлекает все большее внимание исследо­вателей к изучению данного института. В настоящее время категория «диаспора» активно используется в современной научной литературе, однако до настоящего момента единого подхода к определению данного термина не выработано. Сле­дует отметить, что имеющиеся исследования в области соци­ологии, этнографии, философии, политологии, психологии группируются в основном вокруг таких проблем диаспоры, как типология диаспор, критерии диаспоральности и т.д. В свою очередь исследований правового характера, направлен­ных на изучение института диаспоры, не проводилось.

В научных исследованиях термин «диаспора» употребля­ется применительно к этническим сообществам, по тем или иным причинам оторванным от своего народа. Более содержа­тельным представляется определение, данное Ж. Т. Тощенко и Т. И. Чаптыковой, по мнению которых диаспора представ­ляет собой устойчивую совокупность людей единого этниче­ского происхождения, живущую в иноэтническом окружении за пределами своей исторической родины и имеющую соци­альные институты для развития и функционирования данной общности.

Использование термина «диаспора» в академической и публицистической литературе для обозначения различных явлений предполагает наличие множества подходов к пони­манию данной категории. Это приводит к тому, что под диа­спорами понимаются и процесс расселения, и разновидность этнических общностей, и общественные организации, и даже криминальные сообщества. Представляется, что для форми­рования адекватной научной категории необходим новый подход, который мог бы исключить возможность противоре­чивых трактовок рассматриваемого термина. В данном случае речь идет о его законодательном определении.

Нормативное употребление термина «диаспора» про­слеживается в основном в подзаконных актах. К их числу от­носятся: Указ Президента РФ «О Стратегии государственной национальной политики Российской Федерации на период до 2025 года»; Постановление Правительства РФ «Об утверж­дении Положения о Правительственной комиссии по делам соотечественников за рубежом»; Постановление Правитель­ства РФ «О программе мер по поддержке соотечественников за рубежом»; Распоряжение Правительства РФ «Об утверж­дении Программы работы с соотечественниками, проживаю­щими за рубежом, на 2013-2014 годы» и др. Также имеются случаи использования данного термина в региональном за­конодательстве. Например, термин «диаспора» встречается в Законе Иркутской области «Программа социально-экономи­ческого развития Иркутской области на 2006-2010 годы».

Необходимо подчеркнуть, что в указанных документах термин «диаспора» используется, но не дефинируется. При этом следует отметить, что определение данного термина все же встречается в российском законодательстве. Так, в Приказе Минрегиона России «Об утверждении Методических реко­мендаций для органов государственной власти субъектов Рос­сийской Федерации о порядке выявления формирующихся конфликтов в сфере межнациональных отношений, их пред­упреждения и действиях, направленных на ликвидацию их последствий», содержится определение диаспор, под кото­рыми понимаются группы лиц, относящих себя к определен­ной этнической общности и находящихся вне исторической территории расселения. Очевидно, что приведенная дефини­ция сформулирована без должного учета научных подходов к определению понятия «диаспора», так как одним из основных условий существования диаспоры является устойчивая сово­купность людей единого этнического происхождения.

Другое определение диаспоры содержится в Постанов­лении Государственной Думы РФ «О Декларации о поддерж­ке российской диаспоры и о покровительстве российским соотечественникам». Однако в данном документе речь идет кон­кретно о российской диаспоре, что также не дает объективных представлений относительно понимания данной категории.

Представляется, что важнейшим условием существования диаспоры является наличие социальных институтов - организа­ций, деятельность которых направлена на сохранение и развитие этнической идентичности, реализацию каких-либо потребно­стей представителей диаспоры. При подобной трактовке мож­но говорить о существовании диаспоры в форме общественного объединения, а точнее национально-культурной автономии.

В соответствии с Федеральным законом «О националь­но-культурной автономии» признаками создания нацио­нально-культурной автономии, также присущими диаспоре, являются самоопределение, объединение по этническому происхождению, решение вопросов сохранения самобытно­сти, национальной культуры и т.п. Однако важнейшей осо­бенностью создания национально-культурной автономии, не позволяющей выступать ей в качестве формы существования диаспоры, является наличие у членов автономии российского гражданства, что в свою очередь не всегда возможно для пред­ставителей той или иной диаспоры.

На основании сказанного отметим, что существующие законодательные определения диаспоры не в полной мере отражают сущность данного института. В этой связи в целях унификации нормативной терминологии законотворческим органам необходимо сформулировать определение термина «диаспора» и включить его в федеральное законодательство.

В заключение отметим, что история любого народа разво­рачивается не только во времени, но и в пространстве. В свою очередь, существование диаспоры как этнокультурной общ­ности зависит от готовности ее субъектов жить в соответствии с правовыми нормами, действующими в том или ином государ­стве. Диаспоры способны изменять демографическую структуру, этнический и конфессиональный состав государства, являясь тем самым неотъемлемой частью гражданского общества.




Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика