Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

В кризисе юридической науки во многом виноваты сами учёные
Интервью с доктором юридических наук, профессором, заслуженным юристом Российской Федерации Николаем Александровичем Власенко

Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Соотношение международной и национальной системы защиты прав человека
Научные статьи
17.11.15 11:05

Соотношение международной и национальной системы защиты прав человека

alt
МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО
Арсеньев И.А.
9 88 2015
В данной статье рассматриваются процесс формирования системы защиты прав человека на национальном и международном уровне, основы взаимодействия национального и международного права в контексте прав человека, также анализируются общие принципы их осуществления. В статье предпринимается попытка анализа некоторых теоретических аспектов сравнительно новой, молодой отрасли международного права – права прав человека в диалектическом единстве и взаимодействии ее двух составных частей – международной системы права прав человека и национальной системы права прав человека. Методологическая основа исследования – общая теория государства и права, историко-правовой и нормативно-правовой методы юридического анализа.

Понятие «права человека» (далее - ПЧ) как юридическая категория, зафиксированная в нормативном порядке, возник­ло в конце XVIII в. в рамках национальных правовых систем Франции периода Великой французской революции и США в эпоху национально-освободительной борьбы за независи­мость от британской короны.

В юридической литературе по правам человека традици­онно принято «искать корни» юридической концепции (тео­рии права прав человека) в достаточно глубокой древности. Особенно характерны такие попытки для американских и ан­глийских политиков, философов и теоретиков права, которые в попытках «научно обосновать» историческую роль Велико­британии в становлении права прав человека искусственно включают в число ее юридических первоисточников т.н. Ве­ликую хартию вольностей (Magna Charta of Liberties) 1215 г. Реальное значение этого документа состояло в том, что она чуть-чуть ограничила абсолютную власть английского короля Джона I в отношениях с верхушкой феодальной знати - баро­нами (они получили «свободу» от произвольного тюремного заключения, право на быстрый суд и создание «Совета» из 25 наиболее выдающихся баронов, право свободно высказывать­ся в стенах тогдашнего парламента). Это была своего рода фе­одальная «советская власть» для 25 человек, которая не имела ничего общего с правами человека. Куда более полным сводом законов, в котором содержится и гораздо более широкое опи­сание некоторых прав человека, включая право собственности, является «Русская Правда» Ярослава Мудрого (XI в.).


 

    Декларация независимости США 1776 г. стала первым за­конодательным актом государства и одновременно - одним из важнейших юридических документов международного права ПЧ. В ней провозглашается в качестве «естественного права» народа право на политическую независимость и отделение от другого народа (первое предложение). Во втором разделе содержится указание на «самоочевидную истину» того, что «все люди созданы равными и наделены их Создателем опре­деленными неотъемлемыми правами, среди которых право на жизнь, на свободу и стремление к Счастью». Здесь же со­держится указание на «право народа изменить или отменить любую форму правления», если оно «не находит согласия со стороны управляемых». В следующем разделе Декларации, где содержится перечень претензий к британскому королю Георгу III касательно нарушений прав жителей подвластных ему колоний, среди прав личности отмечаются право на спра­ведливые законы, право быть представленными в законода­тельном органе, право на натурализацию (для иммигрантов), право на независимость судебной власти от власти монарха (в том числе материальной), право на суд присяжных и др.

В Конституции США зафиксированы не только юриди­ческая категория «права человека», но и их конкретное со­держание (как объект права), которое охватывает в качестве основных прав человека права политические, юридические и политико-экономические (право на частную собственность).

Юридически ПЧ нашли свое отражение в «Билле о пра­вах», который зафиксировал в качестве неотъемлемых прав че­ловека (читай: гражданина США) свободу слова, печати, веро­исповедания, собраний, петиций (I поправка к Конституции), право на хранение и ношение оружия (II), право на суд при­сяжных по уголовным и гражданским делам (V-VII), право на частную собственность (V).

Примечательно также, что IX поправка к Конституции 1791 г. особо оговаривает, что перечень ПЧ, в ней содержа­щийся, не является исчерпывающим. В самой Конституции США закреплены следующие права: право избирать и быть избранным (ст. 1 и 2, ч. 1); право рассмотрения уголовного дела судом присяжных (ст. 3, ч. 2); запрет на дискриминацию граждан различных штатов внутри страны (ст. 4, ч. 2).

Вслед за США права человека нашли нормативное закре­пление в конституциях формировавшихся на обломках испан­ской колониальной империи государств Латинской Америки. Эти страны, государственность которых формировалась на основе буржуазно-демократических принципов (со всеми ого­ворками, связанными с особенностями их преимущественно аграрно-сырьевой экономики, доминированием плантацион­ных и концессионных форм хозяйствования), практически у самых истоков своей государственности оказались «на голову впереди» не только Европы всей, но и США, особенно в части трактовки и нормативного закрепления прав человека на кон­ституционном уровне.

Первые латиноамериканские конституции, которые были приняты вслед за получением независимости в первой трети XIX в., заимствовали передовые принципы эпохи. Они во мно­гом опережали свое время. Новые латиноамериканские консти­туции содержали серьезный блок социально-экономических прав человека. Был закреплен целый ряд конституционных принципов, которые сохранили свое значение и в последую­щих редакциях конституций стран региона. В самой Консти­туции США закреплены следующие права: право избирать и быть избранным (ст. 1 и 2, ч. 1); право рассмотрения уголовного дела судом присяжных (ст. 3, ч. 2); запрет на дискриминацию граждан различных штатов внутри страны (ст. 4, ч. 2).

  Во Франции в 1789 г. была принята Декларация прав че­ловека и гражданина, в которой нашла свое отражение кон­цепция естественного права, и ее главная идея равенства: все люди равны и свободны от рождения. Именно идея прав че­ловека и гражданина стала основной движущей силой Фран­цузской революции. Декларация является неотъемлемой со­ставной частью нынешней Конституции Франции. Речь идет 0 принципе суверенитета народа; верховенстве конституции; равенстве граждан перед законом; ответственности, выборно­сти и сменяемости высших должностных лиц; принципе раз­деления властей. Особо подчеркивается (в ст.4) ограничение прав человека правами других лиц.

Что касается России, то одним из первых документов, в котором были нормативно закреплены ПЧ (в отличие от США, они распространялись на все слои общества - все насе­ление страны) может считаться «Свод законов Российской им­перии» второй половины XIX - начала ХХ века. Пример - Свод Законов в редакции 1906 г. В нем законодатель, в частности, провозглашает такие права человека, как:

- неприкосновенность жилища (ст. 33);

- свобода избрания места жительства и свобода избрания занятия, свобода пользования и распоряжения имуществом, свобода передвижения (ст. 34);

- неприкосновенность частной собственности (ст. 35);

- свобода собраний мирно и без оружия (ст. 36);

- свобода мысли и печати (ст. 37);

- свобода открытия союзов (ст. 38)

    Пример «отсталой России», «тюрьмы народов» (как с лег­кой руки большевиков и прочих революционеров стали на­зывать нашу страну) весьма показателен и интересен. Он сви­детельствует о том, что развитие капитализма в Российской империи не могло не проявиться в адекватном нормативно­правовом закреплении основных ПЧ, включая право частной собственности - основу частнокапиталистических отношений, полностью определявших вектор социально-экономического развития России второй половины XIX - начала ХХ в.

Вопреки расхожему мнению, международное право прав человека - это не «слепок» и не продолжение права прав чело­века в понимании национального права.

     Формирование международной составляющей права прав человека связано с именем Элеоноры Рузвельт - супру­ги великого американского президента Ф. Рузвельта. Будучи первым председателем Комиссии ООН по правам человека, Э.   Рузвельт стала движущей силой создания в 1948 г. Всеобщей декларации прав человека, которая навсегда останется её на­следием. Именно с ее именем связано формирование права прав человека как особой отрасли международного права, его обобщение и систематизация.

ВДПЧ была принята в формате декларации - добро­вольного, не обязывающего документа, она не содержит обя­зательственных норм. Тем не менее Декларация имеет фун­даментальное значение, ее положения были использованы в качестве основы для создания нормативных документов - пак­тов, конвенций и др.

Тело международного права прав человека составляют международные конвенции, которые носят обязательный ха­рактер для стран-подписантов. К ним относятся Пакты ООН 1966 г.: Международный пакт о гражданских и политических правах, Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах и факультативные протоколы к ним. Нормативная база международно-правовой системы защиты прав человека включает и колоссальный массив правозащит­ных документов Международной организации труда, относя­щихся к политическим, экономическим и социальным правам трудящихся, Всемирной организации здравоохранения в кон­тексте обеспечения права на жизнь и здоровье и запрета на дискриминацию, права детей и подростков.

Все нормы МОТ тесно связаны с такими универсальными ценностями, как свобода, равенство и человеческое достоин­ство, провозглашенными в ВДПЧ, а многие положения приня­того впоследствии Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах совпадают с ранее одобрен­ными МОТ нормами по этим вопросам. Фактически конвен­ции МОТ, юридически обязывающие для государств-членов, развивают положения Международных пактов в контексте гражданских, политических, экономических и социальных прав.

Во всех названных нормативных документах системы ООН содержится исчерпывающий перечень конкретных есте­ственных, политических, социальных и экономических ПЧ, как индивидуальных, так и коллективных.

    К числу основных ПЧ, зафиксированных в упомянутых международно-правовых актах, имеющих силу закона, среди прочих относятся: право на жизнь, свободу и личную непри­косновенность; право на свободу мысли, совести и религии; право на свободу мнений и их выражения. В самой Деклара­ции нашли свое закрепление в том числе следующие права: свобода и равенство всех лиц; личная свобода; свобода соб­ственности; право на безопасность; равенство перед законом; право избирать и быть избранным; презумпция невиновно­сти; запрет на дискриминацию; свобода выражения мнения; разделение властей; право собственности;

К сожалению, объем настоящей статьи не позволяет под­робнее проанализировать весь комплекс прав, закрепленных на международном уровне.

В целом зафиксированные ПЧ отражают в юридической форме всю совокупность характеристик человеческой лично­сти как субъекта права (субъекта общественных отношений):

- особенный физический и умственный статус (право на жизнь, запрет на насильственное лишение жизни, в том числе запрет на смертную казнь, право на добровольное согласие на медицинское и биологическое вмешательство и т.д.);

- материальный статус (право собственности, включая неимущественные права, в т.ч. право на информацию, право интеллектуальной собственности);

- социальный статус (право на вступление в брак, право на гражданство);

- политический статус как носителя прав участия в по­литической жизни общества, определении властных полно­мочий государства, непосредственного участия в формирова­нии (избрании) и работе госорганов (право избирать и быть избранным в представительные органы власти и т.д.);

- экономический статус (право на труд, право на ведение бизнеса, свобода предпринимательства и т.д.);

- право на свободу общественной и политической дея­тельности (право на ассоциацию, свобода слова, свобода ин­формации, право доступа к информации).

Эти международно-правовые акты носят обязательный (нормативный) характер для государств, участвующих в соот­ветствующих договорах. Все остальные «новомодные» концеп­ции права прав человека (вроде так называемых «прав сексу­альных меньшинств») не входят в сферу нормативных актов международного права.

Международные документы о правах человека состав­ляют неотъемлемую часть национального законодательства стран-участниц конкретных международных соглашений в этой области. Интеграция (имплементация) международно­го и национального законодательства в области прав человека основывается на механизме ратификации или присоединения государств к международным соглашениям. Этот механизм предусмотрен как самими этими соглашениями, так и соот­ветствующими нормами национального права.

Механизм ратификации или присоединения государств к международным договорам в области прав человека имеет ключевое значение в формировании и функционировании международной, региональных и национальных правовых си­стем обеспечения и защиты прав человека.

Ратификация/присоединение к международному до­говору:

- определяет правовой статус и географическую (про­странственную) сферу действия самого международного до­говора, в том числе срок вступления договора в законную силу (после того, как его ратифицирует оговоренное в договоре чис­ло стран-участниц);

- создает для отдельных государств возможность частич­ного исключения из действия на территории этого государ­ства отдельных положений соглашения или дополнительных протоколов к нему;

- законодательно (юридически) устанавливает приоритет положений международного договора над национальным за­конодательством страны-подписанта (над юрисдикцией кон­кретной страны, ратифицировавшей договор).

На основе ратификации (присоединения) междуна­родно-правовая норма, во-первых, становится действующий для принявшего такое решение конкретного государства; во- вторых, приобретает силу национального закона; в-третьих, распространяет свое действие на всех субъектов правоотноше­ний, находящихся под юрисдикцией этого государства.

При этом - что особо оговаривается международными ак­тами по ПЧ - ратификация международного акта по правам человека создает для национального государства обязанность привести свое законодательство в соответствие с таким актом, но сохраняет за ним право определять (сохранять в качестве национальной правовой нормы) иные права человека, не вхо­дящие в предмет международно-правового регулирования. Также акты должны быть подписаны и ратифицированы не­обходимым числом участников, т.е. вступить в законную силу.

Таким образом, международное законодательство по правам человека фиксирует отличие между международно­правовой системой регулирования ПЧ и национальными (на­ционально-государственными) системами прав человека по степени охвата конкретных юридически определенных прав человека.

Однако отличия между международно-правовой и на­циональной подсистемами прав человека как двумя взаимос­вязанными элементами единой системы защиты прав чело­века как особой отрасли права этим не ограничиваются. Это связано с тем, что между международно-правовой и нацио­нально-правовой подсистемами прав человека существуют принципиальные функциональные отличия: в международ­но-правовой подсистеме представлены, прежде всего, законо­дательная и судебная функции правоотношений, в то время как в национально-правовой подсистеме не менее, а может быть, и более важное значение приобретает исполнительная функция государства по:

- практическому обеспечению прав человека юридиче­скими средствами, включая недопущение нарушений прав человека и наказание за них со стороны:

а) государственных органов исполнительной и судебной власти различных уровней;

б) негосударственных субъектов правоотношений в сфере прав человека;

в) отдельных лиц;

- исполнению наказаний за установленные в соответствии с законом нарушения прав человека, кем бы они ни соверша­лись;

- охране общественного порядка и обеспечению обще­ственной безопасности (включая предотвращение террактов) с точки зрения защиты физической безопасности людей (их права на жизнь) и прав частной собственности;

- выплате компенсаций в случаях установленных законом нарушений прав человека, исполнению решений националь­ных и международных судов по вопросам соблюдения прав человека (в тех случаях, когда виновником правонарушения является орган государственной власти или его должностное лицо);

- юридическому закреплению прав личности (оформле­ние гражданства, регистрация гражданского состояния, ре­гистрация/оформления прав собственности, в т.ч. авторских прав и других прав интеллектуальной собственности, лицен­зирование, выдача разрешений экономической деятельности и т.д.).

Так, нынешняя американская администрация Б. Обамы объявила приоритетом своей внешней и внутренней поли­тики права сексуальных меньшинств (лесбиянок, геев, бисек­суалов и трансвеститов), несмотря на то, что в самих США не существует единства мнений по этому вопросу между от­дельными штатами. С точки зрения прав человека как особой отрасли права, это всего лишь проявление суверенной воли государства защищать и другие виды прав человека, которые не регулируются нормативно международным законодатель­ством по правам человека. Так что «флаг в руки» Бараку Обаме и его соратникам. Только вот навязывать этот американский приоритет другим странам и народам, как это напористо де­лает американская администрация, является откровенно про­тивозаконным актом, поскольку такие действия откровенно нарушают целый ряд прав человека за пределами США

В России, вопреки мнению обывателей, Конституция не устанавливает автоматическое преимущество международно­го договора, то есть это преимущество не является абсолют­ным. Ст. 15 Конституции РФ в ч. 4 гласит: «Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры России являются составной частью ее правовой си­стемы. Если международным договором Российской Федера­ции установлены иные правила, чем предусмотренные зако­ном, то применяются правила международного договора».

Что такое «международный договор Российской Феде­рации»? Это договор, подписанный уполномоченным на это представителем государства и прошедший обязательную для него процедуру ратификации.

Ратификация международных договоров является одним из способов выражения согласия нашего государства на обяза­тельность международного договора и требуется в случаях, пе­речисленных в ст. 15 ФЗ № 101 «О международных договорах». Исполнительная функция государства здесь рассматривается в ее правовой форме - как совокупность мер правового харак­тера, устанавливающих права (полномочия) и обязанности органов исполнительной власти государства (исполнительной ветви государства), их должностных лиц, регламентирующих их деятельность и устанавливающих ответственность за право­нарушения.

Так, ратификация требуется:

- если она предусмотрена самим международным дого­вором;

- если международный договор устанавливает иные пра­вила, нежели законы РФ;

- если предметом договора являются основные права и свободы человека и гражданина;

- если договор относится к вопросам территориального разграничении РФ с другими государствами;

- если договор относится вопросам, затрагивающим обо­роноспособность РФ;

- если договор относится вопросам, касающимся участия РФ в межгосударственных союзах, организациях и иных объ­единениях, особенно если они затрагивают каким-либо обра­зом ограничение суверенитета.

Функциональное единство международно-правовой и на­циональной подсистем прав человека в рамках этой отрасли права, помимо названного механизма ратификации междуна­родных договоров и их инкорпорирования в национальное за­конодательство, обеспечивается также на основе применения правового принципа субсидиарности.

Субсидиарность как нормативная категория формально (нормативно) является сравнительно новым правовым инсти­тутом. Его принято связывать с правом Европейского Союза, в котором он законодательно закреплен в качестве основного (фундаментального) принципа разделения властных компе­тенций между ЕС и государствами-членами.

Этот принцип права ЕС распространяется и на разгра­ничение компетенции между наднациональным Судом ЕС и национальными судами стран-членов Союза. На деле этот принцип изначально (до возникновения ЕС) закладывался в «тело» международного законодательства по правам чело­века, которое возлагает обязанности по защите прав чело­века на национальные государства в лице его органов зако­нодательной, исполнительной и судебной власти (см. ст. 2 пактов 1966 г.).

В соответствии с этим принципом, обеспечение и защи­та прав человека, нормативно определенных международным правом, должны осуществляться в первую очередь на уровне отдельного государства, а на более высокий, международный уровень решение этой задачи выносится в тех случаях, когда национальный механизм по тем или иным причинам не по­зволяет ее решить.

Этот принцип де-факто закреплен:

- положениями международно-правовых актов по пра­вам человека, возлагающими обязанности по обеспечению прав человека прежде всего на государство - участника соот­ветствующего акта;

- нормами международно-правовых актов по правам человека, определяющими компетенцию международных организаций, включая международные суды, и регламент их деятельности (Совет по правам человека, Комитет по эконо­мическим и социальным правам, Комитет против пыток, Ко­митет по правам ребенка, Международный Суд, Европейский суд по правам человека и др.);

- нормами международных актов по правам человека, устанавливающими возможность прямого обращения отдель­ных лиц в международные судебные инстанции по поводу на­рушений прав человека в случаях, если национальная система защиты прав человека оказывается не в состоянии обеспечить такую защиту.

Таким образом, субсидиарность в международном пра­ве имеет все основания для того, чтобы стать нормативно за­крепленным принципом, вне зависимости от его конкретной отрасли. Безусловно, этот вопрос является темой отдельного научного исследования.

      Сайт Управления Верховного комиссара ООН по правам человека разъясняет, что признание ПЧ означает не только собственно признание права за человеком их осуществлять, но и «обязательства по уважению, защите и выполнению прав человека», при этом «уважение прав человека подразумевает невмешательство государства в осуществление прав человека и воздержание от ограничения прав».

При этом особо отмечается, что:

- обязательство по защите ПЧ предполагает недопуще­ние государством правонарушений;

- выполнение ПЧ предполагает обязательство государ­ства гарантировать беспрепятственное пользование основопо­лагающими правами человека.

Как говорилось выше, многие документы содержат оговор­ки, ограничивающие ПЧ. Так, в межамериканской Декларации о правах и обязанностях человека от 2 мая 1948 г. (ст. 28) предус­мотрено, что права каждого заканчиваются там, где начинают­ся права другого человека, права ограничены соображениями всеобщей безопасности и общего благосостояния и необхо­димостью демократического развития. В Сан-Сальвадорском протоколе (1988 г.), посвященном экономическим, социаль­ным и культурным правам, зафиксировано, что ПЧ соблю­даются в зависимости от экономических возможностей госу­дарств.

Права человека не абсолютны. ПЧ как юридическая ка­тегория - это совокупность нормативно закрепленных в на­циональном, наднациональном и международном праве экономических, социальных, культурных, гражданских и по­литических индивидуальных и коллективных свобод личности как субъекта права, общих принципов их применения и их об­щих (универсальных) правовых ограничений (обязанностей).

Права и обязанности человека в том виде, в котором они закреплены в международных правообразующих актах, со­ставляют единое целое. Они включают в себя не только «есте­ственные права», вроде права на жизнь, запрет на бесчеловеч­ное обращение, не только политические права, которые, как правило, обусловлены наличием гражданства. К их числу от­носятся и право на собственность, и право на ведение бизнеса, и право на учредительскую деятельность, и право на получе­ние вознаграждения за труд, и право на забастовку, и право на образование профсоюзов. Упомянутые «права прав человека» основаны на нормативных международно-правовых докумен­тах. При этом права человека не абсолютны, а выступают в не­разрывном единстве с обязанностями человека (и государства) по их обеспечению и защите, в том числе и в тех случаях, когда реализация конкретных (индивидуальных или коллективных) прав человека угрожает законодательно определенным инте­ресам общества в целом, в том числе общепринятым мораль­ным ценностям и интересам общественной безопасности.

Приоритет международного права над национальным обеспечивается механизмом ратификации соответствующих международных соглашений. Он позволяет инкорпорировать нормы международного права в национальное законодатель­ство и сделать эти нормы обязательными для отдельных на­циональных правовых систем, с необходимыми оговорками, которые также закрепляются соответствующими междуна­родно-правовыми документами. Важное значение имеет и принцип субсидиарности, в соответствии с которым прово­дится граница между компетенцией национальной и между­народной системой защиты прав человека.



Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика