Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Актуализация философско-политической мысли Н. Макиавелли
Научные статьи
07.12.15 12:30

вернуться

Актуализация философско-политической мысли Н. Макиавелли

alt
Лукиянов М. Ю.
alt
Бондаренко А. В.
alt
Койше К. К.
 
ФИЛОСОФИЯ И ПРАВО
Лукиянов М. Ю., Бондаренко А. В., Койше К. К.
9 88 2015
Статья посвящена интерпретации философско-политической мысли одного из наиболее концептуальных теоретиков политики итальянского Возрождения – Никколо Макиавелли.
Актуальность идей Макиавелли (в частности, интерес к его наиболее известному произведению– «Государю»), резко возросла в 60-е г. XIX века в связи с объединением Италии и Германии в единые государства. В наши дни актуализация политической мысли Макиавелли связана с текущим мировым политическим кризисом.

Произведения Макиавелли, как изданные при его жизни, так и - вскоре после его смерти, вызывали у читателей глубокий интерес благодаря прежде всего богатству идей, выраженных в исключительно точном и современном стиле. К этому следует добавить то, что Макиавелли выступал и в качестве лингвиста, теоретика самого языкового творчества. Он был одновременно ученым и писателем, причем совмещал эти качества в одних и тех же произведениях. Неудивительно, что его произведения стали очень популярными в Европе и Италии, но это же и вызвало вначале настороженное, а потом и враждебное отно­шение со стороны церкви, которое в 1559 году включило про­изведения Макиавелли в Индекс запрещенных книг. Однако, переводы и издания под разными предлогами, иногда ано­нимно, продолжались. Непосредственно-наивное восприятие знаменитых разделов «Государя» о принципах поведения пра­вителя, якобы в противостоянии морали и политики, вызва­ло целую волну так называемых антимакиавеллиевских трак­татов. Они же в свою очередь провоцировали выступления в защиту идей Макиавелли, стимулировали попытки его адек­ватного прочтения. Во всяком случае, произведения Макиа­велли оставались в арсенале активных политических действий и мыслей. Разумеется, в таком контексте наиболее важный и показательный пример давала сама Италия.

В конце XVIII века Италия вступает в первый этап Ри- сорджименто - национально-освободительного движения, направленного прежде всего на объединение Италии, лик­видации ее политической раздробленности и зависимости от иностранных держав. Буржуазия жаждала ликвидации феодальных порядков и установлений, преграждавших ей путь к политической власти и препятствовавших приобрете­нию огромных земельных богатств церкви и аристократии.


 

      Передовые представители буржуазной и дворянской интеллигенции остро ощу­щали назревшую необходи­мость обновления страны.

Однако те группы буржуа­зии и дворянства, которые сочувствовали идее преоб­разования итальянского об­щества, были слишком сла­бы, разобщены, оторваны от масс, а их представления о содержании общественного переустройства и о его ме­тодах не выходили за рамки умеренной реформаторской программы. Понадобился могучий толчок и пример победившей во Франции великой революции, чтобы назревший кризис феодаль­но-абсолютистского строя вылился в открытую борьбу передовых сил Италии за буржуазное преобразование страны и ее политическое и национальное объединение.

   В ходе этой борьбы выдвинулся крупный ученый, при­нимавший активное участие и в политических событиях, Франческо Де Санктис (1817-1883). Он дал очень емкое и вы­разительное обоснование задач, стоящих перед обновленным итальянским обществом. Италии необходимо было построить заново свою культуру и найти новые источники вдохновения в реальных основах ее национальной жизни. «Великий труд XIX века завершается. Мы присутствуем при новом брожении идей, возвещающем о создании нового. Мы уже видим, как в нашем веке обрисовывается новый век. И на этот раз мы не должны оказаться ни позади, ни на вторых местах».

На карте Европы появилось новое государство, Итальян­ское королевство, уходящее своими корнями в римскую древ­ность. Объединение страны, завершенное в 1870 г., поставило перед итальянским обществом множество политических, со­циальных, экономических, культурных, даже научных про­блем, решение которых как бы откладывалось до этого насущ­ными потребностями непосредственной борьбы с чужеземной тиранией. Одним из краеугольных камней идеологии Рисор- джименто, итальянской буржуазно-демократической рево­люции, было понятие нации как морального фактора, идея свободного и сознательного содружества людей, связанных традицией, славным прошлым, общей борьбой за националь­ную независимость, общими верованиями и надеждами. Мад- зинисты и гарибальдисты были идеалистами и верили, что возрожденная и обновленная Италия покажет всем народам мира путь к созданию гуманного, справедливого, прекрасного общества, основанного на разуме и добре.

На деле Рисорджименто оказалось не завершено, в Ита­лии сохранились такие пережитки феодализма как поме­щичьи латифундии. Ужасающая бедность основной массы населения породила многомиллионную эмиграцию преиму­щественно в Северную и Южную Америку. В городах торже­ствовала буржуазная «проза жизни», в чем Италия «догнала» другие европейские страны.

Популярным в начале XIX столетия становится «Госу­дарь» Макиавелли и в Германии, где его переводят, коммен­тируют и анализируют такие исследователи, как Реберг, Лео, Ранке, Келлерман. Актуализация идей Макиавелли в Герма­нии происходит по тем же причинам, что и в Италии - Гер­мания также стремилась преодолеть свою раздробленность. Но если объединение Италии преследовало своей целью пре­одоление отсталости страны, то объединение Германии было обусловлено потребностью дальнейшего наращивания своей индустриальной мощи.

После первой мировой войны, Италия вступила в поло­су фашистской диктатуры. Антонио Грамши вел революци­онную деятельность, и, хотя он был депутатом парламента, Муссолини воспользовался убийством политического деятеля Маттеотти, принял чрезвычайные законы, позволявшие пре­следовать нефашистские организации, особенно компартию. Антонио Грамши был арестован и приговорен к пожизненно­му заключению. Это был один из революционеров и великих мыслителей Италии, неортодоксальный марксист.

Грамши проявлял живой интерес к политической науке Макиавелли. В «Тюремных тетрадях» тексты о Макиавелли ус­ловно объединены под названием «Современный государь». Грамши придавал большое значение роли интеллигенции в воспитании масс, называя партию коллективным интеллигентом. В зашифрованном от цензуры тексте под видом изучения политических трактатов Макиавелли Грамши размышляет о стратегии и тактике современной пролетарской партии в борьбе за гегемонию, но у него немало мыслей и собственно о Макиавелли, которым он сильно увлекался.

Грамши, перечитывая Макиавелли, предвидел кризис, который повлечет за собой захват власти. Революция (левых или правых) потерпит поражение, если она не завоюет под­держки большинства внутри демократических институтов. Очевидные постмодернистские элементы теории Грамши сво­дятся к следующему: децентрализация, плюралистическая ак­тивность и уважение к народной культуре. Он с подозрением относился к модернистским утопиям, которым недоставало органического контакта с социальной реальностью, которую они желали преобразить. Социализм, построенный без учета гражданско-республиканской основы, будет аналогом модер­нистских архитектурных сооружений, в которых никто не хо­чет жить. «Народ - это государь», - утверждал Грамши.

Помимо размышлений в связи с наследием Макиавелли и задачами современной политической борьбы, Грамши имел оригинальные взгляды на эпоху Возрождения. В очерке «Ник­коло Макиавелли» Грамши анализирует трактат «Государь». «В своей книжице Макиавелли рассуждает о том, каким дол­жен быть государь, чтобы привести народ к созданию нового государства, и его рассуждения ведутся строго логично, научно отрешенно; в заключительной же главе сам Макиавелли ста­новится народом, сливается с народом, но не с народом вооб­ще, а с тем самым народом, который он убедил своими пред­шествующими рассуждениями, народом, сознанием которого и выражением которого он себя ощущает, народом, с которым он мысленно отождествляется; кажется, что вся «логическая» работа оказывается не чем иным, как саморефлексией наро­да, внутренне целостными рассуждениями, развивающимися в народном сознании и завершающимися страстным непро­извольным криком. Страсть в ходе внутренней саморефлек- сии снова оборачивается аффектом, лихорадочным чувством, фанатизмом действия. Вот почему эпилог «Государя» не яв­ляется чем-то внешним, «навешенным» на него извне, чем-то риторическим - эпилог этот следует истолковывать как необ­ходимый элемент произведения, более того, как тот элемент, отсвет которого лежит на всем произведении и превращает его в своего рода «политический манифест»».

Грамши задаётся вопросом, почему в Италии во време­на Макиавелли не было абсолютной монархии? Причину не­удачи всех, много раз предпринимавшихся попыток создать коллективную национально-народную волю следует искать в существовании определенных общественных групп, сфор­мировавшихся в результате разложения буржуазии коммун, в особом характере всех прочих групп, отражающих между­народную роль Италии как местопребывание Церкви и изна­чального хранителя Священной Римской империи и т.д. Эта роль и вытекающая из нее позиция определяют внутреннюю ситуацию, которую можно назвать «экономико-корпоратив­ной», то есть в политическом отношении худшей формой феодального общества, формой наименее прогрессивной и наиболее застойной: при ней всегда отсутствовала и не мог­ла сложиться сила по-настоящему якобинская, та самая сила, которая в других странах пробудила и организовала коллек­тивную национально-народную волю и основала современные государства.

После этих слов не кажется парадоксальным вывод Грам­ши о том, что гуманизм в Италии становился все более реак­ционным, поскольку само итальянское общество становилось все более реакционным.

Грамши ставит и проблему макиавеллизма. По его мнению макиавеллизм послужил улучшению технических приемов традиционной политики консервативных господ­ствующих групп, точно так же как он послужил политике философии практики; это не должно скрывать от нас его су­щественно революционного характера, который ощущается уже теперь и объясняет все проявления антимакиавеллизма.

Общий вывод об использовании наследия Макиавелли ре­волюционной мыслью Италии, видимо, может прозвучать так: от революционного романтизма Рисорджименто к практике борьбы с реакционным фашистским режимом, когда мысль Макиавелли через перипетии повседневной борьбы ведет к по­ниманию необходимости демократического развития. Еще раз сошлемся на Грамши, говорившего «народ - это государь», тогда как Муссолини верил в единовластие и в ударную силу элиты.

Дальнейший переход к «обществу потребления» четко разделил сферы влияния на государственную политику элиты и народа. Народ не стал «коллективным государем», в аван­гарде которого стояла бы интеллигенция. Г. Маркузе в своем труде «Одномерный человек» пишет о полной управляемо­сти общества посредством пропаганды, культа потребления и т.д. При этом, государственная элита не является замкнутой структурой и рекрутируется из народа путем выборов, карьер­ного роста. Г. Маркузе предлагает формировать контркульту­ру, которая бы предполагала непринятие идей такого навязы­ваемого общества. В качестве контркультуры стали выступать многочисленные движения второй половины 20 века - от от­рицавших общество потребления аполитичных групп (хиппи, битники и т.д.) до различных молодежных политических дви­жений как левого, так и правого толка. Но сама контркультура очень быстро инкорпорировалась в современную структуру потребительского общества, став своего рода «товаром».

Современная радикализация политических тенденций, бросающих глобальные вызовы человечеству (международ­ный терроризм, военные конфликты, усугубляющийся миро­вой политический кризис), заставляет по-новому взглянуть на политические мысли Макиавелли. Глобальный экономи­ческий кризис, который берет начало в 2007-2008 гг., продол­жается. Не найдены новые точки роста для преодоления этого кризиса, не созданы новые сектора экономики для перефор­матирования общества потребления. Потребление продолжа­ет сокращаться, падает спрос (а вместе с тем и цена) на энерго­ресурсы, во всем мире растет бедность, прежде всего, в странах третьего мира. В такой ситуации возникает множество локаль­ных военных конфликтов, повсеместно происходят «цветные революции». Основным разработчиком и проводником этих конфликтов является элита США, не сумевшая найти точки роста для своей экономики и создающая зоны нестабильно­сти во всем мире для решения своих проблем. Элита США, противопоставляя себя всему миру, проявляет макиавеллизм в самом неприглядном виде - решая свои узко утилитарные интересы за счет остального мира.

Итак, как же относиться к Макиавелли, в чем его совре­менность? Думается, что в самой общей форме прав К. М. Долгов, писавший: «Для нас Макиавелли и его творчество имеют прежде всего конкретно-историческую и культурную ценность».

Один из знаменитых итальянских философов отметил, что возвращение к принципам, рекомендованным Макиавел­ли, есть возвращение от догмы к критике; от эпохи застойных форм, лишенных духа и не способных на прогресс, к эпохе по­рыва и юношеской энергии, в которой дух творит свои формы.

Концепция человека и его политической практики, разрабо­танная великим флорентийцем, изначально наполнена положи­тельным содержанием. Все споры о макиавеллизме последующих веков разбивались об это содержание. Другими словами, макиа­веллизм мог быть объяснен с позиций высокой нравственности. Особенно это заметно в трудах революционных мыслителей Италии Ф. Де Санктиса и А. Грамши. Условия времени (эпоха Рисорджименто и утверждение фашизма) оказали, конечно, разное воздействие на «качество» этой мысли, но она сумела сохранить главное - гуманистический посыл и даже пафос великих творений Макиавелли. Уникальна, но и показательна сама попытка мыслить в параметрах «современного Государя». С другой стороны сам же Макиавелли отчасти «провоцирует» на практицизм, доходящий до беспринципности, ибо кто мешает прочтению «Государя» как учебника для монархов и тиранов? Классика на то и классика, что каждый находит в ней нечто созвучное себе.

Философия права



Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика