Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Формирование российского предпринимательского права в XVIII-XIX веках
Научные статьи
05.02.16 13:53

Формирование российского предпринимательского права в XVIII-XIX веках

alt 
ИСТОРИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
Трофимова О.В.
Формирование российского предпринимательского права в XVIII-XIX веках
В статье раскрываются правовые основы организации российского предпринимательства, которые позволили стране на рубеже XIX–XX вв. совершить экономический и технологический рывок и выйти на 5 место в мире по общему объему промышленного производства.

Формирование дореволюционного промышленного (предпринимательского) права приходится на XVIII-XIX вв., когда в стране произошел промышленный переворот и нача­лась индустриализация.

Однозначно следует указать на то, что предприниматель­ское право в России фактически ориентировалось на сохране­ние сословного строя, так как основной прослойкой, которой разрешалось заниматься предпринимательством в полном объеме, было купечество. В виде исключения допускалось и дворянство.

Правовое регулирование торговли и промышленности начало реализовываться на системной основе при Петре I. Тогда купечество законодательно было разделено на три гиль­дии. К первой относились банкиры, знатные купцы, имеющие значительные отъезжие торги или продающие разные товары в рядах, городские доктора, шкиперы купеческих кораблей. Во вторую гильдию вошли все торговцы мелочными товарами и ремесленники. В третий разряд, который в регламенте не на­зван гильдией, были включены чернорабочие и лица наемно­го труда. Купцы, записанные в гильдии, получили ряд весьма серьезных льгот, положивших начало их выделению в новое привилегированное сословие.


 

Правовое регулирование состояло в постоянном предо­ставлении российским правительством в лице Коммерц-ко- легии соответствующих льгот купцам. В 1724 г. был введен таможенный тариф. В соответствии с ним размер пошлин на импортные товары находился в прямой зависимости от того, могут ли отечественные производители удовлетворить по­требности внутреннего рынка.

При императрице Екатерине II предпринимательское законодательство получило дальнейшее развитие. Вновь при­нимаемые нормативные акты расширяли обязанности, права и возможности российских предпринимателей. Уже в 1766 г. купцы были освобождены от рекрутской повинности, вместо отбытия которой они выплачивали государству денежную компенсацию. В 1785 г. купечество указом императрицы было реорганизовано в отдельное сословие. Тем самым, во второй половине XVIII в. российское правительство стимулировало не столько торговые операции, сколько помещение капиталов в производственную сферу.

Все это происходило на фоне резкого изменения в фи­нансово-экономическом положении членов гильдии. Для того чтобы стать купцом той или другой гильдии, необходимо было иметь минимум капитала, размер которого определял­ся указом правительства. Такие капиталы должны были быть значительными. Уже к середине XIX в. купцы третьей гильдии должны были иметь капитал не менее 2,4 тыс. руб., второй гильдии - больше 6 тыс. руб. и первой гильдии - не менее 15 тыс. руб.

В первой половине XIX в. торгово-промышленное зако­нодательство получило более значительное развитие. В 1800 г. появился Устав о банкротстве, который способствовал сана­ции промышленного рынка и устранению из него неэффек­тивных элементов. 1 января 1807 г. был подписан Манифест Александра I «О дарованных купечеству новых выгодах, отли­чиях, преимуществах и новых способах к распространению и усилению торговых предприятий», который предоставил сво­боду развития купеческих компаний-товариществ. 14 ноября 1824 г. принимается очередной закон о гильдиях, согласно ко­торому купечество 1-й гильдии было причислено к «особому классу почетных людей» в государстве.

   Все купечество было обязано получать соответствую­щее свидетельство о принадлежности к конкретной гильдии, уплатив соответствующую пошлину государству. Причем свидетельство, а значит и принадлежность к соответствующей гильдии, утрачивалась в случае невозобновления его срока (или «торговой несостоятельности»). Таким образом, купече­ство было единственным сословием, для вступления в которое требовался денежный взнос. Права купечества были не только не потомственными, но даже и не пожизненными и зависели лишь от вступления в гильдию. Это заставляло купцов посто­янно развивать свое дело, совершенствовать способы произ­водства, строить новые фабрики и мануфактуры.

В 1831 г., уже при императоре Николае I, были приняты положения о купеческих книгах, в которых купечество и пред­принимательство должно было отражать все результаты тор­говых и производственных операций, а в 1832 г. появилась це­лая серия уставов. Известный манифест Николая I от 10 апреля 1832 г. устанавливал в России новое сословие почетных граж­дан. Император, имея намерение «новыми отличиями благо- привязать городских обывателей к состоянию их, от процве­тания коего зависят и успехи торговли и промышленности», признал за купечеством целый ряд прав и преимуществ. На­пример, при награждении одним из государственных орденов купцы приобретали потомственное почетное гражданство. Более того, почетные граждане освобождались от подушно­го оклада, от рекрутской повинности и телесного наказания в случае совершения преступления. Последняя льгота впервые была введена Городовым положением 1785 г. и распространя­лась на купцов 1-й и 2-й гильдий.

Поскольку торговля не была непременным условием принадлежности к купечеству (купец мог и не торговать, а торговать мог и не купец, например, дворянин), среди купцов были и такие, которые не занимались никакой предпринима­тельской деятельностью, а вступали в сословие и платили за это значительные суммы с тем, чтобы иметь преимущество в гражданских правах: «часто, чтобы избежать рекрутской по­винности, записывались в купечество большими семьями, а для взноса гильдейских пошлин собирали последние деньги». Вопрос о целесообразности освобождения купечества от воен­ной службы неоднократно обсуждался в правительственных кругах. В результате в последующем были введены опреде­ленные изменения. Так, в 1863 г. третья гильдия упразднилась. Этот акт, видимо, был нацелен на укрепление купечества, его очищение от чуждых лиц, однако в первую и вторую гильдию продолжали записываться лица, никакого отношения к купе­честву не имевшие. В основу квалификации промышленных предприятий впервые были положены экономические при­знаки: техническое оборудование и число рабочих, хотя ранее за основу учета брался капитал их владельцев.

Дальнейшее развитие правовых основ предпринима­тельства выразилось в том, что свидетельства гильдии первого разряда приобретали уже не розничные, а оптовые торговцы, получившие право действовать на всей территории России. Документы о принадлежности к гильдии второго разряда получали владельцы промышленных заведений, в которых имелись машины с паровым или водяным двигателем или где насчитывалось более 16 рабочих. Такие же гильдейские свиде­тельства выкупались торговцами, действовавшими в пределах города или уезда. Помимо двух гильдий имелись разряды: «Мелочный торг», «Развозной», «Разносимый» и другие.

В результате прирост мелких предприятий значительно превосходил прирост гильдейских, то есть крупный отече­ственный капитал давал возможность для развития мелкого предпринимательства, что было нормальным явлением, ха­рактерным и для других стран.

После реформы 1874 г., отменившей освобождение граж­дан от военной службы, часть «псевдопредпринимателей» фактически порывает с купечеством. В последующем «сослов­ные преимущества» носили главным образом декоративный характер. Среди них: право визита ко двору, право ношения шпаги и губернского мундира, право быть награжденным ор­денами и медалями за оказанные Отечеству особенно «важные заслуги». Значительным реальным преимуществом, распро­странявшимся в конце XIX - начале XX века на все купечество, была так называемая паспортная льгота, избавлявшая от не­обходимости приписки к конкретному населенному пункту, обязательной для лиц крестьянского и мещанского сословий.

В пореформенные годы увеличилось количество «коллек­тивных» фирм и коммерческих банков, оформлявших гиль­дейские свидетельства на предприятие, а не на себя лично.

Оценивая дореволюционное коммерческое законода­тельство, можно сделать вывод о том, что оно опиралось на привилегированное положение делового человека. Тем не менее в последующем законодательные акты второй полови­ны XIX в. провозглашали принцип бессословности. В соответ­ствии с Торговым уставом 1857 г. предпринимательской дея­тельностью могли заниматься уже все категории населения, за исключением крепостных крестья. Согласно закону о состояниях, занятие торговлей и организацией производства запрещалось всем без исключения священнослужителям, цер­ковным причетникам и протестантским проповедникам. Хотя были такие нормы, где белому духовенству категорически за­прещалось личное производство горного промысла.

Наиболее важным является законодательное регулирова­ние предпринимательской деятельности во второй половине XIX в. Законодательные преобразования 60-70-х годов XIX в. свидетельствовали о более детальной регламентации торгово­промышленной сферы. Обзор развития коммерческого зако­нодательства говорит о том, что в нашей стране до революции не было создано целостной системы торгово-промышленного права, а имелись лишь отдельные законы, разбросанные во всех частях общего Свода законов Российской империи.

В то же время основными законодательными источника­ми, выделяемыми исследователями торгово-промышленного права, были: Устав торговый, Устав судопроизводства торгово­го, Устав вексельный, Устав о промышленности, Горный устав, Свод законов гражданских, Общий устав российских желез­ных дорог, Устав кредитный, Устав о прямых налогах, Устав путей сообщения, к торгово-промышленному праву можно также отнести некоторые статьи общих гражданских законов. Определенную роль в систематизации коммерческого законо­дательства играли неофициальные своды действующего тор­гово-промышленного законодательства, которые составлялись государственными и частными юристами.

Рассмотрим наиболее важные источники предпринима­тельского права.

Так, Положение 1863-1865 годов предоставляло «всем без изъятия лицам, состоявшим на службе государственной или по выборам, а равно их женам и детям» право беспрепятствен­ного получения купеческих и промысловых свидетельств. Поэтому многие представители чиновничества стали активно участвовать в учреждении акционерно-паевых компаний, бан­ков и т. д., что объективно вело к злоупотреблениям и корруп­ции.

Обеспокоенное руководство страны начиная с 1880-х годов запустило процесс ограничения участия государственных слу­жащих в предпринимательстве. Занимающим высшие госу­дарственные должности и носителям званий первых трех клас­сов запрещалось участие в железнодорожных, пароходных, страховых, торгово-промышленных товариществах, акционер­ных обществах и др. Юридическая норма несовместимости некоторых торгово-промышленных занятий устанавливалась и для выборных должностей в общественных, городских и зем­ских учреждениях.

В соответствии с действующим в России законодатель­ством половозрастной признак также оказывал влияние на ограничение в занятиях торговлей и промышленностью. Ста­тья 268 Законов гражданских лишала этого права подростков в возрасте до 17 лет, передавая его опекуну малолетнего. О веде­нии самостоятельной торговли малолетними не могло быть и речи. Когда малолетний вступал в права наследования, закон дозволял опекуну употребить их на торги, промыслы и тому подобное.

Для несовершеннолетнего открытие торгового предпри­ятия на полученные капиталы было невозможно, потому что такой акт выходил из границ управления имением. И оно представлялось невозможным даже с согласия попечителя, потому что последний вправе был дать согласие на отдельные сделки.

В российском законодательстве за женщинами призна­валось право самостоятельно заниматься практически любой коммерческой деятельностью. Существовали и сделки, в ко­торых требовалось разрешение мужа. Для действительности векселей, выданных замужней женщиной, требовалось согла­сие мужа. Но если она была купчихой, то согласие было не обязательно. В результате российское законодательство да­вало почти равные права в торговых операциях мужчинам и женщинам. Замужние женщины часто, получив купеческое свидетельство, вписывали туда незамужних девушек и сыно­вей и практически сами осуществляли предпринимательскую деятельность.

   В дореволюционном законодательстве присутствовали также ограничения предпринимательской правоспособно­сти по национальному признаку. В приграничных регионах, а именно - в Туркестанском крае, Акмолинской, Семипала­тинской, Семиреченской, Уральской, Тургайской, Амурской и Приморской областях свободная купля-продажа земли была запрещена. Указ 14 марта 1887 г. существенно урезал права иностранцев, запретив приобретение в собственность недвижимых имуществ в сельской местности в 10 губерниях Царства Польского и 11 западных российских губерниях (Бес­сарабской, Виленской, Витебской, Волынской, Гродненской, Киевской, Ковенской, Курляндской, Лифляндской, Минской и Подольской), а также в приграничных районах.

Что касается российских подданных, то ограничения их коммерческой правоспобности касались только евреев. Дан­ные изъятия обусловливались главным образом чертой осед­лости, введенной в 1791 г. Постоянное жительство для евреев за пределами этой черты запрещалось. В предприниматель­ской деятельности для них сохранялся принцип сословности, при котором право на занятие торговлей и промышленностью требовало обязательной приписки к купечеству. Хотя для куп­цов 1-й гильдии вводились и дополнительные льготы. Евреи допускались к подрядам во внутренних губерниях России и могли производить оптовую торговлю в столицах и портах через приказчиков-христиан или местных предпринимате­лей. Что касается первопрестольной столицы, то Положение Комитета министров от 22 января 1899 г. уже устанавливало новый, более жесткий порядок выдворения евреев-купцов 1-й гильдии и выборки ими свидетельств по городу Москве.

Существовало также и законодательство, регламентиру­ющее банкротство. Коммерческое законодательство разли­чало несколько видов банкротства: несчастное банкротство, неосторожная несостоятельность или простое банкротство, подложное или злостное банкротство. При несчастном бан­кротстве несостоятельность наступала вследствие непреодоли­мой силы. Неосторожной несостоятельностью или простым банкротством считались ситуации, когда предприниматель открывал предприятие в долг или имел большие обороты в кредит, но вследствие своей несостоятельности не был спосо­бен удовлетворить требования кредиторов. В данном случае должник заключался в тюрьму на несколько месяцев и в по­следующем не имел право производить торговлю.

Подложным или злостным банкротство признавалось при наличии элементов злого умысла или подлога, т. е. укры­вание части имущества, фиктивная продажа, выдача векселей близким или подставным лицам, скрытие торговых книг или умышленное совершение в них неправильных или неясных за­писей. В данном случае должника ждало суровое уголовное наказание.

По Уставу судопроизводства торгового все дела о торговой несостоятельности рассматривались в коммерческих судах. Кроме этого, к ведомству коммерческого суда принадлежали: все споры и иски по торговым оборотам, договорам и обяза­тельствам, словесным и письменным, торговле свойственным, как между частными лицами всех состояний взаимно, так и по искам государственных кредитных установлений на частных лиц. К разряду спорных дел по обязательствам и договорам, свойственным торговле, принадлежали: дела по жалобам на купеческих приказчиков, лавочных сидельцев и других лиц, которые участвуют в торговле; дела по спорам и всякого рода искам между товарищами торгового дома - в полном товари­ществе и товариществе на вере, а также между товарищами в товариществе по участкам (акционерном обществе); дела по торговым обязательствам, заключаемым при биржевом по- средничестве.

Были также и ограничения во времени и месте торговли. Например, запрещалась продажа дичи в месяцы, когда сезон охоты прекращался, или торговля спиртными напитками во внеурочное время. Не каждый в России имел право на прода­жу лекарственных препаратов, а только те люди, кто прошел специальную профессиональную подготовку. 2 февраля 1901 г. вышел закон, по которому для зерновых хлебов, размольных продуктов и семян в торговых помещениях, на ярмарках и ба­зарах вводилась обязательная приемка на вес и запрещалось употребление мер емкости. В данном случае власти пытались упорядочить торговлю и ввести единообразие, поскольку один и тот же объем давал для различных продуктов большие разночтения в насыпных весах. Косвенно закон приводил к ба­лансу интересы продавца и покупателя.

Законодательство также обязывало предпринимателей постоянно вести торговые книги. Обязанность вести торго­вые книги падала на каждого купца, будет ли то единичное или коллективное лицо, принадлежит ли он к купеческому сословию или нет, внес ли он следуемый с него налог или нет. Закон требовал вести правильное счетоводство, так как многочисленность и сложность сделок, поступлений и расхо­дов затрудняет возможность определить положение дел пред­приятия. Торговые книги отвечают своему назначению при условии исправного ведения их. Если же предприниматель пренебрегал обязательной отчетной документацией и ведет книги ненадлежащим образом, то это служило поводом для правонарушения. В таком случае он подвергался штрафу в размере от половины до двукратной стоимости пошлины, уплачиваемой им по торговому званию32. Многократно нару­шивший установленные законом правила торговец или фа­брикант уже навсегда утрачивал способность вести промысло­вую деятельность.

   Таким образом, можно сделать вывод о том, что в России до революции сложилась стройная система коммерческого законодательства, которая в наибольшей степени форсиро­вала развитие отечественной экономики. Законодательство Российской империи основывалось на принципах свободы и равноправия. В то же время имел место так называемый со­словный фактор, наблюдалась ориентация законодателя на сохранение сословного строя. Все указанные тенденции дают основания сделать вывод о том, что политика законодателя носила в себе противоречивый характер: с одной стороны, провозглашались либеральные идеи капитализма, с другой -сохранялись элементы феодальных пережитков, мешавшие устоям демократического общества.





Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика