Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


К вопросу о необходимости разрешения стажеру адвоката осуществлять оказание юридической помощи под руководством адвоката-куратора
Научные статьи
30.11.15 10:45


К вопросу о необходимости разрешения стажеру адвоката осуществлять оказание юридической помощи под руководством адвоката-куратора

alt 
АДВОКАТУРА
Рагулина И. Т.
К вопросу о необходимости разрешения стажеру адвоката осуществлять оказание юридической помощи под руководством адвоката-куратора
В статье на основе исследования законодательства Российской Федерации об адвокатской деятельности и адвокатуре, актов Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации, адвокатских палат субъектов Российской Федерации и научных работ автором обосновывается необходимость разрешения стажеру адвоката осуществлять оказание юридической помощи под руководством адвоката-куратора.

В соответствии с п. 2 ст. 28 ФЗ «Об адвокатской деятель­ности и адвокатуре в Российской Федерации» стажер адвоката осуществляет свою деятельность под руководством адвоката, выполняя его отдельные поручения. Стажер адвоката не впра­ве самостоятельно заниматься адвокатской деятельностью. Из этого следует, что на законодательном уровне не в полной мере конкретно определено функциональное назначение ста­жера адвоката и не определен перечень его прав и обязанно­стей. В то же время содержание ст. 57 Трудового кодекса РФ позволяет утверждать, что в трудовом договоре со стажером адвоката, среди прочих условий, необходимо описание его трудовой функции.

В п. 11 Примерного положения о стажере адвоката и по­рядке прохождения стажировки ФПА РФ указано, что лица, зачисленные в состав стажеров, вправе:

- посещать организуемые адвокатским образованием практические занятия;

- участвовать в работе общего собрания (конференции) адвокатского образования с правом совещательного голоса;

- пользоваться имеющимися в адвокатском образовании правовыми базами данных, специальной литературой.

Согласно п. 12 Примерного положения о стажере адво­ката и порядке прохождения стажировки ФПА РФ стажер, осуществляя трудовую деятельность на основании трудового договора, вправе:

- заниматься систематизацией нормативного материала, обобщением правоприменительной практики, сбором доку­ментов и иных материалов, необходимых адвокату-куратору для исполнения поручений;

- знакомиться с материалами дел в судах, арбитражных судах, на предварительном следствии, в других государствен­ных и иных органах и организациях, делать выписки и сни­мать копии;

- совместно с адвокатом-куратором принимать участие в судебных заседаниях, следственных действиях;

- готовить проекты правовых документов;

- совершать иные действия, не запрещенные действую­щим законодательством.


 

В Положении также отмечается, что стажер не вправе са­мостоятельно заниматься адвокатской деятельностью и не до­пускается к самостоятельному ведению дел при производстве дознания, на предварительном следствии, в общих и арби­тражных судах, но в то же время указывается, что стажер впра­ве по поручению адвоката представлять интересы доверителя (с согласия последнего) в иных государственных и обществен­ных органах и организациях.

Исходя из содержания Положения о порядке организа­ции и прохождения стажировки в Палате адвокатов Нижего­родской области перечень прав стажеров адвоката Положени­ем прямо не предусматривается. При этом в п. 7 Положения отмечается, что стажер адвоката не вправе самостоятельно за­ниматься адвокатской деятельностью. Аналогичная ситуация имеет место в адвокатской палате Красноярского края.

В ряде адвокатских палат, напротив, прямо закреплен перечень прав стажера адвоката. Так, например, в п. 2 Поло­жения Адвокатской палаты Ростовской области о стажере ад­воката определено, что стажер вправе:

- заниматься систематизацией нормативного материала, обобщением правоприменительной практики, сбором доку­ментов и иных материалов, необходимых адвокату-куратору для оказания юридической помощи;

- знакомиться в судах, арбитражных судах, на предвари­тельном следствии, в других органах и организациях с матери­алами дел, в которых стажер принимает участие совместно с адвокатом-куратором, делать выписки и снимать копии с до­кументов;

- совместно с адвокатом-куратором вести прием граж­дан, принимать участие в судебных заседаниях, следственных действиях, в рассмотрении дел любыми судебными и иными правоприменительными органами;

- по поручению адвоката-куратора готовить проекты правовых, процессуальных и прочих документов;

- посещать практические занятия, организуемые адвокат­ским образованием, в котором стажер работает;

- пользоваться базами данных и специальной литерату­рой, имеющимися в адвокатском образовании, в котором ста­жер работает;

- совершать иные не запрещенные действующим зако­нодательством действия, направленные на повышение уровня профессиональной квалификации стажера и его подготовки к получению статуса адвоката.

Аналогичные права стажера адвоката определены в ак­тах адвокатских палат Хабаровского края, Брянской области, Вологодской области, Калининградской области, Ханты-Ман­сийского автономного округа, Тульской области, Республики Башкортостан, Республики Крым, Чеченской Республики, Мурманской области, Московской области, Оренбургской об­ласти, Санкт-Петербурга, Удмуртской Республики.

В Республике Крым стажер вправе обращаться в Совет адвокатской палаты за разъяснениями, связанными с прохож­дением стажировки.

В ряде адвокатских палат предусмотрено, что стажер вправе участвовать в работе общего собрания коллегии с пра­вом совещательного голоса (адвокатские палаты Хабаровского края, Брянской области, Вологодской области, Калининград­ской области).

В актах большинства адвокатских палат, а именно в па­латах Московской области, Оренбургской области, Санкт- Петербурга, Удмуртской Республики, Чеченской Республики, Липецкой области, Республики Марий Эл, Республики Татар­стан) прямо предусмотрено, что стажер не вправе самостоя­тельно заниматься адвокатской деятельностью, т.е. самостоя­тельно оказывать квалифицированную юридическую помощь на профессиональной основе физическим и юридическим лицам.

Таким образом, содержание запрета, установленного в п. 2 ст. 28 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Россий­ской Федерации» в большинстве адвокатских палат, как показал анализ закрепления в актах этих палат функционального на­значения деятельности стажера, трактуется таким образом, что стажеру фактически запрещается заниматься не адвокатской деятельностью, а любой деятельностью по оказанию юридиче­ской помощи физическим и юридическим лицам.

В то же время из актов ряда адвокатских палат, а имен­но палат Амурской области, Ханты-Мансийского автоном­ного округа, Тульской области и Республики Башкортостан, Мурманской области, Калининградской области, следует, что стажер, несмотря на то, что он не вправе самостоятельно за­ниматься адвокатской деятельностью и не допускается к са­мостоятельному ведению дел при производстве дознания, на предварительном следствии, в общих и арбитражных судах, вправе по поручению адвоката представлять интересы дове­рителя (с согласия последнего) в иных государственных и об­щественных органах и организациях.

   В актах адвокатских палат Рязанской области и Чуваш­ской Республики указывается, что по мере приобретения прак­тических навыков стажеру, под непосредственным наблюде­нием руководителя, поручается самостоятельное выполнение адвокатских обязанностей: дача юридических консультаций, составление правовых документов, справок по законодатель­ству и т.д. Похожее положение, только содержащее уточнение на минимальный срок, прошедший с начала стажировки, со­держится в актах адвокатской палаты Чеченской Республики: стажер после 6 месяцев прохождения стажировки вправе про­водить самостоятельные консультации, составлять правовые документы с последующим предъявлением их адвокату - ку­ратору для проверки.

В адвокатской палате Новосибирской области предусмо­трено, что стажер под руководством адвоката-куратора может давать юридические консультации, составлять деловые бумаги и участвовать в гражданских делах мировых судов по доверен­ности.

Таким образом, анализ содержательной стороны всего спектра прав стажера-адвоката, закрепленных в актах адвокат­ских палат, показывает, что в настоящее время в адвокатских палатах отсутствует единый подход к определению возмож­ностей стажера адвоката под руководством адвоката-куратора осуществлять деятельность, направленную на оказание юри­дической помощи. Наиболее прогрессивными в этой части нам представляются подход тех адвокатских палат, в которых стажерам адвоката разрешается под контролем их руководи­телей заниматься деятельностью по оказанию юридической помощи.

По данным практики адвокатских палат, на действия стажеров адвоката нередко поступают жалобы по причине того, что они осуществляют самостоятельное ведение дел. Кураторы-адвокаты в свою очередь ссылаются на то, что стажеры ведут дела как физические лица, что не запрещено.

В то же время в юридической литературе также нет един­ства позиций по вопросу о том, может ли стажер адвоката осу­ществлять деятельность по оказанию юридической помощи.

Ю. А. Джахбаров отмечает, что стажер под руководством адвоката может осуществлять юридическое консультирование по всем категориям дел, за исключением тех, где необходим статус адвоката.

В некоторых учебно-методических изданиях отмечается, что стажер не вправе самостоятельно заниматься адвокатской деятельностью, но вправе выполнять отдельные поручения ад­воката под его руководством.

     При этом нельзя не учитывать, что в настоящее время в российской правоприменительной практике сложилась си­стема, при которой оказывать юридическую помощь, в том числе представлять интересы в суде по гражданским делам в гражданском и арбитражном судопроизводстве, производ­стве по делам об административных правонарушениях и даже по уголовным делам, находящимся на стадии судебного рас­смотрения в производстве мирового судьи, могут абсолютно любые лица. Какие-либо специальные требования к уровню образования, стажу работы, отсутствию судимости и тому подобные требования к этим лицам не предъявляются, ли­цензирование такой деятельности и иные формы контроля к ним не применяются, за исключением разве что налогового, который в современных условиях применительно к так на­зываемым «частнопрактикующим юристам» практически не осуществим.

По этому поводу не лишним будет обратить внимание и на позицию ФПА РФ поэтому вопросу. Так, вице-президент ФПА РФ Евгений Семеняко на одном из заседаний, посвящен­ных вопросам реформирования адвокатуры, обратил вни­мание собравшихся на то, что в настоящее время, например, лишенный статуса адвокат беспрепятственно продолжает практику в качестве «свободного юриста». При том, что ста­жер адвоката, согласно закону, не может осуществлять пред­ставительство в суде, тогда как любой консультант, даже без юридического образования, вправе быть судебным представи­телем. Эта проблема может быть решена посредством введе­ния адвокатской монополии на судебное представительство по гражданским и административным делам. «Дуализм» юри­дической профессии следует устранить путем установления единых стандартов деятельности, правил допуска к профес­сии и контроля со стороны саморегулируемой ассоциации, как принято во всем мире.

В связи с тем, что одним из важнейших конституционных прав личности в современном демократическом государстве является право на получение квалифицированной юриди­ческой помощи, Конституционный Суд РФ в одном из своих решений указал, что, «гарантируя право на получение имен­но квалифицированной юридической помощи, государство должно, во-первых, обеспечить условия, способствующие подготовке квалифицированных юристов для оказания граж­данам различных видов юридической помощи... и, во-вторых, установить с этой целью определенные профессиональные и иные квалификационные требования и критерии».

В литературе обычно отмечается, что правовым инсти­тутом, с которым связывается государственная гарантия реа­лизации указанного права, является институт адвокатуры. В Российской Федерации адвокатская деятельность имеет пу­блично-правовую основу, вытекающую из закрепленной в ст. 48 Конституции РФ гарантии каждого на получение квалифи­цированной юридической помощи.

     В то же время, ввиду того, что стажеры адвоката и помощ­ники адвоката рассматриваются как составная часть институ­та адвокатуры, имеются все основания полагать, что указания Конституционного Суда характеризуют и эти институты. По­этому в юридической периодике справедливо указывается на то, что именно специфика трудовой функции помощника и стажера адвоката определяет особые требования к ним, однако как раз собственно трудовая функция этих лиц в Законе и не отражается, за исключением запрета осуществлять адвокат­скую деятельность.

Учитывая факт установления применительно к стажерам адвоката определенных требований к уровню образования, их личности, а также учитывая наличие установленного контроля со стороны адвокатов-кураторов, руководителей адвокатских образований и адвокатских палат, за деятельностью стажеров, представляется необходимым утверждать, что для этих лиц уже юридически установлены определенные профессиональ­ные и иные квалификационные требования и критерии.

Следует отметить, некоторые адвокаты предлагают на­делить стажеров не только полномочиями по юридическому консультированию граждан, составлению документов и веде­нию гражданских дел, но и полномочиями по самостоятель­ному ведению уголовных дел на стадии дознания, при рассмо­трении дел мировыми судьями и в арбитражных судах первой инстанции.

Так, например, Ю. И. Соловьева и О. В. Поспелов обо­снованно отмечают, что если стажер показал за время про­хождения стажировки высокий уровень знаний, не нарушал этических правил, и, по мнению адвоката-куратора, способен к осуществлению самостоятельной адвокатской деятельности, ему может быть предоставлена возможность самостоятельно­го ведения дела под руководством адвоката. Данное положе­ние следует закрепить на законодательном уровне.

А. Антипенков и Ю. Домбровский также полагают, что стажерам необходимо предоставить право представлять ин­тересы граждан и юридических лиц в судах по делам, явля­ющимся предметом деятельности адвоката, на основании письменного поручения. При этом соглашение об оказании юридической помощи, разумеется, заключает адвокат, он же и несет ответственность перед доверителем. А стажер привле­кается письменным поручением адвоката для представления интересов доверителей под контролем адвоката.

Ю. А. Джахабаров отмечает, что требуется представление возможности стажеру адвоката права на участие в отдельных процессуальных действиях по поручению адвоката, иногда и вместо него.

   Заслуживающим внимание представляется и мнение Ю. С. Самкова, который отмечает, что в период стажировки стажер адвоката должен приобрести такие навыки профессиональной подготовки, которые бы позволили ему уверенно приступить к самостоятельной адвокатской деятельности. Для этого насто­ящий закон должен обеспечить гарантии его профессиональ­ной подготовки, определив необходимый набор полномочий с ограничениями в виде контроля со стороны адвоката. Отсут­ствие таких полномочий, закрепленных в законе, на практике приводит к тому, что правоохранительные, судебные и иные органы и должностные лица препятствуют стажеру адвоката в его профессиональной подготовке путем отказа в допуске (при­сутствии) при осуществлении ими той или иной деятельности, ссылаясь на отсутствие у стажера адвоката соответствующих правовых полномочий, установленных законом.

Учитывая вышеприведенные обстоятельства и имея в виду, что целью стажировки является овладение основами профессионального мастерства и подготовка к самостоятель­ной адвокатской деятельности, а сам процесс стажировки представляет собой процесс не только теоретического, но и, причем главным образом, производственного обучения, пред­ставляется, что в настоящее время назрела необходимость раз­решения стажерам заниматься оказанием юридической по­мощи под руководством адвоката-куратора.





Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика