Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Вооруженный конфликт как объект международного гуманитарного права (на примере вооруженного конфликта в Кот-д'Ивуаре)
Научные статьи
17.11.15 10:49

Вооруженный конфликт как объект международного гуманитарного права (на примере вооруженного конфликта в Кот-д'Ивуаре)

alt
МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО
Серикпа Аттеби Рене
9 88 2015
Статья посвящена анализу событий, происходивших в Кот-д`Ивуаре, содержанию правовой категории «вооруженный конфликт», типологии современных вооруженных конфликтов. В статье рассматриваются причины вооруженных конфликтов и гражданских войн в Кот-д`Ивуаре, роль международного сообщества в урегулировании данного конфликта. Автор анализирует понятие военного конфликта и рассматривает эту дефиницию применительно к событиям в Кот-д`Ивуаре, а также дает характеристику противостоящих сторон в конфликте.

Международное гуманитарное право применяется в пе­риод вооруженных конфликтов, т.е. его правовые нормы и принципы зависят от вида вооруженного конфликта, его осо­бенностей, характера. Вооруженный конфликт, обществен­ные отношения, его сопровождающие, являются объектом международного гуманитарного права, поэтому рассмотре­ние понятия «вооруженный конфликт» является необходимо­стью при исследовании причин современных вооруженных конфликтов, поиска путей их разрешения.

Международно-правовые нормы не содержат определе­ния понятия «вооруженный конфликт», но на базе четырех Женевский конвенций, двух Дополнительных протоколов к ним, различных нормативно-правовых документов определя­ются основные параметры этой категории.

Вооруженный конфликт представляет собой воору­женное противоборство между государствами или между социальными общностями внутри страны для разрешения политических, социально-экономических, в т.ч. национально­этнических, конфессиональных противоречий.


 

Вооруженные конфликты сопровождают всю историю общественных отношений человечества, они обусловлены не решенными противоречиями в различных областях жизни разных стран и регионов. Участники вооруженных конфлик­тов отстаивают свою культурную и религиозную идентич­ность, права на средства производства (в т.ч. ограниченные природные ресурсы), трудовые ресурсы, результаты научно­технических достижений, право на здоровую окружающую среду и т.д.

Национально-конфессиональные, социально-экономиче­ские, политические причины военного противостояния раз­личного уровня повсеместно не искоренены, поэтому военные конфликты являются реальностью и в настоящее время, при­обретая качественно новые черты, соответствуя современным тенденциям.

Современное международное гуманитарное право выделя­ет два основных вида вооруженных конфликтов - международ­ные (межгосударственные) и немеждународные (внутристрано- вые). В настоящее время снижается количество международных конфликтов и растет число вооруженных столкновений в рамках отдельных стран. Так, если в ХХ в. до начала Второй мировой во­йны произошло лишь 5 внутригосударственных вооруженных конфликтов, то к 1994 г. - уже 313.

К межгосударственным вооруженным конфликтам от­носятся война (государства открыто применяют оружие друг против друга), а также любое действие, подпадающее под по­нятие акта агрессии (резолюция Генеральной Ассамблеи ООН 3314 от 14 декабря 1974 г.). Международными признаются и вооруженные конфликты национально-освободительной на­правленности, в которых ведется борьба «против колониаль­ного господства, иностранной оккупации и против расистских режимов в осуществлении своего права на самоопределение» (согласно Женевским конвенциям и I Дополнительному про­токолу к ним)4. Вмешательство во внутренний вооруженный конфликт третьего государства в интересах одной из сторон, а также участие вооруженных сил ООН также подпадают под категорию международного вооруженного конфликта.

    Внутренним считается вооруженный конфликт, проис­ходящий на территории какого-либо государства между его вооруженными силами, антиправительственными вооружен­ными формированиями и другими организованными во­оруженными группами, либо между организованными во­оруженными группами, находящимися под ответственным командованием, осуществляющими контроль над частью тер­ритории этого государства, позволяющий им вести непрерыв­ные и согласованные военные действия и применять положе­ния Протокола II 1977 г. и ст. 3 Женевской конвенции 1949 г.5.

Характерными признаками внутренних вооруженных конфликтов, отмеченных II Дополнительным протоколом к Женевским конвенциям, являются наличие сторон конфликта - вооруженных сил правительства и антиправительственных, организованных вооруженных групп. Причем последние име­ют ответственное командование, осуществляют контроль над частью территории государства, ведут непрерывные и согла­сованные военные действия, а также соблюдают положения Протокола II6.

В международном гуманитарном праве немеждународ­ные вооруженные конфликты подразделяются на три группы, согласно:

1) ст. 3, общей для четырех Женевских конвенций;

2) II Дополнительному протоколу к Женевским конвен­циям;

3) ситуации «нарушения внутреннего порядка и возник­новения обстановки внутренней напряженности».

Статья 3, общая для четырех Женевских конвенций, пред­усматривает несколько критериев, позволяющих отнести тот или иной вооруженный конфликт к немеждународному кон­фликту. Так, немеждународным вооруженным конфликтом признается тот, который происходит на территории одного государства между противоборствующими группами, дей­ствия которых нельзя рассматривать как действия третьего государства. Последнее возможно в трех случаях, если воору­женный конфликт происходит между:

• несколькими группами в правительстве (Сьерра-Леоне в мае 1997 г., путч в Нигерии в апреле 1999 г.);

• правительством и неправительственными организо­ванными группами (Республика Конго в августе 1998 г.);

• организованными группами, правительства нет, по­этому не принимает участия (Ангола в середине 1970-х годов).

Вышеуказанная статья Женевских конвенций определяет критерии, позволяющие отнести то или иное вооруженное противостояние к вооруженному конфликту, характеризую­щемуся «определенной интенсивности применением силы». Так, выделяются такие основные критерии, характеризующие вооруженный внутригосударственный конфликт, как: приме­нение сторонами так называемых «экстраординарных мер», «массовость», длительность конфликта, размер территории, захваченной восставшими, «потребность жертв конфликта в защите»8. Безусловно, эти критерии во многом носят субъек­тивный характер, но общая ст. 3 Женевских конвенций пред­усматривает рассматривать их в системе, позволяя экспертам делать более взвешенные выводы, ограничивая злоупотребле­ния со стороны правительств.

Вторую группу составляют внутригосударственные кон­фликты, соответствующие положениям II Дополнительного протокола к Женевским конвенциям. Этот протокол предъяв­ляет большее количество требований к характеру конфликтов, критериям принадлежности вооруженных столкновений к конфликтам, чем ст. 3, общая для четырех Женевских конвен­ций. Так, согласно ст. 1 II Дополнительного протокола к вну­тренним вооруженным конфликтам не относятся конфликты, в которых ни одна из противоборствующих сторон не явля­ется правительственной9. Кроме того, внутренний вооружен­ный конфликт не должен иметь межгосударственный, наци­онально-освободительный характер. При этом к внутренним вооруженным конфликтам не относятся «случаи нарушения внутреннего порядка, возникновения обстановки внутренней напряженности, такие, как беспорядки, отдельные и споради­ческие акты насилия и иные акты аналогичного характера».

Третью группу немеждународных вооруженных кон­фликтов составляют нарушения внутреннего порядка (про­тесты, забастовки, демонстрации, акции гражданского непо­виновения), в также «ситуации возникновения внутреннего напряжения» (приостановка действия основных судебных га­рантий, исчезновения людей, массовые аресты, в т.ч. по поли­тическим мотивам)11. К этому типу вооруженного конфликта применяется, прежде всего, внутригосударственное право, а также такие отрасли международного права, как права чело­века. Но Совет Безопасности, Генеральная Ассамблея ООН (в соответствие с Уставом), а также международные правитель­ственные и неправительственные организации, третьи госу­дарства могут обязать стороны конфликта применять между­народное гуманитарное право.

Следует отметить, что разграничение вооруженных кон­фликтов, исходя из ареала его развертывания, принадлежно­сти участников, на внутренние и международные является во многом условным. В настоящее время внутригосударственные вооруженные конфликты часто оказываются в центре межго­сударственных, межрегиональных взаимоотношений, превра­щаются в катализатор международной напряженности. Госу­дарство, на территории которого развернулся вооруженный конфликт, может выступать лишь ареной борьбы этих субъ­ектов между собой.

Кроме международных и немеждународных вооружен­ных конфликтов выделяются другие типы и формы, обуслов­ленные современными изменениями в характере вооруженно­го противостояния. Так, столкновения несоразмерно разных по уровню социально-экономического развития и политиче­ского влияния стран привели к появлению так называемых ас- симетричных вооруженных конфликтов. К ним относятся во­енные действия НАТО против Югославии в 1999 г., вторжение США с союзниками в Ирак в 2003 г.

   Появился и такой вид вооруженного конфликта, как «вне- государственный». К нему можно отнести противоречия, ко­торые могут трансформироваться в противостояние, - между США и их союзниками с радикально-исламистским движени­ем ИГИЛ. В этом транснациональном «внегосударственном» конфликте противостояние не привязано к какой-либо кон­кретной территории, не продиктовано нацеленностью на при­ход к власти той или иной социальной общности.

Выделяется интернационализированный вид вооружен­ного конфликта немеждународного типа. В нем на стороне одной из противоборствующих сторон принимают участие направленные иностранным государством войска, вооружен­ные формирования или наемники. Во время внутреннего воо­руженного конфликта руководство страны должно проводить осторожную и сбалансированную политику, в т.ч. и с сосед­ними странами. Проявление последними целенаправленной политики по восстановлению якобы нарушенных прав граж­дан во время конфликта может доходить до необоснованного вмешательства их во внутренние дела, с продвижением своих интересов.

Важнейшими источниками права вооруженных кон­фликтов являются Женевские конвенции о защите жертв во­йны 1949 г., посвященные четырем направлениям: улучшению участи раненых и больных в действующих армиях; улучше­нию участи раненых, больных и лиц, потерпевших корабле­крушение, из состава вооруженных сил на море; обращению с военнопленными; защите гражданского населения во время войны.

Для более полного учета специфики современных воору­женных конфликтов были приняты в 1977 г. два Дополнитель­ных протокола к Женевским конвенциям - I Дополнительный протокол посвящен защите жертв международных вооружен­ных конфликтов, II Дополнительный протокол - немеждуна­родных.

Следует отметить, что нормативная база, регулирующая общественные отношения, возникающие в период междуна­родных вооруженных конфликтов, гораздо шире, чем воору­женных конфликтов немеждународного характера. Так, в че­тырех Женевских конвенциях 1949 г. и двух Дополнительных протоколах к ним 1977 г. почти 500 статей регулируют обще­ственные отношения, возникающие в период международных войн, и только 20 положений регламентируют вооруженные конфликты немеждународного характера.

    В современном международном праве имеются другие конвенции, применимые к условиям вооруженных конфликтов, документы, относящиеся к сфере уголовной ответственности отдельных лиц за серьезные нарушения правовых норм в условиях вооруженных конфликтов15 и принципам между­народного сотрудничества в отношении обнаружения, ареста, выдачи и наказания лиц, виновных в военных преступлениях против человечества16 и др.

Различные страны формируют свою нормативную базу для вооруженных конфликтов, учитывая местные особенно­сти и международно-правовые нормы. Следует отметить, что международно-правовые нормы международного права тем более эффективны, чем скорее и полнее они инкорпорируют­ся во внутреннее законодательство страны17.

В Кот-д'Ивуаре вооруженный конфликт, переросший в полномасштабную гражданскую войну, имел два пика обо­стрения - в 2002 и 2010 гг., и в настоящее время сохраняет ус­ловия для возобновления ввиду наличия нерешенных причин, приведших к военным столкновениям.

В ходе гражданской войны, начавшейся в сентябре 2002 г., страна фактически была разделена на две части - северную (в которой проживали в основном представители народно­сти дьюла, исповедующие ислам, мигранты из других стран, прежде всего, из Буркина-Фасо; из их представителей - дей­ствующий президент страны Алассан Уаттара) и южную (сто­ронники бывшего президента Л. Гбамбо, христиане, принад­лежащие к народности бете). Это условное разделение страны обусловлено наличием противоречий между двумя группа­ми населения относительно экономического, политического устройства страны, а также нежеланием проявить межконфес- сиональную толерантность друг к другу.

Массовые беспорядки были спровоцированы проведен­ными в 2000 г. президентскими выборами (победил Лоран Гбагбо), во многом из-за несовершенства избирательного права, отсутствия действенного механизма реализации норм, закрепляющих избирательные права граждан и иных участ­ников избирательных отношений, а также отсутствия регла­ментации порядка их реализации и защиты при проведении выборов.

Л. Гбагбо, представитель южной части страны, в своей деятельности пытался преодолеть раскол страны, предложив программу «Перестройка», направленную на подъем эконо­мики, расширение внешнеполитических связей18. Президен­том проводилась и работа по правовому урегулированию кон­фликта.

Но в конфликт вмешались ООН и Франция, которые вве­ли военные силы на территорию Кот-д'Ивуара с целью защи­ты европейцев, находящихся в стране, а также поддержки су­ществующей власти. Операция ООН в Кот-д'Ивуаре началась 4 апреля 2004 г. на основании резолюции Совета Безопасности ООН № 1528 от 27 февраля 2004 г., соответствующей положе­ниям гл. 7 Устава ООН. Мандат операции включал содействие ивуарийским сторонам в реализации мирного соглашения Лина-Маркуси, подписанного в январе 2003 года. Резолюцией от 25 июня 2014 г. № 2162 (2014) Совета Безопасности Мандат Миссии ООН в Кот-д'Ивуаре продлен до 30 июня 2015 г.

В соответствии с соглашением Лина-Маркуси действия ООН в Кот-д'Ивуаре направлены на: а) защиту гражданско­го населения от угрозы физического насилия; б) устранение угроз безопасности и решение пограничных проблем; в) ре­ализацию национальной программы разоружения, демоби­лизации и реинтеграции бывших комбатантов и роспуска ополчений и групп самообороны; содействие разоружению и репатриации иностранных вооруженных элементов; г) воссоз­дание и реформирование органов безопасности; д) контроль за соблюдением оружейного эмбарго; е) содействие соблюде­нию международного гуманитарного права и международных норм в области прав человека, действуя с независимым экспер­том, назначенным в соответствии с резолюцией A/HRC/17/26 Совета по правам человека; отслеживание случаев нарушения прав человека и нарушения норм международного гумани­тарного права в соответствии с резолюциями 1612 (2005), 1882 (2009), 1998 (2011) и 2068 (2012); ж) содействие оказанию гума­нитарной помощи; з) защиту персонала ООН.

После президентских выборов 2010 г., также сопрово­ждавшихся военными столкновениями, Франция уже под­держала представителя севера страны (А. Уаттару). В апреле 2011 г. Л. Гбагбо, не признавший результаты президентских выборов, был захвачен французским спецназом и передан сто­ронникам А. Уаттары. Это произошло после авиаударов с бо­евых вертолетов миссии ООН и французского контингента по дворцу, резиденции Л. Гбагбо в Абиджане, а также армейским частям. Подобное вооруженное вмешательство не обеспечило стабильность в стране, повсеместно проводились антифранцузские манифестации.

Внутренний военный конфликт в Кот-д'Ивуаре сопрово­ждается прямым вооруженным вмешательством французских вооруженных сил, а также участием миротворческих сил ООН в военных действиях на стороне одного из участников конфлик­та. Действия ООН и Франции в Кот-д'Ивуаре продиктованы нормами международного права, допускающими вмешатель­ство третьей стороны по инициативе правительства, согласно Уставу ООН, резолюциям Генеральной Ассамблеи ООН.

Франция, на наш взгляд, проявляет определенную изби­рательность при применении силы для одной из сторон кон­фликта, без приоритета достижения политической стабильно­сти в Кот-д'Ивуаре. Для того, чтобы исключить в Кот-д'Ивуаре практикующуюся в различных регионах так называемую «во­йну по доверенности», зачастую ведущуюся в интересах сто­ронних государств, необходима целенаправленная выверен­ная правовая основа для сопровождения этого вооруженного конфликта.

    Следует отметить, что в конфликте в Кот-д'Ивуаре проис­ходит столкновение интегрированных интересов больших со­циальных групп, выраженных в виде политических ценностей, связанных с борьбой за ресурсы власти. В стране необходимо достижение мирного решения всех существующих противо­речий, для формирования условий развития правового госу­дарства. Если допустить, что предоставление гуманитарной помощи и защиты, облегчение положения военнопленных, беженцев, перемещенных лиц в международном праве рас­сматривается не как независимая, внеполитическая деятельность, а как средство политического урегулирования, то перед Кот-д'Ивуаром стоит задача поиска действенных вну­тренних резервов консолидации страны.

В 2002 г. представители дьюла, уволенные из армии по подозрению в нелояльности к властям, перешли на сторону повстанцев севера. Это свидетельствует о том, что причины противостояния кроются не только в национально-конфесси­ональной принадлежности. Поэтому необходимы норматив­ные правовые акты, учитывающие этническую принадлеж­ность, но с позиции соответствия интересам страны в целом, единства государства.

Так, если закон 2000 г. был направлен на отстранение от участия в выборах на должность президента А. Уаттара, кото­рого поддерживала половина населения страны, то не случай­но этот нормативный акт был отменен, сопровождаясь крово­пролитием митингующих.

Безусловно, внешняя помощь способствовала снижению числа жертв среди местного населения Кот-д'Ивуара, умень­шила количество материальных потерь во время военного противостояния. Но присутствие третьей стороны во время во­оруженного конфликта на фоне не решенных экономических проблем, этно-конфессиональных противоречий, отсутствия действенной правовой базы, в т.ч. в области вооруженных кон­фликтов, этапа становления законодательства в условиях со­временных реалий, может сыграть негативную роль в стаби­лизации общества.

Присутствие внешних вооруженных сил потенциально чревато их непосредственным участием в конфликтах при ма­лейших вольных или невольных провокациях. Свидетельству­ет об этом ошибочный авиаудар правительственной армии по позициям французских и международных миротворцев 6 ноября 2004 г. (погибли 9 французских граждан). В результате ответной бомбардировки со стороны Франции был уничтожен весь небольшой авиапарк ВВС Кот-д'Ивуара. А за весь период военного конфликта погибло более 3 тысяч человек местного населения.

Роль внешних сил - Франции, ООН, соседних Буркина- Фасо, Либерии - не следует однозначно признавать конструк­тивной на различных этапах развития вооруженного кон­фликта в Кот-д'Ивуаре. Международное право, на основании которого эти силы действовали, было направлено на решение задач, стоящих на конкретных этапах общественного развития Кот-д'Ивуара, но не разрешило противоречия в целом, лик­видировав или уменьшив причины военного противостояния населения севера и юга страны.

Внешняя военная поддержка одной из сторон военного конфликта не решает проблем, из-за которых возник кон­фликт. Внешняя военная помощь лишь снимает напряжен­ность в период обострения противоречий, переводя проти­востояние в латентную фазу, всегда готовую превратиться в открытую стадию конфликта.

Некоторые специалисты настаивают на необходимости применения принципа нейтралитета при оказании помощи во время внутренних вооруженных конфликтов, предусматри­вающего запрещение поставок оружия и предоставление фи­нансовой помощи обеим сторонам, ставя их в условия матери­ального равенства по отношению друг к другу.

Само государство должно решать существующие пробле­мы на своей территории, и привлечение внешних сил является мерой вынужденной и временной. Принятая Советом Безопас­ности ООН в 2011 г. резолюция 1975 о разрешении ситуации в Кот-д'Ивуаре подтвердила ответственность Кот-д'Ивуара за нарушение прав человека и норм международного права на его территории. В резолюции предусмотрена государственная обязанность привлекать к ответственности лиц за выявленные нарушения.

Безусловно, Совет Безопасности осудил любое насилие, совершаемое в отношении гражданского населения Кот- д'Ивуара, призвал стороны, участвующие в конфликте, пре­кратить нарушения и злоупотребления правами человека в стране.

Права человека в военном конфликте в Кот-д'Ивуаре регламентируются местным законодательством, междуна­родным гуманитарным правом. Право страны в области во­оруженных конфликтов испытывает определенные сложно­сти применения международно-правовых норм, оно требует совершенствования, т.к. существующая правовая система не в должной мере отражает права военнопленных, раненых, бе­женцев, перемещенных лиц...

В сложившейся ситуации необходимо международное сотрудничество для обмена опытом и определения задач по имплементации международного гуманитарного права в правовую систему Кот-д'Ивуара. На наш взгляд, следует ак­тивизировать контроль над практическим обеспечением уже существующих правовых актов в области вооруженного про­тивостояния, превратить судебное преследование военных преступников в действенный механизм снижения военной на­пряженности в стране.

Необходимость гуманизации военного противостояния в Кот-д'Ивуаре в первую очередь правовыми средствами про­диктована не только большими материальными и человече­скими потерями, прежде всего, среди мирного населения, но и нерешенностью проблем, приведших к этому противостоя­нию.

В Кот-д'Ивуаре недостаточны законодательные акты, касающиеся деятельности вооруженных отрядов боевиков и преступных группировок, действующих, прежде всего, на границе с Либерией. Международно-правовые нормы должны быть подкреплены местным законодательством, регламентируя возможность переговоров с высланными из страны офицерами, советниками бывшего президента Л. Гбагбо.

В Кот-д'Ивуаре не применяется репарация, представля­ющая собой форму материальной ответственности субъекта международного права за ущерб, причиненный в результате совершенного им международного правонарушения другому субъекту международного права.

Для того, чтобы третья сторона лишь помогала в урегу­лировании существующих противоречий, государственная власть должна, на наш взгляд, целенаправленно проводить политику, максимально консолидирующую общество. Третья сторона может лишь помочь решить проблемы, подвластные местной власти, прежде всего, посредством участия в издании нормативных актов, позволяющих примирить стороны воору­женного конфликта.

Консолидация населения страны возможна только по­средством обеспечения прав всех жителей страны, вне зависи­мости от того, родились ли они на территории страны или в поисках лучшей участи приехали из других стран, какую ре­лигию исповедуют.

Необходимо правовое обеспечение устойчивой единой структуры органов власти, политической консолидации, ре­шение общенациональных задач, направленных на возрожде­ние страны, подъем ее социально-экономического развития, укрепление целостности страны.



Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика