Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Юридический идеализм Эммануэля Леви: проблема социолого-психологического понимания права и его оснований
Научные статьи
05.02.16 14:09

Юридический идеализм Эммануэля Леви: проблема социолого-психологического понимания права и его оснований

alt 
ИСТОРИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
Пужаев В.В.
11 90 2015
В статье впервые в современной российской юридической науке осуществлено исследование особенностей социолого-психологического правовосприятия французского юриста, социолога и социалиста первой половины XX в. Эммануэля Леви. Автором статьи приводятся биографические сведения, проливающие свет на основные вехи жизненного и творческого пути французского правоведа. Выявляется амбивалентность теоретико-методологических основ его юридической теории. Анализу подвергаются воззрения Э. Леви относительно общих оснований права и механизмов его нормативного формирования.

В сравнении с именами известной плеяды французских юристов начала XX в. (Л. Дюги, Ф. Жени, М. Ориу) фигура Эммануэля Леви занимает в истории европейской правовой мысли очень скромное место. Имеющиеся исследования его научных работ оказывались по большому счету обрывочными попытками вскрыть некую магистральную линию предлагае­мого правовосприятия и не смогли охватить все своеобразие теоретико-методологической программы ученого. Зачастую имело место непонимание и ошибочность в оценке некоторых посылов защищаемой Леви юридической теории. Только в последние годы современные французские авторы предпри­няли первые серьезные шаги к прояснению «уникального фе­номена», которым явилось учение профессора Леви, отметив, со своей стороны, парадоксальность указанной ситуации. «Ак­тивный социалист, социолог и преподаватель права: союз че­ресчур редкий, чтобы не привлечь к себе стойкого внимания», - написали в одной из статей, посвященной Э. Леви, иссле­дователи Фредерик Одрен и Бруно Карсенти. Аналогичного мнения придерживается и видный английский ученый, спе­циалист по социологии права, Роджер Коттеррелл: «Практи­чески неизвестный в англоязычном мире Э. Леви, в силу своей большой оригинальности, заслуживает того, чтобы получить мировое признание».

Не следует однако полагать, что правовые разработки Э. Леви остались вовсе незамеченными для его современников, не получили, как это обычно бывает со всяким сколь-нибудь значительным научным творением, определенную долю при­знания или критики. Так, уже в 1922 г. известный представи­тель дюркгеймовской школы социологии Жорж Дави отмечал изрядную роль учения Леви в борьбе с кризисными явлениями в праве, считая, что только социологический поворот в области юридических исследований способен привести к его [кризиса] окончательному преодолению. Для другого деятеля социолого-юридического направления - Эдуарда Ламбера, не вызывало сомнений, что Леви представлял собой одну из наи­более оригинальных фигур, появлявшихся в тот момент на не­босклоне французской юридической науки. Выдающимся уче­ным и неутомимым искателем называл Э. Леви признанный российско-французский юрист и социолог Георгий Гурвич, подчеркивая общность некоторых своих позиций с положе­ниями доктрины Леви. Еще более лестной оценки удостоил Леви его коллега, преподаватель факультета права Лионско­го университета Андре Филип, который писал своему «учи­телю»: «Именно Вы показали мне то, чем в действительности является право».


Большую известность идеи Э. Леви приобрели в полити­ческой сфере. Как подчеркивал Шарль Андлер в предисловии к работе лионского профессора «Утверждение коллективного права» (1903 г.), именно ее автору удалось «дать поистине юри­дическую формулировку классовой борьбе», осуществив пра­вовое обрамление социализма. Действительно, в правовой на­уке существует давняя традиция отождествлять французский юридический социализм именно с творчеством Эммануэля Леви и даже представлять его как родоначальника и своего рода учредителя юридического социализма во Франции, по­добно Антону Менгеру в Германии.

Учитывая малоизвестность рассматриваемой персона­лии в российской юридической науке, приведем некоторые биографические сведения о жизни и творчестве Э. Леви. Эм­мануэль Леви родился во французском местечке Фонтенбло (недалеко от Парижа) в 1871 г. в семье Аарона Леви и Жозе­фины Патель. Блестяще завершив обучение на юридическом факультете парижского университета, Леви в 1896 г. успешно защищает диссертацию под названием «Об идее передачи прав», посвященную вопросам доказывания права собствен­ности.

Назначение Леви на первую в его карьере должность преподавателя римского права юридического факультета в Алжире совпало по времени с ситуацией обострения анти­семитских настроений, вызванных общественным резонансом дела Дрейфуса. В этой связи уже в 1897 г. Леви покидает место своей работы и переходит в Тулузский университет, где пре­подает курс сравнительного гражданского права. Менее чем через год Леви получает должность доцента факультета права в университете Экс-ан-Прованса, где в течение почти трех лет ведет занятия сначала по международному частному, а затем по уголовному праву. Осенью 1901 г., после первой неудачи в конкурсе на замещение ставки преподавателя в Лионском университете, Леви все же получает назначение на желаемую должность. С этого момента вся университетская карьера мо­лодого агреже прочно связывается, вплоть до выхода в отстав­ку в 1936 г., с факультетом права местного университета.

Будучи знакомым с Марселем Моссом, Э. Леви становит­ся регулярным автором «Социологического ежегодника», ос­нованного родственником Мосса, выдающимся французским социологом Эмилем Дюркгеймом. Считается, что именно Мосс поспособствовал личному знакомству Э. Леви с осново­положником социологии, оказавшим на будущего лионского правоведа определяющее и в какой-то мере судьбоносное вли­яние. Благодаря этому и сегодня Леви известен в первую оче­редь как сторонник дюркгеймианства, отличающийся, впро­чем, идеалистической радикализацией социолого-правовых постулатов своего «наставника».

Параллельно, в политическом отношении, Леви глубоко проникается социалистическими идеями и поначалу даже вступает во Французскую секцию Рабочего интернационала (S.F.I.O.), впоследствии, однако, став независимым социали­стом, близким к интеллектуальным кругам парижских социа­листических групп. Активную деятельность Леви осуществлял, участвуя в работе создаваемых во Франции социалистических школ и общественных групп, где его коллегами в разное время выступали Альберт Томас, Морис Хальбвакс, Эдгар Мильо и др. В 1912 г. Леви избирается в муниципальный совет г. Лиона и впоследствии (с 1919 до 1929 г.) выполняет функции перво­го помощника Эдуарда Эррио, видного государственного дея­теля Франции, яркого социалиста и политика, выступавшего за выстраивание дружеских межгосударственных отношений с СССР. Политическая деятельность становится для Леви сво­еобразным продолжением его научной работы. Наиболее рациональные формы социального управления ученый при­зывал искать в социализме, который должен восприниматься исключительно с точки зрения науки и в научных принципах находить требуемое теоретическое обоснование. Известный в качестве поборника социалистического единства в лионском регионе, Леви умирает в 1944 г. при неизвестных обстоятель­ствах.

Среди многочисленных научных трудов Эммануэля Леви наиболее значительными в теоретическом плане следует при­знать: небольшую брошюру «Утверждение коллективного права» (L'affirmation du droit collectif), изданную в Париже в 1903 г., монографию «Социалистическое видение права» (La vision socialiste du droit) 1926 г. и не менее обширное исследо­вание «Основания права» (Les fondements du droit), вышедшее в 1933 г. Сразу отметим, что научный стиль Леви необычен, он способен озадачить своего читателя и даже оттолкнуть его кажущейся сложностью и запутанностью предлагаемых к вос­приятию тезисов. Причудливое своеобразие, с которым осу­ществлена подача идей в произведениях Э. Леви, в свое время подметил Жорж Рипер: «Я подозреваю, писал он о Леви, что в некоторых местах предложения автора довольно загадоч­ны с той лишь целью, чтобы вуалировать слишком большой всплеск мысли».

Со своей стороны полагаем, что главная причина «та­инственности» и витиеватости юридических формул Э. Леви кроется в несколько ином направлении, а именно: в амбива­лентности теоретико-методологических основ его научной те­ории. Ключевое влияние на правовые воззрения Леви оказали два значительных течения общественной мысли XIX-XX вв.: социализм, близкий собственным политическим идеалам уче­ного, и социологическое учение Э. Дюркгейма, в особенности его известные идеи о социальной солидарности и коллектив­ных представлениях.

Объединение положений дюркгеймовской социологии права и социалистических идей позволило Леви выработать совершенно непохожую и достаточно сложную для всесторон­него понимания теоретическую программу. Ее центральным положением является сведение всей правовой действитель­ности к порыву динамичных и живых верований: «право есть верования», «верование (убеждение) создает право», и не су­ществует никакой иной субстанции вне этого. Вера в праве есть живая вера, которая отражает требования солидарности в обществе и которая стремится к тому, чтобы эти требования были обеспечены посредством права. Э. Леви искренне пола­гал, что за самой верой должно стоять еще что-либо, позволя­ющее ей поддерживать какие-либо идеи в качестве законных. Вслед за Дюркгеймом ученый утверждал, что жизнеспособ­ность права зависит от его способности быть морально на­полненным. Капиталистическое право, которое продолжает игнорировать социальные условия солидарности и противо­поставляет права капитала правам рабочих, становится со­гласно Леви бессодержательным.

При этом верования у Леви совершенно не идентичны воле, которая имеет подчиненный характер и приобретает юридическую силу лишь в случае ее адекватности в отраже­нии имеющихся коллективных представлений. Леви вовсе не скрывал, что основной постулат всей своей юридической те­ории (о том, что люди живут верованиями) заимствован им у Дюркгейма. Система коллективных представлений проч­но увязывалась ученым с содержанием самой общественной среды во всей ее многозначительной целостности. Всякая со­циальная общность способна иметь свои собственные убежде­ния. Сама среда, само общество со своими законами, такими, которые оно вынуждено себе представлять, создают права, полномочия и в целом юридическое бытие.

Впрочем, Леви уделяет недостаточно внимания детали­зированным социальным исследованиям, несмотря на его ис­кренние симпатии по отношению к социологии и ее инстру­ментальной составляющей. Содержание базовой категории «коллективные верования» у него в значительной степени носит предположительный характер, поскольку верования объявляются не интеллектуальными, не волевыми, а мистиче­скими (верования не верифицируемы, так как «мы не можем прочесть в головах людей их убеждения»). Чтобы приобрести юридически значимый характер и стать способными порож­дать право, коллективные представления должны быть лими­тированы «мерой», которой являются такие элементы как вре­мя и ценность. В итоге получается, что «право вырисовывается под углом зрения измеренных верований, под углом зрения разума (рассудка)».

Обратившись к проблеме формирования права через исследование различных вариаций коллективного сознания, Леви ограничивается акцентированием внимания на преоб­ладающей роли спонтанного, неорганизованного права, по отношению к которому кристаллизованное, жесткое, постоян­но запаздывающее в развитии организованное право является не чем иным, как отражением. В этой точке обнаруживается заметное сближение позиций Леви об исключительной роли динамичного права, как фундаментального элемента всей со­циально-правовой действительности, с теоретическими уста­новками иных социологически настроенных юристов, к при­меру, солидаризма Л. Дюги.

Внешнее «утверждение» спонтанно возникающего в об­ществе права осуществляется, по мысли Леви, исключительно в форме коллективного права, которое в то же время являет собой продукт человеческого сознания, а именно коллектив­ного сознания.

Юридико-техническое оформление тезиса о правообра­зующей роли коллективных верований потребовало от Леви подыскания необходимого для этого теоретического фунда­мента. Будучи признанным во Франции цивилистом, Леви отправляется от концепта добросовестности в гражданском праве, вовлекая в сферу социологического обоснования меха­низма формирования права такие категории, как «законное доверие», «договор». Именно доверие (confiance) порождает индивидуальное право, которое дает обязательную силу вся­кому договору, создающему «кредитора» и «должника» и ко­торое является источником ответственности (responsabilite). Согласно Леви, право существует только потому, что мы ве­рим в его существование и потому, что другие убеждены в том, что оно у нас есть. «Наша вера в закон есть наш настоящий закон», - считает Леви. «Абсолютизация» в праве доверитель­ного и договорного начал привела Э. Леви к идее, по которой все правоотношения фактически низводились до отношений между доверяющими друг другу лицами.

Таким образом, посредством обращения к элементам социальной психологии и социологии, Э. Леви предпринял попытку выяснить точное содержание текущих правовых по­нятий, имея в виду необходимость обнаруживать фактиче­скую «жизнь права» под существующими кристаллизованны­ми концептами, унаследованными еще от римского права. В этом препонятийном поиске «непосредственности» в праве, который удачно предпринял Э. Леви, некоторые авторы (Г. Д. Гурвич) усматривали предзнаменование появления фено­менологической теории, помещая французского ученого в один ряд с философом Ф. Рау и правоведом Л. И. Петражицким. Другие исследователи (Ж. Биллемон) попытку поиска со стороны Леви допонятийных форм коллективного сознания идентифицируют лишь как предварительное условие всякой социальной науки. Заметим также, что проводимое Э. Леви исследование допонятийных форм верований, предваряю­щих существование всякой юридической категории, допуска­ет мысленную аналогию с противопоставлением «данного» и «сконструированного» в праве, которое искусно отстаивал основоположник французского течения свободного права Ф. Жени.

На этом мысль Леви не останавливается. По его мнению, право получает свое наиболее цельное самораскрытие по­средством юридической практики. Последняя способна до­статочным образом реализоваться только в форме практики политической, по отношению к которой формализованные теоретические принципы - не более чем этикетки права (более или менее точного характера). Удивительно, но в этом отно­шении Э. Леви выступил своеобразным предвестником мощ­ного интеллектуального движения за критические правовые исследования (Critical Legal Studies), появившегося в странах общего права (главным образом в США) лишь спустя 70 лет. Задолго до CLS Э. Леви, осуществляя критику юридического формализма, разглядел в юридическом аргументе своеобраз­ную форму проявления политической активности. Сторонни­ки CLS (Р. Ангер, Д. Кеннеди, М. Хорвитц, М. Ташнет и др.), скорее всего, не были знакомы с правовыми воззрениями Э. Леви, поскольку ни одна из его известных работ на тот момент не переводилась на английский язык и также не была «в ходу» на языке оригинала. Тем не менее, вслед за Леви, первая вол­на представителей CLS провозгласила основным принципом своей научной программы неразрывность права и политики в форме соответствующих деятельностных практик.

 Резюмируя вышесказанное, приходим к следующему выводу. Согласно Леви, право мыслилось как явление от­носительное, в содержательном плане подверженное зна­чительным трансформациям в зависимости от колебаний «маятника» коллективных убеждений и в этом отношении выступающее прямым отражением общественных потребно­стей. Традиционная для всей французской социологической юриспруденции XX в. проблема характера правовой норма­тивности в теории Леви преподносится в русле идей социаль­ной психологии, с отчетливым акцентированием внимания на роли верований в процессе правообразования. При такой по­становке решение вопроса о соотношении «должного» и «су­щего» было фактически предопределено. В представлениях и верованиях коллективного сознания оппозиция «должного» и «сущего» попросту не возникала, поскольку и то, и другое сли­вались в нечто единое, неразличимое и неразделимое.

Глубоко проницательными следует признать слова Род­жера Коттеррелла о том, что значимость научного наследия Леви для современных юридических исследований заключает­ся скорее в его изобилующей многозначительности как тако­вой, нежели в каких-либо конкретных и частных положениях левистской доктрины. Э. Леви напоминает нам о зависимости права от веры и убеждения. Он ясно подчеркивает, что усло­вия легитимации права имеют по своей природе моральный характер. Он неустанно повторяет, что жизнеспособность права зависит от его вклада в социальную солидарность и на­стаивает на том, что юридическая практика, в виде практики политической, должна всецело способствовать этому вкладу. И, наконец, Леви поднимает речь о сомнительности традици­онных постулатов о связи права и государства, отмечая при этом, что социальные силы, формирующие право, с началом XX в. все более и более избегают ограничений, обусловленных национальными границами отдельных стран.

   Выявленные направления работ Э. Леви весьма актуаль­ны и привлекательны для современной юридической теории, поскольку могут быть увязаны с характером эпохи минувшего столетия, явившего веку нынешнему фундамент современной постмодернистской картины правовой реальности.




Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика