Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Мировой опыт развития парламентаризма: компаративистский анализ
Научные статьи
29.10.15 11:01

вернуться

Мировой опыт развития парламентаризма: компаративистский анализ

alt 
ПОЛИТИКА И ПРАВО
Мельников А. Г.
8 87 2015
В статье осуществлен краткий анализ особенностей функционирования парламентов современных государств.

Одной из признанных ценностей в современной системе государственной власти на нынешнем этапе является парла­ментаризм, занимающий особое место в демократическом правовом государстве и базирующийся на принципе разде­ления властей. Парламентаризм каждой конкретной страны демонстрирует специфику социально-исторического раз­вития общества, практику национально-государственного строительства, опыт правовой и политической культуры. Он представляет собой систему организации и функционирова­ния власти, как на государственном, так и на региональном уровнях.

Как показала историческая практика, именно парламент­ская модель построения властных отношений позволяет наи­более точно выявлять широкий спектр интересов различных социальных общностей и вырабатывать государственные ре­шения, в той или иной степени соответствующие интересам большинства населения страны. Институт парламентаризма, как принято считать, начал свое качественное развитие в Ан­глии. В XIII в. членами английского парламента были достиг­нуты первые ограничения абсолютной власти монарха. В XIX

- начале ХХ вв. во многих государствах Европы и Латинской Америки начали функционировать представительные органы власти. В России парламентское учреждение появилось позже

- после принятия манифеста от 17 октября 1905 г.


 

Маркером наличия института парламентаризма в по­литической системе того или иного общества можно считать наличие у парламента статуса и полномочий высшего пред­ставительного и законодательного органа. Классическим об­разцом парламентской системы, как мы уже отметили выше, является Великобритания. Верховенство английского парла­мента в системе разделения властей предполагает:

- верховенство законодательства;

- право утверждать государственный бюджет и устанав­ливать налоги;

- коллективную ответственность правительства перед парламентом;

- право утверждать судей;

- отсутствие других подобных конкурирующих властей.

В действительности парламентаризм представляет собой сложнейшее явление общественно-политической жизни, а также является одним из фундаментальных понятий полито­логии.

Парламенты в разных странах и разных политических си­стемах работают по-разному, однако при этом они выполняют целый ряд общих функций. Американский исследователь Э. Хейвуд выделяет следующие общие для всех видов функции:

- законодательство;

- представительство;

- наблюдение и контроль;

- политическое рекрутирование;

- легитимация режима.

В данном случае стоит отметить, что главным образом за­дача института парламентаризма во всех странах мира заклю­чается, прежде всего, в поддержании взаимосвязи общества с системой государственного управления.

Парламенты различаются между собой по целому ряду признаков. Так, например, широко различаются по количе­ству членов. В Китае высшим органом государственной власти в соответствии с Конституцией государства является Всекитай­ское собрание народных представителей, избираемое сроком на пять лет, с численностью около 3 тыс. человек. Между тем, в законодательном собрании республики Науру с численностью населения 10 тыс. человек трудятся 18 депутатов, которые из­бираются путем всенародного голосования на три года.

Парламент назван представительным органом, так как в нем регионы страны и всё население имеют представителей - депутатов, которые выбираются или по одномандатному округу (голосование за политические партии), или по много­мандатным (мажоритарным) округам, в каждом из которых население избирает своего кандидата. Также члены законода­тельных собраний могут быть не только избраны, но и назна­чены или даже могут унаследовать место (например, Парла­мент Соединённого Королевства Великобритании и Северной Ирландии).

   Структура законодательных собраний также в различных странах различна. На эту особенность влияет исторический фактор. К примеру, в средние века сословно-представитель­ные учреждения Западной Европы включали в себя представителей духовенства, дворянства и «третьего сословия». Трехпа­латная структура парламента функционировала во Франции (духовенство, дворянство, горожане), в большинстве княжеств западной части Германии, в Нидерландах, в королевствах Пиренейского полуострова. В свою очередь высший орган окружного управления Швабского имперского округа (пре­имущественно территории современной федеральной земли Баден-Вюртемберг в Германии и региона Эльзас во Франции) состоял из пяти «скамей» - духовных князей (епископов), свет­ских князей (князей, герцогов, маркграфов и ландграфов), пре­латов (аббатов, пробстов, глав командорств и т.д.), имперских графов и имперских городов. Каждая «скамья» в свою очередь подразделялась на две курии: католическую и протестант­скую. Двухпалатная система (бикамерализм) впервые появил­ся в середине XIV в. в Великобритании. В Англии лорды стали заседать отдельно от представителей графств и городов, что и привело к возникновению двухпалатной структуры британ­ского парламента. Консервативно мыслящая верхняя палата обеспечивала защиту традиций, а нижняя палата была более демократичной, что в целом обеспечивало баланс интересов и компромисс между ведущими социальными группами сред­невековья. В современном мире парламентские учреждения, как правило, состоят из одной или двух палат.

Соотношения социальных и политических сил на исто­рической арене видоизменяли состав парламентов в разных странах и способствовали поиску оптимальной структуры парламентского учреждения того или иного государства. Так, согласно Конституции США 1787 г. однопалатный конгресс конфедерации был заменен двухпалатным конгрессом феде­ративного государства.

Среди стран, в которых функционируют однопалатные парламенты, можно отметить Болгарию, Венгрию, Вьетнам, Германию, Данию, Израиль, Китай, Люксембург, Норвегию, Португалию, Финляндию, Швецию и др. Двухпалатные пар­ламенты действуют в Австралии, Бразилии, Бельгии, Индии, России, США, Франции, Швейцарии и др.

Вопрос о числе палат парламента вызывает множество порой противоречивых мнений и суждений. Американский исследователь Э. Хейвуд считает, что однопалатные парламен­ты проще и эффективнее двухпалатных, особенно если речь идет о реагировании на нужды небольших и сравнительно со­лидарных обществ. Однако, как отмечает исследователь, двух­палатные парламенты являются центральным принципом ли­берального конституционализма и реализуют идею сдержек и противовесов как внутри парламента, так и между законода­тельной и исполнительной властью. В настоящее время двух­палатная система формирования парламентов успешно функ­ционирует и в федеративных, и в унитарных государствах. В федеративных государствах верхняя палата представляет субъ­ектов федерации (США, Россия), а в унитарных государствах она зачастую формируется по административно-территори­альным единицам (Франция, Япония).

Отечественные исследователи проблем теории и исто­рии политических институтов А. В. Макарин, А. И. Стребков с позиций объема и характера закрепленных конституцией за­конодательных компетенций, выделяют несколько видов выс­ших представительных органов:

- парламенты с абсолютно неограниченной (абсолютно неопределенной) компетенцией. К таким относят парламен­ты, для которых юридически не определяется перечень полно­мочий и они имеют право принимать законы о любых вопро­сах (Англия, Италия, Ирландия, Япония).

- парламенты с абсолютно ограниченной (абсолютно определенной) компетенцией. Это тип парламентов, для ко­торых конституции и законы устанавливают точный перечень полномочий, по которым они могут принимать решения. Так, например, во французской Конституции 1958 г. «жестко» ограничен перечень вопросов, которые включены в компетен­цию парламента, но одновременно предусматривается, что этот перечень парламентских полномочий может быть уточ­нен и дополнен органическим законом.

- парламенты с относительно ограниченной (относитель­но определенной) компетенцией. В данных парламентах су­ществует меняющаяся или подвижная компетенция. Подоб­ный тип характерен для федеративных и децентрализованных унитарных государств. Ограничение здесь связано с наличием прав у субъектов федераций или иных территориальных об­разований (Индия, Испания, Малайзия, США, ФРГ), т.е. в тех странах, где имеется совместная компетенция союза и субъек­тов его составляющих.

Что касается развития компетенции российских предста­вительных органов, основываясь на данной классификации, отечественные ученые обозначают следующие исторические периоды:

1) с октября 1905 г. по октябрь 1917 г. - парламент с аб­солютно ограниченной компетенцией, по многим вопросам имевший лишь совещательный голос.

2) с октября 1917 г. по октябрь 1989 г. - период существо­вания представительного органа с неограниченной компетен­цией.

3) с конца октября 1989 г. по декабрь 1993 г. - переходный период.

4) с декабря 1993 г. по настоящее время - становление и развитие двухпалатного парламента с относительно ограни­ченной компетенцией, которое начинает свой отчет со дня вступления в силу Конституции Российской Федерации. Так, в Конституции Российской Федерации не установлен четкий перечень вопросов, подлежащих рассмотрению в Государ­ственной Думе. В свою очередь ст. 106 Конституции Россий­ской Федерации определяет список вопросов, подлежащий обязательному рассмотрению в Совете Федерации. Между тем норма, содержащаяся к указанной статье, не ограничивает в целом законодательную функцию российского парламента.

Наряду с указанными моделями парламентов существу­ют и другие классификации. Так, например, на основе взаи­моотношений между верховной представительной властью и правительством выделяются:

- доминирующие парламенты (при данной модели пар­ламенты играют ведущую роль в политической жизни страны, формируют и «жестко» контролируют правительство (Ита­лия));

- автономные парламенты (парламенты данной модели в основном контролируют законодательный процесс и самосто­ятельны в своей деятельности, но не имеют сильных рычагов воздействия на правительство (Швеция, США));

- ограниченно автономные парламенты (для таких пар­ламентов характерна конфронтация и постоянный поиск ком­промиссных решений между правительством и оппозицией (Англия));

- подчиненные парламенты (подобная форма парламен­та возникает в странах, когда исполнительная власть преоб­ладает над парламентом, однако в такой ситуации парламент остается важным связующим звеном между центральной вла­стью и регионами (парламенты Кении и ряда других африкан­ских стран));

- полностью подчиненные парламенты (данная модель присуща исключительно авторитаризму, где реальным цен­тром приятия важнейших государственных решений являют­ся не парламенты, а партия и партийные комитеты (Верхов­ные Советы в СССР, РСФСР и др.).

Федеральное Собрание Российской Федерации представ­ляет собой пример ограниченного автономного парламента. По мнению отечественного исследователя М. Ю. Зеленкова, подобный статус определяется на основании сформулирован­ных в Конституции Российской Федерации ограничений ком­петенции нижней палаты Федерального Собрания и реаль­ных возможностей политического влияния. Так, например, глава государства обладает правом роспуска Государственной Думы, в случае, если она трижды отклонила представленные Президентом кандидатуры на должность Председателя Пра­вительства или выразила недоверие Правительству повторно в течение трёх месяцев (если в этом случае Президент не при­нял решение об отставке Правительства). Также Президент России имеет право вето на принятые законопроекты и право издавать указы, заменяющие «необходимые» и отсутствую­щие законы. Подобная ограниченность представительного и законодательного органа Российской Федерации обусловле­на незавершенностью формирования в России полноценного парламентаризма.

   Федеральное Собрание - парламент Российской Феде­рации - состоит из двух палат: Совета Федерации (верхняя палата) и Государственной Думы (нижняя палата). В Совет Федерации входят по два представителя от каждого субъекта Российской Федерации: по одному от законодательного (пред­ставительного) и от исполнительного органов государственной власти субъекта Российской Федерации. Государственная Дума состоит из 450 депутатов, которые избираются гражда­нами Российской Федерации на основе всеобщего равного и прямого избирательного права при тайном голосовании.

Однако, несмотря на то, что парламентаризм в России в 2005 г. отпраздновал столетний юбилей - россияне в целом не очень доверяют парламентским институтам и не считают, что они имеют реальную власть и влияние. Так, например, массовые протестные выступления граждан прошедшие по всей России в 2011-2012 гг., наглядно демонстрируют нам, что российский парламентаризм не способен отражать интересы основных социальных групп в обществе. По мнению Ю. Н. До- рожкина, «для действительных преобразований, постоянно­го движения вперед, модернизации общества необходима стабильность, не исключающая, а предполагающая полити­ческую креативность, современную политическую культуру, волю к переменам, устремленность в будущее. Это возможно лишь в открытой политической системе, где стабильность оз­начает, прежде всего, реальную политическую конкуренцию, а не ее имитацию, стабильность, где меняются политические элиты, правящие партии в соответствии с новыми обществен­ными потребностями, вызовами и угрозами».

Принцип разделения властей и разграничение предме­тов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и ее субъектами трансформи­ровали систему парламентаризма на региональном уровне. Свободные демократические выборы должны были стать естественным конституционно-правовым процессом, обеспе­чивающим устойчивое взаимодействие избирателей с пред­ставительными органами государственной власти субъектов Российской Федерации. Однако в результате контрреформы 2003-2004 гг. выборность властей всех уровней была устра­нена, а Федеральное Собрание де-факто стало юридическим отделом исполнительной власти, процесс принятия законов носит формальный характер и реализуется через полностью управляемое и лишенное даже декоративных признаков не­зависимости «парламентское большинство». На наш взгляд, институт регионального парламентаризма в рамках существу­ющего властного дисбаланса должен трансформироваться и стать главным поручителем конституционных прав граждан на политическую власть и развитие российской демократии.

     Резюмируя, можно отметить, что российский парла­ментаризм на сегодняшний день во многом основывается на формальном признании демократических основ взаимодей­ствия государства, общества и личности. Институты россий­ского парламентаризма, в отличие от западноевропейского, имеют ряд особенностей, определяемых спецификой исто­рических традиций развития российской государственности. Указанные традиции находят свое выражение в доминирова­нии сильной авторитарной власти в политической системе, в традициях полиэтничного сосуществования и толерантности, слабом развитии гражданского самосознания россиян. Не­смотря на указанные исторически обусловленные особенно­сти парламентаризма в России, политическая система нашего государства, включающая в себя народное представительство, продолжает совершенствоваться, находясь в поиске наиболее адекватных и релевантных векторов развития.

Как общемировой феномен, парламентаризм имеет до­вольно богатую, насыщенную событиями историю. Вместе с тем в современном мире потенциал парламентской демокра­тии остается высоким, и в поиске ответов на вызовы современ­ности он способен сыграть важную роль.

Право и политика



Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика