Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Объекты-носители информации о соединениях между абонентами
Научные статьи
10.02.16 11:26

Объекты-носители информации о соединениях между абонентами

alt
 
ИНФОРМАЦИОННОЕ ПРАВО
Канбекова А.Г.
11 90 2015
В статье рассматривается правовая регламентация деятельности правоохранительных органов по получению и фиксации информации, передаваемой по каналам связи.

Процесс жизнедеятельности в современном обществе не­возможен без мобильного общения и передачи информации по техническим и электрическим каналам связи. Современ­ные средства мобильной связи создают обществу комфортные условия существования. У каждого второго имеется в пользо­вании многофункциональный смартфон. С помощью такого устройства возможно вербальное и невербальное общение: передача текстовых сообщений, изображений, доступ к сети Интернет. Наряду с этим современные средства связи стали активно использоваться и преступным сообществом.

С момента начала использования мобильной связи в преступ­ных целях появилась необходимость фиксации результатов ее при­менения в ходе расследования преступлений. Вместе с решением вопросов, связанных с технической возможностью получать и фик­сировать передаваемую по каналам связи информацию, возник важнейший вопрос - правовая регламентация этой деятельности.

Согласно ч. 2 ст. 23 Конституции Российской Федерации «каждый имеет право на тайну переписки, телефонных пере­говоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. Ограни­чение этого права допускается только на основании судебного решения». Законодатель указывает на недопустимость раз­глашения информации, которой обмениваются между собой люди, вся эта информация не подлежит цензуре.

Остается нераскрытый вопрос содержания термина «ин­формация». В Федеральном законе от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» закреплено понятие «информация», содержа­ние которого определено как сведения (сообщения, данные) независимо от формы их представления.

Е. Ю. Бархатова определяет информацию не только как переписку, но и телефонные переговоры, почтовые и телеграф­ные сообщения и всякие иные сведения, как-то: сообщения, пере­данные по факсу, телексу, радио, через космическую (спутнико­вую) связь, с использованием других технических каналов связи. В ряде случаев информация, которой обмениваются граждане с помощью технических устройств, не содержит никаких личных и семейных тайн, тем не менее, и она не подлежит разглашению.

Положение ч. 1 ст. 23 Конституции Российской Феде­рации распространяется на информацию о частной жизни граждан в ее вещном или письменном выражении, находя­щуюся в почтовых контейнерах, посылках и бандеролях, даже если они не представляют личную ценность. Данное поло­жение отражено в Федеральном законе от 17 июля 1999 г. № 176-ФЗ «О почтовой связи», где прописано, что информация об адресных данных пользователей услуг почтовой связи, о по­чтовых отправлениях, почтовых переводах денежных средств, телеграфных и иных сообщениях, входящих в сферу деятель­ности операторов почтовой связи, а также сами эти почтовые отправления, переводимые денежные средства, телеграфные и иные сообщения являются тайной связи и могут выдаваться только отправителям (адресатам) или их представителям.

В ст. 63 Федерального закона от 7 июля 2003 г. № 126-ФЗ «О связи» закреплено понятие «тайна связи», содержание кото­рого определено как тайна переписки, телефонных перегово­ров, почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений, передаваемых по сетям электросвязи и сетям почтовой связи.

А. Е. Чечетин сравнивает это понятие с формулировкой ч. 2 ст. 23 Конституции Российской Федерации и обращает вни­мание на существующее между ними различие: если консти­туционное право, закрепленное в этой норме, охватывает лю­бые виды коммуникаций между индивидами, то тайна связи ограничивается только теми, которые осуществляются по сетям электрической и почтовой связи. Таким образом, в понятие тайны связи не включены коммуникации индивидуального (не­организованного) порядка: в частности, пересылка корреспон­денции через доверенных лиц, курьеров, переговоры по само- организованным (частным) каналам электросвязи и т.п. Отсюда следует, что понятие «тайна связи» является более узким по сравнению с понятием «тайна переписки, телефонных пере­говоров, почтовых отправлений, телеграфных и иных сообще­ний», а потому его можно рассматривать в качестве составного элемента рассматриваемого конституционного права.

М. И. Проскурякова отмечает, что в отечественной лите­ратуре право на неприкосновенность частной жизни зачастую рассматривается в качестве комплексного конституционного права, к числу элементов которого относят в том числе право на тайну связи и на неприкосновенность жилища. Такой под­ход вполне объясним, учитывая, что право и на тайну связи, и на неприкосновенность жилища направлено в первую очередь на защиту частной жизни. Вместе с тем закрепленные в ч. 2 ст. 23 и ст. 25 Конституции Российской Федерации права име­ют собственную сферу защиты, которая может выходить за рамки частной жизни. Так, например, тайна связи, равно как и неприкосновенность жилища, распространяются, в том чис­ле и на сферу профессиональной деятельности, которая при российском подходе к определению частной жизни не будет входить в состав последней. При рассмотрении права на тай­ну связи и права на неприкосновенность жилища в качестве самостоятельных, а не только в качестве составных элементов права на неприкосновенность частной жизни, не происходит сужения сферы их защиты; как следствие, гарантируется за­щита всех персональных данных, входящих в сферу действия этих прав, а не только тех данных, которые относятся к частной жизни.

Тайна связи - сведения о передаваемых по сетям электро­связи и сетям почтовой связи сообщениях, о почтовых отправ­лениях и почтовых переводах денежных средств, а также сами эти сообщения, почтовые отправления и переводимые денеж­ные средства (ст. 63 ФЗ «О связи»), а также любые сведения, передаваемые, сохраняемые и устанавливаемые с помощью телефонной аппаратуры, включая данные о входящих и исхо­дящих сигналах соединения телефонных аппаратов конкрет­ных пользователей связи (Определение Конституционного Суда РФ от 2 октября 2003 г. № 345-О).

К сведениям об абонентах относят не только основные идентифицирующие его данные, как то фамилия, имя, от­чество гражданина, но и адрес абонента или адрес установ­ки оконечного оборудования, абонентские номера и другие связанные с этим данные, информация баз данных систем расчета за оказанные услуги связи, в том числе о соединени­ях абонента. В силу ст. 64 ФЗ «О связи» операторы обязаны предоставлять информацию об абонентах только уполномо­ченным государственным органам, осуществляющим опера­тивно-розыскную деятельность или обеспечение безопасно­сти Российской Федерации. Сведения об абонентах содержат персональные данные. Операторами и третьими лицами, получающими доступ к персональным данным, должна обе­спечиваться их конфиденциальность. Об этом сказано в п. 1 ст. 7 Федерального закона от 27 июля 2006 г. № 152-ФЗ «О персональных данных». Таким образом, доступ к сведениям об абонентах - физических лицах и их персональным данным ограничен в силу закона, для доступа к указанным сведениям необходимо судебное решение. Полагаем, что детализация о соединениях конкретного абонента - физического лица со­ставляет тайну связи, так как содержит не только сведения о соединениях между конкретными абонентами (дате, времени, продолжительности соединения), но и данные о входящих и исходящих сигналах соединения телефонных аппаратов кон­кретных пользователей связи.

Оперативно-розыскными мероприятиями, затрагиваю­щими конституционные права граждан на тайну связи, явля­ются «Контроль почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений», «Прослушивание телефонных переговоров», «Снятие информации с технических каналов связи».

Наряду с этим в Уголовно-процессуальном кодексе Рос­сийской Федерации предусмотрены следственные действия, ограничивающие конституционные права граждан на тайну связи - «Контроль и запись переговоров» и «Получение ин­формации о соединениях между абонентами и (или) абонент­скими устройствами».

В отличие от Уголовно-процессуального кодекса Россий­ской Федерации в Федеральном законе от 12 августа 1995 г. № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» представ­лен только перечень оперативно-розыскных мероприятий, но не раскрыто их содержание. В постатейном комментарии к вышеуказанному федеральному закону оперативно-розыск­ные мероприятия определяются в следующем виде:

- «контроль почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений» - совокупность действий по негласному просмо­тру письменной или иной зафиксированной на материальном носителе корреспонденции с целью обнаружения сведений о преступной деятельности лица и выявления его криминаль­ных связей;

- «прослушивание телефонных переговоров» характери­зуется как совокупность действий по негласному слуховому контролю и фиксации с помощью технических средств пере­говоров, ведущихся по линии телефонной связи, или односто­ронних сообщений с целью обнаружения сведений о преступ­ной деятельности и выявления его криминальных связей;

    - «снятие информации с технических каналов связи» определяется как негласный контроль, заключающийся в совокупности действий по получению оперативно-значимых сведений, их фиксации путем съема специальными техниче­скими средствами электромагнитных и других физических полей, возникающих при передаче информации по сетям электронной связи, в работе компьютерной сети, баз данных, телекоммуникационных систем.

Проведение вышеуказанных оперативно-розыскных меро­приятий допускается только на основании судебного решения.

Следует обратить внимание на представляющий значи­тельный интерес в плане совершенствования законодательства в сфере оперативно-розыскной деятельности и уголовного су­допроизводства Модельный закон «Об оперативно-розыскной деятельности», разработанный в 2006 г., в котором авторами предлагались оперативно-розыскные мероприятия, возмож­ные только на основании судебного решения:

- мониторинг информационно-телекоммуникационных сетей и систем - получение сведений, необходимых для реше­ния конкретных задач оперативно-розыскной деятельности и их фиксации путем наблюдения с применением специальных технических средств за характеристиками электромагнитных и других физических полей, возникающих при обработке информации в информационных сетях и базах данных и ее передаче по сетям электрической связи, компьютерным сетям и иным телекоммуникационным системам;

- контроль радиочастотного спектра - получение сведе­ний, необходимых для решения конкретных задач оператив­но-розыскной деятельности, и их фиксация путем наблюдения с применением специальных технических средств за характе­ристиками электромагнитных полей, возникающих при пере­даче информации по радиочастотным каналам связи.

Эти оперативно-розыскные мероприятия должны были проводиться только на основании судебного решения или без судебного решения, но по письменному заявлению защищае­мого гражданина.

Полагаем, что производство следственного действия - «получение информации о соединениях между абонентами и (или) абонентскими устройствами» возможно в отношении следующих объектов-носителей информации, переданной и зафиксированной с помощью мобильной связи.




Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика