Содержание журналов

Баннер
  PERSONA GRATA


Маджидзода Джурахон Зоир:

ЖИЗНЬ НА СЛУЖБЕ РОДИНЕ


Интервью с доктором юридических наук, профессором, Председателем Комитета по правопорядку, обороне и безопасности Парламента Республики Таджикистан, генерал-майором милиции, государственным советником юстиции Республики Таджикистан 1 класса Зоировым Джурахоном Маджидовичем


Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Национальное примирение и согласие в современном обществе: политико-правовые аспекты
Научные статьи
09.07.10 09:43

вернуться

  
ЕврАзЮж № 6 (25) 2010
Евразийская интеграция
Пралиева Г.К.
Национальное примирение и согласие в современном обществе: политико-правовые аспекты
В современный период развития демократического устройства, правового государства и консолидации казахстанского общества актуальны вопросы определения национально-этнических проблем и национального примирения и согласия.

Цена на Консультант Плюс складывается из стоимости поставки и сопровождения. Если Вы планируете купить Консультант Плюс, то выгоднее всего это будет сделать, оплатив аванс за несколько месяцев сопровождения, тогда поставка будет бесплатной. Для этого лучше позвонить в наш офис, и менеджеры более подробно расскажут о действующих акциях, а также сделают расчет стоимости. Вся подробная информация здесь www.aton-c.ru
В современный период развития демократического устройства, правового государства и консолидации казахстанского общества достаточно актуальны вопросы необходимости определения национально-этнических проблем и национального примирения и национального согласия.

   Так, в своем Выступлении на открытии Съезда мировых и традиционно-национальных религий Президент Республики Казахстан Н.А.Назарбаев выделил основные положения национально-этнических проблем и вопросы национального примирения и согласия: «Убежден в том, что сохраняемое и укрепляемое нами межэтническое и межконфессиональное согласие стало тем фундаментом, который позволил динамично провести кардинальные и масштабные преобразования, обеспечил успехи в политической, экономической и социальной сферах. Они сегодня общепризнанны. Принципов толерантности, согласия и сотрудничества мы придерживаемся и в своей внешнеполитической деятельности. Они базируются на идее многовекторности, интеграции, консолидации во имя глобальной и региональной безопасности, справедливости и прогресса».

    Казахстан первым из всех государств добровольно отказался от четвертого в мире по мощности арсенала ядерного оружия и навсегда закрыл крупнейший в мире ядерный испытательный полигон. Это было нашим достойным вкладом в глобальную безопасность, получившим признание других народов и государств. Наша страна стала инициатором созыва Совещания по мерам доверия и безопасности в Азии, которое в прошлом году организационно оформилось на форуме глав государств региона в Алматы.

   В феврале этого года мы провели Конференцию мира и согласия. В ней участвовали многие видные религиозные деятели, представители разных конфессий. Была принята декларация «К миру и согласию», учрежден Форум мира и стабильности. Полагаю, что руководитель каждой из представленных в Казахстане религиозных конфессий сможет подтвердить факт возрождения и духовного подъема возглавляемых им общин. Это и есть следствие заботы нашего государства о сохранении мира, согласия и стабильности общества, что мы считаем одним из главных своих достижений…

  Вопрос о мирном существовании и конструктивном взаимодействии народов, религий, государств и правительств в наше время приобретает особо актуальное значение. Из чисто теоретической плоскости он перешел в разряд важнейших практических политико-правовых задач… сейчас более уместно говорить не о «конфликте», а о «встрече цивилизаций». Никакого «конца истории» не предвидится по той простой причине, что человечество на данный исторический момент, думаю, это будет и в перспективе, не располагает той единственной и универсальной цивилизационной моделью культурно-религиозного устройства, которую мировое сообщество приняло бы в качестве единственной основы своего существования. По-моему, все это – навеянные «снами разума» мифы и абсолютно ложные целеустремления. И это должен четко осознавать каждый здравомыслящий политик, каждый государственный и религиозный деятель.

    Любая моносистема, в этом мое глубокое убеждение, не в состоянии обеспечивать баланс, стабильность и развитие не то что всего человечества, но даже его части. Она всегда будет таить в себе угрозу конфликта и взрыва. Верна лишь формула – единство в многообразии, в многонациональности, в многоконфессиональности. Необходимо осознавать и считаться с тем, что есть другие цивилизации, культуры, религии, которые имеют не менее глубокую и значимую историю, располагают своей символикой и ментальностью. И этого нельзя сломать никакими силовыми и волевыми методами.

    В настоящее же время в мире происходит не столкновение цивилизаций, а адаптация культурно-религиозных систем, пусть не всегда легкая и адекватная, к новому миру, к новым технологиям и новым общественным отношениям. Мы все, наверное, осознаем, что глобализация и современные технологии как производства, так и общественно-политического устройства, безусловно, отвечают на вызовы времени. Однако они не только таят в себе блага, но несут и блуд, то есть имеют и негативные проявления, которые общество все-таки может минимизировать, если не свести на нет… В глобальном, наполненном тревогами и угрозами мире XXI века у государства, религии, гражданского общества есть, на мой взгляд, особая и единая стратегия и способ проявления доброй воли.

   Это миротворчество, призыв и действие, направленные на достижение согласия, взаимопонимания, сотрудничества между странами, народами, конфессиями. Только через толерантность и партнерство мы сможем добиться успеха в борьбе с такими проявлениями всемирного зла, как терроризм, распространение оружия массового поражения и любого другого, наркобизнес и его последствия, экологические разрушения, тяжелейшие физические и социальные болезни нашего времени. Это также милосердие и благотворительность в отношении наиболее ущемленных слоев общества.

  В предстоящий период эти вопросы, на мой взгляд, должны занимать значительное место в деятельности правительств, международных организаций, всех мировых общественных институтов… На мой взгляд, речь может идти о создании системы консультативных встреч, о формировании определенных процедур и норм такого диалога… Однако ценность постоянного диалога состоит в том, что, несмотря на существующие разногласия, сохраняются сам смысл и процесс поиска некой «золотой середины». И главное, диалог создает территорию мира и согласия, время гармонии и ясности. И в этом я вижу несомненную ценность религиозного диалога… В перспективе это может заложить основы международной организации, задачей которой будет снижение межрелигиозного напряжения в мире, пропаганда духовности, миролюбия и терпимости. Мы также можем сделать первый шаг в разработке Хартии религиозной терпимости. Сегодня крайне необходим документ, который бы не просто прописывал принципы мирного сосуществования религий, но и доказывал необходимость конструктивного диалога между ними. 

    В определенных случаях усиление роли национально-этнических вопросов в современном обществе со стороны политико-правовой и психологической составляющей соединено с расслаблением отношений более высокой формы организации, связывающих людей в наднациональные группы. Так, в частности, с ослаблением интернациональных политико-правовых или государственных отношений в бывшем постсоветском пространстве в конце 80-х гг. началось восхождение национального самосознания и, соответственно, усиление национальных движений.

   Первоначально бывшие республики постсоветского пространства призывали к обособлению в национально-культурной сфере (восстановление национальных языков, возобновление образовательного процесса на национальных языках, национальных средств массовой информации др.), затем выступили с требованием политико-правовой самостоятельности и государственного суверенитета, что, как следствие, привело к формированию суверенных государств и краху интернационального государства, которое стремилось строиться на наднациональной, социально-классовой основе.

   Бесспорно, людям характерна глубинная духовная потребность идентифицировать себя с большой по своей массе группой. Коллективные объединения, сплачивающие людей в групповые общности, имеют место не только за пределами, но и внутри сознания. Независимо от пограничных застав, если национальные взаимоотношения достаточно устойчивы, то народ будет находиться в границах территории обыкновенного проживания. И напротив, независимо от определения места проживания, если национальные взаимоотношения неустойчивы, то народ будет искать другое место свой жизнедеятельности. То есть по мере ослабления психологических отношений, сдерживающих людей в определенных больших группах (например, социальных), углубляются взаимоотношения, связывающие их в иные группы, вероятно, даже низшего, как будто осознанного в историческом процессе способа организации, например, национальные отношения или родовые отношения – при распаде наций, в том числе при крупных политико-правовых катастрофах, войнах и т. п.

    Национально-этнические вопросы в отдельных странах усугубляются вследствие того, что некоторым этническим объединениям достаточно трудно внедриться в общенациональную структуру государственного устройства (так, в этом заключаются основы сепаратизма басков в Испании или католиков в Северной Ирландии), при этом внешние факторы могут быть разнообразными, но внутренние, политико-правовые и психологические факторы равнозначны. 

  Наряду с усилением национального самосознания в отдельных случаях и, соответственно, с прогрессом политико-правового поведения, в социальных, национально-этнических устройствах и объединениях в основной массе доминируют иные установки. В основном происходит формирование межнациональных ориентаций, которое может обнаруживаться в различных направлениях. Так, при социалистическом устройстве основания создания «новейшего исторического единства» объясняли определением «советского народа», хотя единство объединения оказалось непостоянным и разрушилось, за двести лет своего существования американцы смоделировали фактически тоже новую единую историческую общность «американский народ», хотя и на совсем другой, более постоянной основе, в Канаде систематически происходит то упрочнение единства многонационального общества, то его раскол по национальным и языковым убеждениям. При этом необходимо отметить, что в мировом пространстве довольно образцов первого, второго и третьего вида. 

   Для бывшего Советского Союза, как и всякого крупного государства, характерна была склонность к экспансии в геополитическом пространстве, что было обусловлено идеей интернационализма и послужило предлогом для обвинений в реализации направлений революционных движений.

   США как крупному государству присуще то же стремление к экспансии, которое было обусловлено немного другой идеологией – транснациональных финансово-экономических отношений и интересами транснациональных корпораций, однако это также инициировало обвинения, но теперь в склонности к роли «полицейского» мирового сообщества.

    Мы имеем два образца с антагонистической идеологией и полярными геополитическими пристрастиями противоположных друг другу крупных социальных групп, при этом присутствует совершенно равная политико-правовая и психологическая основа, которая проявляется в основополагающих тезисах. Так, для людей характерно сплачиваться в группы, для того чтобы ощущать себя тверже и защищеннее, при этом по тем же причинам эти группы стараются стать супергруппами, и поэтому, пытаясь подойти к этому под принуждением или в свободной форме, люди справляются с ограничениями национально-этнической психологии, понемногу создавая феномен глобализации человеческой культуры.

    Интернациональная сплоченность (например, пролетариата) или транснациональные горизонты (например, индустриальных корпораций) – стороны одной и той же социальной политико-правовой и психологической составляющей. И поэтому в отдельных странах в начале XXI века прокатилась волна движений, направленных против глобализации так называемых «новых националистов» и завладевающей и порабощающей все мировое пространство финансово-экономической акции. Систематически зажигаются внутринациональные и межнациональные конфликты, так как сущность человеческой психики подвержена инерционным проявлениям, и, как следствие, давние сберегающиеся групповые взаимоотношения никогда и никуда не пропадают, они передаются на низшие ступени, делаясь менее осмысленными, более подверженными автоматической реакции и потому менее видимыми. Наследственная психология сохраняется в типичном семейном поведении. Племенная психология присутствует в земляческих взаимоотношениях. Национальная психология наблюдается в эмигрантских диаспорах. В жизнедеятельности человека достаточно подобных  примеров. 

   Первостепенная политико-правовая и психологическая тема исследования национально-этнических вопросов достаточно проста: если национально-этнические взаимоотношения в равной степени существуют в психике человека, то каким образом оставить их бесконфликтном состоянии?

   Факторы конфликтов известны: противоречия потребностей и пристрастий разнообразных общностей могут проводиться отдельными идеологами до расщепления сознания, при этом конфликт неотвратим. Обычное политико-правовое и психологическое решение данной конфликтной ситуации – психологически компетентно-образованные переговоры, разрешающие либо соединить конфликтующие потребности и пристрастия, либо найти другие, более свободные, осуществление которых удовлетворило бы конфликтующие стороны на более высоком уровне. Более сложное решение – налаженность психологически компетентной системы социальных и политико-правовых мероприятий, позволяющих либо совершенно разрешить конфликтную ситуацию одной из сторон, либо отыскать ту степень компромисса, которая разрешает «сохранить лицо» (в определении первостепенных надобностей и пристрастий), но не допускает взаимного уничтожения. В практических ситуациях XX века настоящие вопросы соединены в определении проблем национального примирения и межнационального согласия.

   Национальное примирение – системный социальный, политико-правовой и психологический комплекс, содержащий обширную совокупность многосторонних, преимущественно социальных и политико-правовых методов, направленных на предотвращение внутринациональных, внутригосударственных или региональных противостояний, определение мирового соглашения на отдельной территории, завоевание согласия между противостоящими друг другу сторонами, в основном завершение военных операций воюющих группировок, принятие национального мира и согласия.

   Соглашение о национальном примирении было официально признано на 41-й сессии Генеральной ассамблеи ООН в 1988 г. «базовой моделью урегулирования внутринациональных и региональных конфликтов».

    С политико-правовой и психологической точки зрения наиболее существенны следующие основные положения национального примирения: в определении стратегического плана это одна из наиболее несомненных линий реализации концепции ненападения, определяющих политико-правовое мышление; в фактическом отношении это действующий метод разрешения долговременных внутринациональных, межнациональных и региональных противостояний, а также уменьшения глобального противостояния в мировом пространстве; национальное примирение – один из плодотворных потенциалов формирования общественных движений в отдельных странах, когда инициирующие отдельными силами реорганизации (например, революционные движения, система реформ и т. д.) столкнутся с неодолимыми сразу тяжестями

    Национальное согласие – обширное обобщенное понятие, определяющее преимущественно политико-правовые и психологические итоги и следствия результативной и функциональной внутренней общенациональной политико-правовой системы (политико-правовой системы национального согласия), состояние согласованных связей и благополучного взаимодействия, всевозможных национально-этнических, социальных политико-правовых и др. движений, как правило, в границах отдельного государственного устройства; неделимость целой нации или разнообразных общностей, составляющих население многонационального государства, по определенной актуально значимой проблеме как следствие удачного формирования течений, обусловленных политикой национального примирения.

   Национальное согласие как долговременное состояние и начало формирования общности основывается на идентичном как раз для данной общности ясном и устраивающем всех ее членов политико-правовом управлении. Как правило, национальное согласие предполагает непрерывное исследование и установление взаимных компромиссных соглашений в целях целенаправленного равновесного формирования государственно-территориальной организации, которая удовлетворяла бы стратегические и тактические горизонты всех имеющихся в границах этой организации групп. Подобное политико-правовое направление предопределяет присутствие особых методов реализации переговорного процесса (как правило, включенных в методы реализации власти), обуславливающих мирное улаживание начинающихся конфликтов и противостояний на демократическом основании.

   Национальное согласие как одновременное определение неделимости по определенной проблеме осуществления государственно-территориальной организации, как правило, выступает в форме противодействия массового сознания и основного большинства социальных и политико-правовых движений государства на подобные государственные постановления и операции, которые удовлетворяют основное большинство сформировавшихся в обществе интересов и суждений о потенциале решения подобного рода задач. Например, актом национального согласия подобного рода можно назвать достигнутый в 1989 г. политическими движениями Туниса «Национальный пакт ради примирения и согласия», который заключался к договору в отношении актуальных тенденций формирования государства и общества после отхода от власти прежнего президента.

  Методами обнаружения и заключения национального согласия в подобных обстоятельствах, как правило, являются «круглые столы» с присутствием политических партий и движений, выдвигаемых от основного большинства членов общества. Например, состоявшийся в 1989 г. «круглый стол» политических партий в Польше привел к заключению согласия в связи с переходом к новейшим конфигурациям социальной, экономической и политико-правовой организации жизнедеятельности. К ним относятся особые операции типа общенациональных референдумов по отдельным актуально значимым проблемам – так, в частности референдум, проведенный в 1986 г. в Испании по проблемам членства страны в НАТО и реализации политики нейтралитета

   Национальное согласие как результат формирования движений национального примирения выступает в форме психологического разоружения массового сознания, общности всех первостепенных групп и сфер общества в связи необходимостью разрешения имеющихся спорных проблем мирным способом и готовностью к стремительному завершению вооруженных противостояний. Подобное национальное согласие является основой для утверждения общенационального мирного согласия и формирует предварительные согласованные суждения, принципы и убеждения, изымая лишь «непримиримые» ориентации.

    Национальное согласие в определении дипломатии национального примирения соединено как с первоначальными периодами данной дипломатии – гармонией в связи с необходимостью заключения примирения, так и с периодами ее реализации. Национальное согласие является необходимой основой формирования и усиления примиренческих направлений. Национальное согласие соединено с последними итогами данной политики – гармонией в связи конфигураций и будущностей миролюбивой, бесконфликтной реализации национально-территориальной организации. В определении стратегии движение национального примирения выступает как формирование периодической реализации в жизнедеятельности политико-правовой психологии национального согласия. В этой связи необходимо иметь  в виду, что кроме «нулевых вариаций» национального согласия, в которых ход заключения согласия формируется «с нуля», с фактора абсолютного расформирования интересов в общенациональных размерах и первоначальных периодов национального примирения, допустима и другая, производительная превентивная вариация.

    Так, к примеру, в 1989 г. в Уругвае было достигнуто превентивное стратегическое национальное согласие в отношении определенной проблемы. Вследствие обращений (и надлежащих политических операций) нового президента страны, избранного в результате демократических реформ после продолжительной череды военных диктатур, к «национальному примирению» «забвению прошлого» государству в процессе общенационального референдума необходимо было разрешить проблему об амнистировании лиц, подозреваемых в исполнении репрессий в период военной диктатуры. Общество находилось на пределе распада, который мог привести к непрогнозируемым результатам. Обращение к национальному согласию во имя будущего государства, сохранения цельности и консолидации всех политических и общественных движений на функциональном созидательном уровне оказало влияние на данное мероприятие: в процессе референдума одержала верх сдержанная примиренческая установка.

   Следовательно, основные положения национально-этнических проблем и вопросов национального примирения и национального согласия, выделенные Президентом Республики Казахстан при определении национальной политики казахстанского общества, являются своевременными и необходимыми для реализации.


Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика