Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Основные исторические этапы развития взаимоотношений государства и православной церкви
Научные статьи
19.10.15 10:40

Основные исторические этапы развития взаимоотношений государства и православной церкви

alt 
ИСТОРИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
Миронова О. А.
8 87 2015
Статья посвящена анализу основных исторических этапов развития взаимоотношений государства и православной церкви от принятия христианства до новейшего периода. исследование построено на основе анализа взаимоотношений государства и церкви с момента принятия христианства, и далее в патриарший период, синодальный период, советский, постсоветский и современный периоды. рассмотрены исторические модели государственно-религиозных отношений в России (российской империи). в заключение сделан вывод, о том, что вся история развития отечественной культуры находится в глубокой и неразрывной связи с православием.

Вся история развития отечественной культуры нахо­дится в глубокой и неразрывной связи с православием. Из­вестно, что культура всегда развивается и зависит от культа, в нем она зарождается и им она определяется, как вопло­щение глубинного религиозного замысла. Для судьбы Руси определяющим был выбор веры, сделанный святым князем Владимиром, который и определил неповторимость рели­гиозной и национальной культуры восточнославянских на­родов.

Проблема определения роли церкви в построении госу­дарственно-властных отношений широко освещена в совре­менной историографии, прежде всего в работах С. М. Воро­бьева, А. А. Дорской, Игумена Мефодия (К. В. Илюточкин), А. В. Карташева, Н. М. Никольского, В. Цыпина) и др.


 

В соответствии с летописями христианство, в форме пра­вославного вероучения, официально было признано государ­ственной религией Древнерусского (Киевского) государства в 988 г. Это событие в отечественной литературе принято считать началом правовых отношений между церковью и госу­дарством.

В своей государствообразующей деятельности православ­ная церковь в Древнерусском государстве использовала мно­говековой опыт христианской церкви, опыт ее гармоничного взаимодействия с государственной властью, и в частности ту взаимозависимость, согласованность государственного закона и церковного канона, сложившуюся в Византийской импе­рии. Русская православная церковь, получив свое начало от кафолической Восточной церкви, от нее же приняла основные принципы своего внутреннего и внешнего устройства. Русская православная церковь стала фактически своеобразным кана­лом, с помощью которого знания и опыт веков приходили на Древнюю Русь и усваивались великокняжеской властью снача­ла в Киеве, затем во Владимире и в Москве.

Нормативной основой государственного и церковно­го строительства на Руси выступило византийское право. С. С. Алексеев подчеркивает, что именно оно стало сердцеви­ной самобытной русской цивилизации. В сфере религиозной жизни византийское право характеризовалось теснейшим со­юзом государства и церкви.

    Первым опытом самостоятельного русского законода­тельства стал Устав св. Владимира, который фактически опре­делил состояние церкви в новом для нее государстве. Одновре­менно он наметил возможные пути и формы взаимодействия государственной и церковной властей в деле нравственного воспитания народа. Стоит заметить, что, как и в византийском праве, церковные каноны в Древней Руси были важнейшей составляющей светской правовой системы. Так, церковные уставы, а также сборники церковных законов, пришедшие из Византии, упоминаются среди важнейших нормативно­правовых актов Древнерусского государства - среди договоров Руси с Византией (911, 944 и 971 гг.), а также Русской Правдой.

Следовательно, введение христианства на Руси по своему значению вполне может быть названо религиозно-полити­ческой революцией: этот акт означал замену традиционной структуры княжеско-жреческих взаимоотношений новой мо­делью церковно-государственных отношений.

Восприняв византийскую идею «симфонии властей», Русь определила для себя вопросы практического взаимодей­ствия церкви и государства - в разделении их сфер и в органи­ческом согласовании их целей и усилий. Более того, церковь стала участницей формирования некоторых государственных и правовых институтов (суд, право, съезды князей и церковных иерархов), использовав при этом многовековой опыт церкви и продолжив, таким образом, византийскую традицию отноше­ний церкви и государства.

Очевидно, что православие с его идеями первенства бо­жественного над человеческим, духовного над материальным и земным стало самым значительным фактором, который оказал влияние на правовую систему и правовую культуру Древней Руси. Одна из определяющих для развития правовой культуры идей - идея создания человека «по подобию свое­му», «по образу Божию» - получила в дальнейшем свое выра­жение в том, что сегодня именуется достоинством личности. Правовые идеи древнерусской эпохи сложились во многом благодаря церковному праву, что и само по себе было важным компонентом правовой системы Древнерусского (Киевского) государства.

В условиях средневековья дух «симфонии» глубоко про­низывал весь строй отношений православной церкви и Русско­го государства. Как представители государственной власти не могли уклониться от участия в обсуждении вопросов церков­ных, так и духовенство признавало за собой право участвовать в решении проблем государства.

Исследователь Н. В. Синицына выделяет в XV-XVI вв. три важных периода, когда принцип симфонии был особенно кон­структивным и плодотворным, а идеал приближался к осу­ществлению на практике. Это время святительства епископа Иона (с 1448 г. - Митрополит), когда согласованные действия церковной и светской власти позволили отказаться от Флорен­тийской унии - это и начало царствования Иванна IV и время митрополита Макария (1547-1563 гг.), когда в России началась эпоха царства, и зарождались земские соборы. И, наконец, третий период - с момента утверждения патриаршества.

Во времена Иванна Грозного окончательно сформирова­лось представление об ответственности носителя высшей госу­дарственной власти перед Богом, что стало практически един­ственным фактором, который сдерживал деспотизм царя.

Осознание необходимости рано или поздно отвечать перед Господом стало отечественным дополнением к концепции «симфонии властей».

В это время создается «Степенная книга царского родос­ловия», в которой вся история Руси была представлена в не­прерывном взаимодействии церковной и светской властей, как торжество симфонии. Институциональной формой, во­плотившей в жизнь идеал симфонии, стали земские соборы.

Кроме земских соборов, созывалось и церковные, кото­рые также принимали решения, важные не только для жиз­ни церкви, но и для развития всего Российского государства. Среди них выделяется Стоглавый собор (1551 г.). Это был «со­бор примирения», который понимается как символический акт возвращения единства народу и царю, утраченного в сму­те первых лет правления Иванна IV. Первый Земский собор в Москве стал небывалым в европейской истории актом покая­ния царя и боярского правительства в их политических гре­хах. Покаяние было взаимным - народ тоже каялся в грехах перед властью. Как показали дальнейшие события в России, это превратило соборы в инструмент борьбы со всякой смутой путем утверждения всенародного государственно-церковного единства.

Начиная со Стоглавого собора (1551 г.) формирование «симфонических» церковно-государственных отношений всту­пило в завершающую стадию. Высший орган церковной власти - Священный собор - вошел в полном составе в «верхнюю па­лату» Земского собора. Царь принимал активное участие как при подготовке собора, так и на его заседаниях. Он давал госу­дарственную санкцию соборным постановлениям.

Большинство соборов созывалось для предотвращения анархии в период междуцарствия и подтверждения религи­озно-мистического единства народа и царя. Духовная основа соборности, конечно же, нисколько не мешала решению прак­тических вопросов. С позиций «симфонии властей» особую роль сыграл знаменитый собор 1613 г., положивший начало новой династии русских царей.

Начиная со Смутных времен именно православная цер­ковь стала хранителем государственных традиций. Важным доктринальным положением канонического и одновременно государственного права стал провозглашенный патриархом Гермогеном в 1612 г. тезис о том, что Россией может править только православный государь. Это важное положение стало одним из оснований для избрания на царский престол Михаи­ла Романова. Михаил правил страной в тесном сотрудничестве и полном согласии со своим отцом - патриархом Филаретом, который носил титул «Великого государя», ведал внешними и внутренними делами и нередко даже подписывал государ­ственные документы вместо царя.

Соборное Уложение 1649 г. продолжило тенденцию нор­мативного ограничения церковного землевладения (такие ограничения ранее были введены соборами 1572, 1580 и 1584 гг.).

Царь Алексей Михайлович во второй половине царство­вания ориентировался на западные модели государственно­го устройства и государственно-церковных отношений. Он склонялся к идее подчинения церкви интересам государства. Позиция патриарха Никона, который отстаивал право церкви на участие в управлении государственными делами и на прин­ципах «симфонии властей», явно не соответствовала воле мо­нарха. Это в конечном итоге и привело Никона к политическо­му краху. В 1658 г. он оставил должность и ушел в монастырь, хотя формально к 1666 г. оставался патриархом. Большой Мо­сковский собор в 1666 г. лишил его сана за самовольное остав­ление патриаршей кафедры, хотя в следующем году реформы Никона в богослужении были приняты Собором.

Свержение патриарха Никона было проявлением общей тенденции к усилению государственной власти и ее отделе­ния от власти церковной. Норму взаимоотношений церков­ной и государственной власти Большой Московский собор (1666-1667 гг.) выразил так: царь имеет преимущество в делах политических, а патриарх - в церковных. Принятые собором правила власти царской и церковной позволяли царю в случае конфликта с патриархом просто устранить последнего.

Начиная с XVII в. в европейских странах проявляется тен­денция к пересмотру сложившихся отношений между церко­вью и государством. И в католических, и в протестантских госу­дарствах особый акцент делается на укреплении суверенитета светской власти, что соответствовало логике формирования государств-наций. Несмотря на определенное обособление от европейской цивилизации, при правлении Петра I православ­ная церковь также оказывается вовлеченной в этот процесс. Реформы Петра I касались практически всех сторон жизни страны. Церковная реформа была едва ли не наиболее после­довательной и принципиальной, представляя собой властный и резкий опыт государственной секуляризации.

Активное участие в разработке церковной реформы Пе­тра I принимал архиепископ Феофан Прокопович, который предпринимает попытку теоретически обосновать новую три­аду «Бог-государство-самодержец», поставив целью легитима­цию власти самодержца не только с помощью божественного, но и природного, то есть независимого от церкви права.

Содержание церковной реформы Петра I заключался в отмене патриаршества и введении государственного управ­ления православной церковью. В 1718 г. с этой целью была создана Духовная коллегия, которая в 1720 г. получила новое название - Святейший Правительствующий Синод - и нор­мативно-правовое основание своей деятельности - «Духовный регламент». Члены Святейшего синода были государственны­ми служащими. Показательно, что они не избирались, а на­значались царем и обязаны были присягать на верность царю. Присяга была отменена только в 1901 г. Принятие Духов­ного регламента означало, что государственная власть прямо вмешивалась в сферу канонического права и во внутреннюю жизнь церкви.

     После смерти Петра I Святейший синод был разделен на два департамента: первый состоял из иерархов и занимал­ся духовными делами, второй включал лиц светского звания (практически это была администрация церкви, занимающа­яся финансами, экономикой, судом). В отношении религиоз­ных сект политика была сложной, государство рассматривало церковь как часть самого себя и вплоть до XIX в. религиозная оппозиция воспринималась прежде всего как политическая и, соответственно, преследовалась.

В XIX в. царская власть рассматривала свое призвание в церковных делах как охрану православия от посягательств со стороны иноверцев, свидетельством чего является институт преступлений против православия в уголовном праве, и за­щита православных за пределами России. Так, защита право­славных святынь и православных верующих стала одним из приоритетов во внешней политике и отношениях, например, с Османской империей.

Правление последнего российского императора Николая II характеризовалось возрождением традиции в отношениях государства и церкви, по крайней мере, декларацией желания вернуть Россию к идеалам Святой Руси, восстановить на их ос­нове внутреннее единство общества, и наконец, поиском путей возрождения патриаршества (при этом на место патриарха Николай II предлагал себя).

Революционные события 1917 г. коренным образом из­менили отношения государства и церкви. В ходе Февральской революции к власти пришли силы, стоявшие на позициях секулярного государства, а в октябре 1917 г. - силы, которые исповедовали атеизм и отрицали закон Божий. Попытку со­хранить хотя бы на уровне доктрины принцип «симфонии властей» сделал Поместный собор 1917-1918 гг., на котором было заявлено, что церковь не связана ни с одним государ­ственным устройством, она служит вере, а не политике. Эта позиция была лояльной по отношению к советской власти, но не спасла церковь от гонений.

Победа советской власти ознаменовала собой начало дех­ристианизации России, разрушение многовекового устрой­ства внешней жизни церковных общин, а по сути и всего строя жизни российского общества. С приходом к власти большеви­ков церковь подверглась жестоким гонениям, многие священ­нослужители погибли в годы гражданской войны, а религиоз­но мыслящие ученые и философы высланы. Провозглашение принципа отделения церкви от государства в малой степени способствовало решению проблемы поиска новых путей вза­имного общения. Основы отношений советского государства и церкви были заложены в первые годы ее существования, претерпев лишь незначительные изменения в течение ее се­мидесятилетней истории. Фундаментом для принятия норма­тивных актов в области государственно-церковной политики служили не реальные потребности общества, а идеологиче­ские установки марксизма и политические решения правя­щей коммунистической партии.

Определенная трансформация государственной полити­ки в отношении церкви начала происходить только во второй половине 1980-х годов, накануне празднования тысячелетия крещения Руси.

В 1988 г. Поместным собором был принят новый Устав об управлении Русской Православной Церкви, который продол­жил линию собора 1917-1918 гг. на нормализацию церковной жизни после синодального периода и советских гонений.

Первым законодательным актом (и последним соответ­ствующим актом советского периода), который отразил из­менения в церковно-государственных отношениях, стал Закон СССР «О свободе совести и религиозных организациях» (1 октября 1990 г.). Этим законом церковь была наделена опре­деленными правами, ослаблен государственный контроль за ее деятельностью, предоставлена возможность внешней церковной деятельности после 70-летнего перерыва. Церкви предоставили право юридического лица (ст. 13) и разрешили становиться владельцем используемого ею или переданного ей имущества (ст. 18). Церкви возвратили право заниматься благотворительной (ст. 23), а также производственной и хозяй­ственной деятельностью (ст. 19), были сняты многие ограни­чения на осуществление богослужения, религиозных обрядов, церемоний (ст. 21).

Взаимоотношения государства и церкви на современном этапе развития страны определяются согласно Конституции Российской Федерации, Гражданскому кодексу Российской Федерации, Федеральному закону от 26 сентября 1997 г. «О сво­боде совести и о религиозных объединениях». На основании Конституции Россия провозглашается светским государством, основными принципами которого являются: отделение рели­гиозных объединений от государства и равенство их перед за­коном. Никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной.

Таким образом, можно сделать следующий вывод: исто­рия развития российской государственности находится в глу­бокой и неразрывной связи с православием.




Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика