Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Некоторые особенности политической культуры левых сил в современной России
Научные статьи
02.12.15 10:49

вернуться

Некоторые особенности политической культуры левых сил в современной России

alt 
ПОЛИТИКА И ПРАВО
Бенина Л. И.
9 88 2015
В статье рассматриваются некоторые специфические черты политической культуры организаций, находящихся на левом фланге российского политического спектра. Отмечается эволюция идеологии российских левых сил в направлении консерватизма и патриотизма.

Политическая культура любого общества обладает спец­ифическими чертами, обусловленными особенностями его исторического развития. Сущность и динамика российской политической культуры обусловлены комплексом факторов. В частности, следует отметить евразийскую цивилизацион­ную специфику России, огромные размеры её территории, геополитическое положение, полиэтничный и поликонфес- сиональный состав населения, традиционный авторитаризм и чрезмерную централизацию власти, доминирование в обще­ственном сознании коллективистских настроений, ценностей социального равенства и справедливости, недостаточную развитость в обществе механизмов самоорганизации и само­управления. Данные факторы предопределили такие особен­ности российской политической культуры, как неоднород­ность и фрагментарность, связанную с конфликтом интересов «верхов» и «низов» общества, отсутствием в нём базового кон­сенсуса по вопросу о генеральной цели развития. Отмечен­ная ментальная специфика, в свою очередь, предопределила характер политической коммуникации в обществе, которая зачастую приобретала характер острой полемики, конфрон­тации между политическими силами, стремящимися к про­тивоположным целям и не желающими слушать аргументы своих оппонентов и учитывать их интересы.


 

Используя аллегории И. А. Крылова, содержащиеся в его известной басне, можно представить политическую культуру нашей страны как явление, определяемое разнонаправленны­ми попытками лебедя, рака и щуки сдвинуть с места тяжёлый воз. Представляется, что применительно к нашей теме, «ле­бедь» - это либерал-западник, стремящийся «в облака», то есть к формированию в России либеральной социально-политиче­ской системы европейского образца. «Рак» - это тот, кто «пя­тится назад», то есть традиционалист-почвенник, намеренный отгородить страну от «тлетворного влияния Запада» и вернуть её на «исконно российский» путь развития. «Щука» - это ле­вые силы, стремящиеся активно воздействовать на власть с це­лью корректировки её деятельности в направлении усиления роли государства, сокращения масштабов социального нера­венства, то есть ратующие за возвращение в государственную политику элементов социализма.

    Отмеченные особенности относятся как к генотипу рос­сийской политической культуры в целом, так и к характери­стике всего многообразия субкультур, отражающих условия жизнедеятельности различных субъектов политики, их цели, интересы и роль в политическом процессе. Левое движение в России имеет богатую историю. Его представители в лице РСДРП(б), ВКПБ, а затем КПСС сыграли ключевую роль в судьбе России, которая под их руководством пережила в ХХ в. социалистическую революцию, несколько этапов системной трансформации и неорганической модернизации, вызванной необходимостью преодолеть отсталость от развитых капи­талистических стран. В результате этого воздействия страна неузнаваемо преобразилась. Догматический, конфронтацион­ный стиль политического мышления, политический и идеоло­гический террор по отношению к инакомыслящим, радикаль­ные волюнтаристские методы осуществления политических, экономических и социальных преобразований, именуемые «большевизмом», стали в первые десятилетия советской вла­сти яркими проявлениями тоталитарного типа политической культуры. На следующих этапах построения социализма про­исходила определённая эволюция как когнитивного, ценност­ного, нормативного, так и поведенческого её компонентов. В связи с утратой в 1991 г. коммунистами властных позиций и их уходом в оппозицию некоторые из названных элементов их политической культуры к концу XX в. были утрачены, дру­гие существенно трансформировались. Новые политические реалии предопределили проникновение в революционную матрицу марксистско-ленинского мировоззрения адекватных новым политическим задачам центристских, социал-демокра­тических идей и ценностей, а в тактику - парламентских мето­дов борьбы, ранее считавшихся «соглашательскими».

В связи с этим представляется актуальным анализ спец­ифики политической культуры современных левых партий и движений, степени преемственности их стратегических целей и тактических установок, стиля политического мышления и поведения по отношению к идеологической и практической деятельности предшественников. В частности, представляет большой научный интерес выяснение того, как за сто с лиш­ним лет существования в России левого движения изменилась система его ценностей и способы взаимодействия с союзника­ми и политическими оппонентами. На каждом этапе своего развития партии и движения левого направления выдвигали актуальные для сложившейся политической ситуации ло­зунги и требования, включали в свои программы различные стратегические направления деятельности, идеологические установки и избирали соответствующую тактику, пути и ме­тоды достижения поставленных целей. Всё это характеризует особенности и динамику их политической культуры. В доре­волюционный период основные российские партии левого толка - большевики и меньшевики провозглашали во многом общие цели - свержение самодержавия и построение социа­листического общества, но при этом были сторонниками двух противоположных тактик политической борьбы, ведущих к достижению этой цели. Представляется, что именно несовме­стимые тактические установки предопределили формирова­ние двух конкурирующих течений внутри субкультуры левого движения: революционного и реформистского, в результате борьбы которых верх одержала революционная тенденция развития как политического процесса, так и политической культуры в нашей стране. Данный тренд доминировал на про­тяжении советского этапа российской истории.

     Вместе с тем и в условиях построения социализма в не­драх правящей коммунистической партии периодически предпринимались попытки скорректировать как идеологи­ческие принципы, так и тактические установки. Но в период сталинизма в СССР доминировала тоталитарная политиче­ская культура, отличавшаяся, наряду с прочими известными признаками «подданической» культуры (по терминологии Г. Алмонда), ригидностью и догматизмом политического мыш­ления. В данных условиях подобные тенденции к «пересмотру марксизма» резко осуждались, квалифицировались как реви­зионизм, соглашательство с буржуазией и прочие отклонения от истинного марксизма-ленинизма и влекли за собой ре­прессии по отношению к партийным деятелям, осмелившим­ся отстаивать собственную точку зрения. Доминировавшая «подданическая» политическая культура была нацелена на подавление любых отклонений от ортодоксального марксиз­ма-ленинизма. И всё же, несмотря на постоянное идеологиче­ское давление, ещё в период «застоя» внутри КПСС возник­ла неформальная «русская партия», мировоззрение которой базировалось на сочетании антизападничества и этатизма. Идеология данной группировки, в целом оставаясь в рамках левой марксистской традиции, вместе с тем включала в себя отрицание отмирания государства в процессе построения коммунизма, а также признание необходимости учёта циви­лизационной специфики нашей страны.

Таким образом, ещё в советский период начался противо­речивый процесс синтеза коммунистических и консерватив­ных идей, во многом предопределивший специфику становле­ния и развития постсоветского российского левого движения и антиномичный характер его политической культуры. Совет­ская традиция стала важным институциональным и культур­ным фактором, способствовавшим консолидации левых сил вокруг консервативной идеи противостояния политике ра­дикальных либеральных преобразований и «вестернизации» России.

Динамику политической культуры субъектов полити­ки, исповедующих левую идеологию, следует рассматривать в историческом контексте. Шокировавший общество распад СССР, социальные издержки радикальных рыночных реформ и последовавший за ними рост народного недовольства поли­тикой новой власти не могли не сказаться на состоянии обще­ственного сознания. Появление «новых бедных» - образован­ных людей, обладающих профессиональными навыками и довольно высокой квалификацией, но при этом получающих мизерную зарплату, создало массовую социальную базу для распространения в обществе левых взглядов. Постсоветская политическая система в 1990-е гг. характеризовалась высо­кой степенью партийной фрагментации, то есть наличием множества мелких организаций, как правого, так и левого толка, не способных в одиночку вести борьбу за власть. Ради достижения тактических целей малочисленные партии были вынуждены создавать широкие коалиции, такие как «Фронт национального спасения», включавший в себя коммунистов, социалистов и национал-патриотов на близкой всем им идей­ной платформе антилиберализма и антизападничества. Их общей задачей было противодействие рыночным реформам, проводимым правительством Е. Гайдара.

Левая мысль в современной России сформировалась на основе трёх идейно-политических традиций: дореволюцион­ной политической мысли, советского марксистско-ленинского наследия и внешних идеологических воздействий. Переос­мысление левых идей в постсоветский период происходило на основе знакомства с ранее недоступными концепциями евразийцев, неотроцкистов, еврокоммунистов, Н. Бердяева, И. Ильина и др. авторов, которых идеологи современного левого движения стремились встроить в традиционную матрицу рос­сийской политической культуры и актуализовать в ходе раз­решения пореформенных социальных конфликтов.

     В процессе либеральной трансформации общественного сознания в период «перестройки» в первую очередь подвер­глись сомнению базовые ценности советской политической культуры - этатизм, патернализм, коллективизм. Однако на­ступивший в конце горбачёвского периода системный кри­зис советского общества привёл к глубокому разочарованию большинства граждан в лозунгах «гласности» и «ускорения», породил у них ностальгию по стабильности и относительно­му благополучию эпохи «застоя». Реакцией на сложившуюся ситуацию в ранний постсоветский период стала актуализация в массовом сознании ценности «порядка», поиски так назы­ваемой «национальной идеи», способной сплотить общество. Идеологи левых сил стали проявлять интерес к поиску «перво­основ» российской государственности, к попыткам возродить и сохранить духовные традиции, то есть обратились к ценно­стям консерватизма. Наибольшую популярность приобрело лево-консервативное течение, в котором причудливо перепле­лись элементы марксизма и консерватизма.

В настоящее время большинство российских теоре­тиков левого движения и политиков, представляющих соответствующие партии, в основном, придерживается социал-демократических взглядов, отвергая курс на соци­алистическую революцию и насильственное ниспроверже­ние власти, и выступает с умеренных, реформистских пози­ций, пропагандируя эволюционные методы возвращения к социализму в рамках действующей политической системы. В качестве тактической цели они выдвигают постепенное завоевание позиций в органах исполнительной и законода­тельной власти через участие в федеральных, региональных и муниципальных выборах. В программных установках «ле­вых» реальные политические задачи порой весьма причуд­ливо сочетаются с довольно архаичными лозунгами наци­онально-патриотического, этического и даже религиозного содержания. Подобное отсутствие идеологической чёткости можно объяснить трудным положением, в котором левые силы оказались после крушения социализма. Им пришлось, с одной стороны, объяснять обществу причины своего по­литического поражения, оправдываться перед народом за эксцессы сталинского режима, гонения на церковь, с дру­гой стороны - разрабатывать актуальные лозунги, пытаться «нащупать» направление своей эволюции, адекватное но­вым российским реалиям. Находясь в оппозиции, «левым» пришлось вновь брать на вооружение тактику организации протестных выступлений, что проявилось, в частности, во время острого политического кризиса в октябре 1993 г. Их блокирование с национал-патриотическими силами поро­дило термин «красно-коричневые», подчёркивающий идей­ную и политическую близость в тот период коммунистов и националистов.

Вместе с тем задача осуществления социалистической революции стала рассматриваться идеологами КПРФ как не­актуальная и практически неосуществимая. Её место заняли прагматичные тактические цели. В адрес Г. А. Зюганова зву­чала критика со стороны ортодоксальных коммунистов за его высказывание о том, что Россия уже «исчерпала лимит на ре­волюции», но ряд объективных и субъективных аспектов раз­вития левых сил свидетельствовал в пользу этого утверждения лидера КПРФ. В частности, у российских «левых» отсутствова­ли реальные возможности осуществления радикального рево­люционного курса в силу изменения социальной структуры общества в результате деиндустриализации 1990-х годов, ос­лабления позиций рабочего класса, его люмпенизации и рас­пыления по структурам торговли, превращения в «челноков», озабоченных лишь проблемами выживания.

В пореформенные десятилетия в российском левом движении объективно отсутствовала идеологическая основа, способная превратить сугубо левые установки в авангардное направление общественной мысли. Марксизм с его подчер­кнуто интернационалистскими ценностями оказался не спо­собен выполнить эту консолидирующую функцию в усло­виях, когда вопрос национального возрождения становился ключевым для большинства российских национально-ориен­тированных политических сил. В целом можно сделать вы­вод о том, что на рубеже XX и XXI вв. идеологи левых партий рассматривали проблемы социально-политического разви­тия страны, прежде всего, с точки зрения патриотического императива, который лёг в основу их идеологии и практи­ки. Тема восстановления геополитического статуса России как великой державы, возрождения сильного государства, национальной консолидации стала одной из центральных в программных документах организаций, принадлежащих к левому крылу оппозиции. Одним из центральных элементов их политической культуры стал традиционализм, выражаю­щийся в стремлении к сохранению культурного достояния русского народа, его самобытности, коллективистских и эта­тистских традиций, опора на достижения российской клас­сической мысли, обращение к православию как к духовной матрице российской цивилизации.

Право и политика



Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика