Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Андийские адаты и система наказаний по ним
Научные статьи
18.09.15 12:13

Андийские адаты и система наказаний по ним

alt 
ИСТОРИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
Саидова М. З.
7 86 2015
В статье предпринята попытка обратиться к адатам (обычаям) одного из древних народов Дагестана – андийцев и показать, что много веков назад сложившееся обычное право горцев,з анимало важное место в решении воспитательных, нравственных и правовых задач. На протяжении долгого времени адаты, как совокупность обычаев и народной юридической практики в самых разнообразных сферах имущественных, семейных и т. п. отношений, наряду с законами шариата играли свою конструктивную роль в дагестанском обществе.


Горские обычаи и традиции - адаты - имеют глубокие корни и возникли с древнейших времен в форме моральных и этических норм необходимых для устройства более или менее нормальной жизни как внутри горских народов, так и в отношениях с соседя­ми. В каждом районе Дагестана были свои местные обычаи, где- то схожие, где-то различные с соседями, и тем самым подчерки­вающие самобытность народов страны гор. С распространением ислама в горах Дагестана наряду с адатами стали действовать нормы мусульманского права - шариата, которыми долгое время руководствовались в правовой практике дагестанские народы.

Не был исключением и один из самых древних народов Даге­стана - андийцы, - о которых упоминают ассирийский царь Сар- гон II и многие античные авторы. Законами для андийцев всегда был свод адатов и шариат, обязательный для андийских сел.

Адаты андийцев, состоящие из XI глав, достаточно крас­норечиво подчеркивают быт горного народа. Гостеприимство, почитание стариков, кровная месть, похищение невесты, ка­лым, и т.д. - обычаи, которые отражали вековые родовые тра­диции. Нарушение традиций, как правило, вызывало пори­цание общества и наказание.


 

Как и у всех народов, для андийцев самым тяжелым престу­плением считалось убийство человека, и не случайно свод андий­ских адатов начинается с главы «Об убийствах», предусматриваю­щей наказания за преступления против личности. По закону по истечении 3 дней родственники убийцы с сельским дибиром, из­вестными своей мудростью и почетными людьми из общества и женщинами идут в дом убитого с быком для примирения. Во вре­мя примирения родственники убийцы передают родственникам убитого 50 руб. предварительно, а еще 50 руб. после решения суда.

Убийца до примирения не имеет права пахать землю, косить сено и вообще свободно пользоваться своим имуще­ством; хотя он и может оставаться в своем доме или в селении, но родственники убитого всегда имеют право преследовать его (§ 1). Интересно, что в отношении сознавшегося в преступле­нии сказано: «Если сознаются двое, то виновным принимается один из них по усмотрению наследников; сознание несовер­шеннолетнего принимается как совершеннолетнего» (§ 6).

Между убийством нечаянным или целенаправленным, в любом случае, различия в наказании не делалось. Но, что харак­терно, «если муж убьет любовника и жену, то он не отвечает; если же убьет только любовника, то отвечает как кровник» (§ 3).

В отношении кровников предусмотрено несколько статей: «Кровником считается только один или тот, на кого укажет раненый, или родственник его, или кто сознается» (§ 7) или «Если муж убьет жену или жена мужа, то оставшийся в живых считается кровником» (§ 12), а также «Кровником считается тот, у кого скроется убийца, и отвечает за все» (§ 13).

Отец за убийство сына не отвечает, но брат за убийство бра­та по желанию детей убитого должен выйти в канлы (изгнание), а сын за убийство отца лишается права на наследство, выходит в канлы и отвечает остальным братьям своим за кровь отца (§ 9, 10)

За убийство кунака убийца платит домохозяину 100 руб., родственники убитого делаются его кровниками. Но если убийца неизвестен, то родственники убитого могут указать без присяги на кого хотят, и он делается кровником их (§ 11). Здесь же следу­ет отметить, что субъективный фактор достаточно часто являлся определяющим в столь страшном обвинении, как убийство. Так, согласно § 4 «Показание умирающего, если даже он укажет на лицо, которое с ним во вражде, принимается за доказательство ви­новности названного им лица» или § 5 «Указание родственников на убийцу принимается также за доказательство без присяги». Таким образом, кровником становился человек, который не имел на самом деле отношения к данному преступлению.

Следует пояснить, что дела, связанные с убийством рас­сматривались не столь часто. Жизнь человека - священна и пролиться кровь, для андийцев, могла, как правило, только в безвыходной ситуации. Представители джамаата, старей­шины справедливостью и мудростью, старались примирить враждующие стороны, чтобы избежать кровной мести, кото­рая могла длиться веками.

Вторая глава посвящена «Поранениям», где указывается, что умышленно или не умышленно нанесенный вред другому человеку неизбежно должен быть наказуем. Причем взыска­ния и наказания за поранения устанавливались в зависимости от тяжести раны. Так, «за рану в ссоре и драке без умысла на своей земле виновный отвечает, как вообще за поранение; за рану же с умыслом с виновного кроме положенного за пора­нение взыскивается в пользу раненого еще бык. За поранение вора виновный отвечает, как вообще за поранение, а с вора взыскивается бык»(§ 4). Согласно § 5, «взамен быков по пораениям и убийствам взыскивается деньгами 10 руб.».

В 13 параграфах второй главы предусмотрены штрафы за ранения. Так штраф в 150 руб. устанавливался за отсечение руки или лишение способности действовать ею, за всякую рану, кото­рая причинит бездействие кисти, за лишение или бездействие от раны или ушиба всей ноги (§ 7), за отсечение части носа (§ 12).

100 руб. уплачивал виновный за повреждение члена и лише­ние способности к половому сношению (§ 13), а также за лишение глаза (а за оба глаза - 400 руб.) (§ 15), и за лишение слуха (§ 16).

Лечение раненого лекарь проводил за счет виновного и при этом виноватый обязан был «продовольствовать ранено­го, доставлять ему все то, что по указанию лекаря понадобится для лечения; близкий родственник поранителя обязан нести сумку лекаря, сопровождать его и участвовать при лечении; после лечения, когда раненый будет совершенно здоров, по- ранитель обязан доставить раненому одного барана или 2 руб. и 3 меры муки и пригласить с раненым 12 человек гостей, уго­стив их, и таким образом помириться с ним» (§ 18).

Как видно из сказанного, Глава II андийских адатов пре­следовала цель возмещения не столько морального, сколько материального вреда. Примирение по данной главе обяза­тельно предусматривало возмещение ущерба и только после этого рукопожатие. Но практика свидетельствует, что и после уплаты штрафа виновным у пострадавшего оставалась обида, которая зачастую выливалась в ответные действия по Главе II.

Глава Ш «О прелюбодеяниях» предусматривала главным образом наказания за оскорбление женщины. Так, если девуш­ка или женщина подверглась насилию и если обиженная объ­явит и докажет обвинение, то виновный должен жениться на ней и заплатить ближайшим родственникам ее 40 руб. или дать рав­ный по цене залог; если же родственники не согласятся выдать обиженную замуж, то виновный ничем не отвечает (§ 2).

За оскорбление разведенной жены своей мужчина от­вечает так же, как и за оскорбление всякой женщины; если оскорбленная пожелает вновь выйти за него, то она должна выйти за другого (холо), затем выйти за него; если этого она не пожелает, то мужчина не отвечает (§ 4).

Согласно § 5 «оскорбление чужой засватанной невесты принимается как оскорбление замужней женщины».

Но прежде чем установить виновного, следовало учесть, сама ли женщина пошла за мужчиной, и если это так, то послед­ний не подвергается штрафу (§ 6). Кроме того, женщина, под­вергшаяся нападению мужчины с целью изнасилования должна тотчас же кричать и заявить всем, с кем встретится, - старшине и родным, тогда заявление ее принимается без присяги; заявление обиженной, учиненное на другой день, не имеет уже силы (§ 1).

Бывали случаи, когда из-за стыда женщина скрывала о пре­любодеянии, но «если в впоследствии окажется беременной и укажет виновного, то заявление ее не принимается за доказатель­ство, но указанное ею лицо должно очиститься присягою 12 чело­век, как по воровству; если не очистится, то после родов должен жениться на ней и рожденного ребенка признать своим». ( § 9).

Все остальные преступления против женщины порица­лись незначительным штрафом. Например, согласно § 7 «от­резавший косу у женщины за оскорбление платит за каждую косу 15 руб.». Или пособники увоза девушки, вдовы или вооб­ще женщины подвергаются штрафу в размере 10 руб., такому же штрафу подвергается принявший бежавших домохозяин, если лично был дома, в противном случае не отвечает (§ 8).

Но, что интересно, не только мужчины, но иногда и жерт­ва насилия сама платила штраф, что было предусмотрено § 11 «если женщина, скрыв прелюбодеяние, впоследствии родит, то она подвергается штрафу, как и мужчина, за прелюбодея­ние (т. е. примерно 40 руб.).

Справедливости ради нужно отметить, что статьи Главы III андийских адатов не часто выносились на суд. И дело было не только в том, что семья не хотела выносить сор из избы и тем самым быть на слуху сельчан. В традициях андийцев уважение к женщине, как матери, сестре, дочери. И хотя суровые обычаи гор не позволяют демонстрировать любовь к женщине, тем не менее, осознание, того, что та, в отношении, которой задумано недоброе, тоже чья-то жена, сестра или дочь, часто было сдержи­вающим фактором. А если преступления в отношении женщи­ны совершалось, то это не делало чести мужчине, поскольку, по мнению горцев, в отношении мужчины «позорно быть побитым, а в отношении женщины - позорно ее побить (унизить)».

Глава V андийских адатов устанавливала взыскания за воровство. За всякую кражу из собственности (мулька) подо­зреваемый должен очистить себя присягою в 12 человек (§ 4). Мульком в данном случае называется дом в селении, конюш­ня, огороженные места в горах для загона баранты, кутаны и огороженные места около них (чад).

Если факт воровства был установлен, преступник должен был возместить кражу и «в пользу потерпевшего взыскивалось еще 10 руб. или бык» (§ 3). Если у виновного в краже не оказы­валось имущества для уплаты стоимости украденного, то тако­вая взыскивалась с того, у кого он живет, будь он родственник или посторонний (§ 10). Воровство, совершенное несовершен­нолетними детьми (не достигшими полного десятилетнего возраста), не считалось за преступление (§ 15).

То есть, по адатам андийцев последствием при воровстве является возвращение похищенного или выплата стоимости украденного и плюс вознаграждение. Таким образом, возмеще­нию подлежит материальный вред, причиненный потерпевше­му. Имущественные обиды часто перерастали в личные, и тогда обиженным выступало не частное лицо, а весь род. Поэтому при разборе дел по воровству джамаат прибегал к примирению не только обиженного и обидчика, но и целых семей.

Остальные адаты были посвящены бытовым проблемам и предусматривали незначительные штрафы и порицания.

Краткий обзор андийских адатов показал, что самые строгие наказания и взыскания предусматривали преступле­ния за убийства, ранения, прелюбодеяния. Посягательство на жизнь, честь и достоинство человека считалось унизительным для горцев, и нарушителей традиционных обычаев ждало не только наказание, но и людское осуждение, которое распро­странялось на семью, род и могло длиться годами, веками. Поэтому морально-нравственный аспект имел немаловажное значение в связке преступление-наказание.

Как свидетельствуют источники, данный свод андийских адатов, сложившийся как нормы морали и нравственности примерно с XVII века, становится морально-правовым кодек­сом жизни горцев. Более того, вместе с российскими законами адаты и нормы шариата составляли гармонично взаимодей­ствующую трехзвенную судебную систему Дагестана, которая исправно функционировала вплоть до 20-х годов XX века.

В наши дни мало что из приведенного свода законов ис­пользуется. Изменилась и система штрафов, и ответственности, но в решении отдельных вопросов - например маслаата (при­мирения) и сегодня андийцы руководствуются адатами предков.




Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика