Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Передача прав на результаты интеллектуальной деятельности с участием иностранных лиц
Научные статьи
20.10.15 10:48

вернуться

Передача прав на результаты интеллектуальной деятельности с участием иностранных лиц

alt 
ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО
Гузеев Ю. А.
8 87 2015
Статья посвящена рассмотрению теоретических аспектов передачи прав на результаты интеллектуальной деятельности с участием иностранных лиц. рассмотрены различные подходы к передаче прав на результаты интеллектуальной деятельности в отечественной и зарубежной литературе. автор уделил внимание также коалиционным вопросам определения применимого права к договорам о передаче прав на результаты интеллектуальной деятельности с участием иностранных лиц.

Результаты интеллектуальной деятельности приобрета­ют особую значимость в современном гражданском обороте. Заметной и в целом закономерной тенденцией последнего времени является усложнение отношений по передаче прав на результаты интеллектуальной деятельности в силу участия в качестве одной из сторон иностранного лица. Отмечая эту тенденцию, зарубежные авторы справедливо говорят о том, что «интеллектуальная собственность становится все более глобальным товаром: в силу своего нематериального характе­ра, объекты интеллектуальной собственности идеально подхо­дят для трансграничного перемещения».

Нематериальный характер результатов интеллектуаль­ной деятельности определяет существенную специфику при­менительно к договорным конструкциями, опосредующим отношения по передаче прав на результаты интеллектуальной деятельности с участием иностранных лиц.

В соответствии со ст. 1226 Гражданского кодекса Россий­ской Федерации (далее — ГК РФ) на результаты интеллек­туальной деятельности и приравненные к ним средства ин­дивидуализации юридических лиц, товаров, работ, услуг и предприятий (интеллектуальная собственность) признаются интеллектуальные права, которые включают исключительное право, являющееся имущественным правом, а в случаях, пред­усмотренных ГК РФ, также личные неимущественные права и иные права (право следования, право доступа и др.).


 

Несмотря на то, что законодательством предусмотрены различные способы распоряжения исключительным правом (основное требование к которым: способ распоряжения не должен противоречить закону и существу исключительного права), представляется, что наиболее распространенным и соответствующим современным рыночным отношениям яв­ляется договорный способ распоряжения исключительным правом путем передачи принадлежащего права в различном объеме, исходя из существа обязательства.

Передача прав на результаты интеллектуальной деятель­ности является собирательным понятием, «наиболее общим для различных договорных конструкций, общеправовых спо­собов передачи и наилучшим образом отражает их суть».

Аналогичной позиции придерживаются и некоторые зарубежные авторы, используя термин «tranfer» как общее обозначение для двух различных видов договорных конструк­ций: уступка/отчуждение assignment») и собственно лицен­зирование license»). Отдельные авторы используют термин «передача прав» более узко: только применительно к случаям уступки/отчуждения прав assignment of rights»).

Институт передачи права на результаты интеллектуаль­ной деятельности охватывает собой следующие модели пере­дачи прав в зависимости от объема передаваемых прав:

1. Передача прав на результаты интеллектуальной деятельности в полном объеме: договор об отчуждении ис­ключительного права (1234 ГК РФ). А. А. Скворцов именует передачу прав в данном объеме как «полную уступку исклю­чительных прав».

В соответствии со ст. 1234 ГК РФ по договору об отчужде­нии исключительного права одна сторона (правообладатель) передает или обязуется передать принадлежащее ей исклю­чительное право на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации в полном объеме другой стороне (приобретателю).

2. Передача прав на результаты интеллектуальной де­ятельности в частичном (ограниченном) объеме: лицензи­онный договор (ст. 1235 ГК РФ).

Согласно ст. 1235 ГК РФ по лицензионному договору одна сторона — обладатель исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуа­лизации (лицензиар) предоставляет или обязуется предоста­вить другой стороне (лицензиату) право использования такого результата или такого средства в предусмотренных договором пределах.

Лицензионные договоры могут быть исключительными и неисключительными. Существуют сублицензионные, смешаные, открытые, принудительные и другие виды лицензионных договоров. Заключение лицензионного договора не влечет перехода исключительного права к лицензиату.

3. Передача прав общеправовыми способами: наслед­ство, реорганизация юридического лица, обращение взыска­ния на имущество правообладателя и иные способы.

В зависимости от объекта исключительных прав, в отно­шении которого такие права передаются, а именно:

— произведения науки, литературы искусства;

— смежные права;

— программы для ЭВМ;

— топологии интегральных микросхем;

— средства индивидуализации,

— объекты промышленной собственности;

различные договорные конструкции приобретают опре­деленные особенности, например в отношении промыш­ленной собственности —необходимость государственной регистрации таких прав. Применительно к средствам индиви­дуализации возможно заключение договоров франчайзинга, коммерческой концессии.

Как уже отмечалось, участие в качестве одной из сторон в правоотношении по передаче прав на результаты интеллекту­альной деятельности иностранного лица ведет к усложнению такого правоотношения иностранным элементом, а следова­тельно, возникновению вопроса о праве, применимом к тако­му договору.

В силу принципа автономии воли стороны такого дого­вора вправе самостоятельно выбрать право, применимое к тому договору, при этом исходя из «пригодности» этого права для регулирования лицензионного договора, его соответствия ожидаемым интересам сторон.

Такое право признается большинством правовых систем. Как отмечает В. А. Канашевский, обычно в качестве примени­мого права стороны избирают:

а) право одной из сторон договора;

б) право той страны, в которой будет использоваться объ­ект лицензионного договора;

в) право страны суда;

г) право третьей страны, чьи положения о лицензионном договоре являются более разработанными и приемлемыми для сторон.

Также стороны могут подчинить отдельные части догово­ра различным правовым системам.

Коллизионное регулирование отношений передачи прав на результаты интеллектуальной деятельности в Рос­сийской Федерации содержится в Разделе VI ГК РФ «Между­народное частное право». Стоит отметить, что Федеральным законом от 30.09.2013 № 260-ФЗ «О внесении изменений в часть третью Гражданского кодекса Российской Федерации» были внесены существенные изменения в ст. 1211 ГК РФ, содержа­щую правила определения права, применимого к договору, в частности: договор об отчуждении исключительного права — в отношении договора об отчуждении исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или средство ин­дивидуализации применяется право страны, на территории которой действует передаваемое приобретателю исключи­тельное право, а если оно действует на территориях одновре­менно нескольких стран, право страны, где находится место жительства или основное место деятельности правообладате­ля (п. 7 ст. 1211 ГК РФ);

лицензионный договор — в отношении лицензионного договора применяется право страны, на территории которой лицензиату разрешается использование результата интеллек­туальной деятельности или средства индивидуализации, а если такое использование разрешается на территориях одно­временно нескольких стран, право страны, где находится ме­сто жительства или основное место деятельности лицензиара (п. 8 ст. 1211 ГК РФ);

договор коммерческой концессии — в отношении до­говора коммерческой концессии применяется право страны, на территории которой пользователю разрешается использо­вание комплекса принадлежащих правообладателю исключи­тельных прав, либо, если данное использование разрешается на территориях одновременно нескольких стран, право стра­ны, где находится место жительства или основное место дея­тельности правообладателя (п. 6 ст. 1211 ГК РФ).

В зарубежных странах предпринят несколько другой под­ход: положения о применимом праве в отношении интеллек­туальной собственности изложены обобщенно, без выделения конкретных видов договоров.

Так, например, Швейцарский закон о международном частном праве 1987 г. в силу ст. 122 (2) устанавливает, что к «договорам в области интеллектуальной собственности при­меняется право страны обычного места пребывания стороны, передающеи или предоставляющей права интеллектуальной собственности».

В странах Европейского союза в соответствии с Регламен­том Европейского союза о праве, применимом к договорным обязательствам (Регламент Рим I), при отсутствии выбора права, в соответствии со ст. 4 (2) договор регулируется правом страны, где находится обычное место жительства стороны, ко­торая должна осуществить исполнение, имеющее решающее значение для содержания договора.

Согласно канадскому общему праву, стороны вправе вы­брать надлежащие права к их договорным обязательствам. В случае если стороны не избрали применимое право к догово­ру, оно будет определено исходя из критерия наиболее тесной связи. Аналогичное правило содержит и Гражданский кодекс Квебека.

В большинстве промышленно и технологически раз­витых стран Азии (Япония, Южная Корея, Тайвань) дей­ствует принцип автономии воли сторон, позволяющий избрать применимое право к правоотношениям из дого­вора по передаче прав на результаты интеллектуальной деятельности. При этом в случае отсутствия выбора права, к договору будет применяться право исходя из принци­па наиболее тесной связи. Данный принцип в настоящее время характерен для всех перечисленных азиатских госу­дарств. Он является следствием влияния англо-американ­ского подхода к разрешению коллизионной проблемы и является весьма удачным, учитывая предыдущие подходы этих стран.

Так, например, в Тайване до принятия изменений в закон о международном частном праве, в отсутствие выбора приме­нимого права суд должен был следовать за цепочкой коллизи­онных привязок:

— гражданство сторон;

— место заключения договора;

— место направления оферты;

— домицилий оферента.

Отмечается, что данные коллизионные привязки в силу своей чрезмерной жесткости не подходили для большинства видов договоров, в связи с чем назрела необходимость измене­ния подхода.

Подводя итог предпринятому исследованию, следует обозначить несколько важных замечаний, заслуживаю­щих внимания.

1. Термин «передача прав» на результаты интеллекту­альной деятельности является обобщающим понятием для различных моделей и договорных конструкций, опосредую­щих отношения по передаче прав на результаты интеллек­туальной деятельности в различном объеме: полном, частич­ном (ограниченном), а также передачу прав общеправовыми средствами.

2. Исходя из особенностей объекта исключительных прав, различные договорные конструкции приобретают определен­ные особенности.

3. Наличие иностранного элемента в качестве стороны договора ведет к усложнению правоотношения иностранным элементом, следовательно, применению правил международ­ного частного права.

4. Абсолютное большинство стран не имеют каких-либо определенных условий касаемо выбора применимого права в отношении договоров о передаче прав на результаты интел­лектуальной деятельности. Практическим следствием этого является то, что в таких случаях применяются общие положе­ния международного частного права применительно к кол­лизионному регулированию отношений интеллектуальной собственности.

5. Принцип автономии воли сторон является общепри­знанным достижением, поскольку позволяет сторонам догово­риться и избрать наиболее подходящее право к своему догово­ру, избегая неопределенностей и необходимости обращаться к коллизионным нормам.




Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика