Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Правовые основы обеспечения прав потерпевших от преступлений на компенсацию в России
Научные статьи
18.11.15 10:22
вернуться

Правовые основы обеспечения прав потерпевших от преступлений на компенсацию в России

ТЕОРИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
Журавлев Р.А., Нечевин Д.К., Журавлев А.Р., ПосулихинаН.С.
9 88 2015
В научной статье на основе анализа мировой практики, научных работ по вопросам обеспечения прав потерпевших от преступлений на компенсацию в России рассматриваются некоторые актуальные проблемы в этой области.

В соответствии с положениями международного права, еще в Конституции СССР было провозглашено право граж­дан «на возмещение ущерба, причиненного незаконными действиями государственных и общественных организаций, а также должностных лиц при исполнении ими служебных обязанностей». В развитие данной нормы Указом ПВС СССР от 18 мая 1981 г. определено, что «ущерб, причиненный граж­данину в результате незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного при­менения в качестве меры пресечения заключения под стражу, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ, возмещается государством в полном объеме независимо от вины должностных лиц ор­ганов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда», утверждено Положение о порядке возмещения ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда.


 

Но при всей необходимости и актуальности указанных норм они имели четко определенную направленность и не затрагивали вопросы компенсации потерпевшим от престу­плений при бездействии должностных лиц, в том числе и по раскрытию преступлений, привлечению виновных к ответ­ственности.

Важным правовым и гуманитарным шагом стало включе­ние в Конституцию Российской Федерации 1993 г. положений, обеспечивающих:

- охрану законом прав потерпевшего от преступлений и злоупотреблений властью; доступ потерпевшим к правосу­дию и компенсацию причиненного ущерба (ст. 52);

- реализацию права каждого на возмещение государ­ством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их долж­ностных лиц (ст. 53).

Но и по истечении 20 лет после принятия Конституции РФ указанные выше конституционные нормы все еще не под­креплены действенным правовым и организационным меха­низмом их реализации, прежде всего в части компенсации по­терпевшим от преступлений.

30 апреля 2010 г. был принят Федеральный закон «О ком­пенсации за нарушение права на судопроизводство в разум­ный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок». Но применение норм указанного закона было обуслов­лено такими условиями и ограничениями, что фактически реализовать свое право на компенсацию потерпевшие смог­ли лишь в единичных случаях. Так, по приостановленным за 2012 г. и первое полугодие 2013 г. в связи с неустановлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого, 1 834 595 уголовным делам, в суды поступили лишь 111 заяв­лений о присуждении компенсации за нарушение права на уголовное досудебное производство в разумный срок (что со­ставляет 0,00006 % от числа приостановленных дел), из кото­рых рассмотрены по существу только 85, в том числе лишь 68 с удовлетворением требований в среднем 51,4 тыс. рублей. Оче­видно, что нормы ФЗ-68 фактически исключили возможность миллионам потерпевших от преступных деяний, виновные по которым не установлены, получить реальную помощь, в том числе и компенсацию.

   Не случайно Постановлением Конституционного Суда РФ № 14-П от 25 июня 2013 г. ряд норм указанного Федераль­ного закона признаны не соответствующими Конституции РФ «в той мере, в какой эти законоположения по смыслу, при­даваемому им судебным толкованием, служат основанием для отказа потерпевшему в признании его лицом, имеющим пра­во на подачу заявления о присуждении компенсации за нару­шение права на уголовное судопроизводство в разумный срок, на том лишь формальном основании, что подозреваемый или обвиняемый по делу не был установлен, при том что имеются данные, свидетельствующие о возможном нарушении разум­ных сроков уголовного судопроизводства, в том числе в связи с непринятием должных мер судом, прокурором, руководи­телем следственного органа, следователем, органом дознания, дознавателем в целях своевременного осуществления досудеб­ного производства по уголовному делу и установления подо­зреваемых (обвиняемых) в совершении преступления лиц, с учетом общей продолжительности производства по уголовно­му делу».

Недостаточно используется в этой сфере и весьма солид­ный опыт, накопленный мировым сообществом и обобщен­ный в ряде конвенций, деклараций и иных международных актов.

Одним их основных нормативных актов ЕС, посвящен­ных комплексному решению правовых и организационных проблем в рассматриваемой сфере, является Директива № 2012/29/ ЕС Европейского Парламента и Совета ЕС «Об установлении минимальных стандартов в отношении прав, поддержки и защиты жертв преступлений».

В Директиве на основе сложившейся практики определе­ны общие минимальные подходы, рекомендации к решению проблемы обеспечения прав потерпевших от преступлений вне зависимости от правовых условий пребывания жертвы на территории государства или от гражданства или националь­ности жертвы, в том числе:

- жертвы преступлений требуют к себе уважительного, корректного и профессионального отношения и обращения, исключающего дискриминацию любого рода по признакам расы, цвета кожи, этнического или социального происхож­дения, генетическим признакам, языка, религии или убежде­ний, политических или иных убеждений, принадлежности к национальным меньшинствам, имущественного положения, рождения, инвалидности, возраста, пола, гендерного выраже­ния, гендерной идентичности, сексуальной ориентации, вида на жительство или здоровья.

Жертвы преступлений должны быть защищены от вто­ричной и повторной виктимизации, от запугивания и мести, должны получать соответствующую поддержку в целях со­действия их восстановлению, должны иметь доступ к право­судию (п. 9);

- лицо должно считаться жертвой преступления не­зависимо от того, установлен ли правонарушитель, арестован, преследуется в судебном порядке или осужден, а также независимо от родственных отношений между ними. Члены семей жертв преступлений также могут яв­ляться пострадавшими в результате совершения престу­пления (п. 19);

- при предоставлении информации следует уделить особое внимание обеспечению уважительного обращения с жертвами преступлений и содействовать принятию ими обоснованных решений о своем участии в судопроизводстве. В связи с этим особое значение имеет информация, позволя­ющая жертве получить представление о текущем состоянии любого судопроизводства. Это в равной степени касается ин­формации, позволяющей жертве принять решение о подаче заявления о пересмотре решения об отказе в возбуждении уголовного производства (п. 26);

- лица, относящиеся к особо уязвимой категории или оказавшиеся в ситуации, влекущей высокий риск причинения им вреда, такие как лица, подвергшиеся повторному насилию в семье, жертвы гендерного насилия, а также лица, которые становятся жертвами преступлений на территории государств - членов ЕС, гражданами или резидентами которых они не яв­ляются, должны быть обеспечены поддержкой специалистов и правовой защитой.

К видам поддержки, оказываемой такими службами спе­циализированной помощи, могут относиться предоставление убежища и безопасного проживания, срочная медицинская помощь, направление на проведение медицинской и судебно­медицинской экспертиз для получения доказательств в слу­чае изнасилования или совершения насильственных действий сексуального характера, разовые и долгосрочные консульта­ции психолога, травматологическая помощь, оказание юри­дической поддержки, адвокатских услуг и специальных услуг для детей, являющихся непосредственными или косвенными жертвами преступлений (п. 38);

- предусмотреть меры, необходимые для защиты без­опасности и достоинства жертв преступлений и членов их семей от вторичной и повторной виктимизации, от запу­гивания и мести; к таким мерам относятся временные су­дебные запреты или защита, судебные приказы-запреты (п. 52);

- все должностные лица, участвующие в уголовном су­допроизводстве, которые могут вступать в личный контакт с жертвами преступлений, должны иметь возможность для получения и получать надлежащую начальную и последу­ющую подготовку до уровня, позволяющего при контак­тах идентифицировать жертв и выявлять их потребности, проявляя при этом уважительное, корректное и профес­сиональное отношение, исключающее дискриминацию любого рода. В соответствующих случаях такая подготовка должна проводиться с учетом потребностей обоих полов (п. 61);

- государства - члены ЕС должны поощрять деятельность общественных организаций, включая признанные и активные негосударственные организации, работающие с жертвами преступлений, и тесно с ними сотрудничать, в частности, по вопросам формирования тактики, проведения информацион­но-просветительских кампаний, исследований, образователь­ных программ и подготовки, а также в процессе осуществле­ния мониторинга и оценки эффективности мер поддержки и защиты жертв преступлений и др.

    Наряду с указанными требованиями, Директива возла­гает на государства-члены обязанности по предоставлению информации и поддержки (ст. 3-9), участие в уголовном су­допроизводстве (ст. 10-17), защиту жертв преступлений и вы­явление жертв с особыми потребностями в защите (ст. 18-24).

Многие положения указанных конвенций и иных меж­дународных актов, регулирующих отношения в рассматри­ваемой сфере, легли в основу принятых в ряде стран (США, Франция, Великобритания, ФРГ и др.) комплексных правовых актов по защите потерпевших от преступлений, в том числе и по компенсационным выплатам вреда, причиненного пре­ступлением.

В США еще в 80-х годах была создана Президентская ко­миссия в этой сфере, в Заключительном сообщении которой отмечалось, что большинство реформ в сфере борьбы с пре­ступностью направлены исключительно на расширение прав правонарушителям, при этом игнорируя интересы общества, обремененного этими преступлениями. Комиссия предло­жила 68 рекомендаций по расширению прав потерпевших в уголовном процессе США, в том числе изменения в шестую поправку Конституции США, дополнив ее параграфом, закре­пляющим права потерпевших (жертв преступлений).

Законом США о жертвах преступлений 1984 г. предусмо­трено, что возмещение вреда, причиненного преступлением, может осуществляться и за счет компенсационных выплат от государства, если возмещение вреда за счет виновных объек­тивно невозможно. Установлено федеральное финансирова­ние программ компенсаций жертвам преступлений из Фонда жертв преступлений (Crime Victims Fund, CVF).

В Великобритании парламент 2 февраля 1990 г. принял Хартию жертв преступления, закрепившую общие принципы защиты жертв преступлений. Правовой основой для компен­сации потерпевших в Великобритании является Закон о ком­пенсации вреда от преступлений 1995 г. Согласно его нормам:

- лица, которым в результате одного или нескольких се­рьезных преступлений причинен вред (ущерб), имеют право на его компенсацию со стороны государства;

- компенсация потерпевшему (жертве преступления) предоставляется в тех случаях, когда причиненный вред:

• не может быть восполнен виновным самостоятельно;

• не может быть возмещен по результатам уголовного или гражданского судопроизводства из-за нехватки средств у осужденного или ответчика;

• по характеру и размеру носит т. н. «фатальный» харак­тер, ставящий под угрозу жизнь или реализацию иных неотъ­емлемых прав человека.

На основании указанного Закона принята Схема ком­пенсации вреда, причиненного преступлением, которой, в частности, определено, что компенсация за вред здоровью подлежит выплате независимо от того, осуждено судом лицо, совершившее преступление, или нет. Компенсационные выплаты призваны покрыть лишь ту часть вреда, которая не за­мещена иным образом.

Достаточно развита система восстановления прав жертв преступлений и во Франции. Законом от 3 января 1977 г. «О возмещении ущерба за телесный вред, причиненный потер­певшим преступлением» в Уголовно-процессуальный кодекс введены положения, регулирующие вопросы выплаты ком­пенсаций потерпевшим от преступления. В июле 1983 г. при­нят Закон «Об усилении защиты жертв преступлений», кото­рый расширил круг лиц, имеющих право на компенсацию, в том числе и на лиц, которым был причинен телесный или моральный ущерб.

Вопросы компенсации потерпевшим от преступлений затронуты и в документах СНГ, в частности, в Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по граждан­ским, семейным и уголовным делам, заключенной в Киши­неве 07 октября 2002 г. В Конвенции определено, что:

- граждане каждой из Договаривающихся Сторон, а так­же другие лица, проживающие на ее территории, пользуются на территориях всех других Договаривающихся Сторон такой же правовой защитой их личных, имущественных и неимуще­ственных прав, как и собственные граждане этой Договарива­ющейся Стороны (ст. 1);

- если преступление, по которому возбуждено уголовное дело, влечет за собой гражданско-правовые требования лиц, понесших ущерб от преступления, то эти требования при на­личии ходатайства таких лиц о возмещении ущерба рассма­триваются в данном деле или в порядке гражданского судо­производства (ст. 91);

- Договаривающиеся Стороны в соответствии со своим за­конодательством и положениями Конвенции оказывают друг другу правовую помощь в розыске, аресте и изъятии имуще­ства, денег и ценностей, полученных преступным путем, а так­же принадлежащих обвиняемым (подсудимым, осужденным) доходов от преступной деятельности, возмещении ущерба по­терпевшим от преступлений (гражданским истцам), исполне­нии приговоров судов о взыскании штрафов и о конфискации (ст. 104).

Многие аспекты статуса потерпевшего от преступлений закреплены в Модельном уголовно-процессуальном кодексе для государств - участников Содружества Независимых Госу­дарств, в том числе:

- дано определение ущерба: моральный, физический или имущественный вред, подлежащий денежному измерению (п. 49 ст. 10);

- определен круг лиц, имеющих право на возмещение вреда, причиненного в результате ошибки или злоупотребле­ния органа, ведущего уголовный процесс (ст. 53);

- четко определен характер подлежащего возмещению вреда, причиненного в результате ошибки или злоупотребле­ния органа, ведущего уголовный процесс (ст. 54), в том числе и компенсация ущерба, причиненного в результате ошибки или злоупотребления органа, ведущего уголовный процесс (ст. 55)

- в самостоятельный раздел УПК выделены имуществен­ные вопросы в уголовном судопроизводстве:

1. Гражданский иск в уголовном судопроизводстве предъ­является, доказывается и разрешается по правилам, установ­ленным положениями УПК (ст. 191).

Применение норм гражданского процессуального зако­нодательства допускается, если они не противоречат принци­пам уголовного процесса и необходимые для производства по гражданскому иску правила не предусмотрены в нормах за­конодательства об уголовном судопроизводстве.

2. В случае если лицо не предъявляло гражданский иск в уголовном судопроизводстве, оно вправе предъявить граж­данский иск в порядке гражданского судопроизводства. Граж­данский иск, предъявленный в уголовном судопроизводстве, но оставленный судом без рассмотрения, может быть за­тем предъявлен в порядке гражданского судопроизводства (ст. 192).

3. Физические и юридические лица, которым имуще­ственный ущерб причинен непосредственно запрещенным уголовным законом деянием, вправе предъявить гражданский иск о возмещении:

1) стоимости имущества, утраченного или поврежденно­го при совершении запрещенного уголовным законом деяния, а в соответствующих случаях - об истребовании имущества в натуре;

2) расходов на покупку утраченного, а также восстановле­ние качества, товарного вида и починку поврежденного иму­щества;

3) выгоды, упущенной в результате запрещенного уголов­ным законом деяния;

4) морального ущерба;

5) в случае смерти кого-либо из физических лиц, име­ющих право предъявить гражданский иск в ходе уголовного судопроизводства, право на предъявление гражданского иска переходит к их наследникам (ст. 193).

4. Гражданский иск, предъявляемый в уголовном судо­производстве, освобождается от обложения государственной пошлиной (ст. 196).

5. Гражданский иск в уголовном судопроизводстве может быть предъявлен в любой момент, начиная с возбуждения уго­ловного дела и до удаления суда в совещательную комнату для постановления приговора.

Допускается предъявление гражданского иска с подачей заявления о совершенном преступлении или соответствую­щей жалобы (ст. 197).

6. Дознаватель, следователь, прокурор, суд обязаны как по ходатайству гражданского истца или его представителя, так и по собственной инициативе принять меры обеспечения предъявленного или возможного в будущем гражданского иска (ст. 199).

7. Потерпевший имеет право на получение за счет средств бюджета независимого государства компенсации ущерба, причиненного ему запрещенным уголовным законом деяни­ем, если факт совершения в отношении него такого деяния установлен: приговором суда; итоговым решением органа уго­ловного преследования; решением суда или органа уголовно­го преследования о приостановлении производства по уголов­ному делу.

Разработка и принятие на уровне СНГ столь актуальных правовых актов как Конвенция о правовой помощи и право­вых отношениях по гражданским, семейным и уголовным де­лам, Модельный уголовно-процессуальный кодекс, с содержа­щимися в них правовыми нормами по проблеме обеспечения прав потерпевших от преступлений на возмещение, компен­сацию причиненного ущерба, безусловно, должны способ­ствовать совершенствованию российского законодательства в данной сфере.

Вместе с тем в Российской Федерации до настоящего времени отсутствует правовой акт, комплексно решающий правовые, организационные и финансовые аспекты пробле­мы обеспечения прав потерпевшего в уголовном процессе по возмещению вреда, причиненного при совершении противо­правного деяния, в том числе и в случае когда лицо, его совер­шившее, не установлено. В УПК РФ нет и раздела о граждан­ском иске в уголовном судопроизводстве.

Не случайно Председатель КС РФ В. Д. Зорькин отмечает, что в стремлении защитить права обвиняемого, что в новых условиях было крайне необходимо, законодатель в определен­ной степени упустил из виду права потерпевших. Между тем их права - не менее важная конституционная ценность. Без ба­ланса этих ценностей немыслимо правовое государство».

Еще в 2008 г. Уполномоченным по правам человека в Рос­сийской Федерации В. Лукиным подготовлен Специальный доклад «Проблемы защиты прав потерпевших от преступле­ний».

В Докладе нашли отражение наиболее актуальные во­просы защиты прав потерпевших от преступлений, в том числе и по возмещению причиненного ущерба. Сделан вывод, что Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации из-за содержащихся в нем пробелов не способен обеспечить надлежащую защиту участников уголовного процесса.

Некоторые из предложений, содержащихся в Докладе, за минувшие 5 лет после его опубликования уже вошли в уголов­но-процессуальное законодательство. В частности, в Докладе отмечается, что «потерпевшим признается лишь лицо, в от­ношении которого дознавателем, следователем, прокурором или судом принят соответствующий процессуальный акт. Во многих случаях лицо признается потерпевшим лишь на завер­шающей стадии уголовного судопроизводства».

Законодатель учел указанное замечание. В соответствии с ФЗ-432 от 28 декабря 2013 г. решение о признании потерпев­шим принимается незамедлительно с момента возбуждения уголовного дела и оформляется постановлением дознавателя, следователя, судьи или определением суда. Если на момент возбуждения уголовного дела отсутствуют сведения о лице, которому преступлением причинен вред, решение о призна­нии потерпевшим принимается незамедлительно после полу­чения данных об этом лице.

Учтен и содержащийся в Докладе Уполномоченного вывод, что УПК РФ не предусматривает предоставление бес­платной юридической помощи потерпевшему, в отличие от подозреваемого (с момента задержания или возбуждения в отношении него уголовного дела) и обвиняемого. Так, УПК РФ гласит, что потерпевшему обеспечивается возмещение иму­щественного вреда, причиненного преступлением, а также расходов, понесенных в связи с его участием в ходе предвари­тельного расследования и в суде, включая расходы на предста­вителя, согласно требованиям ст. 131 УПК РФ. Вместе с тем в самой же этой статье расходы на представителя как процес­суальные издержки не указаны, что фактически лишает по­терпевшего возможности получить бесплатную юридическую помощь. В соответствии с ФЗ-432 от 28 декабря 2013 г. суммы, выплачиваемые потерпевшему на покрытие расходов, связан­ных с выплатой вознаграждения представителю потерпевше­го, отнесены к процессуальным издержкам.

Указанным Федеральным законом реализовано и содер­жащееся в Докладе предложение о внесении в УПК РФ нормы, устанавливающей обязанность информировать потерпевшего о факте освобождения осужденного из мест лишения свободы.

В соответствии с Федеральным законом «О государствен­ной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уго­ловного судопроизводства» действует и система государствен­ной защиты по обеспечению безопасности потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства.

Для реализации положений указанного ФЗ разработаны государственные программы «Обеспечение безопасности по­терпевших, свидетелей и иных участников уголовного судо­производства» на 2006-2008 и 2009-2013 гг., которые успешно выполнены. Только в 2012 г. более 2800 участников уголовного судопроизводства были задействованы в программных меро­приятиях, в отношении них было осуществлено более 5600 мер безопасности. Постановлением Правительства Россий­ской Федерации от 13 июля 2013 г. подобная программа ут­верждена и на 2014-2018 гг. Всего на применение указанных в Законе мер безопасности и мер социальной поддержки пред­усмотрено направить свыше 1,4 млрд рублей.

Вместе с тем многие аспекты обеспечения прав потерпев­ших от преступлений на компенсацию причиненного ущерба и морального вреда все еще не нашли должного отражения в российском законодательстве. Пока на законодательном уров­не определена лишь поддержка, в том числе компенсацион­ные выплаты, потерпевших от террористических актов и по­страдавших при иных чрезвычайных ситуациях. Определены и меры по социальной реабилитации лиц, пострадавших в ре­зультате террористического акта, и лиц, участвующих в борь­бе с терроризмом, которые включают в себя психологическую, медицинскую и профессиональную реабилитацию, правовую помощь, содействие в трудоустройстве, предоставление жи­лья и др.

Приняты законодательные акты и по социальной под­держке членов семьи отдельных категорий должностных лиц, погибших при выполнении служебных обязанностей. Так, членам семьи сотрудника полиции и лицам, находившимся на его иждивении, выплачивается единовременное пособие в размере трех миллионов рублей в случае гибели (смерти) со­трудника полиции вследствие увечья или иного повреждения здоровья, полученных в связи с выполнением служебных обязанностей.

Наряду с этим сложившаяся ситуация с обеспечением прав потерпевших в уголовном судопроизводстве, в том числе и по компенсации материального ущерба и морального вре­да, исполнением решений ЕСПЧ и Конституционного Суда РФ обусловили необходимость разработки законодательного акта, регулирующего отдельные аспекты расширения процес­суальных прав потерпевших, защиты прав и законных инте­ресов потерпевших, создания необходимых условий для реа­лизации принципа состязательности и равноправия сторон в уголовном судопроизводстве.

Ряд существенных новелл по статусу потерпевшего в уго­ловном процессе, защите его прав, в том числе и на возмещение ущерба, необходимость которых обосновали многие ведущие процессуалисты, появились в российском законодательстве с принятием Федерального закона «О внесении изменений в от­дельные законодательные акты Российской Федерации в целях совершенствования прав потерпевших в уголовном судопро­изводстве» № 432-ФЗ от 28 декабря 2013 г.:

- в соответствии с новой редакцией ч. 1 ст. 42 УПК РФ ре­шение о признании потерпевшим принимается незамедли­тельно с момента возбуждения уголовного дела;

- расширены права потерпевшего, в том числе:

а) знакомиться с постановлением о назначении судебной экспертизы и заключением эксперта (ранее это было возмож­но лишь в случаях, предусмотренных ч. 2 ст. 198 УПК РФ);

б) знакомиться по окончании предварительного рассле­дования, в том числе и в случае прекращения уголовного дела, со всеми материалами уголовного дела;

в) получать копии постановлений о возбуждении уголов­ного дела, о признании его потерпевшим, о прекращении уго­ловного дела, о приостановлении производства по уголовному делу, о направлении уголовного дела по подсудности, полу­чать копии приговора суда первой инстанции, решений судов апелляционной и кассационной инстанций и др.;

г) возражать против постановления приговора без прове­дения судебного разбирательства в общем порядке;

- расширены правовые основы обеспечения прав такой категории потерпевших, как несовершеннолетние;

     - УПК РФ дополнен новой ст. 160-1, регулирующей уго­ловно-процессуальные меры по обеспечению гражданского иска. В соответствии с ней следователь, дознаватель, установив, что совершенным преступлением причинен имущественный вред, обязаны принять меры по установлению имущества по­дозреваемого, обвиняемого либо лиц, которые в соответствии с законодательством Российской Федерации несут ответствен­ность за вред, причиненный подозреваемым, обвиняемым, стоимость которого обеспечивает возмещение причиненного имущественного вреда, и по наложению ареста на данное иму­щество;

- ст. 74 УК РФ дополнена частью 2.1., в соответствии с ко­торой, если условно осужденный в течение продленного ис­пытательного срока в связи с его уклонением от возмещения вреда, причиненного преступлением, в размере, определен­ном решением суда, систематически уклоняется от возмеще­ния вреда, суд может вынести решение об отмене условного осуждения и исполнении наказания, назначенного пригово­ром суда23.

Но, несмотря на принятие указанных и иных правовых норм по обеспечению прав потерпевших от преступлений в уголовном судопроизводстве, очевидно, что все это не решает в полном объеме проблему надлежащей реализации прав по­терпевших на возмещение ущерба, получение компенсации.

Не сможет решить эту проблему и Федеральный закон, подготовленный Правительством РФ во исполнение рассмо­тренного выше Постановления Конституционного Суда от 25 июня 2013 г. № 14-П. В частности:

- в законе по-прежнему закреплено, что право на подачу заявления в суд о присуждении компенсации на нарушение права на уголовное судопроизводство в разумный срок насту­пает «в шестимесячный срок со дня принятия дознавателем, начальником подразделения дознания, органом дознания, следователем, руководителем следственного органа постанов­ления о приостановлении предварительного расследования в связи с неустановлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого, если продолжительность досудебного производства по уголовному делу со дня подачи заявления, сообщения о преступлении до дня принятия решения о при­остановлении предварительного расследования превысила четыре года и имеются данные, свидетельствующие о непри­нятии прокурором, руководителем следственного органа, сле­дователем, органом дознания, начальником подразделения дознания, дознавателем мер, предусмотренных уголовно-про­цессуальным законодательством Российской Федерации, не­обходимых в целях своевременного возбуждения уголовного дела, осуществления предварительного расследования по уголовному делу и установления лица, подлежащего привле­чению в качестве подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления»;

- устанавливается, что в заявлении о присуждении ком­пенсации за нарушение права на уголовное судопроизводство в разумный срок должны быть указаны:

• общая продолжительность досудебного производства по уголовному делу, по которому принято решение о при­остановлении предварительного расследования в связи с неу- становлением лица, подлежащего привлечению в качестве об­виняемого, исчисляемая со дня подачи заявления, сообщения о преступлении до дня принятия решения о приостановлении предварительного расследования;

   • обстоятельства, известные лицу, подающему заяв­ление, свидетельствующие о нарушении установленного уголовно-процессуальным законодательством Российской Федерации порядка рассмотрения заявления, сообщения о преступлении, о незаконности или необоснованности отказа в возбуждении уголовного дела, приостановления предварительного расследования в связи с неустановлением лица, под­лежащего привлечению в качестве обвиняемого в совершении преступления, прекращения уголовного дела или уголовного преследования;

   • либо о недостаточности, несвоевременности или неэф­фективности мер, предпринятых органом, осуществляющим предварительное расследование, для установления лица, под­лежащего привлечению в качестве подозреваемого, обвиняемого.

Как указано в пояснительной записке, принятие указан­ного федерального закона позволит обеспечить конституци­онное право потерпевшего или лица, которому деянием, за­прещенным уголовным законом, причинен физический или материальный вред, на судебную защиту в случае, если дли­тельность производства по уголовному делу вызвана невоз­можностью осуществления уголовного преследования в отно­шении конкретного лица.

Представляется, что установленный законом 4-летний срок ведения предварительного расследования и такое обя­зательное условие, как наличие данных, свидетельствующих о непринятии органами расследования необходимых мер, не достаточно обоснованы, противоречат нормам международ­ных актов, рекомендациям международного сообщества, не способствуют повышению эффективности в работе по изо­бличению преступника, не дают возможность анализа полно­ты расследования и качества проверки имеющихся версий. Все это по-прежнему будет серьезно осложнять доступ миллио­нов граждан к реальной реализации права потерпевшего от преступлений на компенсацию.

Известный криминолог профессор А. И. Гуров отмечает, что эта идея прогрессивная, но одновременно абсолютно не жизнеспособная. Ученый полагает, что «если потерпевший через четыре года решится ввязаться в бой за получение ком­пенсации - сражение будет выиграть очень нелегко». Доказать через четыре года, что следователь волокитил дело, несвоевре­менно и необъективно расследовал, нереально25.

И видимо, не случайно финансово-экономическое обо­снование законопроекта подготовлено из годового расчета ме­нее 40 удовлетворенных заявлений на компенсацию по уголов­ным делам, приостановленным производством.

Вместе с тем, как показал независимый опрос, за год жертвами преступных посягательств стали 12,5 % россиян. При этом в органы внутренних дел обратились лишь 41 % из числа пострадавших, что свидетельствует о все еще серьезном уровне недоверия населения к возможной помощи со стороны сотрудников полиции. Несомненно, что это оценка не только деятельности правоохранительной системы, но и степени вы­полнения государством своих функций по обеспечению пра­вопорядка в стране, по защите граждан.

     И это не случайно, поскольку из 4,5 млн преступлений, зарегистрированных в 2012-2013 гг., почти по 2 млн или 44 % лица, их совершившие, не установлены. А всего на учете мил­лионы нераскрытых преступлений, по которым еще не прош­ли сроки давности и по которым потерпевшие не получили.

Как отмечает В. И. Илларионов, современная Россия не учла международный опыт изучения размера ущерба, причи­няемого преступностью, в частности, опыт подготовки в США.

аналитического отчета «Новый взгляд на ущерб от престу­плений и их последствий», представленного Национальным институтом юстиции в 1996 г. В результате глубоких всесто­ронних исследований определены размеры ущерба, причи­няемого гражданам преступностью, в 400 млрд долларов, что сопоставимо с расходами на содержание такого гигантско­го механизма, как Пентагон. Этот отчет произвел сенсацию в США и потребовал переоценки и модернизации многих.

    Представляется, что все отмеченное выше обусловлива­ет необходимость более полного использования практики международного сообщества по защите и оказанию помощи потерпевшим, разработки комплексного федерального зако­на «О государственной системе защиты и оказания помощи жертвам преступлений и насилия», в котором должны быть закреплены не только правовой статус потерпевшего в уголовном судопроизводстве, но и многие иные аспекты восста­новления его нарушенных прав и качества жизни, совершен­ствование службы поддержки потерпевших, организация профессиональной подготовки для сотрудников, работающих непосредственно с жертвами преступлений; повышение осведомленности общественности о возможности получения квалифицированной помощи и поддержки для жертв преступлений и др.

    Наряду с совершенствованием правовых основ реали­зации прав потерпевших от преступлений на компенсацию причиненного ущерба, важной задачей является и более ак­тивное участие институтов общества, в том числе и с учетом зарубежной практики, в реализации указанной функции, за­трагивающей интересы миллионов граждан. Но эта проблема требует самостоятельного рассмотрения.




Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика