Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Замена наказаний, альтернативных лишению свободы, более строгим наказанием: вопросы правового регулирования
Научные статьи
25.11.15 11:22

вернуться

Замена наказаний, альтернативных лишению свободы, более строгим наказанием: вопросы правового регулирования


alt
УГОЛОВНОЕ ПРАВО
Лядов Э.В.
9 88 2015
В статье рассматриваются вопросы применения уголовных наказаний, не связанных с изоляцией от общества, и их замены на более строгий вид, в случае нарушения осужденным требований, установленных приговором суда.


Реализация уголовного наказания во многом самым непо­средственным образом определяет эффективность уголовного закона. В этом процессе важную роль играют уголовно-пра­вовые нормы, регламентирующие обеспечение реализации наказания и замену наказания в случае злостного уклонения осужденного от его отбывания.

Согласно Толковому словарю русского языка «уклонить­ся» означает, избегая чего-нибудь, устраниться, отказаться от чего-нибудь. В уголовном праве термин «уклонение» исполь­зуется, главным образом, для обозначения поведения осужден­ного, заключающегося в отказе или избежании претерпевания негативных для него последствий, связанных с применением к нему уголовного наказания.

В настоящее время в России применяется достаточно ши­рокий спектр наказаний, альтернативных лишению свободы, реализация большинства из которых возлагается на уголовно­исполнительные инспекции.


 

Целесообразность более широкого использования на­казаний без изоляции осужденного от общества очевидна, а эффективное их применение в отношении лиц, совершивших преступления небольшой и средней тяжести, должно обеспе­чивать защиту общества от преступника, снижение уровня криминализации общества, разобщение преступного сообще­ства, снижение численности лиц, содержащихся в учреждени­ях уголовно-исполнительной системы.

    Действующий УК РФ не содержит понятия злостного уклонения от уплаты штрафа. Данное понятие законодатель закрепил в уголовно-исполнительном законодательстве. В соответствии с ч. 1 ст. 32 УИК РФ злостно уклоняющимся от уплаты штрафа является осужденный, который, имея реаль­ную возможность своевременной уплаты суммы штрафа или его части, в течение 60-дневного срока, установленного зако­ном, или ежемесячно не позднее последнего дня каждого по­следующего месяца, в случае рассрочки, сознательно не делает этого.

В случае злостного уклонения от уплаты штрафа, назначенного в качестве основного наказания, судебный пристав-исполнитель не ранее 10, но не позднее 30 дней со дня истечения предельного срока уплаты, направляет в суд пред­ставление о замене штрафа другим видом наказания. При этом вид наказания, согласно ч. 5 ст. 46 УК РФ, может быть определен любой, за исключением лишения свободы. В слу­чае же если штраф установлен в размере, исчисляемом исходя из величины, кратной стоимости предмета или сумме ком­мерческого подкупа или взятки, он заменяется наказанием в пределах санкции, предусмотренной соответствующей ста­тьей Особенной части УК РФ. При этом назначенное наказа­ние не может быть условным. Иными словами, не исключена возможность замены штрафа и таким серьезным видом нака­зания, как лишение свободы на определенный срок. Однако, если в последнем случае лишение свободы может быть избра­но судом напрямую, то в первом случае это может произой­ти последовательно, сначала штраф заменяется, например, на обязательные или исправительные работы, а уже в случае злостного уклонения от отбывания последних суд имеет воз­можность замены на лишение свободы (ч. 3 ст. 49 и ч. 4 ст. 50 УК РФ).

    В данном контексте необходимо сказать об отсутствии си­стемности во взаимозаменяемости штрафа и других видов на­казаний. В настоящее время действующее законодательство не содержит каких-либо критериев, служащих ориентиром для суда при решении вопроса о замене рассматриваемого нака­зания. Другими словами, заменяя штраф, в случае злостного уклонения от его уплаты, на более строгий вид уголовного на­казания, суд действует исключительно по собственному усмо­трению. На данную проблему указывал также С. Ф. Милюков, отмечая: «Ни уголовное, ни уголовно-исполнительное законо­дательство не содержат каких-либо параметров, позволяющих точно соотнести штраф и наказания, которыми он заменяется. Мало того, законодатель не ориентирует суд, когда в таких слу­чаях следует применять обязательные, а когда исправительные работы или арест». В целях реализации принципа справед­ливости, на наш взгляд, необходима разработка отмеченных выше критериев, определяющих в целом конкретные грани­цы назначения размера штрафа и других видов наказаний в зависимости от характера и степени общественной опасности преступления, сократив тем самым возможности судейского усмотрения в данном вопросе. При определении данной про­порции следует учитывать, что последствия подобной замены должны быть явно невыгодны для осужденного, что, в свою очередь, скажется в определенной степени на предупрежде­нии уклонений от уплаты штрафа. Как правильно указывает Б. Х. Агноков, большим срокам наказаний должен соответ­ствовать больший размер штрафа и наоборот. Он предлагает соотнесение размеров наказаний при замене штрафа, опреде­ленного исходя из месячной заработной платы осужденного на наказание в виде исправительных работ. Однако конкрет­ных расчетов он не осуществляет, думается, что здесь расчеты можно вести исходя из пропорциональных размеров штрафа и взыскиваемой суммы в доход государства при удержаниях во время отбывания исправительных работ и исходя из при­мерной суммы определить срок исправительных работ или за приоритет взять процент удержаний, сократив, тем самым, срок исправительных работ. При замене на обязательные ра­боты ориентиром, с его слов, может служить условная средняя оплата труда рабочего ЖКХ по благоустройству и уборке при­легающих к зданиям территорий за определенный промежу­ток времени, например, за час. Однако в то же время следует отметить, что, как верно указывает профессор В. А. Уткин, по степени их строгости обязательные работы ныне фактически мягче штрафа, в особенности если последний исчисляется де­сятками тысяч рублей и выше. Поэтому они не могут высту­пать действенной угрозой при злостном уклонении от уплаты штрафа.

Действующее законодательство устанавливает ответ­ственность осужденного за нарушение порядка и условий отбывания наказания, итогом которого является предупреж­дение о замене обязательных работ более строгим видом на­казания, выносимое уголовно-исполнительной инспекцией. В случае же злостного уклонения от отбывания обязательных работ УИИ направляет в суд представление о замене данного наказания другим более строгим, а именно принудительны­ми работами или лишением свободы. С учетом же того, что реализация уголовного наказания в виде принудительных работ запланирована лишь с 1 января 2017 г., остается только лишение свободы. Однако в соответствии с УК РФ максималь­ный срок лишения свободы при замене обязательных работ в случае злостного уклонения не превышает двух месяцев, и то лишь в том случае, если осужденному назначили 480 часов, и он не отбыл ни одного из них. Для большинства осужденных такая угроза, как и ранее, не будет существенной.

Для повышения эффективности обязательных работ вы­сказываются различные предложения ученых о необходимо­сти внесения изменений в действующее законодательство. Одни предлагают для целесообразности заменять обязатель­ные работы лишением свободы при соотношении 4 часа обя­зательных работ за 1 день лишения свободы, другие - увели­чить максимальный срок обязательных работ до тысячи часов, сделав тем самым данное наказание более строгим.

Здесь необходимо обратить внимание на четкое взаи­модействие администрации организации, в которой осуж­денный отбывает обязательные работы, и уголовно-исполни­тельной инспекции для своевременного принятия со стороны последней соответствующих мер реагирования. Администра­ция обязана незамедлительно извещать инспекцию обо всех обнаруженных случаях нарушения порядка и условий от­бывания обязательных работ. Данное обстоятельство будет способствовать своевременному предупреждению перехода осужденного в разряд злостного нарушителя. В продолжение необходимо отметить, что для признания осужденного злост­но уклоняющимся от отбывания обязательных работ нужно, чтоб отсутствовали уважительные причины невыполнения. Следует согласиться с мнением С. В. Чубракова, что уважи­тельными могут быть признаны самые различные причины, например, болезнь родственника, самого осужденного, сессия в вузе, смерть близкого и т.п. Определение того, является ли данная причина уважительной или нет, отнесено к компетен­ции соответствующей инспекции, которая должна быть мак­симально объективной при решении этого вопроса.

В случае злостного уклонения осужденного от отбывания исправительных работ уголовно-исполнительная инспекция направляет в суд представление о замене исправительных ра­бот другим видом наказания, предусмотренным ч. 4 ст. 50 УК РФ, а именно принудительными работами или лишением сво­боды из расчета один день принудительных работ или один день лишения свободы за три дня исправительных работ. Так как в настоящее время принудительные работы не исполня­ются, исправительные работы заменяются только лишением свободы.

   УИК РФ предусматривает понятие и последствия злост­ного уклонения от отбывания исправительных работ. Злостно уклоняющимся от отбывания исправительных работ призна­ется осужденный, допустивший повторное нарушение по­рядка и условий отбывания наказания после объявления ему предупреждения в письменной форме за любое из указан­ных в ч. 1 ст. 46 УИК РФ нарушений: а) неявку на работу без уважительных причин в течение пяти дней со дня получения предписания уголовно-исполнительной инспекции; б) неяв­ку в уголовно-исполнительную инспекцию без уважительных причин; в) прогул или появление на работе в состоянии ал­когольного, наркотического или токсического опьянения, а также скрывшийся с места жительства осужденный, местона­хождение которого неизвестно. Думается, что понятие злост­ного уклонения от отбывания исправительных работ требует своего закрепления в уголовном законодательстве, поскольку в ч.   4 ст. 50 УК РФ содержится необходимая норма об уголовно­правовых последствиях злостного уклонения, применяемых к осужденному судом.

Согласно п. 38 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 11 января 2007 г. № 2 при решении вопроса о том, яв­ляется ли злостным уклонение от отбывания исправительных работ, судам необходимо проверять обоснованность приме­нения к осужденному уголовно-исполнительной инспекцией предупреждения, указанного в ч. 2 ст. 46 УИК РФ.

В отношении лиц, отбывающих исправительные работы, следует выяснять причины повторного нарушения порядка и условий отбывания наказания после объявления осужденному предупреждения в письменном виде (появление на работе в нетрезвом состоянии, прогул, увольнение с работы, уклонение от обязанности сообщить об изменении места работы или ме­ста жительства в течение 10 дней и т.п.), а также другие об­стоятельства, свидетельствующие о нежелании осужденного работать.

В соответствии с ч. 4 ст. 50 УК РФ в случае злостного укло­нения лица от отбывания исправительных работ, назначенных в качестве основного вида наказания, суд вправе заменить не­отбытый срок принудительными работами или лишением свободы на срок менее чем два месяца (соответственно из рас­чета один день лишения свободы или принудительных работ за три дня исправительных работ). Эти положения применя­ются судом независимо от того, предусмотрено ли наказание в виде принудительных работ или лишения свободы санкцией статьи Особенной части Уголовного кодекса Российской Феде­рации, по которой было назначено наказание. При этом заме­на названного вида наказания лишением свободы допускается и в отношении тех осужденных, которым в соответствии с ч. 1 ст. 56 УК РФ не может быть назначено наказание в виде лише­ния свободы.

Часть 6 ст. 53.1. УК РФ устанавливает, что в случае укло­нения осужденного от отбывания принудительных работ они заменяются лишением свободы из расчета один день лишения свободы за один день принудительных работ.

В соответствии с ч. 1 ст. 60.17. УИК РФ уклоняющимся от отбывания принудительных работ признается осужденный к принудительным работам: а) уклоняющийся от получения предписания о направлении к месту отбывания наказания; б) не прибывший к месту отбывания принудительных работ в установленный предписанием срок; в) не возвратившийся в исправительный центр по истечении разрешенного срока вы­езда; г) самовольно оставивший исправительный центр, место работы и (или) место проживания, определенные админи­страцией исправительного центра, на срок свыше 24 часов.

    Часть 3 ст. 60.17. УИК РФ регламентирует, что в отноше­нии осужденного, уклонившегося от отбывания принудитель­ных работ, начальник исправительного центра направляет в суд представление о замене неотбытой части наказания в виде принудительных работ лишением свободы. Однако при ре­шении поставленного вопроса о замене неотбытой части при­нудительных работ лишением свободы в судебном заседании появляются правовые проблемы.

Суд при рассмотрении данного представления в первую очередь должен руководствоваться ст. 397 УПК РФ, регламен­тирующей вопросы, подлежащие рассмотрению судом при исполнении приговора. Однако при ее анализе мы не видим положений данной статьи, относящихся к принудительным работам, то есть суд фактически не может принять к рассмо­трению представление начальника исправительного центра и соответственно разрешить его в законном порядке. Аналогич­ным образом складывается ситуация и с осужденным к при­нудительным работам, признанным злостным нарушителем.

В случае злостного нарушения порядка и условий отбы­вания наказания в виде принудительных работ, исходя из со­держания ч. 5 ст. 60.15 УИК РФ, можно сделать вывод, что так же как и в случае уклонения, возможна замена неотбытой ча­сти рассматриваемого наказания на лишение свободы, однако если обратиться к ст. 53.1 УК РФ, то можно убедиться, что дей­ствующий уголовный закон данного основания не предусма­тривает. На наш взгляд, требуется согласование между собой действующих УК РФ и УИК РФ.

Кроме того, следует согласиться с мнением В. В. Буш, что некорректным является то, что уклонение от других наказа­ний, не связанных с лишением свободы, влекущее их замену более строгим, в соответствующих статьях УК РФ (статьи 46, 49, 50 и 53 УК РФ) именуется «злостным». В то время как в при­нудительных работах законодатель ограничился термином «уклонение». Следует предположить, что принудительные ра­боты не должны быть в этом плане исключением.

Злостное уклонение от отбывания наказания в виде огра­ничения свободы свидетельствует о стойкой антисоциальной направленности личности осужденного, его нежелании ис­правляться. В отношении лиц, признанных злостно уклоня­ющимися от отбывания наказания, применяются достаточно серьезные меры реагирования со стороны государства.

В соответствии с ч. 5 ст. 53 УК РФ в случае злостного уклоне­ния осужденного от отбывания ограничения свободы, назначен­ного в качестве основного вида наказания, суд по представлению уголовно-исполнительной инспекции может заменить неотбы­тую часть наказания принудительными работами или лишени­ем свободы из расчета один день принудительных работ за два дня ограничения свободы или один день лишения свободы за два дня ограничения свободы. С учетом того, что принудитель­ные работы не будут действовать как минимум до 1 января 2017 г., замена возможна только на лишение свободы. Здесь необхо­димо обратить внимание на одно обстоятельство. Часть 5 ст. 53 УК РФ говорит о возможности замены ограничения свободы на принудительные работы или лишение свободы, а ч. 5 ст. 58 УИК РФ закрепляет правило, что уголовно-исполнительная инспек­ция вносит в суд представление о замене ограничения свободы наказанием только в виде лишения свободы.

    Таковы отдельные вопросы правового регулирования за­мены наказаний, альтернативных лишению свободы, на более строгий вид, в случае нарушения осужденным требований.




Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика