Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

В кризисе юридической науки во многом виноваты сами учёные
Интервью с доктором юридических наук, профессором, заслуженным юристом Российской Федерации Николаем Александровичем Власенко

Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Практические элементы международного сотрудничества в сфере высшего образования в законодательстве об образовании Российской Федерации
Научные статьи
17.02.16 12:06

вернуться

Практические элементы международного сотрудничества в сфере высшего образования в законодательстве об образовании Российской Федерации

alt
 
ПРАВО И ОБРАЗОВАНИЕ
Киселев И. В.
11 90 2015
В настоящей статье рассматриваются основные проблемы правового регулирования общественных отношений в сфере образования. Автор анализирует международные правовые стандарты в сфере высшего образования, а также рассматривает отдельные вопросы их законодательного регулирования.




Качество высшего образования как любое явление ди­намично. Развитие качества высшего образования неизбеж­но. Следовательно, государства принимают адекватные шаги экономического, социального и правового характера для его повышения. Например, в международных нормативных правовых актах в сфере образования, таких как Меморандум Организации Объединенных Наций от 25 июля 1994 г. «О взаимодействии Российской Федерации и Организации Объ­единенных Наций по вопросам образования, науки и культу­ры», Рекомендация Организации Объединенных Наций по вопросам образования, науки и культуры от 13 ноября 1993 г. «О признании учебных курсов и свидетельств о высшем обра­зовании», Конвенция Организации Объединенных Наций по вопросам образования, науки и культуры от 21 декабря 1979 г. «О признании учебных курсов, дипломов о высшем образо­вании и ученых степеней в государствах регионах Европы» и др., отмечено, что государства принимают во внимание необ­ходимость повышения качества высшего образования в мире. В связи с этим международным сообществом были вырабо­таны международные правовые стандарты в сфере высшего образования, реализация которых направлена на повышение качества высшего образования. В соответствии с Конвенцией о признании учебных курсов, дипломов о высшем образова­нии и ученых степеней в государствах Азии и Тихого океана от 16 декабря 1983 г., Лиссабонской конвенцией о признании квалификаций, относящихся к высшему образованию в евро­пейском регионе, от 11 апреля 1997 г. и Болонской деклараци­ей министерств образования Европы от 19 июня 1999 г. госу­дарствами - участниками данных международных документов устанавливаются вместе и в отдельности одни из следующих международных правовых стандартов в сфере высшего обра­зования:

• международная студенческая (академическая) мобиль­ность;

• международная (академическая) мобильность препо­давателей;

• признание документов о высшем образовании;

• перезачет зачетных (учебных) единиц трудоемкости;

• совместные образовательные программы.

Международная академическая мобильность является основным механизмом реализации международных правовых стандартов в сфере высшего образования.



 

В Российской Федерации законодательное определение понятия «академическая мобильность» отсутствует, однако оно употребляется в Федеральном законе № 273-ФЗ от 29 де­кабря 2012 г. «Об образовании в Российской Федерации» (да­лее - ФЗ об образовании в Российской Федерации). Например, в п. 2 ч. 3 ст. 15 ФЗ об образовании в Российской Федерации закреплено, что в договоре о сетевой форме реализации об­разовательных программ указываются порядок организации академической мобильности обучающихся (для обучающихся по основным профессиональным образовательным програм­мам), осваивающих образовательную программу, реализу­емую с использованием сетевой формы. В ч. 2 ст. 105 ФЗ об образовании в Российской Федерации указано, что Российская Федерация содействует развитию международной академиче­ской мобильности обучающихся, педагогических, научных и иных работников системы образования.

Понятие «академическая мобильность» используется не только в ФЗ об образовании в Российской Федерации, но и в различных публичных международных межгосударственных двусторонних и многосторонних договорах, участником ко­торых является Российская Федерация. Например, в соответ­ствии с Соглашениями между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Узбекистан о со­трудничестве в области высшего образования от 27 июля 1995 г., между Министерством образования и науки Российской Федерации и Министерством образования Туркменистана о сотрудничестве в области образования от 4 июля 2008 г. и др. стороны признают в качестве приоритетного направления и содействуют развитию академической мобильности.

Двусторонние и многосторонние соглашения высших учебных заведений (далее - вуз) Российской Федерации с за­рубежными вузами содержат другие дефиниции элементов международного сотрудничества помимо академической мо­бильности. Например, в соответствии с многосторонними со­глашениями университетов России, Белоруссии, Казахстана, Китая, Кыргызстана и других государств в рамках сетевого университета стран Содружества Независимых Государств и Шанхайской Организации Сотрудничества закреплено, что по результатам итоговой аттестации обучающиеся получают документы о высшем профессиональном образовании госу­дарственного образца каждого их университетов-партнеров (совместный диплом).

На уровне локальных нормативных правовых актов за­креплены различные понятийные определения, в которых раскрывается содержание тех или иных элементов междуна­родного сотрудничества в сфере высшего образования. На­пример, в соответствии с Положениями об академической мо­бильности Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики» № 6.18.1-01/2806-06 от 28 июня 2013 г., Пермского государственного национального исследо­вательского университета от 28 мая 2014 г., Казанского (При­волжского) федерального университета № 0.1.1.56 - 06/15/11 от 20 апреля 2011 г. и др. даны определения таким элементам международной интеграции, как международная академиче­ская мобильность, включенное обучение, признание результа­тов обучения, перезачет, транскрипт.

Анализируя вышеизложенное, автор делает вывод, что ввиду того, что действующее ФЗ об образовании в Российской Федерации не содержит многие определения, характеризую­щие процесс международного сотрудничества в сфере высше­го образования, данный нормативный правовой акт не соот­ветствует практике реализации общественных отношений в сфере образования. Вышеуказанные элементы (международ­ная академическая мобильность, включенное обучение, при­знание результатов обучения, перезачет, транскрипт) имеют место быть на практике, о чём свидетельствует не только их фактическая реализация, но и правовое регулирование. Про­цесс реализации академической мобильности является пред­метом международных публичных двусторонних и многосто­ронних договоров Российской Федерации с иностранными государствами, а также частично регулируется ФЗ об обра­зовании в Российской Федерации. Понятие «совместный ди­плом» используется в международных межвузовских двусто­ронних и многосторонних соглашениях. В результате этого, на уровне локальных нормативных правовых актов вузы России закрепляют нормативные определения различных элементов международной интеграции в целях не только понимания их существенных признаков и свойств, но и в целях правоприме­нительной практики.

О том, что существенным недостатком ФЗ об образовании в Российской Федерации является отсутствие понятийно-ка­тегориального аппарата элементов международного сотруд­ничества в сфере высшего образования, утверждают многие ученые и специалисты. Например, М. В. Токмовцева отмечает, что действующая правовая база, регулирующая общественные отношения в сфере образования, не раскрывает основопола­гающих понятий процесса академической мобильности, тем самым способствуя различному толкованию. Отсутствие офи­циального толкования затрудняет международную интегра­цию вузов России в болонскую систему. О. О. Мартыненко и Н. В. Жукова считают, что в связи с отсутствием официальных определений, характеризующих процесс международной ака­демической мобильности в правоприменительной практике, встречаются конфликтные ситуации, обусловленные различ­ным пониманием тех или иных терминов10. А. А. Ангеловский утверждает, что отсутствие терминов, характеризующих про­цесс академической мобильности, не дает возможность рос­сийским вузам выполнить принципы академической автоно­мии при формировании образовательных траекторий.

В настоящее время в международных соглашениях в сфе­ре образования, нормативных правовых источниках Россий­ской Федерации (законах и подзаконных актах) не содержится определения элементов международного сотрудничества в сфере высшего образования, в том числе понятия «академиче­ская мобильность». В источниках научно-практической лите­ратуры данное понятие трактуется неоднозначно. Например, А. Ю. Слепухин понимает под академической мобильностью форму образовательной интернационализации. Н. С. Бринев утверждает, что академическая мобильность является не толь­ко формой образовательной интернационализации, но спо­собностью студентов самостоятельно определять собственный образовательный процесс, посредством выбора между раз­личными курсами, предметами, а также учебными заведениями. Специалисты Южно-Российского центра академической мобильности включают в данное понятие любые процессы, которые так или иначе содержат в себе мобильность интел­лектуальных элементов. Данное понятие в разных странах в официальных и неофициальных источниках, а также в норма­тивных правовых актах трактуется многообразно. Например, в европейских странах под понятием «академическая мобиль­ность» понимают процесс реализации международных про­грамм, направленных на мобильность преподавателей и учё­ных в целях улучшения качества их квалификации, а в США данное понятие трактуется как процесс обмена студентами.

В рекомендации № R (95) 8 от 2 марта 1995 г. Комитета Министров Совета Европы академическая мобильность опре­деляется как период обучения (обучающегося, аспиранта, преподавателя, научного работника), преподавания и/или исследования (обучающегося, аспиранта, преподавателя, на­учного работника) в зарубежном государстве. Этот период должен иметь ограниченную продолжительность, при этом предусмотрено, что субъекты, участвующие в программах ака­демической мобильности, возвращаются в родную страну (на­правляющий вуз) после завершения обозначенного периода (обучения, исследования, преподавания). По мнению автора, данное понятие наиболее полно отражает смысл и специфи­ку процесса академической мобильности как практического элемента реализации международных правовых стандартов в сфере высшего образования, поскольку данное определение исключает из понятия «академическая мобильность» такие элементы, как национальные вузы, стипендии, не предусма­тривает направление на обучение в индивидуальном порядке, а также обязательным условием является возврат в направля­ющий вуз (родную страну), что в целом соответствует её прак­тике реализации. Европейская комиссия и Европейская про­грамма академической мобильности «ЭрасмусМундус» под совместным дипломом понимает два и более национальных документа о высшем образовании и о квалификации, выдава­емых двумя и более вузами, реализующими интегрированные образовательные программы. На официальном сайте Болон­ского процесса квалификационный дескриптор определятся как основная ведомость образовательных достижений обуча­ющегося, обеспечивающая прозрачность его образовательных компетенций, которые описывают его квалификацию, соот­ветствующую национальной, а также другие определения.

В целях не перегрузки данной научной статьи различны­ми определениями, характеризующими процесс междуна­родного сотрудничества в сфере высшего образования, а осно­вываясь только на практике их реализации, а также взглядах и мнениях различных отечественных и зарубежных учёных и специалистов, автором разработаны собственные определе­ния основных элементов международной интеграции.

В связи с этим, по мнению автора, необходимо закрепить в ФЗ об образовании в Российской Федерации следующие за­конодательные поправки:

• в п. 36 ст. 2 ФЗ об образовании в Российской Феде­рации закрепить понятие «международная академическая мобильность» и изложить в следующей редакции: «Между­народная академическая мобильность представляет собой процесс перемещения обучающихся, преподавателей, науч­ных и иных работников сферы науки и образования на опре­деленный период времени из одной образовательной органи­зации, находящейся на территории Российской Федерации или иностранного государства, в другую образовательную организацию или иную организацию, обладающую ресурсами, необходимыми для осуществления обучения, проведения учебной и производственной практики и осуществления иных видов учебной деятельности, предусмотренных соответствую­щей образовательной программой, находящихся на террито­рии зарубежного государства, в целях обучения, преподава­ния и (или) исследования, в том числе овладения культурой межнациональной коммуникации и развития творческих, спортивных, физических и иных способностей, проведения методологических, методических и организационных проце­дур, направленных на получение какой-либо информации об изучаемом объекте».

• в п. 37 ст. 2 ФЗ об образовании в Российской Федера­ции закрепить понятие «совместный диплом» и изложить в следующей редакции: «Совместный диплом - это документы об образовании и квалификации, выдаваемые двумя и более образовательными организациями, реализующими образова­тельные программы высшего образования, на основании учеб­ного плана, определенного договором о сетевой форме реали­зации образовательной программы».

• в п. 38 ст. 2 ФЗ об образовании в Российской Федера­ции закрепить понятие «включенное обучение» и изложить в следующей редакции: «Включенное обучение - это процесс освоения обучающимся части образовательной программы высшего образования, содержащий в себя периоды обучения в различных образовательных организациях, на основании учебного плана, определенного договором о сетевой форме реализации образовательной программы».

• в п. 39 ст. 2 ФЗ об образовании в Российской Федера­ции закрепить понятие «признание результатов обучения» и изложить в следующей редакции: «Признание результатов обучения - это процесс переноса образовательной организа­цией зачётных единиц, полученных обучающимся в результа­те освоения учебных предметов, курсов, дисциплин (модулей), практики, дополнительных образовательных программ в дру­гих образовательных организациях, в документы об освоении программы получаемого высшего образования».

• в п. 40 ст. 2 ФЗ об образовании в Российской Федерации закрепить понятие «транскрипт» и изложить в следующей ре­дакции: «Транскрипт - это официальный документ образо­вательной организации, который содержит список учебных предметов, дисциплин (модулей), практики, их общую тру­доемкость, выраженную в академических часах или зачетных единицах, результаты освоения обучающимся учебных пред­метов, дисциплин (модулей), практики, а также характеристи­ку системы оценивания принятой в выдавшем такой документ образовательной организации».

Таким образом, законодательное закрепление элементов международного сотрудничества в сфере высшего образова­ния в ФЗ об образовании в Российской Федерации существен­но адаптирует применение нормативных правовых актов в общественных отношениях в сфере образования, содержа­щих понятия: «международная академическая мобильность», «включенное обучение», «совместный диплом» и др.



   Право и образование


Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика