Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Философия «Государя» Н. Макиавелли
Научные статьи
01.02.16 14:20

вернуться

Философия «Государя» Н. Макиавелли

alt
Лукиянов М. Ю.
alt
Бондаренко А. В.
alt
Изюмов И. В.
 
ФИЛОСОФИЯ И ПРАВО
Лукиянов М. Ю., Бондаренко А. В., Изюмов И. В.
10 89 2015
Личность и творчество Макиавелли, тщательно изучается поколениями ученых на протяжении нескольких веков. Тем не менее, остается множество аспектов, которые еще необходимо изучить. В статье анализируются взгляды Н. Макиавелли на политику согласно его трактату «Государь» с учетом времени и места написания «Государя», рассматриваются современные взгляды на заблуждения Н. Макиавелли. Рассмотрена личность «Государя» в контексте образа идеального правителя.

Вот уже 500 лет вокруг творческого наследия выдающегося философа, ученого, политического деятеля не утихают жаркие споры. Происходит это потому, что очень трудно однозначно истолковать его произведения, особенно знаменитый полити­ческий трактат «Государь». На протяжении веков «Государь» является дискуссионной трибуной как противников трактата, так и его сторонников. Что же такое «Государь» - учебник по узурпации власти или теоретический труд, описывающий по­литику своего времени? В любом случае, Макиавелли сделал поразительно точный слепок законов политики своего време­ни и мировой истории в целом и как бы перешагнул грани­цы своего времени, обогатил мировую политическую мысль и просто раздвинул «границы сознания».

Государь Макиавелли - герой его политического трактата - это разумный политик, применяющий на практике правила политической борьбы, ведущие к достижению цели, к полити­ческому успеху. Имея в виду государственный интерес, пользу правления, стремясь «написать нечто полезное», он считает «более верным искать настоящей, а не воображаемой правды вещей». Он отвергает распространенные в гуманистической литературе сочинения об идеальных государствах и идеаль­ных государях, отвечающих представлениям о должном ходе государственных дел: «Многие измыслили республики и кня­жества, никогда не виданные и о которых ничего на деле не было известно». Цель автора «Государя» иная - практические советы практическому политику ради достижения реального результата. Только с этой точки зрения Макиавелли рассма­тривает и вопрос о нравственных качествах идеального пра­вителя - государя. Реальная политическая действительность не оставляет места для прекраснодушных мечтаний: «Ведь тот, кто хотел бы всегда исповедовать веру в добро, немину­емо погибает среди столь многих людей, чуждых добра. По­этому князю, желающему удержаться, необходимо научиться умению быть недобродетельным и пользоваться или не поль­зоваться добродетелями смотря по необходимости». Это не значит, что государь должен нарушать нормы морали, но он должен использовать их исключительно в целях укрепления государства. Поскольку проявлять добродетели на практике «не допускают условия человеческой жизни», государь должен добиваться лишь репутации добродетельного правите­ля и избегать пороков, осо­бенно таких, которые могут лишить его власти, «не от­клоняться от добра, если это возможно, но уметь всту­пить на путь зла, если это необходимо».


 

   Может показаться, что Н. Макиавелли провозгла­шает в качестве закона по­литической морали правило «цель оправдывает средства»: «Пусть обвиняют его по­ступки, - говорит он о по­литическом деятеле, - лишь бы оправдывали результаты, и он всегда будет оправдан, если результаты окажутся хороши...». Однако целью этой является, по Маки­авелли, вовсе не частный, личный интерес правителя, государя, но «общее благо», которое он не мыслит вне создания сильного и едино­го национального государ­ства. Если государство это выступает в книге о государе в форме единоличного прав­ления, то это продиктовано не выбором автора в пользу монархии в ущерб республике (превосходство республикан­ского образа правления он обосновал в «Рассуждениях на пер­вую декаду Тита Ливия» и никогда от этого не отрекался), а потому, что современная ему действительность, европейская и итальянская, не давала реальных перспектив создания госу­дарства в республиканской форме. Республику он считал по­рождением «честности» и «доблести» римского народа, тогда как в наше время нельзя рассчитывать, чтобы могло быть что- нибудь доброе в такой развращенной стране, как Италия».

Государь, о котором идет речь в знаменитой книге, не наслед­ственный монарх-деспот, а «новый государь», т.е. человек, создаю­щий новое государство, которое в дальнейшем, после достижения поставленной цели, после смерти правителя может перейти и к республиканской форме правления5. Также, в числе важных по­литических требований Макиавелли подчеркивает, что «государь должен также выказывать себя покровителем дарований, приве­чать одаренных людей, оказывать почет тем, кто отличился в ка­ком-либо ремесле или искусстве». Это, естественно, предполагало и определенный образовательный уровень, и соответствующее развитие художественного вкуса правителя. Со времен Макиа­велли менялись формы правления, ушли практически в небытие монархии, в странах мира сейчас для формирования элит, в основ­ном, применяется демократическая выборная система. Что, одна­ко, не мешает считать государственный аппарат «коллективным Государем», обладающим заведомо более широкими возможно­стями, чем Государь-личность. Актуальность концепции совре­менного Государя широко изучалась, в частности.

Основные вопросы, которые ставятся вот уже половину тысячелетия: всегда-ли государь, обладающий способностями для управления будет делать все необходимое для процветания народа, правителем которого он является; оправдана ли «необ­ходимая жестокость» ради сохранения стабильности в государ­стве, не возрастет ли эта жестокость, если будет эффективным средством; насколько является правитель самостоятельным в своих действиях; не превратится ли «соревнование» государей в невыносимую гонку вооружений, бесконечные войны и про­чие подобные катаклизмы (что мы вполне можем наблюдать и сегодня); можно ли исключать мораль правителя, оставляя ему только целесообразность и как это соотносится с высшей моральной ценностью - построением наилучшего государства.

Эти вопросы мы можем задавать с высоты нынешнего по­литического опыта и осуждать Макиавелли, например, за уто­пическую в то время идею объединения Италии неверно. По­сле Макиавелли наступят еще времена упадка Флорентийской и других республик Италии, господство Испании, Габсбургов, Франции, наконец, объединение Италии Гарибальди, когда это стало велением времени.

     Беспристрастность Макиавелли, к которой он стремился в написании «Государя» сильно ограничивается его горячим итальянским патриотизмом. «Государь», по своему замыслу, не академический или научный трактат об искусстве управления. Это трактат об искусстве управления в Италии Чинквеченто; и это трактат, в котором государю внушается долг объединить Италию и изгнать иностранцев - и обещаются связанные с этим блага. Последняя глава «Государя» - страстный призыв к Ита­лии, в некоторой мере улучшивший репутацию Макиавелли в далеких поколениях, когда итальянский национализм стал рас­сматриваться как благородное дело. Здесь достаточно заметить, что и это завершение книги искажает усилия Макиавелли ви­деть вещи такими, как они есть. Он хочет столь иных вещей, он хочет видеть итальянцев столь иными, что никак не может до­стигнуть отчужденности объективного наблюдателя. По сути дела, миссия «Государя», согласно Макиавелли - объединение разрозненной Италии любыми средствами. В этом видится благородная миссия Государя. Макиавелли попадает в ловушку этого заблуждения. Необходимо отметить, что подобными за­блуждениями полна мировая история, когда для достижения утопической цели (пусть и благой) применяются аморальные методы. В итоге, цель не достигается, причиняя множество страданий людям, попавшим в этот социальный эксперимент.

Но Макиавелли, по нашему мнению, справедливо считает­ся одним из пионеров, изучавших общественное поведение лю­дей в том же смысле, как ученые изучают поведение газов или насекомых. Может быть, такие попытки заранее обречены на неудачу; может быть, еще через несколько столетий нынешние «социальные науки» покажутся одним из тупиков человеческой деятельности. Но в настоящее время, когда мы занимаемся этим предметом, мы должны быть благодарны Макиавелли. Конечно, многое из сказанного им было уже сказано до него, в частности, в греческой политической мысли; например, Аристотель заме­тил и описал некоторые виды поведения людей в политической жизни. Есть целая литература афоризмов и кратких эссе о при­чудах, слабостях и всевозможных безумствах людей. Но все это большей частью сводится к здравому смыслу и чему-то вроде народной мудрости. Это похоже на разговоры старожилов о по­годе. Наука же всегда пытается все систематизировать, измерять и называть предметы интуитивного знания тяжелыми учеными словами - которые в конечном счете оказываются очень полезны­ми. В конечном счете систематическая наука побеждает.

    Макиавелли - это ученый в его начальной и очень застен­чивой стадии. Он хочет узнать, что в самом деле стоит за всеми этими красивыми словами о политике и этике. Он не доволь­ствуется случайными мыслями по этому поводу. Он принима­ется систематически изучать некоторые проблемы не для того, чтобы узнать, что правильно, но чтобы узнать, что на самом деле есть. Ему не вполне удается выдержать ровное настроение, быть столь отчужденным, как надо. Но прежде всего, он, вооб­ще говоря, ошибается в одном важном вопросе, хотя есть при­знаки, что он замечает этот фактор: он не сознает, что этические идеи и идеалы человека, даже если они не находятся в простой причинной связи с человеческими делами, имеют некоторое отношение к человеческим делам. Иначе говоря, Макиавелли делает ошибку, до сих пор повторяемую некоторыми из наших намеренно циничных авторов, пишущих о политике и морали; он отбрасывает притязания людей на хорошее поведение, так как они не всегда живут в соответствии с ними.

Философия права



Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика