Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Культура прав человека: опыт международного сотрудничества
Научные статьи
15.03.16 13:38

Культура прав человека: опыт международного сотрудничества


МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО
Павленко Е.М.
Культура прав человека: опыт международного сотрудничества
Статья посвящена разработке новой для юридической науки категории «культура прав человека». Автор раскрывает ее содержание, рассматривает типы, уровни и значение данного явления, анализирует универсальные и региональные акты в сфере образования в области прав человека.
Рассматривая важную роль образования в области прав человека, автор приходит к выводу о том, что формирование высокого уровня культуры прав человека возможно только на основе международного сотрудничества.

В резолюции 28/2 «Укрепление международного сотруд­ничества в области прав человека» от 26 марта 2015 г., включен­ной в ежегодный Доклад Совета по правам человека Генераль­ной Ассамблее ООН за 2015 год, Совет по правам человека вновь подтвердил, что одной из целей Организации Объеди­ненных Наций, а также обязанностью всех государств являют­ся поощрение, защита и развитие уважения прав человека и основных свобод посредством, в частности, международного сотрудничества, и обратился с призывом к государствам про­должать развивать инициативы, направленные на укрепление международного сотрудничества в области прав человека по вопросам, представляющим общий интерес и вызывающим озабоченность.

Одним из важнейших и эффективных направлений тако­го сотрудничества в настоящее время признано образование в области прав человека, способствующее укреплению мира, ненасилия и взаимопонимания между цивилизациями и на­родами, формированию всеобщей культуры прав человека.

В первые десятилетия XXI в. мир столкнулся с новыми глобальными вызовами. Пренебрежение общечеловеческими ценностями, ломка традиций, утрата культурного наследия, бездуховность — факторы, способствующие деградации лю­бого общества и дестабилизации государственных структур. Проверку на прочность проходят нормы и принципы между­народного права. В ситуации конфликтов в Ливии, Сирии, Йемене, Украине идея прав человека, уважения человеческого достоинства, соблюдения права на жизнь, мир и безопасность нивелируются, поэтому сегодня, как никогда, важно вспом­нить об обязательствах государств в сфере поощрения и защиты прав человека и о той роли, которую призвана играть универсальная культура прав человека.

Культура прав человека — новая для юридической нау­ки категория, которую можно рассматривать как один из эле­ментов духовной культуры (наряду с правовой, политической, нравственной, художественной, религиозной и т. п.). Как лю­бой элемент духовной культуры, она направлена на форми­рование личности — ее мировоззрения, взглядов, установок, ценностных ориентаций.

Само понятие впервые появилось на страницах информа­ционных материалов ООН в 1989 г. и до сегодняшнего дня в основном фигурировало в документах, посвященных образо­ванию в области прав человека. Так, например, согласно ст. 4 Декларации ООН об образовании и подготовке в области прав человека от 19 декабря 2011 г. в качестве важнейшей цели та­кого образования провозглашено «развитие универсальной культуры прав человека, при наличии которой каждый чело­век сознает свои права и обязанности по отношению к правам других...».

Несмотря на активное использование данного термина в международной и национальной практике, культура прав человека до сих пор не была предметом комплексного иссле­дования в науке, в отечественной юридической литературе нет специальных работ, посвященных определению сущно­сти данного сложного общественного явления, его структуре, роли, проблемам становления и развития. Поэтому анализ со­держания данного понятия, выделение основных структурных элементов, функций представляют особый научный интерес.

Следует отметить, что к анализу содержания и сущности культуры прав человека, а также особенностей соотношения с правовой культурой и конституционным правосознанием автор настоящей статьи уже обращался в рамках подготовки диссертации на соискание ученой степени кандидата юриди­ческих наук по теме «Формирование культуры прав человека и конституционного правосознания в современной России», которая была защищена в диссертационном совете Волгоград­ской академии МВД России (специальность 12.00.02 - консти­туционное право; конституционный судебный процесс; муни­ципальное право) в 2006 г., а в 2008 г. в издательстве «Права человека» вышла в свет одноименная монография.

Безусловно, существенное значение для изучения куль­туры прав человека имеют достижения отечественной нау­ки в области аксиологии права, теоретического обоснования концепции правовой культуры и ее элементов, исследований в области теории и истории права, конституционного права и современной теории прав человека. Особое значение име­ют работы зарубежных авторов Л. Ш. Белла, Т. П. Гербера, Р. Голдстоуна, И. Дана, С. Е. Мендельсон, А. Михр, Э. С. Насур- динова, Э. Д. Натана, М. Новицкого, Дж. Саъдизода, Дж. Сар- кина, И. Фалека, Ф. Франциони, Л. М. Фридмана, М. Шейнина и других авторов.

Следует отметить, что попытки обратиться к понятию и содержанию культуры прав человека осуществлялись неодно­кратно, различными исследователями в сфере образования в области прав человека, правозащитниками, представителями неправительственных организаций. Ярким примером служит обсуждение этого вопроса в Интернете (январь — февраль 2003 г.) в рамках глобального списка рассылки по образованию в области прав человека под эгидой Ассоциации образования в области прав человека (Нидерланды — США), в котором приняли участие представители из пятнадцати стран мира. В рамках данного списка участники не только обсуждали, какое определение дать культуре прав человека, но и описали усло­вия своего собственного культурного контекста восприятия данного понятия.

Дискуссия началась сообщением Кевина Чина, специали­ста Канадского Фонда по правам человека, который справед­ливо отметил, что в то время как термин «культура прав че­ловека» используется во всем правозащитном сообществе, его формального определения нет. Гозде Авчи из франко-турец­кой неправительственной организации EDUCAIDE также от­метил гибкий характер термина и потребность тщательно его определить исходя из термина «культура» вообще: «Культура прав человека может быть воспринята по-разному, поскольку существуют разные страны и в них живут разные люди. Это может быть история или ценности, методы или законы, при­вычки и т. д...»

Все авторы, участвующие в данной дискуссии, в основ­ном обращали внимание лишь на некоторые аспекты понятия «культура прав человека»: на ценностный аспект, практиче­скую составляющую и т. д. Так, например, Джони Макивар- та (международный колледж Дулвич, Бангкок) подчеркнул: «Изучение культуры прав человека является суждением о цен­ностях не в большей степени, чем изучение чего-то еще.». Фаттен Аззам (представительство Фонда Форда на Ближнем Востоке и в Северной Африке) утверждал: «Важное и, воз­можно, критически важное положение заключается в том, что индивидуумы и сообщества должны иметь возможность знать свои права, чтобы требовать их соблюдения, и это, я думаю, входит в построение культуры прав человека». Хаулей Толл из Мавритании заявил, что культура прав человека для него «оз­начает лишь практику прав человека и образование». А для Суламифь Коенинг из Народного движения за образование в области прав человека культура прав человека «является об­разом жизни, направляемым рамками прав человека». Итак, были высказаны различные точки зрения, среди которых, например, и такая от Фироуз Манжи (Фахаму, Соединенное Королевство / Южная Африка): «культура прав человека» — бессмысленный термин. «Культура УВАЖЕНИЯ прав челове­ка — то, что мы должны стремиться строить, и что, конечно, не нуждается в определении», — безусловно, автор также подхо­дит к определению данной категории только с одной стороны, с точки зрения ценностной составляющей, и это — заблужде­ние.

Так или иначе, все участники данного обсуждения убеж­дены в необходимости формирования культуры прав человека у населения всей Планеты. Как пишет Донна Хабша из Универ­ситета Виндзора (Канада), «культура прав человека стремится содействовать высокому уровню сознания и сострадания к не­отчуждаемым правам всех существ. Такое растущее сознание в пределах сообществ по всему миру сформирует универсаль­ную призму, через которую мы сможем сообщать наши юри­дические, политические и моральные решения». А Кристина Сганга из «Международной амнистии» (Нидерланды) утверж­дает, что права человека могут действовать как сила, объеди­няющая несоизмеримые культуры, называя права человека «общим знаменателем, который объединяет нас всех в досто­инстве, обеспечивая при этом наше разнообразие».

Однако высказывания участников и подходы к определе­нию трудно назвать научными в академическом смысле, ско­рее это обыденный взгляд на проблему. В то же время поня­тие и содержание «культуры прав человека» требуют именно научного подхода, так как, по сути, это очень сложное и ком­плексное явление.

Как и многие другие исследователи, профессор Фордхем- ского университета (США), член Совета международной не­правительственной организации Human Rights Watch Ричард Голдстоун отмечает важную роль, которую играет просвеще­ние в области прав человека в развитии культуры прав челове­ка общества и отдельного индивида: «Образованию в области прав человека отводится центральная и ключевая роль в ста­новлении культуры прав человека. Культура прав человека — система взглядов людей на окружающий мир сквозь призму толерантного отношения друг к другу, которое является есте­ственным источником, присущим человеку и проявляющим­ся изначально в отношении к близким, а также знаний, кото­рые способствуют формированию таких взглядов».

А молодой ученый из Университета Магдебурга (Герма­ния), директор исследовательского проекта «Преподавание прав человека в Европе» Анья Михр определяет культуру прав человека через общую категорию «культура». В одной из сво­их работ она пишет: «Культура понимается как совокупность усвоенных личностью ценностей и значений, носителями ко­торых являются народы и общества, утверждающие опреде­ленный образ жизни. Она проявляется в том числе в нормах, способствующих развитию учреждений и трансформации общества в соответствии с ней. В контексте образования в обла­сти прав человека это означает, что универсальные нормы, за­крепленные во Всеобщей декларации прав человека, являются базой для международных и внутренних документов юри­дического и политического характера. Для того чтобы иметь «живую» культуру прав человека, ценности, закрепленные в этих документах, должны уважаться и поощряться. К таким ценностям относятся, например, уважение к конституции, не­зависимость судов, политическое участие, а также ориентация образовательной системы на осуществление вопросов прав человека через все формальные и неформальные системы. О действительной культуре прав человека можно говорить в том случае, если достигаются цели образования в области прав человека».

Таким образом, и Р. Голдстоун, и А. Михр являются сто­ронниками узкого подхода к понятию «культура прав чело­века», пытаются определить его содержание лишь через цен­ностные и когнитивные составляющие.

Полагаем, что определять категорию культуры прав чело­века целесообразно следующим образом:

«Культура прав человека — это составная часть духовной культуры, представляющая собой систему знаний, ценностных ориентаций и взглядов, эмоций и чувств, основанных на признании и уважении достоинства человека, его прав и свобод, а также прак­тических навыков и умений по их реализации и защите».

Уникальность культуры прав человека заключается в тес­ной связи ее основных частей. В качестве таких элементов или признаков данной категории можно выделить: знания, миро­воззренческие установки или взгляды, эмоции и чувства, на­выки и умения, находящиеся в системном взаимодействии. Другими словами, при разработке понятия «культура прав человека» необходимо обратить внимание на несколько важ­нейших аспектов: рациональный, аксиологический, психоло­гический и прагматический.

Следует также учитывать многогранный и многоуровне­вый характер культуры прав человека. Целесообразно подраз­делить ее по субъектам на следующие типы: 1) культуру прав человека общества в целом; 2) культуру прав человека отдель­ных социальных групп; 3) индивидуальную культуру прав че­ловека конкретной личности. При этом каждый из указанных типов культуры прав человека представлен совокупностью всех вышеперечисленных элементов.

Так, культура прав человека конкретного общества — это показатель развития его духовной сферы. Она характеризу­ется состоянием просвещенности населения в сфере теории и практики прав и свобод человека, наличием признанных и одобренных обществом гуманистических ценностей, а также моделей поведения людей, выработанных в обществе навыков решения конфликтов на основе толерантности, диалога и т. п.

Безусловно, культура прав человека конкретного обще­ства может содержать как общие, особенные, так и единичные признаки. В современном глобализованном мире нет обществ, общностей и народов с однообразным подходом к проблема­тике прав и свобод. Будучи в целом универсальными, права человека по-разному вписываются в различные культурные контексты и системы ценностей, взаимозависимость и иерар­хия прав человека также понимается различно.

Культура прав человека отдельных социальных групп требует особого детального исследования. Под социальной группой понимают относительно устойчивые совокупности людей, имеющих общие интересы, ценности и нормы пове­дения, складывающиеся в рамках исторически определенного общества. В каждой группе воплощаются некоторые специ­фические взаимосвязи индивидов между собой и с обществом в целом; различному характеру этих связей соответствует мно­гообразие социальных групп.

Различные социальные группы не образуют строгой ие­рархии, но взаимно влияют друг на друга. Каждая социальная группа характеризуется определенным уровнем знаний, пред­ставлений о правах и свободах человека, отношением к дан­ной проблематике, особыми мировоззренческими установка­ми и наличием навыков практической реализации и защиты собственных прав, в том числе коллективных. Формирование культуры прав человека отдельных социальных групп являет­ся показателем определенного уровня культуры прав человека общества в целом.

Культура прав человека отдельно взятой личности это часть культуры социальной общности и общества, зависящая от конкретного жизненного опыта индивида и уровня его образования. Как уже было сказано выше, она характеризу­ется состоянием просвещенности человека в сфере теории и практики прав и свобод человека, наличием специфических знаний и навыков, ценностных установок и эмоциональных переживаний, направленных на уважение достоинства, прав и свобод каждого человека.

Наивысшей формой в идеале является культура прав человека всего человеческого общества (населения земного шара), которая может сформироваться под влиянием повсе­местного утверждения общечеловеческих ценностей, выра­женных в идее гуманизма и закрепленных в стандартах прав человека, и к воплощению которой должно стремиться все современное международное сообщество. Однако в совре­менных условиях массовых и грубейших нарушений прав че­ловека, особенно в ситуациях международных вооруженных конфликтов и вооруженных конфликтов немеждународного характера, при которых обесценивается человеческая жизнь, все чаще звучат заявления экспертов о нивелировании ценно­сти прав человека, и ставится под сомнение сама возможность формирования универсальной культуры прав человека. Имен­но поэтому следует учесть тот факт, что права человека — важнейшая межцивилизационная ценность, которая имеет сильное объединяющее начало. Как справедливо отмечает Е. А. Лукашева, безусловно, в настоящее время «трудно про­гнозировать возможность формирования единой общечело­веческой цивилизации. Главная задача — уважать иное миро­устройство, если даже оно противоречит нашим убеждениям, не пытаться изменить его путем насильственного насаждения демократии, собственных стандартов прав человека, представ­лений о должных взаимоотношениях людей в обществе».

Рассматривая категорию «культура прав человека», не­обходимо обратить внимание на следующие ее уровни: обы­денный, профессиональный и теоретический, которые фор­мируются в процессе просвещения в области прав человека и социализации.

Таким образом, культура прав человека многогранна, состоит из множества пластов. Как уже было сказано выше, с одной стороны, она представляет собой составную часть ду­ховной культуры, а с другой стороны, пронизывает абсолют­но все другие ее части (правовую, политическую, нравствен­ную, художественную, религиозную), отражая в них понятие «права человека». Высокий уровень культуры прав человека представляет собой важнейшую гарантию реализации прав и свобод человека и гражданина. Поэтому научная разработка и теоретическое обоснование концепции культуры прав чело­века, в том числе в современном российском обществе, ее тео­ретико-правовых основ и специфики исторической эволюции составных элементов, особенностей становления и формиро­вания имеют особое теоретико-методологическое и практиче­ское значение.

Особое значение для формирования культуры прав человека в настоящее время в России имеет сотрудниче­ство в рамках международных организаций, реализация обязательств, вытекающих из универсальных и региональных международно-правовых актов, нацеленных на обучение и воспитание в духе прав человека всех слоев населения и про­фессиональных групп.

В течение длительного времени различные междуна­родные и региональные организации проводят кампании по информированию общественности о правах человека. В своих рекомендациях ЮНЕСКО неоднократно обращается к госу­дарствам с призывом объединить свои усилия в области воспи­тания людей в духе уважения прав и свобод человека, распро­странять тексты Всеобщей декларации прав человека и других международных документов, особенно среди молодежи. Так, п. 3 ч. III Рекомендации о воспитании в духе международно­го взаимопонимания, сотрудничества и мира и воспитании в духе уважения прав человека и основных свобод, принятой еще 19 ноября 1974 г. Генеральной конференцией ЮНЕСКО, гласит: «Образование должно быть проникнуто целями и за­дачами, изложенными в Уставе ООН, Уставе ЮНЕСКО и Все­общей декларации прав человека, в частности, в соответствии ее с п. 2 ст. 26: «Образование должно быть направлено к полно­му развитию человеческой личности и к укреплению чувства уважения к правам человека и основным свободам. Образова­ние должно содействовать взаимопониманию, терпимости и дружбе между всеми народами, расовыми или религиозными группами и должно содействовать деятельности ООН по под­держанию мира».

В 1995 г. появились важнейшие документы ЮНЕСКО: Декларация и Комплексные рамки действий по воспитанию в духе мира, прав человека и демократии, в которых утверж­далось, что образование должно быть направлено на разви­тие знаний, ценностей, воззрений и навыков, содействующих уважению прав человека и активной приверженности защите таких прав и построению культуры мира и демократии; Де­кларация принципов терпимости, п. 4.1 ст. 4 которой гласит: «Воспитание в духе терпимости начинается с обучения людей тому, в чем заключаются их общие права и свободы, дабы обе­спечить осуществление этих прав и укрепить стремление к за­щите прав других».

Необходимо отметить еще один документ, принятый Исполнительным советом ЮНЕСКО 20 сентября 2002 г., Со­ставные части общей стратегии ЮНЕСКО по правам человека. Среди важнейших стратегических целей на ближайшее буду­щее ЮНЕСКО намечает поддержку включения образования в области прав человека в национальные системы образования, считая, что «перед ее государствами-членами стоит задача переориентации политики в области образования на наци­ональном уровне (включая национальное законодательство) для обеспечения того, чтобы его содержание включало такие ценности, как права человека, мир, демократическое участие, терпимость, отказ от насилия и межкультурное понимание и чтобы соответствующие образовательные процессы были со­вместимы с воспитанием в духе таких ценностей» (п. 32).

Безусловно, это далеко не полный список всех тех между­народных документов по образованию в области прав человека, договоров и рекомендаций, которые приняты на сегодняшний день в рамках ООН. Особого внимания заслуживают Венская декларация и Программа действий, одобренные Всемирной конференцией по правам человека в 1993 г., Всемирный план действий в области обучения правам человека и демократии, утвержденный в этом же году Международным конгрессом по обучению правам человека и демократии в Монреале, Декла­рация и Программа действий в области культуры мира, при­нятые 53-й сессией Генеральной Ассамблеи ООН 13 сентября 1999 г. и многие другие.

Чтобы содействовать усилиям по развитию образования в области прав человека и направить их в единое русло, 23 де­кабря 1994 г. Генеральной Ассамблеей ООН был опубликован основополагающий документ «План действий на Десятиле­тие образования в области прав человека Организации Объ­единенных Наций. 1995—2004 годы». Согласно Плану образо­вание в области прав человека определяется как «усилия по обучению, распространению и информированию, которые предпринимаются для создания всеобщей культуры прав че­ловека путем привития знаний и навыков и формирования позиций и которые направлены на: а) укрепление уважения к правам человека и основным свободам; b) всестороннее разви­тие человеческой личности и чувства человеческого достоин­ства; с) содействие взаимопониманию, терпимости, равенству полов и дружбе между всеми нациями, коренными народами и расовыми, национальными, этническими, религиозными и языковыми группами; d) обеспечение для всех людей возмож­ности эффективно участвовать в жизни свободного общества; е) содействие мероприятиям Организации Объединенных На­ций, направленным на поддержание мира» (п. 2 ч. I).

ООН призвала все государства, международные органи­зации, национальные органы и неправительственные органи­зации, профессиональные объединения, образовательные уч­реждения, все секторы гражданского общества к совместным действиям и к объединению усилий для распространения всеобщей культуры прав человека с помощью информации, развития образования, организации учебных курсов. По сло­вам бывшего Верховного комиссара ООН по правам человека Мэри Робинсон, «Десятилетие образования в области прав че­ловека, объявленное ООН, дает нам общие рамки, в которых мы сможем вместе работать для развития общей культуры прав человека... Десятилетие образования в области прав че­ловека — наш общий проект, и успех его целиком зависит от вклада каждого в это общее всемирное дело».

В настоящее время уже подведены итоги Десятилетия образования в области прав человека во всем мире. Свыше 30 государств, в том числе Российская Федерация, представили отчеты о деятельности в рамках Десятилетия. На их основе подготовлен сводный доклад, распространенный на LX сессии Комиссии ООН по правам человека в качестве официального документа.

Дальнейшим этапом развития системы образования в об­ласти прав человека в мире стало провозглашение 10 декабря 2004 г. Генеральной Ассамблеей ООН Всемирной программы образования в области прав человека. 14 июля 2005 г. Гене­ральная Ассамблея ООН резолюцией 59/113B утвердила План действий на первый этап (2005—2007 годы) Всемирной про­граммы образования в области прав человека.

В Плане предлагалась всеобъемлющая стратегия ее реа­лизации на национальном уровне. Основная ответственность за достижение намеченных целей в каждом из государств воз­лагалась на министерство образования, которое должно коор­динировать разработку, осуществление и мониторинг наци­ональной стратегии реализации. На международном уровне План действий предусматривал создание координационного комитета ООН с участием представителей УВКПЧ, ЮНЕСКО, ЮНИСЕФ, ПРООН и других соответствующих международ­ных учреждений, который будет отвечать за международную координацию мероприятий в рамках Плана действий.

Большой вклад в развитие нормативной базы в данной сфере внес новый образованный в рамках ООН в 2006 г. ор­ган — Совет ООН по правам человека. 19 декабря 2011 г. Генеральная Ассамблея ООН одобрила упомянутую выше Де­кларацию ООН об образовании и подготовке в области прав человека, которая разрабатывалась в рамках Совета ООН по правам человека с 2007 г.

По мнению исследователя А. О. Гольтяева, данный меж­дународный акт уточняет объем понятия «образование в об­ласти прав человека». Действительно, согласно ст. 2 Деклара­ции такое образование должно включать обеспечение знания и понимания норм и принципов прав человека, лежащих в их основе ценностей и механизмов их защиты; учение и препо­давание такими методами, при которых уважаются права пре­подавателей и обучаемых, а также наделение индивидуумов возможностями пользоваться своими правами и осуществлять их, равно как и уважать и поощрять права других.

Исследователь В. В. Чуксина отмечает, что анализ Декла­рации позволяет рассматривать образование в области прав человека в широком смысле как комплекс образовательных, учебных, информационных и популярно-просветительских мероприятий, основанных на принципах Всеобщей деклара­ции прав человека, направленных на формирование универ­сальной культуры прав человека для реализации прав челове­ка во всех обществах.

Следует согласиться с позицией А. О. Гольтяева в том, что декларация действительно стала первым общепризнанным универсальным стандартом «мягкого права», в котором полу­чило отражение аксиологическое измерение прав человека.

Региональные международные организации также обя­зывают государства предпринимать меры в области обучения правам человека. Членство Российской Федерации в Совете Европы предполагает, что она будет следовать его многочи- ленным рекомендациям по обучению правам человека. Еще в 1978 г. в своей Резолюции (78) 41 Комитет министров Сове­та Европы рекомендовал правительствам включить препода­вание прав человека в программу обучения и подготовки на всех уровнях: школьников, студентов, преподавателей, а также государственных служащих. Позднее Рекомендация R (85) 7 Комитета министров государств — членов Совета Европы «О преподавании и изучении прав человека в школах», принятая 14 мая 1985 г., призывала правительства поощрять препода­вание и изучение прав человека в школах, а также привлекать внимание лиц и организаций, занимающихся школьным об­разованием, к тексту данной рекомендации. В 1999 г. Коми­тетом министров Совета Европы была принята Декларация и Программа воспитания граждан в духе демократической гражданственности, основанной на осознании ими своих прав и обязанностей, и в этом же году учреждена должность Ко­миссара по правам человека, который, в первую очередь, дол­жен содействовать осуществлению информационно-просве­тительской деятельности в области прав человека.

В 1997 г. Советом Европы осуществляется программа «Образование, направленное на воспитание демократической гражданственности». Ее основополагающая идея состояла в том, что гражданственность является всеобъемлющим юри­дическим, политическим, социальным и морально-этическим понятием. Становление демократической гражданственности в обществе подразумевает, что все его члены должны в пол­ной мере пользоваться правами человека и чувствовать свою защищенность со стороны демократического общества, что каждый должен вовлечься в вопросы, касающиеся жизни в об­ществе, и действовать на протяжении своей жизни в качестве активного и ответственного гражданина, уважающего права других. Все это, безусловно, включает в себя определенные элементы культуры прав человека. Провозглашение Советом Европы 2005 года Европейским годом гражданственности че­рез образование привело к активизации деятельности в дан­ном направлении государственных структур и региональным инициативам институтов гражданского общества во всех госу­дарствах Европы, в том числе в России.

В настоящее время европейскими институтами разрабо­тана и внедряется образовательная программа HELP, которая направлена на популяризацию европейских ценностей, в том числе прав человека и демократии. Данная программа была презентована в том числе и в Российской Федерации.

Таким образом, образование в области прав человека — жизненно необходимое условие предотвращения нарушений прав человека и важнейший вклад в формирование справед­ливого общества, в котором будут ценить и уважать права каждого, будет сформирован высокий уровень культуры прав человека. Достичь результатов в этой области возможно толь­ко на основе эффективного международного сотрудничества и диалога всех заинтересованных сторон.



Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика