Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Юридические основания ограничения дееспособности граждан, злоупотребляющих спиртными напитками или наркотическими веществами
Научные статьи
21.01.16 11:29

Юридические основания ограничения дееспособности граждан, злоупотребляющих спиртными напитками или наркотическими веществами

       
alt
ГРАЖДАНСКО-ПРОЦЕССУАЛЬНОЕ ПРАВО
Мусаева А. Г.
10 89 2015
Статья посвящена вопросам, связанным с юридическими основаниями ограничения дееспособности граждан, злоупотребляющих спиртными напитками или наркотическими веществами.

Гражданское право Российской Федерации основывает­ся на частноправовых принципах: дозволительной направ­ленности гражданско-правового регулирования; равенства правового режима для всех субъектов гражданского права; не­допустимости произвольного вмешательства в частные дела; неприкосновенности собственности; свободы договора; сво­бодного перемещения товаров, услуг и финансовых средств на территории Российской Федерации.

В Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепри­знанным принципам и нормам международного права и в со­ответствии с настоящей Конституцией.

В ст. 22 Гражданского кодекса Российской Федерации (да­лее — ГК РФ) установлено, что никто не может быть ограничен в правоспособности и дееспособности иначе, как в случаях и в порядке, предусмотренных законом. Ограничение дееспо­собности допускается в отношении гражданина, который вследствие злоупотребления спиртными напитками или нар­котическими веществами ставит свою семью в тяжелое мате­риальное положение (ст. 30 ГК РФ). По общему правилу, уста­новленному ч. 1 ст. 21 Гражданского кодекса РФ, гражданская дееспособность, то есть способность осуществлять граждан­ские права и исполнять гражданские обязанности, возникает у гражданина с наступлением восемнадцатилетнего возраста.


 

В тоже время иногда возникают ситуации, когда в силу возраста, травмы или психического заболевания человек утра­чивает связь с реальностью и перестает адекватно относиться к окружающим его людям и происходящим событиям. Такой гражданин, не отдавая отчет своим действиям, может совер­шить себе во вред гражданско-правовые сделки (дарение, ку­пля-продажа), которые никогда бы не совершил, если бы был здоров. Рядом с таким человеком нередко оказываются недо­бросовестные граждане, которые пытаются воспользоваться его болезненным состоянием, чтобы завладеть его недвижи­мым имуществом. В результате общения с ними, больной че­ловек может остаться без жилья и оказаться на улице.

Для того чтобы защитить интересы пожилых людей, а также лиц, страдающих психиатрическими заболеваниями, гражданским законодательством предусмотрена возможность

лишения гражданина дееспособности. Законом также пред­усмотрена процедура ограничения дееспособности. Она при­меняется к гражданам, которые вследствие злоупотребления наркотиками или спиртными напитками, а также пристра­стия к азартным играм, ставят свою семью в тяжелое матери­альное положение.

Единственная причина, при наличии которой гражданин может быть признан недееспособным, определена ч. 1 ст. 29 Гражданского кодекса РФ. Признать гражданина недееспособ­ным возможно только при наличии у него психического рас­стройства, вследствие которого он не может понимать значе­ния своих действий или руководить ими. Над гражданином, лишенным дееспособности, устанавливается опека.

Признание психически больных людей недееспособ­ными происходит исключительно в судебном порядке. В со­ответствии ч. 1 ст. 22 Гражданского кодекса РФ лишение или ограничение дееспособности гражданина в ином порядке не допускается. Факт наличия у гражданина психического рас­стройства, которое может стать основанием для лишения его дееспособности, может быть установлен только проведенной по назначению суда судебно-психиатрической экспертизой.

Установление в законодательстве нормы о судебном по­рядке ограничения дееспособности граждан, злоупотребляю­щих спиртными напитками или наркотическими веществами, явилось объективной необходимостью. Российское государ­ство всемерно способствует развитию свободы личности. Од­нако чем шире рамки свободы личности, тем больший груз ответственности возлагается на нее. Использование граждани­ном прав и свобод не должно наносить ущерб интересам обще­ства и государства, правам других лиц. Нарушение правовых, моральных и иных норм поведения людей, игнорирование общественных интересов и другие факты безответственного поведения отдельных лиц являются прямым покушением на свободу других членов общества. Некоторые лица искаженно понимают гуманные принципы нашего общества. При таких обстоятельствах устанавливаемые государством ограничения в правах с применением в необходимых случаях принуждения — объективно необходимы, являются конкретным проявлени­ем заботы общества о свободе каждого его члена.

202

Мусаева А. Г.

Современный период характеризуется особенно остро такими глобальными социальными явлениями, как пьянство, алкоголизм и наркомания. Опыт борьбы с этими бедствиями, накопленный в условиях советской правовой системы, показал заведомую неэффективность таких мер, как принудительное лечение от алкоголизма или наркомании, запрет продажи и употребления спиртных напитков, снижение их производства. В отечественной криминологии отрицается необходимость установления уголовной ответственности за употребление наркотическими средствами.

Процесс расширения судебной сферы защиты граж­данских, семейных, трудовых и иных прав российских граж­дан идет по нескольким направлениям: путем отнесения к судебной подведомственности категорий гражданских дел, в том числе за счет дел, рассматриваемых ранее исключительно в административном или ином порядке, и путем установле­ния судебного контроля за действиями административных ор­ганов. В частности, Основами гражданского судопроизводства Союза ССР 1961 г., Гражданским процессуальным кодексом РСФСР, Гражданским кодексом РСФСР 1964 г., Гражданским кодексом РФ 1994 г. были введены категории судебных дел — об ограничении дееспособности граждан, злоупотребляющих спиртными напитками или наркотическими веществами, о гражданско-правовой защите чести и достоинства граждани­на; отнесены к ведению суда дела, ранее рассматривавшиеся в административном порядке: о признании гражданина недее­способным, о признании имущества бесхозяйным, признании гражданина безвестно отсутствующим или объявлении его умершим и др.

Особое значение приобретает проблема расширения судебной формы защиты права и в связи с принятием Кон­ституции РФ, в которой право на судебную защиту возведено в ранг одного из основных конституционных прав российских граждан. В ст. 46 Конституции закреплено, что «каждому га­рантируется судебная защита прав и свобод». Во всех тех слу­чаях, когда применение правовых норм влечет за собой при­менение санкций или ведет к ограничению или лишению определенных субъективных прав, наиболее эффективным, как справедливо считают российские ученые-юристы, явля­ется использование методов правосудия. Так, исключительно судебный порядок установлен для случаев ограничения или лишения дееспособности гражданина, т. е. способности лич­но, своими действиями приобретать гражданские права и соз­давать для себя гражданские обязанности. Судебные гарантии от необоснованного ограничения правоспособности и дееспо­собности граждан являются одним из важнейших элементов конституционного права на неприкосновенность личности. Представляется вполне обоснованным широкое толкование конституционного права на неприкосновенность личности, которое гарантирует не только телесную, нравственную и со­циальную, но и правовую неприкосновенность личности.

В ст. 22 Гражданского кодекса РФ установлено, что никто не может быть ограничен в правоспособности и дееспособно­сти иначе, как в случаях и в порядке, предусмотренных зако­ном. Согласно ГК (ст. 29) признать гражданина недееспособ­ным, т. е. полностью лишить дееспособности, можно только в том случае, если он вследствие душевной болезни или сла­боумия не может понимать значения своих действий или руководить ими. Ограничение дееспособности допускается в отношении гражданина, который вследствие злоупотребле­ния спиртными напитками или наркотическими веществами ставит свою семью в тяжелое материальное положение (ст. 30 ГК).

Вместе с тем в настоящее время масштабы названных со­циальных проблем требуют скорейшего и безотлагательного их решения, в том числе совершенствования правового воздей­ствия на граждан. При этом нельзя категорически отрицать не- удавшиеся ранее попытки, а следует обосновать и применить комплексный подход в решении этих проблем. Для форми­рования такого комплексного подхода необходимо в первую очередь определить задачи предпринимаемых государством и обществом мер, установить, какой интерес подлежит при­оритетной охране — интерес общественный или личный. Установление приоритетности названных интересов тесно свя­зано с разработкой и совершенствованием правового учения о статусе личности. В настоящее время положения этого уче­ния, к сожалению, развиваются только представителями на­уки конституционного права. В результате в настоящее время практически не анализируется влияние гражданско-правовых категорий «правоспособность» и «дееспособность» на обще­правовой статус личности и их обратная взаимосвязь. Пред­ставляется, что наука гражданского права в недостаточной степени учитывает и значение теории «общерегулятивных» правоотношений, поддерживаемой рядом ученых.



Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика