Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

В кризисе юридической науки во многом виноваты сами учёные
Интервью с доктором юридических наук, профессором, заслуженным юристом Российской Федерации Николаем Александровичем Власенко

Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Социокультурные истоки современной науки
Научные статьи
14.03.16 10:57

Социокультурные истоки современной науки


alt
Черновицкая Ю. В.
alt
Севальников А. Ю.
 
ФИЛОСОФИЯ И ПРАВО
Черновицкая Ю. В., Севальников А. Ю.
11 90 2015
Работа посвящена генезису науки. Оспаривается тезис, что наука с самого начала формировалась и развивалась как технонаука и никогда не была сопряжена с поиском истинного знания. Утверждается, что в рождении науки существенную роль сыграли социокультурные факторы, прежде всего христианская теология и герметические представления. Именно они связаны с использованием математики в описании природы, являющемся ключевым в теоретическом методе науки Нового времени.



Одной из распространенных точек зрения на генезис на­уки является то, что «наука Нового времени, вырастает из ре­месла, строительства и военного дела и служит первоначально целям непосредственного совершенствования практики» Ч Та­кая позиция противоречит точке зрения, что наука сопряжена с поиском истинного знания. Утверждается, что наука «никог­да не была чистым поиском истины, вдохновляемым лишь по­знавательным интересом, с самого начала она формировалась и развивалась как технонаука».

Вопрос о генезисе науки является одним из наиболее сложных. В настоящее время существует целый ряд конкури­рующих и противоречащих друг другу точек зрения. Известна марксистская точка зрения, точка зрения позитивизма, пози­ция М. Вебера и целый ряд других.

      Современная наука характеризуется наличием двух ме­тодов: эмпирического и теоретического. Последний характе­ризуется применением математических методов в описании природы, а это положение совсем не очевидно и часто под­вергается критике. В настоящей работе мы сосредоточим свое внимание именно на этом методе и будем отстаивать точку зрения, что генезис современного естествознания связан с осо­бой философией, в которой переплелись одновременно хри­стианская теология и герметизм, а именно пифагоризм и пла­тонизм. «История научной мысли учит нас... что а) научная мысль никогда не была полностью отделена от философской мысли; б) великие научные революции всегда определялись катастрофой или изменением философских концепций; в) на­учная мысль - речь идет о физических науках - развивалась не в вакууме; это развитие всегда происходило в рамках опреде­ленных идей, фундаментальных принципов, наделенных аксиоматической очевидностью, которые, как правило, счи­тались принадлежащими собственно философии».

Базовые, фундаментальные положения современного естествознания вовсе не вы­текают из практики, более того, даже не связаны с эм­пиризмом, а видимым обра­зом противоречат ему. Так, наиболее фундаментальным положением современной науки, пронизывающим все ее строение, от классической механики до теории относительно­сти вместе с квантовой механикой, является принцип относи­тельности. В свое время впервые он был сформулирован еще Галилео Галилеем. Он связан непосредственно с принципом инерциального движения, который прямо противоречит обы­денному наблюдению. Также и представления гелиоцентри­ческой системы входят в яркое противоречие с обыденным опытом видимого движения Солнца на небосклоне. Астроно­мическое подтверждение идеи гелиоцентризма произошло через два с половиной столетия после выхода в свет работы Коперника и связано с успешным измерением звездного па­раллакса В. Струве (1837 г.) и Ф. В. Бесселем (1838 г.). Наука Но­вого времени, как утверждает А. Койре, вовсе «не является де­лом ремесленников и инженеров, но делом людей, творчество которых редко выходит за рамки теории. Новая баллистика была выработана не ремесленниками и артиллеристами, но - вопреки им - и Галилей своему делу выучился не у людей, которые трудились в арсеналах или на верфях Венеции. Ско­рее наоборот: это он обучил этих людей их делу». Концеп­ция технонауки вообще мало что объясняет. «Вызывающее удивление развитие науки 17 века она объясняет развитием технологии. Однако уровень развития этой последней был бесконечно более низким, чем первой. Кроме того, эта теория предает забвению технические достижения средневековья, не учитывает стремления к могуществу и богатству, вдохновляю­щего алхимика на протяжении всей ее истории». Духовная и интеллектуальная революция 16-17 веков связана с двумя вза­имосвязанными чертами: а) с разрушением античного Космо­са, «заменой конечного и иерархически упорядоченного мира Аристотеля и средних веков бесконечной Вселенной, связан­ной в единое целое благодаря идентичности своих элементов и единообразию своих законов; б) с геометризацией простран­ства, т.е. замещением конкретного пространства (совокупности «мест») Аристотеля абстрактным пространством евклидовой геометрии, которое отныне рассматривалось как реальное». Эти две черты можно выразить следующим образом. На рубе­же XVI-XVII вв. происходит математизация (геометризация) природы и, следовательно, математизация (геометризация) естествознания. Вовсе не случайно эпиграфом к своей работе «Об обращении небесных сфер» Николай Коперник выбрал фразу: «Негеометр да не войдет» (ауеш^етрптод |лг|&£'ц; eloxxw) - надпись над входом в Платоновскую Академию.

По утверждению А. Койре, галилеевский «Диалог» - это не столько книга о науке, сколько «книга о философии (или, чтобы быть совсем уж точным, прибегнем к вышедшему из употребления, но все еще пользующемуся почтением слову: книга о философии природы»), хотя бы просто потому, что ре­шение астрономической проблемы зависит от создания новой физики; а это в свою очередь требует решения философско­го вопроса о роли математики в создании науки о природе». Такое утверждение представляется ключевым. Довольно легко критиковать платонизм Галилея. Концепция, возникшая поч­ти за два тысячелетия до него, в иной культурной среде, прямо не переносится в иное время. Если и говорить о платонизме, то это будет христианизированный платонизм. И в этом смыс­ле более адекватной является позиция П. П. Гайденко, вби­рающая в себя как концепцию А. Койре, так А. Кожева. Эти авторы подчеркивает роль христианства в рождении науки: «Христианство вносит существенные изменения в понимание человека, изменения, впоследствии сказавшиеся и на развитии научного знания. Научная революция, происшедшая в конце XVI-XVII вв., была бы невозможна, если бы за 1000 лет до это­го не произошел тот радикальный мировоззренческий пере­ворот, который изменил как отношение человека к природе, так и понимание им самого себя». Выделяется два пункта: 1) догмат творения мира «из ничего» и 2) Концепция Боговопло­щения. Если первый догмат открывает путь к эмпирическому методу исследования природы, то «в идее Боговоплощения главный источник науки нового времени». «В христианстве, помимо идеи творения, существовал еще более сильный дог­мат, ослаблявший античное противопоставление небесного и земного миров — догмат о Боговоплощении. Иисус Христос, Сын Божий, есть в то же время сын человеческий — тем самым Небо как бы спущено на землю, или, что то же самое, земля поднята на Небо. Не случайно именно догмат о богочелове­ческой природе Христа встретил наибольшее сопротивление со стороны не только иудаизма, но и язычества: он и в самом деле разрушал самые основы античного представления о Боге, мире и человеке. И тем не менее — вопреки всему — аристо­телевский космос просуществовал на протяжении почти по­лутора тысячелетий наряду с верой в то, что Бог воплотился в человека!» . И далее П. П. Гайденко цитирует А. Кожева: «Если, как ждали верующие христиане, земные (человеческие) тела могут быть «в то же время» телами Бога и, следователь­но, божественными телами и если, как это думали греческие ученые, божественные (небесные) тела правильно отражают вечные отношения между математическими сущностями, то ничто более не мешает исследовать эти отношения в дольнем мире так же, как в горнем».

Применение математики для описания мира вовсе не очевидно. Основные положения античной науки практически не изменились до Галилео Галилея. Именно он впервые под­вергает жесткой критике аристотелевскую, античную концеп­цию гетерогенного пространства. В этой системе мир распада­ется на подлунную и надлунную сферы, которые качественно отличаются друг от друга. Если надлунная сфера, или движе­ние эфирных небесных тел, может описываться с помощью математики, будь то теория сфер Евдокса, Аристотеля или концепция Клавдия Птолемея, то мир подлунной сферы, мир наблюдаемых физических явлений математикой (в этой пара­дигме) никак не описывается. Это положение является общим для всей античной физики, будь то Платоновская или Аристо­телевская метафизика.

В настоящее время мы настолько свыклись с математизи­рованной наукой, математической физикой, что нам не кажет­ся странным утверждение Галилео Галилея, что «философия написана в величественной книге (я имею в виду Вселенную), которая постоянно открыта нашему взору, но понять ее может лишь тот, кто сначала научится постигать ее язык и толковать знаки, которыми она написана. Написана же она на языке ма­тематики, и знаки ее - треугольники, круги и другие геометри­ческие фигуры, без которых человек не смог бы понять в ней ни единого слова».

Галилей, отстаивавший это положение, оказывался боль­шим христианином, чем «Святая Инквизиция», осудившая его и которая отстаивала, по сути дела, языческие, античные пред­ставления, находящиеся в явном антагонизме с библейским Откровением, где утверждается, что Творец «все расположил мерою, числом и весом» (Прем. Соломона, 11:21). Это же ут­верждает и Евангелие, где настаивается «В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог... Все чрез Него начало быть, и без Него ничто не начало быть, что начало быть».

Евангельское Слово или Логос, через который становит­ся мир, выступает как чрезвычайно емкое и многозначное по­нятие. В древнегреческом языке слово «логос» имеет около 50 значений. Это не просто «слово», но кроме всего прочего это и «счет», «число», «пропорция» и «отношение». Христианство, в отличие от языческой концепции, настаивает на том, что мир не только становится через Логос, но и несет в себе изначально логосную структуру. В мир изначально впечатан порядок, от­личающий его от античного, языческого космоса, одним из на­чал которого является хаос или упорядоченная материя древ­них греков, хиле. И этот «порядок» несет в себе «логосную», «числовую», т.е. математическую структуру.

  Мир античной физики двойственен. В подлунной сфере превалирует материя, понимаемая, скорее, как хаос и небытие, а точнее, меоннедобытие. Понимание материи греков кар­динально расходится с современным пониманием материи. Материя греков непознаваема, абсолютно текуча, изменчива, не поддается никакому определению, о ней нельзя ничего вы­сказать. Подлунный мир, несущий на себе отпечаток такого понимания материи, абсолютно изменчив. Современное же понимание материи связано с наличием законов, некоторых объективных закономерностей, а именно математических за­конов, которые и познаются современной физикой. Для нас представление о том, что объективные математические за­коны впечатаны в материю, представляются само собой раз­умеющимися, но совсем иначе дело обстояло для современ­ников Галилея Галилео. Одним из первых, кто заметил, что истинным предметом «Диалога о двух главнейших системах мира» Галилео Галилея является «противоположность между правомерностью математической науки, математического объяснения природы и ее нематематическим истолкованием со стороны здравого смысла и аристотелевской физики», а не противоположность между двумя астрономическими систе­мами, и был А. Койре. И это вопрос - вопрос о применимости математики в описании явлений природного мира. Отстаивая вместе с П. П. Гайденко позицию христианского платонизма, надо признать, что рождение науки являлось сложным и мно­гоплановым явлением. Мы не можем игнорировать и влияние герметизма как такового, на что указывают многие историки науки. Однако последний всегда настаивал на двойственности, гетерогенности мира, как аристотелизм. Как представляется, этот вопрос и должен быть подвергнут более тщательному анализу, чему мы и постараемся посвятить более развернутую работу в дальнейшем.

Психология и право



Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика