Содержание журналов

Баннер
  PERSONA GRATA

Фарида Мамад:
О праве человека – взгляд Комиссара по правам человека Республики Мозамбик


Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Пытка как норма судопроизводства средневековой России
Научные статьи
25.12.15 13:39

Пытка как норма судопроизводства средневековой России

alt 
ИСТОРИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
Пирова Р.Н.
10 89 2015
Статья посвящена исследованию вопроса о правовой регламентации и практике применения пытки как нормы судопроизводства в средневековой России. В статье оговариваются моменты касательно пыток как универсального инструмента судебного и сыскного процесса, чрезвычайно распространенного в России XVII—XVIII вв.


Во второй половине XVII в. в России развивается тенден­ция перехода от сословно представительной монархии к мо­нархии абсолютной. В стране усиливается власть царя.

Суд и администрация вновь слились в один орган. Не­которые категории дел полностью были изъяты из общей су­дебной системы и были отданы в ведение других администра­тивных органов (Синоду, приказам и другим). На Украине, в Прибалтике и в мусульманских областях существовали особые судебные системы.

Особенностью развития процессуального законодатель­ства и судебной практики в России являлась замена состяза­тельного принципа принципом следственным, который обу­славливался обострением классовой борьбы.

Эпоха Петра Великого (1672-1725) ознаменовалась окон­чательным утверждением в России абсолютной монархии, в социальном плане представлявшей диктатуру дворян-крепостников. С утверждением абсолютизма крепостное право обрело поистине изуверские формы. Проявлением протеста стали побеги крестьян, бунты и народные восстания. На фоне Северной войны (1700-1721) эти события способствовали ра­дикализации и ужесточению петровских реформ, в том числе реформы судопроизводства.


 

Говоря о развитии процессуального права при Петре I, необходимо отметить бесплановость, сумбурность реформ в сфере судоустройства и судопроизводства. Существовало три закона процессуального законодательства конца XVO — начала XVШ в. Одним из них был Указ от 21 февраля 1697 г. «Об отмене в судных делах очных ставок, о бытии вместо оных роспросу и розыску, о свидетелях, об отводе оных, о присяге, о наказании лжесвидетелей и о пошлин­ных деньгах», главным содержанием которого являлась полная замена суда розыском. Этим указом Петр заменил состязательный процесс, преобладавший в российском су­допроизводстве, на следственный или инквизиционный процесс, что соответствовало тенденции укрепления само­державия в России. Отныне суд стал орудием в руках госу­дарства для пресечения любых посяганий на господствую­щий политический режим. От суда требовалось не столько стремление к выявлению истины, сколько к устрашению подданных. Абсолютистской власти важнее было покарать невиновного, чем вообще никого не покарать.

В апреле 1715 г. вышло «Краткое изображение процес­сов или судебных тяжеб» (одним томом вместе с Артикулом воинским). «Краткое изображение» являлось военно-процес­суальным кодексом, устанавливало общие принципы розыск­ного процесса. В нем закреплялась система судебных органов, а также состав и порядок формирования суда. В «Кратком изображении» содержатся процессуальные нормы; дается определение судебного процесса, квалифицируются его виды; дается определение новым институтам процесса того времени (салфкондукт, утверждение ответа); определяется система до­казательств; устанавливается порядок составления оглашения и обжалования приговора; систематизируются нормы о пыт­ках.

Пытка, как универсальный инструмент судебного и сыск­ного процесса, была чрезвычайно распространена в России XVIIXVIII вв. Заплечных дел мастера, орудия пытки и за­стенки были во всех центральных и местных учреждениях. По закону от пытки освобождались дворяне, «служители высоких рангов», люди старше семидесяти лет, дети, подростки и бе­ременные женщины. В уголовных процессах так это и было, но в политических делах эта правовая норма практически не соблюдалась. В сыскном ведомстве пытали всех без разбору, и столько, сколько было нужно. Пытки и казни детей закон, в принципе, не запрещал. Тем не менее, из документов видно, что детей и подростков щадили. Цель убить пытаемого перед заплечным мастером не ставилась. Напротив, ему следовало поступать так, чтобы пытка была мучительной, но после нее жертва оставалась жива — по крайней мере, до того, пока не даст нужных показаний. Тяжесть пытки зависела от социаль­ного положения пытаемого: дворяне и знатные колодники получали при пытках заметно меньшее число ударов, чем крестьяне и посадские. Формально все колодники были рав­ны и, как люди, побывавшие в руках палача, считались обе­счещенными. Попав в застенок, вчера еще уважаемый судья Стрелецкого приказа Федор Шакловитый становится «вором Федькой», а старик архиепископ Тамбовский Игнатий - «рас­стригой Ивашкой».

  Отказ от смертной казни в царствование императрицы Елизаветы Петровны заметно повлиял на уменьшение приме­нения пыток. Однако только реформы Екатерины II защитили благородное сословие от руки палача. Тем не менее, несмотря на наметившуюся позитивную тенденцию, пытка в екатери­нинское царствование не была отменена официально, а весь­ма глубокая, противоречившая всему средневековому праву, мысль императрицы о том, что признание, добытое с помо­щью истязания, не может быть абсолютным доказательством виновности, так и не была закреплена законодательно. В исто­рической повести А. С. Пушкина «Капитанская дочка» автор так описывает процесс пыток: «Пытка в старину так была укоренена в обычаях судопроизводства, что благодетельный указ, уничтоживший оную, долго оставался безо всякого дей­ствия. Думали, что собственное признание преступника не­обходимо было для его полного обличения, — мысль не только неосновательная, но даже и совершенно противная здравому юридическому смыслу: ибо, если отрицание подсудимого не приемлется в доказательство его невинности, то признание его и того менее должно быть доказательством его виновно­сти. Даже и ныне случается мне слышать старых судей, жа­леющих об уничтожении варварского обычая. В наше же вре­мя никто не сомневался в необходимости пытки, ни судьи, ни подсудимые».

Именно при Екатерине II, под влиянием идей Просве­щения и благодаря значительному смягчению нравов вооб­ще, заметно стремление пересмотреть отношение к пытке в России. Впрочем, по этому пути двигалась и Европа: пытку в Пруссии отменили в 1754 г., в Австрии — в 1787 г. Во Франции пытка была отменена в 1789 г. вместе с лютыми средневеко­выми казнями (последнее в истории колесование произошло в 1788 г.). Жестокость обращения с людьми в политическом сыске отражает особенность политического строя страны, степень развитости судебной системы и гражданского обще­ства. В тех странах, где действовал институт присяжных, где сложились традиции публичного суда, существовала адво­катура, там пытки исчезли рано. В Англии и Швеции их не было уже в XVI в. (исключая, естественно, процессы о ведь­мах).

В конечном счете, в России в течение всего XVIII в. и юри­дическим, и фактическим венцом следствия считалось личное признание обвиняемого, и поэтому пытка, как вернейшее средство достижения этого признания, оставалась в арсенале правосудия. Пытка в екатерининское царствование оставалась в ходу еще и потому, что добиться признания без истязания мог только высококлассный специалист, знаток человеческих душ, а таковых были единицы. Кроме того, мнение о нераци­ональности и негуманности пытки разделяли с Екатериной еще может быть пять — десять просвещенных людей из выс­шего общества. В дворянско-чиновничьей среде по-прежнему царило убеждение, что только с помощью истязания можно заставить человека говорить правду. Пытка в России была формально отменена только указом 27 сентября 1801 г. после скандального дела в Казани. Там казнили человека, признав­шего под пыткой свою вину. Уже после казни выяснилось, что он был невиновен. Однако этот указ скорее оставался одним из благих пожеланий либерального начала царствования Алек­сандра I. В той же повести есть строки, и у нас нет основания им не доверять: «Когда вспомню, что это случилось на моем веку и что ныне дожил я до кроткого царствования импера­тора Александра, не могу не дивиться быстрым успехам про­свещения и распространению правил человеколюбия».

До тех пор, пока в России существовали телесные нака­зания, крепостное право, палочная дисциплина в армии, го­ворить об отмене пыток было невозможно. Лишь с 1861 г., с освобождением крестьян и началом судебных реформ, при­менение пытки стало затруднительным, однако изобретатель­ные следователи жандармских управлений и местных органов власти находили немало способов заменить пытки кнутом и другими истязаниями.




Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика