Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


К вопросу о роли провокации в совершении убийства и насильственных преступлений против жизни и здоровья
Научные статьи
25.09.15 11:47


К вопросу о роли провокации в совершении убийства и насильственных преступлений против жизни и здоровья

  
КРИМИНАЛИСТИКА
Абдулмуслимова Л. Г., Ибрагимова Х. А.
7 86 2015
В статье рассматривается место и роль провокации в совершении насильственных преступлений, формы провокаций и необходимость учитывать характер провокации при назначении наказания.

  

Среди форм виктимного поведения, предшествующего убийствам, следует особо выделить провокацию, т. е. действия потерпевшего в виде угроз, насилия, оскорбления.

Формы провокации различны. Активная форма прово­кации - это обычно действия потерпевшего, создающие боль­шую опасность для его жизни, которую он надеется ликви­дировать, рассчитывая на то, что провоцируемое лицо в силу своего социального положения, свойств характера или недо­статочной физической силы не посмеет ответить ему, что слу­чается нередко при совершении бытовых преступлений и ча­сто имеет место ошибочная оценка возможной реакции члена семьи, ставшего объектом провокации. Потерпевшие обычно убеждены в том, что семейные традиции или страх удержат провоцируемого от применения насилия.

Пассивная форма провокации встречается реже, чем ак­тивная, и связана с невыполнением потерпевшим обязанно­стей, вытекающих из общественных, товарищеских, семейных и иных отношений (например, неуплата денежного долга).

Провокации в той и другой форме чаще всего имеют длительный характер и протекают в рамках конфликтных ситуаций. Долговременное неблагоприятное воздействие на психику человека «аккумулирует» в нем ненависть и в конеч­ном итоге может привести к тому, что какой-нибудь мелкий инцидент порождает бурную реакцию.


Постоянное провокационное поведение жертвы часто предшествует убийству ближайших членов семьи.

Возможна несознательная провокация, когда буду­щий потерпевший не отдает себе отчета в том, что его неосторожный поступок может вызвать такую реакцию, которая приведет к опасным последствиям. Однако ни в коем случае не следует считать провокацией, например, справедливые замечания граждан хулиганам и дебоши­рам, которые из-за отрицательных ориентации и навыков или черт характера могут расценить такое замечание как оскорбление и повод для мести. В этих случаях «вино­вность» потерпевшего отсутствует, а преступник поступа­ет в соответствии со своим субъективным представлением о сложившейся ситуации, которую он воспринимает не­правильно. Таким образом, нельзя расценивать как про­вокацию любое поведение потерпевшего, противореча­щее интересам преступника.

Нередки в судебной практике ситуации не только пре­ступного, но и аморального поведения потерпевшего, спро­воцировавшего тем самым причинение вреда различной тяжести. Так, П. в ходе ссоры со своим мужем, который на протяжении нескольких лет пьянствовал, равнодушно отно­сился к воспитанию своих детей, неоднократно избивал П., причинила ему тяжкий вред здоровью, ударив обухом топора по голове. И в данном случае, как и в ряде других, аморальные действия потерпевшего, явившиеся причиной совершения преступления, не учтены судом как обстоятельства, смягчаю­щие наказание.

Исследования А. Б. Мельниченко спровоцированных по­терпевшим преступлений также показали, что среди практи­ческих работников наблюдается небрежное отношение к из­учению предделиктного поведения потерпевшего. Изучение личности потерпевшего, как правило, ограничивается харак­теристикой его поведения и состояния непосредственно перед совершением преступления. В каждом шестом уголовном деле отсутствуют производственные бытовые характеристики, в каждом девятом - нет копий документов о привлечении по­терпевшего к уголовной, административной, дисциплинар­ной ответственности. Не ставится (по большинству изученных автором дел) вопрос и об уголовной ответственности или иной ответственности потерпевшего за свои действия и о влиянии соотношения причиненного и понесенного им ущерба на объ­ем этой ответственности.

Среди исследуемых нами уголовных дел, где провока­тором конфликтной ситуации является потерпевший, в 27% случаев причинители вреда ранее не были судимы, имели по­стоянное место работы и положительно характеризовались сослуживцами и соседями по месту жительства, к тому же они искренне раскаивались в содеянном - все это, несомнен­но, говорит об отсутствии у них антиобщественной установки. Потерпевшие в таких ситуациях нередко характеризовались (в 12% случаев) соседями как склочные, неуживчивые, агрессив­но настроенные люди, способные спровоцировать конфликт.

Некоторые из них имели судимости (в 15% случаев), не имели постоянного места работы (в 13% случаев).

Представляется, что определяющими элементами прово­кации со стороны жертвы будут являться:

- отрицательная направленность поведения жертвы, при которой осознание и предвидение не имеют значения;

- отрицательное поведение потерпевшего является пово­дом для противоправных действий субъекта;

- умысел на совершение преступления возникает у лица под воздействием ненадлежащего поведения жертвы.

В. И. Полубинский выделяет две формы провоцирующих действий потенциальной жертвы - активную и пассивную.

Активная форма провокации наблюдается в случаях, ког­да потенциальная жертва своими действиями прямо и непо­средственно вызывает на себя агрессию преступника. В зависи­мости от психического отношения активно провоцирующей жертвы к преступному деянию ее действия можно подразде­лить на прямую и косвенную провокацию.

При прямой провокации жертва берет на себя инициа­тиву совершения против нее преступления, склоняет потен­циального правонарушителя выполнить те или иные проти­возаконные действия. Например, человек просит кого-либо причинить ему увечье, рассчитывая тем самым уклониться от военной службы. По сути, активная форма провокации пред­ставляет собой преступление, совершаемое с прямым умыс­лом, поскольку в такой ситуации провоцирующий на причи­нение вреда осознает общественную опасность своего деяния, предвидит наступление общественно опасных последствий и желает их наступления, вовлекая при этом в совершение пре­ступления другое лицо. Такого рода провокация носит крими­нологический характер и в данном случае не имеет цели изо­бличения спровоцированного, а наоборот, лицо вовлекается провокатором в совершение преступления из личной выгод­ности деяния для провоцирующего. Следовательно, действия такого провокатора уголовно-наказуемы, но не за провока­цию, а за фактически совершенное преступление, которое охватывалось его умыслом (например, получить страховку по увечью).

При косвенной провокации в активной форме жертва своими отрицательными действиями вызывает против себя преступную реакцию. Например, когда преступление совер­шено при превышении пределов необходимой обороны или при нанесении ущерба жертве преступником в состоянии сильного душевного волнения, вызванного неправомерными, оскорбительными действиями потерпевшего.

То есть при косвенной провокации действия прово­цирующего также умышленны, совершая неправомерные действия, он осознаёт общественно-опасный характер своего деяния и, как правило, предвидит либо желает вызвать ответ­ную реакцию провоцируемого, но наступление определенных последствий в виде причинения ему (провокатору) вреда не всегда охватывается умыслом провоцирующего. Чаще всего примеры косвенной провокации встречаются в семейно-бы­товых конфликтах, когда совершение преступления является следствием аморального, неправомерного, преступного по­ведения потерпевшего, что обязательно должно учитываться при назначении наказания преступнику, а также влиять на определение роли потерпевшего в совершении преступления и установление ответственности исходя из содеянного.

Пассивная форма провокации выражается в небрежных, неосторожных или иных действиях возможной жертвы, соз­дающих благоприятную возможность для совершения по­тенциальным правонарушителем преступления. К примеру, оставление вещей без присмотра, непринятие надлежащих мер предосторожности и другие аналогичные случаи. Н. Х. Сафиулин заметил, что при установлении элементов такого рода провокации в поведении потерпевшего речь не должна идти о каком-либо уголовно-правовом обвинении потерпев­шего за его виктимное поведение, само по себе это поведение не наказуемо, и преступник не может быть оправдан.

Проанализировав данные позиции, мы пришли к выводу, что было бы уместно выделить виды умышленно провоциру­ющего и неосторожно провоцирующего потерпевшего, т.е. не только по форме провоцирующих действий, но и по его отно­шению к совершаемому деянию. Такая классификация будет иметь важное значение в предупреждении провоцируемых преступлений, выработке специальных мер профилактиче­ского воздействия на самого провоцирующего потерпевшего в зависимости от вида и, соответственно, на причинителя вреда.

Проанализировав позицию ученых, мы можем сделать вывод о том, что активная форма провокации (прямая и кос­венная) выражается в противоправных действиях жертвы, и такие действия, умышленно провоцирующего потерпевшего, должны иметь уголовно-правовую оценку и влиять на назначе­ние наказания спровоцированному лицу в сторону смягчения.

Пассивная же форма провокации (небрежные, неосто­рожные действия) не имеет уголовно-правовых последствий и является чисто виктимологической категорией в оценке дей­ствий неосторожно провоцирующего потерпевшего.

Бесспорно, провокационное поведение потерпевшего в виктимологическом смысле может являться поводом для противоправных действий причинителя вреда. Следова­тельно, изучение личности жертвы преступления и ее по­ведения не менее важно, чем значение личностных качеств и поведения преступника, поскольку провоцирующее пове­дение потерпевшего имеет определенное уголовно-право­вое значение и учитывается при решении вопросов квали­фикации преступлений, назначения наказания виновным, что делает целесообразным рассмотрение виктимологиче- ских проблем в уголовно-правовом их проявлении. Другой формой виктимного поведения потерпевшего является его неосторожность. Неосторожность поступков потерпевшего понимается, конечно, не в уголовно-правовом, а в кримино­логическом смысле.

Жертвы убийств (как и многих других преступлений), не понимая конечных последствий своего поведения, не при­нимают необходимых мер предосторожности и создают си­туации, благоприятные для совершения в отношении них преступлений. Характеризуя неосторожное поведение по­терпевшего от убийства, Б. Холыст пишет: «Жертвы не пред­видели, что случайные знакомства в ресторанах, выпивка со случайными, нередко враждебно относящимися к ним лица­ми, поддержание связей с опасной средой, откровенность с различными лицами относительно наличия у них значитель­ных денежных сумм - всё это может привести к трагическим по следствиям».

Различают два вида неосторожности: случайная неосто­рожность и постоянная. Случайная неосторожность имеет место тогда, когда жертва однажды и случайно создает си­туацию, опасную для ее жизни, здоровья и т. д. Постоянная неосторожность состоит в непрерывном поставлении себя в опасность, в частности, опасным окружением.

Провокация и неосторожность как разновидности вик- тимного поведения - это виновное поведение потерпевшего, в котором обнаруживается сознательное и неосознанное отно­шение к исходу преступного деяния и содержатся какие-либо причинные факторы, повлиявшие на противоправное пове­дение преступника. Наряду с виновным поведением, нельзя забывать о том, что люди обладают предрасположенностью стать жертвой преступного посягательства. Такая предраспо­ложенность может быть виновной или невиновной. Первая проявляется в ненадлежащем поведении жертвы, которое ста­новится одним из причинно-следственных факторов зарожде­ния и развития преступления.

Невиновной предрасположенностью становиться жерт­вой преступления следует считать виктимную способность от­дельных людей, связанную не с отрицательным поведением, а со свойствами их личности, избранной профессией. Напри­мер, можно выделить контингент «обременительных жертв», само физическое существование которых формирует желание у преступника совершить убийство и избавиться от них. Их убийство является средством уклонения от выполнения обя­занностей по отношению к ним. Такими могут быть, напри­мер, старые и больные люди, новорождённые, один из супру­гов, лица, которым преступник должен значительную сумму денег, и т.д.

Виктимное поведение потерпевшего может быть вино­вным и невиновным. Виновное виктимное поведение скорее характерно мужчинам, нежели женщинам. Данные, полу­ченные в результате опроса осужденных за убийства, тяжкие телесные повреждения и истязания, свидетельствуют, что 76% респондентов оценили поведение потерпевшего как способ­ствующее совершению ими преступления; 20% опрошенных полагали, что именно поведение жертвы вызвало у них реши­мость совершить преступное посягательство.

При совершении убийства и причинения вреда здо­ровью человека виновное поведение жертвы выражалось в применении физического насилия в 30% случаев; в 17,2% - в оскорблении; в 5,5% - в угрозе применения насилия; в 2,8% - в повреждении имущества и необоснованных имущественных притязаниях потерпевшего; в 16,6% - в учинении ссоры; в 6,1% - в супружеской неверности; 9,2% - в недостойном поведении потерпевшего, вызвавшего ревность преступника.

Выделение отдельных видов и форм виновного поведения потерпевшего свидетельствует о сложности и многоэлементности этого понятия. К тому же представленные разновидно­сти виновного поведения жертвы существуют только в опреде­ленной взаимосвязи друг с другом и, накладываясь, образуют разные сочетания, имеющие не одинаковое значение для ин­дивидуализации ответственности преступника.





Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика